Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-О11-72 от 27.07.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №49-011-72

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 27 июля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Борисова В.П.,

судей Ламинцевой С.А. и Тришевой А.А.

при секретаре Красавиной А Н .

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Чеснокова А.А., кассационную жалобу потерпевшего Оганесяна А.Р. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 апреля 2011 г., по которому

Макарян В А

несудимый оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью;

Яковлев С А,

судимый по приговору Мелеузовского

районного суда Республики Башкортостан

от 27 сентября 2005 г. с учетом изменений,

внесенных постановлением президиума

Верховного Суда Республики Башкортостан

от 23 июля 2008 г., по ч. 4 ст. 111 УК РФ к

10 годам 4 месяцам лишения свободы,

отбывающего наказание в ФБУ ИК

ГУФСИН РФ по Республике Башкортостан оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью.

В соответствии со ст. 133-136 УПК РФ за Макаряном В.А. и Яковлевым С.А. признано право на реабилитацию.

Гражданский иск О оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., мнение прокурора Аверкиевой В.А., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу потерпевшего, полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, объяснения Макаряна В.А. и Яковлева С.А., выступление адвокатов Полякова А.П. и Лунина Д.М просивших об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования Макарян В.А. и Яковлев С.А. обвинялись в том, что 19 июля 2002 г. в период с 13 до 15 часов на территории Макарян В.А из корыстных побуждений, Яковлев С.А. по найму, организованной группой совместно с Л совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти О

Согласно обвинительному заключению в июле 2002 г. Макарян, имея перед О долг в сумме руб. и долларов США, из корыстных побуждений, с целью избавления от материальных затрат по возврату указанного долга решил организовать его убийство.

С этой целью 19 июля 2002 г. нанял для совершения убийства Л

и Яковлева С.А., пообещав им вознаграждение в сумме руб. и наркотическое средство - героин. В тот же день в период с 13 до 15 часов Макарян В.А., Л и Яковлев С.А. на автомашине марки под управлением Яковлева С.А. прибыли к дому отдыха расположенному на берегу озера «,

где встретились с О которому предложили проследовать к лесному массиву, расположенному у реки,

в , для решения вопроса об уплате долга.

В пути следования Л и Яковлев С.А., находясь в салоне автомашины марки под управлением О стали выдвигать ему требования простить долги Макаряна В.А. В связи с этим между ними произошла ссора, в ходе которой Л заранее приготовленным ножом нанес О один удар в область груди, а Яковлев С.А. нанес удар по голове. Пытаясь предотвратить нападение О вышел из салона автомобиля и упал на землю. В это время Макарян В.А., который следовал на автомобиле марки под управлением Н не располагавшего сведениями о преступных намерениях организованной группы, присоединился к действиям Яковлева С.А. и Л и нанес совместно с последними множественные удары по различным частям тела О при этом Л нанес не менее 5 ударов ножом в область груди потерпевшего.

В результате совместных и согласованных действий Макаряна В.А Л и Яковлева С.А. потерпевшему О причинены множественные ножевые ранения, проникающие в плевральную полость с повреждением верхней доли левого легкого и нижней доли правого легкого а также сердца, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека; переломы свода и основания черепа с кровоизлияниями в мягкие ткани, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека; переломы 2, 3, 4 и 5 ребер слева с кровоизлияниями в мягкие ткани, причинившие вред здоровью средней тяжести; кровоподтеки вокруг глазной орбиты с обеих сторон причинившие легкий вред здоровью. Смерть О наступила от обильной кровопотери, развившейся в результате колото-резаных ран груди с повреждением легких и сердца, а также перелома свода и основания черепа.

Убедившись в смерти О с целью сокрытия следов преступления Макарян В.А., Л и Яковлев С.А. оттащили труп вглубь лесного массива, где облили бензином и подожгли. Затем отогнали автомашину потерпевшего к лесному массиву, расположенному в районе озера

облили ее бензином и подожгли, после чего с места происшествия скрылись.

Органами предварительного расследования действия Макаряна В.А. и Яковлева С.А. квалифицированы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По данному обвинению Макарян В.А. и Яковлев С.А. оправданы.

В кассационном представлении государственный обвинитель Чесноков А.А. ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование доводов об отмене судебного решения указывает, что судом нарушены требования ст. 305 УПК РФ, а также разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии с которыми в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства. Считает, что суд не привел мотивы, по которым он признал достоверными доказательства положенные в основу оправдания подсудимых, и отверг доказательства представленные стороной обвинения. Суд, признавая недопустимыми показания Яковлева при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проведении других следственных действий с его участием, не указал какие именно нарушения требований закона были допущены органами предварительного следствия. Между тем в суде Яковлев не отрицал, что в протоколы допросов вместо своей подписи он вносил слова «ложь». Автор представления считает, что характер этой записи и то, что визуально она похожа на роспись, указывают на то, что Яковлев умышленно производил такую запись, преследуя цель использовать данное обстоятельство впоследствии, чтобы избежать ответственности. Считает, что утверждение Яковлева о применении к нему физического насилия при проведении указанных следственных действий опровергается видеозаписью проверки его показаний на месте. Суд не дал оценку тому факту, что при проведении следственных действий участвовал адвокат Гумерова ЗА., от которой никаких заявлений не последовало. Утверждение в приговоре о том, что явка с повинной Яковлевым была дана в болезненном состоянии, опровергается материалами уголовного дела. Считает, что вывод суда о том, что стороной обвинения не опровергнут установленный в суде факт, согласно которому 19 июля 2002 г. Яковлев не был в а находился в

где был на приеме у врача-стоматолога противоречит фактическим обстоятельствам и опровергается исследованными в суде доказательствами. Полагает, что не соответствует фактическим обстоятельствам также и вывод суда об отсутствии у Макаряна мотива на совершение убийства О Указывает, что вывод суда о недостоверности показаний свидетеля Н в ходе предварительного следствия основывается на противоречивых показаниях самого Н в суде, а также свидетеля Х - его брата Полагает, что судом необоснованно не приняты во внимание показания свидетелей С ,А иК имеющие существенное значение для выводов суда при разрешении дела.

В кассационной жалобе (в основной и в дополнении к ней потерпевший О указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции. Суд не мотивировал в приговоре, по каким основаниям не принимает во внимание показания свидетелей С А и К Полагает, что показания Яковлева в ходе предварительного следствия суд необоснованно признал недопустимыми доказательствами, не указав при этом, какие именно нарушения требований УПК РФ были допущены следователем. Считает, что содержание явки с повинной Яковлева свидетельствует об осведомленности последнего о совершенном в отношении потерпевшего преступлении, однако судом ей дана неверная оценка. Полагает, что суд необоснованно признал достоверным факт обращения Яковлева в Чунскую районную больницу Иркутской области 19 июля 2002 г., который в судебном заседании надлежаще не проверен, в то же время показания свидетеля Ф о том, что летом 2002 г. Яковлев проживал в , во внимание не принял. Полагает, что судом произведена переоценка доказательств по уголовному делу, по которому первоначально был постановлен обвинительный приговор, при этом во внимание приняты представленные стороной защиты неверные сведения о нахождении очевидца преступления свидетеля Н в период совершения указанного преступления в следственном изоляторе. Указывает на нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в том, что к участию в деле в качестве общественного защитника допущена свидетель М Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу потерпевшего адвокаты Поляков А.П Герасимов И.Н., Никитина И.М., защитники Макарова Н.Н. и Зотин О.В оправданный Яковлев С.А. указывают на несостоятельность приведенных в них доводов и просят оставить приговор без изменения.

Поверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевшего, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Из материалов уголовного дела усматривается, что судом в соответствии с требованиями закона, с соблюдением принципа состязательности сторон, всесторонне и тщательно исследованы все представленные сторонами доказательства, которым дан полный анализ и основанная на законе оценка.

Выводы суда по вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора, основаны на установленных в судебном заседании фактических обстоятельствах, обоснованность которых сомнений не вызывает.

Вопреки доводам кассационного представления в приговоре получили надлежащую оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства и в нем приведены мотивы, на основании которых суд признал достоверными доказательства, положенные в основу оправдания подсудимых, и отверг другие доказательства.

Является правильным вывод суда о том, что приведенные в обвинительном заключении и представленные стороной обвинения доказательства, как каждое в отдельности, так и в совокупности, не дают оснований для вывода о причастности Макаряна В.А. и Яковлева С.А. к преступлению, совершенному в отношении О

Так, в явке с повинной Яковлев С.А. указал, что преступление совершил 25 июля 2002 г. совместно с Л и В , а мотивом убийства явилось наличие у потерпевшего долга перед Л в размере

руб.

Между тем органами предварительного расследования установлены иные мотивы и время совершения преступления. Согласно обвинительному заключению соисполнителем преступления является Макарян В.А., о котором в явке с повинной Яковлева не упоминается.

Из показаний Яковлева С.А. и свидетеля Н данных в ходе предварительного следствия, следует, что телесные повреждения потерпевшему были причинены в районе после этого его труп был помещен в багажник автомобиля и доставлен к лесному массиву, где сожжен.

Между тем из показаний свидетеля А следует, что телесные повреждения потерпевшему были причинены в непосредственной близости от места, где впоследствии был обнаружен его труп.

Показания Яковлева С.А. и Н в ходе предварительного следствия о том, что труп потерпевшего они погрузили в багажник автомобиля и переместили примерно на 1,5 км от места убийства опровергаются также протоколом осмотра автомобиля потерпевшего и заключением судебно-биологической экспертизы, согласно которым в автомашине потерпевшего следов крови не обнаружено.

Данное обстоятельство также ставит под сомнение выводы органов предварительного следствия относительно обстоятельств преступления совершенного в отношении О и причастности к данному преступлению оправданных Макаряна и Яковлева.

В судебном заседании не нашли подтверждения и другие факты, на которые ссылались Яковлев С.А. и свидетель Н в своих показаниях в ходе предварительного следствия. Судом они оценены в совокупности с другими доказательствами и отвергнуты, как не подтвердившиеся.

Вопреки доводам кассационного представления суд привел в приговоре убедительные мотивы, на основании которых показания Яковлева С.А. при допросах в ходе предварительного следствия и при проведении других следственных действий с его участием признал недопустимыми доказательствами. Мотивируя принятое решение, суд правильно указал, что протоколы указанных следственных действий, в которых Яковлев вместо подписи записывал слово «ложь», фактически не подписаны им. Данное обстоятельство суд обоснованно расценил как отказ Яковлева подтвердить достоверность сведений, содержащихся в протоколах.

Порядок оформления протокола допроса в случае отказа допрашиваемого лица от подписи в нем, регламентирован ст. 167 УПК РФ Исходя из положений названной статьи во взаимосвязи с ч. 2 ст. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ сведения, содержащиеся в протоколе допроса, от подписи в котором допрашиваемое лицо отказалось, могут быть признаны допустимыми доказательствами лишь при условии, если протокол данного следственного действия оформлен в установленном ст. 167 УПК РФ порядке.

Поскольку при оформлении протоколов следственных действий с участием Яковлева этот порядок не был соблюден, то содержащиеся в них сведения, достоверность которых в установленном порядке не подтверждена не могут использоваться в качестве доказательства по уголовному делу, при этом мотивы несоблюдения органами расследования указанного порядка значения не имеют.

Нельзя согласиться с утверждением в кассационном представлении о том, что вывод суда о нахождении Яковлева 19 июля 2002 г. в

противоречит фактическим обстоятельствам и опровергается исследованными в суде доказательствами.

Судом приняты исчерпывающие меры по установлению места нахождения Яковлева 19 июля 2002 г., при этом исследованию подвергнуты доказательства, представленные как стороной защиты, так и стороной обвинения.

Так, из ответа заместителя главного врача МУЗ «Чунская МЦРБ» от 27 ноября 2009 г. № 2709 на адвокатский запрос следует, что Яковлев обращался в Чунскую районную больницу 19 июля 2002 г. и 13 ноября 2003 г.

Из дополнительного сообщения заместителя главного врача МУЗ «Чунская МЦРБ» от 29 марта 2010 г № 920 следует, что вышеуказанная справка выдана на основании распечатки компьютерной программы «Поликлиника», сведения из которой являются достоверными.

Однако главный врач указанной больницы на запрос государственного обвинителя Чеснокова А.А. письмом от 27 января 2011 г. № 424 сообщил что не исключается возможность внесения изменений в электронную карту пациента, но выявить данный факт в настоящее время не представляется возможным.

Таким образом, из содержания представленных сторонами документов нельзя подтвердить либо опровергнуть факт обращения Яковлева 19 июля 2002 г. в МУЗ «Чунская МЦРБ» Иркутской области. Согласно ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого.

Что касается показаний свидетеля Ф о том, что летом 2002 г. она слышала от покойной свекрови о нахождении Яковлева в

то в судебном заседании они исследовались. Отклоняя показания указанного свидетеля, суд обоснованно указал, что они не конкретны и содержат ссылку на другие источники, достоверность которых проверить невозможно.

По указанным причинам является несостоятельной и ссылка государственного обвинителя в обоснование довода о нахождении Яковлева 19 июля 2002 г. в на собственные показания Яковлева при допросах, проводимых в рамках другого уголовного дела согласно которым в он приехал из Иркутской области примерно в 2001 г.

Судебная коллегия не может согласиться с утверждением потерпевшего о том, что суду представлены неверные сведения о нахождении свидетеля Н в период совершения убийства О в следственном изоляторе, поскольку оно опровергается соответствующими документами, исследованными в судебном заседании и приобщенными к уголовному делу.

Показания свидетелей С , А и К , на которые ссылаются авторы кассационного представления и кассационной жалобы в обоснование довода о причастности Макаряна и Яковлева к убийству потерпевшего, проверены судом и отвергнуты. Давая оценку их показаниям суд обоснованно указал, что они не могут служить источниками доказательств, подтверждающих объективную сторону преступления вмененного органами предварительного расследования оправданным поскольку сами свидетели не были очевидцами преступления, а их показания не конкретны и противоречивы.

Иные доказательства, на которые ссылается государственный обвинитель, также не свидетельствуют о причастности Макаряна и Яковлева к убийству О

При таких обстоятельствах выводы суда о непричастности оправданных к преступлению Судебная коллегия находит законными и обоснованными. В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 15 УПК РФ судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав Из материалов уголовного дела следует, что стороны в полной мере реализовали свои права на представление доказательств в обоснование своей позиции, а также в опровержение доказательств другой стороны, без каких либо ограничений со стороны суда.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого судебного решения, не установлено. Не может служить основанием отмены оправдательного приговора допуск к участию в деле защитника Макаровой Н.Н., которая ранее была допрошена в качестве свидетеля, на что указывается в кассационной жалобе потерпевшего.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 апреля 2011 г. в отношении Макаряна В А и Яковлева С А оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу потерпевшего - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 167 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта