Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ14-32 от 21.05.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-АПУ14-32

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 21 м а я 2 0 1 4 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А. С.,

судей Фетисова СМ. и Боровикова В.П.

при секретаре Стручеве В.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Сафарова О.Р., адвокатов Рябининой Л.В., Апатенок Э.Д., Белова ВВ., Виго В.И. и Казикова О.В. на приговор Иркутского областного суда от 25 декабря 2013 года, которым

Сафаров О Р ,

не судимый,

- осужден по п.«е» ч.2 ст. 105 УК РФ на 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 (один) год, в период отбывания которого ему установлены ограничения, изложенные в приговоре.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденного Сафарова О.Р., адвокатов Виго В.И. и Казикова О.В., поддержавших апелляционные жалобы, мнение прокурора Кузнецова С В . об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором Сафаров О.Р. осужден за убийство И совершенное общеопасным способом.

Судом установлено, что преступление совершено 28 декабря 2011 года - 1 января 2012 года в городе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимый Сафаров О.Р. виновным себя не признал.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Сафаров О.Р., считая его незаконным, необоснованным и несправедливым, просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить в связи с непричастностью к преступлению.

В обоснование своих доводов он ссылается на то, что приговор постановлен с нарушениями уголовно-процессуального закона, выводы суда противоречат установленным при рассмотрении дела фактическим обстоятельствам.

Характер телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшей отсутствие в протоколе осмотра места происшествия сведений о повреждении окон, т.е. признаков ударной волны, не подтверждают выводы суда о взрыве гранаты РГН, что объективно подтверждает отсутствие умысла на причинение смерти И и отсутствие состава преступления предусмотренного ст. 105 УК РФ.

Выводы заключения экспертизы №283 являются предположительными.

Не учтены показания свидетелей (хирургов) Т и Б об отсутствии у потерпевшей повреждений от ударной волны эксперта К о том, что имевшиеся у нее повреждения не могли образоваться от боевой гранаты.

Не приняты во внимание показания эксперта З о возможности нанесения потерпевшей травмы в лобной части сверху вниз Причина травмы головы потерпевшей не установлена.

Являются недопустимыми доказательствами протоколы осмотра места происшествия от 1, 2 января и 28 мая 2012 года (т.1 л.д.20, 39, т.З л.д.90-102), протокол выемки кассового чека, заключения экспертиз №8 от 23 января 2012 года (т.4 л.д.21-34) и №189 от 11 июля 2012 года. Протокол осмотра места происшествия от 28 мая 2012г. противоречит фототаблице, ссылка на изъятие из стены трех фрагментов металла противоречит схеме (т.З л.д.90- 102). Заключение экспертов №8 сомнительно. Эксперт У имеет низкую профессиональную квалификацию и был заинтересован в исходе дела. Суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении криминалистической экспертизы. Заключения экспертов №8 от 23.01.2012г. (т.4 л.д.31) и №1114/4-1 от 22.10.2013г. противоречат показаниям подозреваемого об изготовлении взрывного устройства. Судом нарушена ст. 14 УПК РФ. Не учтено, что заключение экспертизы №1113/4-1 от 12.09.2013г. не подтверждает суждение суда о совершении им покупки в указанном магазине, расположенном в торговом центре Приговор основан на противоречивых показаниях потерпевших И Б свидетелей Д ,Б З ,П . Суд не учел детализацию телефонных соединений, из которой видно, что потерпевшим он не угрожал. Версия о совершении преступления другим лицом не опровергнута. Суд не учел, что в день обнаружения пакета его автомобиль находился на автомойке. В его офисе никогда не было принтера, что опровергает версию следствия о том, что текст, который был приложен к коробке, был напечатан в его офисе. Следствием утеряны доказательства его непричастности к преступлению. Утверждение суда о том, что Сафаров обладает знаниями, позволяющими изготовить мину-сюрприз, является необоснованным. Описание гранаты не соответствует действительности. Он не посещал 25 декабря 2011 года магазин « ». Инкриминируемая покупка кружки в жестяной банке не подтверждается показаниями свидетеля С по зарплатной карте которой расчеты 25 декабря 2011 года не осуществлялись. Суд не указал, по каким основаниям принимает одни доказательства и отвергает другие. При выполнении требований ст.217 УПК РФ не были предоставлены вещественные доказательства - банка и осколки изъятые с места происшествия. Наказание ему назначено с нарушением ч.1 ст. 62 УК РФ, поскольку превышает 2/3 от 20 лет.

- адвокат Белов В.В. просит приговор отменить, Сафарова оправдать В обоснование он приводит доводы, аналогичные изложенным в апелляционной жалобе осужденного Сафарова О.Р.

Кроме того, защитник ссылается на то, что приговор не основан на исследованных доказательствах, мотивирован предположениями.

В приговоре суд вменил Сафарову мотив совершения преступления неприязненные отношения с семьей И , от которого отказался в прениях государственный обвинитель, не подтверждающийся материалами дела. Контрольный (кассовый) чек фискальной памяти является фиктивным доказательством, не имеет отношения к контрольно-кассовой технике используемой в магазине « ». Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы по данному документу. Суд не учел, что свидетель М показала, что подсудимого ранее не видела. Ее показания в части опознания Сафарова противоречивы Не проверены доводы стороны защиты о возможности приобретения предметов другим лицом и в другом месте, а не только в магазине «»,

о заинтересованности обвинения Сафарова в преступлении с целью завладения имуществом, поскольку ранее он выдал доверенность на распоряжение имуществом иному лицу. Не принято во внимание то, что показания свидетеля Б не подтверждаются свидетелями Ш В ( ). Не установлены время совершения преступления, факт приобретения и изготовления обвиняемым взрывного устройства. Протоколы осмотра предметов, изъятых при осмотрах места происшествия сфальсифицированы. Заключения экспертиз имеют вероятностный характер В нарушение УПК РФ письменные разъяснения специалистов, а также ходатайства о назначении комплексной медико-криминалистической экспертизы были отклонены. Представленная свидетелем Б кассовая лента за 25.12.2011г. вызывает сомнения. Не опровергнуты показания психолога А о том, что Сафаров не является автором текста открытки, а также о вынужденности его показаний при их проверке на месте Не приняты во внимание показания Сафарова во время предварительного расследования об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшей и других лиц, поскольку он использовал учебную гранату. Государственный обвинитель отказался от обвинения в приобретении, хранении и переноске гранаты, поэтому признал недопустимыми показания Сафарова об изготовлении подарка с гранатой внутри, что суд не учел. Со стороны Сафарова имел место самооговор, так как со стороны сотрудников правоохранительных органов к нему применялись незаконные методы воздействия, в том числе психологическое давление. Поэтому протокол проверки показаний Сафарова на месте, в ходе которого он отвечал на наводящие вопросы, является недопустимым доказательством. Отказ суда от квалификации действий Сафарова по ст. 109 УК РФ является немотивированным. Отказывая в допросе свидетелей защиты и специалистов, суд нарушил принцип состязательности сторон.

- адвокат Рябинина Л.В. просит приговор отменить, Сафарова оправдать. Она оспаривает законность и обоснованность его осуждения утверждает, что приговор основан на недопустимых доказательствах. Не установлено точное время совершения преступления, а указанное в приговоре время не соответствует материалам дела; не установлено место совершения преступления, а также не установлено, что самодельное взрывное устройство является боеприпасом. Защитник считает, что вынося в ходе судебного следствия решения о признании доказательств недопустимыми, суд вышел за пределы своих полномочий.

- адвокат Апатенок Э.Д., считая незаконным и необоснованным просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование он ссылается на то, приговор постановлен с нарушением УПК РФ, не основан на материалах дела, имеет необъективный характер.

- адвокат Виго В.И., считая незаконным и необоснованным, просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Сафарова О.Р. прекратить в связи с непричастностью к совершению преступления, его из-под стражи освободить.

В обоснование она ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела - при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов, суд не указал в приговоре, по каким основаниям принял одни из них. Приговор не соответствует обвинительному заключению. Выводы суда основаны на предположениях и не подтверждаются материалами дела.

В жалобе приводятся доводы, аналогичные доводам осужденного Сафарова О.Р., а также доказательства, исследованные в суде, которым защитник дает свои оценки.

Кроме того, адвокат указывает, что показания потерпевших и свидетелей защиты противоречат обвинительному заключению и материалам дела. Время и дата появления подарка, указанные в обвинительном заключении, кроме противоречивых показаний потерпевшего И,

ничем не подтверждается. Алиби Сафарова не учтено. Судом не принято во внимание, что подарок был принесен, когда его в не было. Поскольку, в части незаконного приобретения и хранения гранаты изготовления «мины сюрприза», а также по ст. 30 п.п. «а, е» ч.2 ст. 105 УК РФ уголовное дело в отношении Сафарова прекращено, следовательно обстоятельства, указанные в обвинительных документах, не нашли своего подтверждения в суде. В нарушение ст.252 УПК РФ судом сформировано новое обвинение, при этом нарушено право обвиняемого на защиту Протоколы осмотра места происшествия (т.1 л.д.16, 39) являются незаконными. Суд не учел, что граната РГН в доме И не применялась, поскольку последствия взрыва свидетельствуют о применении маломощного самодельного взрывного устройства из пороха, изготовленного с применением запала. Протокол осмотра предметов в присутствии понятых М и К (т.4 л.д.1-6) является недопустимым доказательством поскольку подписи в протоколе понятым не принадлежат, что подтверждается заключениями экспертов. Представленные экспертом У в суд банка и фрагменты допустимыми доказательствами не являются. Выводы эксперта о том, что осколки являются элементами гранаты РГН не мотивированы, являются домыслами. В протоколе выемки

контрольного чека из магазина « » время и место следственного

действия указаны недостоверно, протокол не соответствует фактическим

обстоятельствам выемки. Идентичность банки, пакета и открытки с

товарами, указанными в чеке, приобретенным по чеку товарам не была

установлена. Доказательств, что указанный чек выполнен именно на ККТ -

марки «Штрих- ФР-К», заводской номер , принадлежащей магазину

№ 892 ООО « », расположенном в ТК « в г , в деле не имеется. Факт приобретения Сафаровым в магазине в товара, обнаруженного в квартире И , не подтвержден Заключение эксперта № 1113/4-1 от 12 сентября 2013 года в части места нахождения 25 декабря 2011 года абонента с номером 89039206132 является предположительным. Ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательств, представленных стороной обвинения отклонены судом необоснованно. Выводы заключения эксперта №67 от 23.04.2013 года (по образцам подписей понятых М и К имеют вероятностный характер. Суд незаконно отверг заключения специалистов М № 4-02/2013 от 12.02.2013 года, Г № 51/04-13 от 05.04.2013 года, Г № 207-06/13 от 20.06.2013 года. В нарушение принципа состязательности сторон, судом снимались вопросы защитников к специалистам, отказано в назначении и проведении дополнительной судебной почерковедческой экспертизы. Суд неправильно отверг заключения специалистов К С

П А Показания Сафарова О.Р во время предварительного расследования являются недопустимыми доказательствами, поскольку к нему применялись незаконные методы расследования. Он обвинен в совершении преступления в целях завладения его имуществом. Утверждение защиты о том, что Сафаров О.Р. не мог изготовить мину-сюрприз 28 декабря 2011 год в связи с отсутствием специальных знаний, судом оставлено без внимания. Отказ суда квалифицировать действия Сафарова по ст. 109 УК РФ является неправомерным. Взрывное устройство не установлено, доказательств неприязненных отношений между Сафаровым О.Р. и И не имеется, наличие умысла на совершении убийства И либо других лиц у него не доказано. Утверждение суда об общеопасном способе убийства является предположением.

- адвокат Казиков О.В. просит приговор отменить, Сафарова О.Р оправдать. В обоснование он приводит доводы, аналогичные доводам осужденного Сафарова О.Р. и адвоката Виго В.И.

Кроме того адвокат указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Приговор основан на не проверенных и не исследованных в судебном заседании доказательствах, не объективен. Заключение эксперта №8 в приговоре отражено неверно и неполно, выводы суда относительно заключения являются неправильными Не установлено, кем приобретено взрывное устройство, кто изготовил и где хранил «мину-сюрприз», каким образом она оказалась в доме И Заключение эксперта №8 противоречиво. Ссылки экспертов на то представленные на исследование осколки являются фрагментами корпуса гранаты РГН, спускового рычага, частями механизма, частями взрывателя УДЗ (т.4 л.д.21-34), принятые судом во внимание, не основаны на материалах дела (т.1 л.д.15-23, 38-41, т.З л.д.90-103). Экспертами не указан способ определения принадлежности осколков корпусу, рычагу, механизму и взрывателю. Участие Ю в проведении указанной экспертизы незаконно, поскольку экспертом он не являлся. Выводы суда обоснованы доказательствами, добытыми до отказа государственного обвинителя от части обвинения. Суд проявил в судебном заседании небеспристрастность при разрешении заявленных стороной защиты ходатайств.

Кроме того, в апелляционных жалобах:

- адвокат Апатенок Э.Д. просит отменить постановление Иркутского областного суда от 20 ноября 2013 года об удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об отводе специалиста Ф

В обоснование защитник указывает, что ходатайство удовлетворено необоснованно, с нарушением ст.ст.58, 251, 270, 271, 282 УПК РФ. В нарушение закона специалист не был выслушан. Судом нарушены принцип состязательности и право стороны защиты на представление доказательств.

Адвокат Апатенок Э.Д., считая его незаконным и необоснованным просит также отменить постановление Иркутского областного суда от 29 ноября 2013 года об отказе в признании недопустимым доказательством протокола выемки контрольного чека №8920008200 от 25 декабря 2011 года принять новое решение - признать недопустимыми доказательствами данный протокол и указанный контрольный чек (т.1 л.д.165-166).

Он ссылается на его сомнительность, поскольку исходя из показаний свидетеля В ( ) , время и место изъятия чека указано недостоверно. Понятым при этом был В - сожитель Т Первоначальная упаковка чека не сохранена. Свидетели Л Ж , Т Ш , Б указывают о разных обстоятельствах выдачи чека.

- адвокат Виго В.И. просит отменить постановление Иркутского областного суда от 29.11.2013 года об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств протокола осмотра предметов от 2 января 2012г., проведенного следователем Ш (т.4 л.д. 1-6) и признать указанный протокол недопустимым доказательством.

В обоснование она ссылается на сомнительность указанного протокола поскольку, согласно заключению эксперта №67 от 23.04.2013г., тот не смог установить принадлежность подписи в протоколе понятому М Сам М в судебном заседании свои подписи не опознал. Показания специалиста Г и его заключение № 207-06/13 от 20.06.2013 года, заключения специалистов М №4-02/2013 от 12.02.2013 года Г № 51/04-13 от 15.04.2013 года судом не приняты во внимание. В назначении и проведении повторной почерковедческой экспертизы с учетом полученных защитой свободных образцов подписей понятых К и М отказано незаконно, в нарушение положений ст.ст.58, 251, 270, 271, 282 УПК РФ, в том числе права стороны защиты представлять доказательства и принципа состязательности.

- адвокат Казиков О.В. просит отменить постановление Иркутского областного суда от 07.08.2013 года об отказе в признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотра места происшествия от 01.01.2012г. и 02.01.2012г., принять новое решение - исключить указанные протоколы из числа доказательств, как недопустимых. При этом он ссылается на то, что эти следственные действия производились одновременно, в протоколах имеются исправления, не удостоверенные подписями участвующих лиц. Описание повреждений от следов взрыва неполное. Фототаблица к протоколу осмотра №6 от 01.01.2012 года не соответствует его содержанию. Не приложен рукописный текст, который понятые не сравнивали с напечатанным протоколом.

Адвокат Казиков О.В. также просит отменить постановление Иркутского областного суда от 21 ноября 2013 года об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств металлических осколков, представленных в суд экспертом У (фрагментов в количестве 57 штук), принять новое решение - признать эти вещественные доказательства недопустимыми.

В обоснование он указывает, что в протоколах осмотров места происшествия не отражены индивидуальные признаки изъятых осколков доводы о фальсификации протокола их осмотра (т.4 л.д. 1-6) не опровергнуты, в заключении эксперта №8 от 23.01.2012г. исследовались 48 фрагментов металла (т.4 л.д.21-34). Всего по результатам трех осмотров изъято 51 фрагмент, а в заключении экспертов №189 от 11.07.2012г. указано 63 фрагмента металла (т.4 л.д. 150-165). Сторона защиты с ними не ознакомлена в порядке ст.217 УПК РФ. В судебное заседание 15.07.2013 года эксперт У представил их без надлежащей упаковки в виде количестве 57 фрагментов, не соответствующих тем, фотографии которых имеются в деле, не являвшихся вещественными доказательствами, изъятыми с места происшествия. В нарушение закона образцы (металлическая банка и осколки были оставлены в коллекции ЭКЦ ГУ МВД. Поэтому указанные вещественные доказательства являются недопустимыми.

Адвокат Казиков О.В. просит также отменить постановление Иркутского областного суда от 21 ноября 2013 года об отказе в удовлетворении ходатайства защиты о назначении комиссионной комплексной медико-криминалистической судебной экспертизы. В обоснование он указывает, что заключения взрывотехнических экспертиз №8 от 23 января 2012 года и №189 от 11 июля 2012 года, заключение комиссионной судебно - медицинской экспертизы №283 от 18 октября 2013 года не дают ответы на поставленные в судебном заседании стороной защиты вопросы, а имеющиеся материалы дела не позволяют высказаться о причинах образования телесных повреждений в результате действия взрывного устройства.

В возражениях государственный обвинитель Шурыгина Л. А потерпевший И представитель потерпевших И И - адвокат Лаврентьев В.П., просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

С учетом того, что апелляционные жалобы адвокатов Апатенок Э.Д Виго В.И. и Казикова О.В. на постановления Иркутского областного суда принятые в ходе судебного разбирательства по делу, касаются вопросов законности и обоснованности обжалованного судебного решения, Судебная коллегия считает необходимым рассмотреть их одновременно с апелляционными жалобами на указанный приговор.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых совершено преступление и которые в силу ст.73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Виновность Сафарова О.Р. в совершении преступления подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными и приведенными судом в приговоре.

Так, во время предварительного следствия Сафаров показывал, что с марта 2011 года у него сложились конфликтные отношения с И

вследствие того, что тот утверждал о своих близких отношениях с женой-С о чем знала И мать Р . Жена ушла к своей матери, они развелись. У него было сильное нервное перенапряжение он похудел, перестал спать и есть, поскольку И задел его честь и достоинство.

28 декабря 2011 года он разозлился от того, что И продолжил преследовать жену - звонил ей и слал сообщения по телефону. Взяв гранату хранившуюся у него в гараже, положил ее в подарочную варежку, закрепил с помощью пенопласта, монтажной пены, клея и ткани в металлической банке из-под кружки, купленной 25 декабря в в магазине

вместе с поздравительной открыткой, положил в пакет. В магазине

на своем компьютере напечатал текст на имя тети Б от детей: «Спасибо, что помогаете нам, и мы вам сделали подарок, который лежит в варежке деда мороза и ее необходимо достать с наступлением Нового года». На крышке банки наклеил круглую бумажку с текстом «Открыть с наступлением Нового года». Пакет с банкой и открыткой отвез к дому И , где оставил возле калитки. 30 декабря он улетел в (т.1 л.д.213-222, 240-242).

В ходе проверки его показаний на месте, Сафаров О.Р. их подтвердил показав обстоятельства совершенного им преступления.

Изложенные показания Сафарова О.Р. объективно подтверждаются показаниями потерпевших И и П из которых также видно, что И 28 декабря 2011г. вечером обнаружил возле калитки подарок в пакете с открыткой, на которой был текст - благодарность от детей - сирот, и банка, на крышке которой имелась надпись: «вскрыть в новогоднюю ночь». 1 января 2012г. около 11 часов они услышали крик И а затем звук взрыва, после чего увидели, что она получила травмы.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что в доме по ул. в гор. обнаружены повреждения дверей, стен потолка, полов, балок перекрытия, окон, вещей и мебели. Обнаружены и изъяты, в том числе многочисленные фрагмента металла и полимерного материала, пластмассы, металлическая банка, открытка поздравительная фрагменты ткани, пакета зеленого цвета, пружина, (т.1 л.д. 15-36, 38-41, т.З л.д.90-102).

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы №283 от 9-18 октября 2013г. причиной смерти И наступившей 11 января 2012 года, явилась сочетанная травма головы туловища и конечностей в виде черепно-мозговой травмы в форме ушиба головного мозга тяжелой степени, перелома костей левой голени с повреждением болыпеберцовой артерии, множественных ран (14) и ссадин (110) туловища и конечностей с повреждением кожных покровов, подкожно жировой клетчатки и мягких тканей, сопровождавшихся развитием обильной кровопотери и травматического шока тяжелой степени.

Повреждения имеют единый механизм причинения, причинены одномоментно, сопровождались расстройством жизненно важных функций организма человека и расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Экспертами указывается, что сочетанная травма причинена незадолго до поступления в стационар, механизм образования - ударное воздействие множественное, одномоментное в различные области тела тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью соударения, какими могли быть осколки и части взрывного устройства.

Морфологические признаки кожной раны с лобной области, переломы костей черепа и характер повреждения ткани мозга, с учетом однотипной с другими повреждениями давностью их образования, не исключают возможность причинения травмы головы от воздействия осколками и частями взрывного устройства (т. 10 л.д.52-75).

Кроме того, виновность осужденного подтверждается показаниями потерпевших И И И Б свидетелей С М В Б Г П З Б Д Р , П П В В экспертов З У протоколами: выемки у Т чека (т.1 л.д.165-166), осмотра предметов (т.4 л.д. 108-121); заключениями различных экспертиз взрывотехнических (т.4 л.д.21-34, 15-165), судебной химической (т. 10 л.д. 125-133), судебно-медицинской (т.4 л.д.79-81), компьютерно технической №1113/4-1 (т. 9 л.д.203-206), детализацией телефонных соединений (т.4 л.д. 108-121, 252-255) и другими материалами дела.

Указанные доказательства согласуются между собой, дополняются и взаимно подтверждаются, сомнений не вызывают. Они опровергают доводы стороны защиты об алиби осужденного и его невиновности.

Показания обвиняемого, противоречащие изложенным в приговоре доказательствам и установленным обстоятельствам, судом тщательно исследовались и, в соответствии со ст.307 УПК РФ, были отклонены с приведением соответствующих мотивов.

Имевшиеся в показаниях потерпевших и свидетелей несущественные противоречия устранены с приведением соответствующего обоснования.

Показания свидетелей Л Л С Ш

в приговоре оценены надлежащим образом и обоснованно не приняты во внимание.

Утверждение обвиняемого и его защитников о недоказанности взрыва в доме потерпевших именно гранаты РГН судом проверено и обоснованно отклонено. При этом суд исследовал показания свидетелей Т Б и эксперта К

Показания специалиста С в судах первой и апелляционной инстанции не опровергают утверждение суда об использовании осужденным в ходе совершения преступления гранаты РГН закрепленной в банке по типу «мины-ловушки».

Юридическая оценка действиям осужденного по п.«е» ч.2 ст. 105 УК РФ судом дана правильная.

Как верно установлено судом, действуя на почве личных неприязненных отношений, Сафаров О.Р. замаскировал взрывное устройство, специально предназначенное для поражения людей, с неоднократным указанием получателя и времени вскрытия «подарка» в кругу семьи, привез его и оставил у дома потерпевших И , что свидетельствует о совершении им действий, непосредственно направленных на убийство общеопасным способом.

Поэтому довод осужденного об отсутствии у него умысла на убийство не может быть признан состоятельным.

Вопреки доводам стороны защиты, отказ государственного обвинителя от обвинения Сафарова по ч.1 ст. 222, ч.1 ст. 223, ч.З ст.30 - пп.«а,е» ч.2 ст. 105 УК РФ не влечет признание исследованных в судебном заседании доказательств недопустимыми, недоказанным мотива действий обвиняемого и прекращение уголовного дела по его обвинению по п.«е» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Оснований для оправдания Сафарова О.Р., а также для квалификации содеянного им по ст. 109 УК РФ, как о том просят в жалобах защитники, не имеется.

Время, место, обстоятельства, в том числе взрывное устройство, и мотивы совершения Сафаровым преступления судом установлены и в приговоре указаны.

Вопреки доводам стороны защиты, суд установил, что мотивом совершения Сафаровым преступления явились неприязненные отношения возникшие из-за конфликтов с И И из-за ревности и оскорбления Сафарова О.Р. сообщением о возможности измены жены, что повлекло расторжение между ними брака.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют предъявленному Сафарову О.Р. обвинению и фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного разбирательства Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Экспертизы по делу проведены в соответствии с положениями закона Оснований не доверять экспертным заключениям, принятым судом во внимание, не усматривается.

Выводы экспертов в заключениях, отвечающих требованиям ст.204 УПК РФ, научно обоснованы, мотивированы, ясны и понятны, противоречий не имеют, сомнений в их правильности не вызывают, подтверждаются изложенными в приговоре доказательствами. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложного заключения.

Утверждение осужденного о низкой квалификации эксперта У.

и его заинтересованности в исходе дела материалами дела не подтверждается.

Участие Ю в качестве стажера эксперта в проведении взрывотехнической экспертизы №8 не ставит под сомнение обоснованность ее выводов.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы изолированное выделение какого-либо повреждения (в том числе ОЧМТ) из общего комплекса сочетанной травмы, обнаруженной у потерпевшей И и повлекшей ее смерть, лишено объективных оснований (т. 10 л.д.52-75), в связи с чем ссылки стороны защиты на то, что причина травмы головы потерпевшей экспертами не установлена, признается несостоятельной.

Те обстоятельства, что органами следствия не установлены обстоятельства приобретения Сафаровым гранаты РГН, а стороной обвинения не представлены записи с видеокамер и открытка, не влияют на оценку законности и обоснованности приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе ст.ст.14, 217, 307, УПК РФ, влекущих отмену приговора, не допущено.

Доводы стороны защиты о незаконном воздействии на Сафарова О.Р. в ходе предварительного расследования, судом обсуждались и обоснованно отклонены в приговоре.

Свои показания, принятые судом в качестве доказательств, Сафаров О.Р. давал по своему желанию, в присутствии защитника, а проверка его показаний на месте проводилась и с участием понятых. Правильность сведений, изложенных в протоколах, участники следственных действий удостоверили собственноручными записями. Сафарову разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя Он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от этих показаний. Каких - либо сообщений, замечаний, ходатайств о нарушении его прав и незаконных действиях в его отношении Сафаров, его защитник и другие участники следственных действий не заявили.

Поэтому ссылки адвокатов на недопустимость протоколов указанных следственных действий не могут быть признаны состоятельными.

Заявления стороны защиты о признании недопустимыми протоколов осмотра места происшествия от 1 и 2 января 2012 года, протокола выемки кассового чека, экспертных заключений №8 от 23 января 2012 года (т.4 л.д.21-34) и №189 от 11 июля 2012 года суд первой инстанции отверг обоснованно.

Осмотр места происшествия 1 и 2 января 2012 года был проведен в соответствии с положениями УПК РФ. Положения ст.60 УПК РФ участием понятых В не нарушены. Протоколы осмотров места происшествия соответствуют требованиям ст. 166 УПК РФ. Изготовление протокола после окончания следственного действия, предусмотрено ч.1 ст. 166 УПК РФ Фактически следственные действия проводились, что подтвердили понятые.

Изготовление двух протоколов 2 января 2012 года в период с 9 до 10 часов не свидетельствует о недостоверности сведений, изложенных в протоколах. Исправления в протоколах заверены.

Протокол осмотра от 28 мая 2012 г., в том числе фототаблицы к нему не противоречит протоколам осмотра 1 и 2 января 2012 г. (т.1 л.д. 15-36, 38- 41, т.З л.д.90-102).

Оснований для удовлетворения заявления адвоката Казикова О.В. в суде первой инстанции о назначении комиссионной комплексной медико криминалистической экспертизы не имелось, поскольку ответы на вопросы которые он полагал необходимым поставить перед экспертами, содержались в выводах взрывотехнических экспертиз №8 от 23 января 012 года и №189 от 11 июля 2012 года и комиссионной судебно-медицинской экспертизы №283 от 18 октября 2013 года, противоречий которые не содержат и сомнений не вызывают.

Обстоятельств, влекущих исключение из числа доказательств металлических осколков, судом не установлено, в связи с чем в удовлетворении соответствующего ходатайства адвоката Казикова О.В отказано обоснованно.

Законность осмотра в ходе предварительного расследования вещественных доказательств судом исследована. Свидетель М в судебном заседании подтвердил свое и понятого К участие в следственном действии - осмотре предметов 2 января 2012г.

Показания М соответствуют выводам заключения почерковедческой экспертизы №67 от 23.04.2013 года. Доводы стороны защиты о нарушении судом уголовно-процессуального закона при назначении и проведении указанной экспертизы противоречат материалам дела.

В силу ст.71, п.З ч.З ст.70 специалист не может участвовать в производстве по делу, если обнаружится его некомпетентность.

В судебном заседании Ф приглашенный стороной защиты для допроса в качестве специалиста, пояснил, что сведения о форме и содержании кассовых чеков не входят в область его специальных знаний.

Поскольку сторона защиты заявляла допрос Ф с целью исследования вопросов формы и содержания кассовых чеков, выдаваемых покупателю при совершении покупки и предоставляемых налоговым органам, то суд правильно удовлетворил заявленный государственным обвинителем отвод указанному специалисту.

Доводы стороны защиты о несоответствии чека, имеющегося в материалах дела, инструкции к ККТ «штрих-ФР-К» опровергнуты показаниями в судебном заседании специалиста П Ссылки защиты на то, что в протоколе выемки указан контрольный чек, выдаваемый покупателю, не соответствуют тексту протокола его осмотра (т.1 л.д.165- 166). Свидетель В ( ) пояснила обстоятельства изъятия кассового чека в присутствии понятых. Свидетель Б подтвердила факт изъятия в магазине « » в январе 2012 года кассового чека, представив суду кассовые ленты за 25 декабря 2011 года, из которых тот был изъят.

Сомнений в том, что в ходе расследования был изъят чек из кассового аппарата магазина « » у суда не имелось, в том числе и в связи с неправильным указанием в протоколе места окончания производства этого следственного действия. То обстоятельство, что понятым при изъятии чека у Т (впоследствии - ) был В не свидетельствует о незаконности протокола следственного действия.

Существенных нарушений УПК РФ, влекущих исключение из числа доказательств протокола его выемки и самого контрольного чека не установлено, в связи с чем ходатайство адвокатов Белова В.В. и Апатенок Э.Д. отклонено.

Заключения специалистов М Г Г Ф П А К С обоснованно не приняты во внимание, поскольку получены вне порядка предусмотренного УПК РФ.

При таких обстоятельствах у коллегии не имеется оснований для признания незаконными и отмены обоснованных постановлений суда от 7 августа 2013г., 20 ноября, 2013г., 21 ноября 2013г., 29 ноября 2013г. об отклонении заявленных стороной защиты ходатайств.

Как видно из материалов дела, все доказательства исследованы в полном объеме. Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Подсудимый, его защитники активно пользовались правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Поэтому не могут быть признаны состоятельными доводы стороны защиты о необоснованности отказа в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы кассовому чеку и нарушении принципа состязательности сторон.

Сведений о небеспристрастности и предвзятости суда в материалах дела не содержится.

Те обстоятельства, что председательствующий судья снимал вопросы защитников, не имеющие отношения к делу и не относящиеся к компетенции специалистов, выходящие за пределы их полномочий, не свидетельствуют об ущемлении прав стороны защиты и нарушении закона.

Наказание осужденному назначено в соответствии с законом справедливое, соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности конкретных обстоятельств дела. Оснований для его смягчения коллегия не усматривает.

В силу ч.З ст.62 УК РФ положения ч.1 этой статьи не применяются если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ.

Поэтому доводы осужденного о нарушении судом ч. 1 ст.62 УК РФ не основаны на законе.

Иным доводам, изложенным в апелляционных жалобах, судом в приговоре дана надлежащая оценка.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 38913, 38920 и 38928 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Иркутского областного суда от 25 декабря 2013 года в отношении Сафарова О Р оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Сафарова О.Р., адвокатов Рябининой Л.В., Апатенок Э.Д., Белова ВВ., Виго В.И. и Казикова О.В. - без удовлетворения.

Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года со дня оглашения определения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 166 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта