Информация

Решение Верховного суда: Определение N 7-АПУ15-3СП от 19.05.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 7-АПУ15-ЗСП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 19 мая 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Абрамова С.Н.,

судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Никифорова А.Г., осужденных Блохина М.Н., Пронина Р.Н., Торопова С.Н., (в режиме видеоконференц-связи) и их защитников - адвокатов Кашиной Ю.В., Лунина Д.М., Травина СВ., Галоганова А.П., Румянцевой ОС.

при секретаре Маркове О.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Блохина М.Н., Пронина Р.Н., Торопова С.Н., их защитников - адвокатов Кашиной Ю.В., Лазарева Д.В., Травина С В . , а также защитника Торопова С Н . Румянцевой О С . на приговор Ивановского областного суда от 21 октября 2014 г., по которому

Блохин М Н , родившийся в

г. области, несудимый,

осужден

по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

по ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

Пронин Р Н , родившийся г.

в г. области, несудимый,

осужден

по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган четыре раза в месяц для регистрации;

по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган четыре раза в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган четыре раза в месяц для регистрации;

Торопов С Н , родившийся

г. в д. района

области, несудимый,

осужден

по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по чч. 4 и 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

по чч. 4 и 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации.

Судом приняты решения о взыскании в счет компенсации морального вреда в пользу А с Торопова С.Н. и Блохина М.Н. - по

руб, с Пронина Р.Н. - руб.; в пользу В с Торопова С.Н. и Блохина М.Н. - по руб., с Пронина Р.Н руб.

Решены также вопросы о процессуальных издержках и вещественных доказательствах по делу.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденных Блохина М.Н., Пронина Р.Н., Торопова С.Н., их защитников - адвокатов Кашиной Ю.В., Травина СВ., Лунина Д.М Галоганова А.П. и защитника Румянцевой О.С, поддержавших доводы приведенные в апелляционных жалобах, а также выслушав мнение прокурора Никифорова А.Г., предложившего приговор в отношении Торопова С.Н. изменить, смягчив назначенное ему наказание, в остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Ивановского областного суда от 21 октября 2014 г основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 30 сентября 2014 г., признаны виновными: Блохин М.Н. - в совершенных по найму убийстве А и покушении на убийство двух лиц, включая В Торопов С.Н. - в подстрекательстве к совершению указанных преступлений и в пособничестве в их совершении с целью избавления от материальных затрат Пронин Р.Н. - в пособничестве в совершении указанных преступлений. Кроме того, Торопов С.Н. признан виновным в незаконной передаче боеприпасов и взрывных устройств (ручной гранаты Ф-1 и боевого взрывателя УЗРГМ, а Блохин М.Н. - в незаконных приобретении, хранении и ношении названных боеприпасов и взрывных устройств.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденный Блохин М.Н выражает несогласие с приговором, утверждая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в ходе производства были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, неправильно применен уголовный закон, нарушены равенство прав сторон и право на защиту, ряд свидетелей отказались от ранее данных показаний, доказательства по делу были сфабрикованы, оценка доказательств была неверной. Анализируя доказательства по уголовному делу, подвергает сомнению достоверность некоторых из них, указывает на имеющиеся между доказательствами противоречия, объясняет причины изменения показаний его и Пронина Р.Н. Настаивает на том, что наличие у него цели лишить А иВ жизни не доказано смерть А наступила только 5 июня 2013 г. в реанимации поэтому нет оснований говорить о совершении им убийства. Обращает внимание на то, что обыск в его доме 2 июня 2013 г. был проведен без его согласия и без судебного решения. Считает, что решение коллегии присяжных заседателей во многом было сформировано под влиянием того что областное телевидение снимало и демонстрировало телепередачи о данном уголовном деле, в которых в искаженном виде представляло информацию о нем. Указывает на то, что отказывался от услуг назначенного ему защитника М ввиду того, что последний ненадлежаще выполнял свои обязанности, но суд этот отказ не принял. Отмечает, что в зале судебного заседания была плохая слышимость, и он не мог воспринимать весь ход процесса. Указывает также, что размер взысканной с него компенсации морального вреда в пользу В завышен, и в условиях лишения свободы он его погасить не сможет. Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Кашина Ю.В. в апелляционной жалобе в защиту Блохина М.Н. утверждает о том, что в ходе разбирательства уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона которые повлияли на объективность его рассмотрения судом. Отмечает, в частности, что в ходе судебного разбирательства перед присяжными заседателями исследовались доказательства, полученные на предварительном следствии с нарушением закона, в том числе показания обвиняемого Пронина Р.Н., содержащиеся в протоколах его явки с повинной допроса в качестве подозреваемого, проверки показаний на месте. Указывает также на нарушение равенства прав сторон на участие в доказывании поскольку из-за плохой слышимости в месте нахождения подсудимых Блохин М.Н. был лишен возможности адекватно воспринимать показания участников процесса и участвовать в их допросе. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Осужденный Пронин Р.Н. в апелляционной жалобе, обращая внимание на несоответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела, отмечает, что судом в основу приговора положены лишь вторые его показания на предварительном следствии, от которых он отказался, поскольку они были получены в результате применения к нему физического насилия. Обращает внимание на то, что все его заявления на этот счет были оставлены без должного реагирования. Указывает на то, что никаких доказательств его участия в заказном убийстве предъявлено не было ни записей телефонных переговоров, ни изъятых денег. Отмечает, что его задачей во время совершения преступления было только управление автомобилем и слежение за дорогой, ни о чем другом он с Блохиным М.Н. не договаривался. Считает, что на формирование мнения присяжных заседателей оказало влияние то, что 29 сентября 2014 г., после того, как присяжные заседатели разошлись по домам на отдых из совещательной комнаты, по местному телеканалу « » демонстрировалась передача о ходе процесса, в которой действия подсудимых представлялись как деятельность организованной преступной группы, совершение которой заказного убийства доказано. Его возражения по поводу этой телепередачи судом выслушаны не были. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Адвокат Лазарев Д.В. в апелляционной жалобе в защиту Пронина Р.Н., оспаривая постановленный в отношении его подзащитного приговор утверждает, что на его объективность повлияли неоднократно допускавшиеся в ходе производства по делу существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Отмечает, что судом безосновательно было отказано в признании недопустимыми доказательствами показаний Пронина Р.Н., данных им в ходе явки с повинной, допросов в качестве подозреваемого и при проведении проверки показаний на месте, в результате чего эти показания были озвучены перед присяжными заседателями Ссылается на то, что сотрудниками ОМОН при задержании, а затем и сотрудниками ОМВД к Пронину Р.Н. применялось физическое воздействие сотрудниками ОМВД ему были даны указания относительно содержания показаний, которые он должен был давать. Причинение Пронину Р.Н телесных повреждений подтверждается данными об обращении его в медчасть с жалобами на состояние здоровья, заключением судебно медицинского эксперта, справкой о результатах освидетельствования Пронина Р.Н., однако судом фактически было учтено только то, что по факту применения насилия было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Оспаривает версии, согласно которым телесные повреждения были причинены Пронину Р.Н. в процессе задержания и в ДТП Обращает внимание на то, что слышимость в помещении для подсудимых была крайне плохой, в связи с чем подсудимые не могли участвовать в исследовании доказательств, а также в иных процессуальных действиях наравне со стороной обвинения. Полагает , что на формирование позиции присяжных заседателей по делу отрицательное воздействие оказали съемка и демонстрация областной телекомпанией « » репортажа о рассматриваемом уголовном деле. Считает приговор по делу несправедливым, назначенное наказание чрезмерно суровым, просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

Осужденный Торопов С.Н. в апелляционной жалобе (с дополнениями), настаивая на необоснованности его осуждения, указывает на то, что присяжным заседателям стороной обвинения были предъявлены фальсифицированные документы, в том числе якобы заключенные им договоры, что негативно сказалось на содержании вердикта. Отмечает, что в приговоре не отражены мотивы, по которым приняты одни доказательства и отвергнуты другие, не указаны место и время совершения преступления направленность действий против В не доказана передача Блохину М.Н. оружия и боеприпасов. Указывает на необходимость исследования факта наличия оружия у А исследования детализации соединений с его мобильного телефона и его кредитных историй, осмотра гранаты и взрывателя. Полагает, что вопросный лист составлен с нарушением закона, т.к. вопросы не разделены по каждому из обвиняемых и по действиям, совершенным в различные временные периоды Отрицает наличие у него долга перед В в размере руб., наличие умысла убить ее и ее сожителя - его друга А Утверждает, что в ходе судебного разбирательства были нарушены его права т.к. перед присяжными заседателями исследовались обстоятельства связанные с характеристикой его личности, не были исследованы документы связанные с проводившимся ранее гражданским судопроизводством, но были учтены недостоверные показания и другие доказательства со стороны обвинения, вопросный лист был составлен с обвинительным уклоном, его выступления в суде неоднократно прерывались председательствующим, в ходе судебного заседания он не слышал более 70% происходящего в зале, его просьба об изоляции его от других подсудимых не была удовлетворена Полагает, что на формирование позиции присяжных заседателей по делу негативно повлияла транслировавшаяся по телевидению вечером 29 октября и утром 30 октября 2014 г. программа « , в которой рассказывалось о заказном убийстве депутата А Обращает внимание на свой значительный трудовой стаж, по путацию в обществе. Исходя из того, что преступления, за совершение которых он осужден, либо не образуют оконченного состава преступления, либо относятся к категории средней тяжести, считает, что при назначении ему наказания по совокупности преступлений должна применяться ч. 2 ст. 69 УК РФ, а не ч. 3 этой статьи.

Ссылается на то, что в ходе рассмотрения дела был нарушен ряд норм уголовно-процессуального закона, а также Трудового кодекса РФ.

Отрицает передачу им гранаты и взрывателя Блохину М.Н., отмечая что материалами дела намерение использовать эти предметы никак не подтверждается. Описывая отношения, существовавшие между ним А и В утверждает, что у него не мог возникнуть умысел на их убийство, тем более, что никакой выгоды из этого факта он не извлек бы. Отмечает недостоверность и противоречивость показаний ряда свидетелей со стороны обвинения.

Отмечает, что предложения стороны защиты, в частности адвоката Травина СВ., по содержанию вопросного листа учтены не были напутственное слово было произнесено председательствующим с обвинительным уклоном без изложения доказательств, свидетельствующих в пользу подсудимых.

Просит приговор отменить, уголовное преследование в отношении него прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение или возвратить его прокурору.

Адвокат Травин С В . в апелляционной жалобе (с дополнениями) в пользу Торопова С.Н. просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь, в частности, на то, что из-за плохой слышимости в зале судебного заседания подсудимый Торопов С.Н не мог наравне со стороной обвинения участвовать в судебном разбирательстве и давать показания по делу. Неоднократные обращения защитника к председательствующему по этому поводу положительных результатов не дали.

Защитник Румянцева О С . в апелляционной жалобе (с дополнениями в защиту Торопова С.Н. настаивает на признании постановленного в отношении Торопова С.Н. приговора незаконным и на его отмене с направлением дела на новое рассмотрение. Ссылается при этом на то, что как ее подзащитный, так и другие участники процесса (подсудимый Пронин Р.Н адвокаты Кашина Ю.В. и Лазарев Д.В.) неоднократно жаловались на плохую слышимость, что препятствовало осуществлению защиты. Считает, что председательствующий занимал обвинительную позицию по делу, позволяя потерпевшим и свидетелям со стороны обвинения высказывать свои предположения относительно виновности подсудимых в тех или иных действиях и не обращая внимание присяжных заседателей на то, что предположения свидетелей не должны ими приниматься во внимание Полагает также, что на присяжных заседателей оказывалось моральное давление, проявляющееся в том, что вопреки фактам В и А постоянно обозначались в процессе как супруги, хотя они в браке не состояли, а также что перед присяжными заседателями исследовалось значительное число представленных В финансовых документов, достоверность которых вызывает сомнение и осмыслить которые у присяжных заседателей не было возможности Отмечает проявленную председательствующим необъективность при допросе свидетеля Т а равно при изложении в напутственном слове содержания показаний потерпевшего А свидетелей Д Б Т

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшие В

и А а также представитель потерпевших адвокат Колотухин С И . просят оставить их без удовлетворения, приговор без изменения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия полагает, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайствам обвиняемых, заявленных ими в процессе ознакомления с материалами уголовного дела и подтвержденных в ходе предварительного слушания при соблюдении всех установленных уголовно-процессуальным законом условий.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и правовые последствия применения данного порядка судебного разбирательства обвиняемым были разъяснены.

Одно из таких последствий предусмотрено ст. 389.27 УПК РФ согласно которой пересмотр в апелляционном порядке судебных решений вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, осуществляется лишь по основаниям, предусмотренным пп. 2-4 ст. 389.15 УПК РФ, проверка же обоснованности приговора с точки зрения соответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции, по данной категории уголовных дел не осуществляется.

В связи с этим Судебная коллегия не находит возможным принять во внимание и оценить приведенные в апелляционных жалобах осужденных и их защитников доводы относительно недоказанности виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений недостоверности ряда исследованных доказательств, их необъективной оценки, отсутствия в приговоре указания на мотивы, по которым одни доказательства были судом приняты, а другие отвергнуты.

По смыслу гл. 42 УПК РФ, регламентирующей производство в суде с участием присяжных заседателей, вопросы факта, указанные в ст. 339 УПК РФ, подлежат разрешению присяжными заседателями в вердикте большинством голосов без приведения мотивов принятых ими решений При этом вердикт является обязательным как для всех участников судопроизводства, так и для председательствующего, который постановляет приговор по делу, основываясь на ответах присяжных заседателей на вопросы вопросного листа. Поэтому содержащееся в апелляционной жалобе осужденного Торопова С.Н. требование о необходимости мотивировки в приговоре выводов суда, связанных с оценкой доказательств, не соответствует закону.

Судебное следствие по делу проведено в соответствии с предписаниями ст. 335 УПК РФ. Каких-либо нарушений установленного как этой статьей уголовно-процессуального закона, так и в целом Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядка исследования в судебном заседании обстоятельств уголовного дела, в том числе связанных с реализацией принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве при представлении и исследовании сторонами доказательств, не допущено.

Утверждения авторов апелляционных жалоб о том, что председательствующий ограничивал их право на защиту, поскольку фактически не рассматривал их ходатайства об исследовании доказательств не соответствуют действительному ходу производства по делу, отраженному в протоколе судебного заседания. Во всех случаях заявленные ходатайства обсуждались с участием сторон, а принятые по ним решения были мотивированы в протоколе судебного заседания. Среди прочего в протоколе содержится указание на ряд заявленных стороной защиты ходатайств, в том числе об исследовании доказательств, по которым были приняты положительные решения (в частности, т. 13, л.д. 185, 191, 231; т. 14, л.д. 30, 66, 84, 202). То обстоятельство, что некоторые из заявленных стороной защиты ходатайств были отклонены, при таких условиях не может расцениваться, как нарушение права на защиту.

Также Судебная коллегия находит несостоятельными доводы стороны защиты о том, что перед присяжными заседателями исследовались недопустимые доказательства.

Однако фактов исследования в присутствии присяжных заседателей доказательств, которые были бы признаны недопустимыми соответствующими судебными решениями не установлено, и авторы апелляционных жалоб их не называют.

Что же касается исследования доказательств, относительно которых имеются мнения стороны защиты об их недопустимости, то и в этих случаях нарушения уголовно-процессуального закона не усматривается.

Содержащиеся в жалобах осужденного Пронина Р.Н., адвокатов Кашиной Ю.В., Лазарева Д.В. на то, что доказательства по уголовному делу в частности показания обвиняемого Пронина Р.Н., были получены незаконным путем в результате пыток, проверялись как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании (в частности, т. 14, л.д. 23-35), однако фактов применения к обвиняемым незаконных методов расследования установлено не было, а по факту применения насилия к Пронину Р.Н. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Произвольным является также довод осужденного Блохина М.Н. о недопустимости проведенного в его доме 2 июня 2013 г. обыске, поскольку ч. 5 ст. 165 УПК РФ разрешает в исключительных случаях проведение обыска в жилище на основании постановления следователя без судебного решения, с последующей проверкой судом законности этого следственного действия. Законность же производства обыска в жилище Блохина М.Н. была проверена и подтверждена постановлением суда от 3 июня 2013 г.

Не усматривает Судебная коллегия нарушения закона и в исследовании судом представленных потерпевшей В финансовых документов, которые, по мнению авторов апелляционных жалоб, являются фальсифицированными. Процессуальных препятствий к исследованию этих документов не усматривается, оценка же их достоверности в полной мере входит в компетенцию коллегии присяжных заседателей. Сама по себе сложность содержания финансовых документов не является основанием для запрета их исследования с участием присяжных заседателей.

Нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании показаний свидетелей в судебном заседании, влекущих признание этих показаний недопустимыми, допущено не было, в связи с чем утверждение защитника Р о том, что свидетели допускали высказывания отражающие их субъективную оценку событий, влияющую на формирование мнения присяжных заседателей, является несостоятельным.

Вопросный лист по делу составлен в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ, при его подготовке сторонам, в том числе стороне защиты, была обеспечена возможность участвовать в формулировании подлежащих разрешению присяжными заседателями вопросов. То обстоятельство, что предложенные сторонами поправки к вопросному листу в большинстве своем не были учтены председательствующим, никоим образом не свидетельствует о нарушении закона и об ограничении прав участников процесса. В частности, неучет председательствующим предложенных стороной защиты поправок в вопросный лист никоим образом не ограничил возможность получения отрицательных ответов присяжных на содержащиеся в вопросном листе вопросы и не привел к двусмысленности и противоречивости вопросного листа.

Существенным является и то обстоятельство, что сформулированные в апелляционных жалобах критические замечания по содержанию вопросного листа фактически сводятся к указанию на то, что в сформулированных в нем вопросах не разграничены действия, совершенные каждым из подсудимых в различные периоды времени, однако такого рода замечания в процессе обсуждения сторонами вопросного листа не приводились.

Кроме того, в том, что в вопросном листе первый вопрос охватывает действия всех подсудимых, совершенные в различные временные периоды нарушения положений ст. 339 УПК РФ не имеется, поскольку инкриминируемые всем подсудимым деяния тесно между собой связаны и по существу, образуют единое преступное событие. Что же касается роли в этом событии конкретных осужденных, то она определяется в последующих вопросах, в которых содержится описание действий каждого из них.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Каких-либо возражений от сторон в связи с его содержанием, за исключением ссылки адвоката Травина СВ. на неполноту изложения председательствующим его выступления в прениях, не поступило. Данных которые позволяли бы считать изложение председательствующим в напутственном слове показаний А Д Б

Т необъективным, защитником Р не приведено, из приобщенного же к протоколу судебного заседания текста напутственного слова каких-либо акцентов или оценок обвинительной направленности при изложении председательствующим содержания указанных показаний не усматривается. Отсутствовало в напутственном слове председательствующего и изложение его позиции по иным подлежащим рассмотрению присяжными заседателями вопросам.

Вердикт вынесен присяжными заседателями исходя из существа поставленных перед ними в пределах предъявленного каждому из подсудимых обвинения вопросов, он является ясным и непротиворечивым.

Правовая оценка действий осужденного основывается на обстоятельствах дела, признанных присяжными заседателями доказанными и соответствует нормам как Особенной, так и Общей частей Уголовного кодекса Российской Федерации.

Тот факт, что А скончался не на месте совершения преступления, а в больнице через несколько дней после нанесения ему телесных повреждений, не может служить основанием для переквалификации действий виновных на менее тяжкое преступление. Как установлено в результате судебного разбирательства, выстрел в А

был произведен с целью лишения его жизни и именно вследствие причиненных выстрелом ранений наступила смерть потерпевшего, между причиненными А телесными повреждениями и его смертью имеется прямая причинная связь. При таких обстоятельствах оснований для квалификации содеянного не как убийства, а как причинения тяжкого вреда здоровью человека не имеется.

Каких бы то ни было существенных нарушений уголовно процессуального закона при проведении предварительного следствия и судебного разбирательства по уголовному делу, которые бы путем ограничения или лишения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не установлено.

Ссылки осужденных и их адвокатов на то, что в зале судебного заседания не была обеспечена должная слышимость, в связи с чем возможность участия стороны защиты в исследовании доказательств и обсуждении рассматриваемых в ходе судебного разбирательства вопросов была ограничена, не подтверждаются материалами уголовного дела Действительно, как видно из протокола судебного заседания, стороной защиты неоднократно заявлялось о плохой слышимости в зале судебного заседания, и в ответ на эти заявления председательствующий обращал внимание выступающих участников судебного заседания на необходимость говорить громче и в микрофон. При этом, однако, из протокола усматривается и то, что в целом судебное разбирательство проходило в условиях, при которых сторонам, в том числе подсудимым, обеспечивалась возможность надлежащим образом воспринимать всю информацию обсуждаемую в зале судебного заседания, что подтверждается данными об их ответах на вопросы, их вопросами выступавшим, которые подтверждают адекватность восприятия осужденными хода заседания.

Не может рассматриваться в качестве основания для отмены

постановленного по делу приговора и тот факт, что до завершения судебного разбирательства по областному телевидению транслировалась передача о ходе судебного процесса.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного слушания рассматривалась просьба продюсера программы «

телекомпании « » об оказании содействия в съемке видеосюжета о ходе судебного заседания по уголовному делу об убийстве А При этом всеми участниками уголовного судопроизводства данная просьба была поддержана, и суд принял решение разрешить съемку вступительных заявлений сторон, судебных прений, проводимых с участием присяжных заседателей, реплик сторон и последнего слова подсудимых против чего никто из сторон не возражал (т. 11, л.д. 49).

Считать, что снятая и демонстрировавшаяся по областному телевидению телепередача повлияла на формирование позиции по уголовному делу присяжных заседателей, оснований не имеется. Данных о том, что конкретные присяжные заседатели смотрели эту телепередачу обсуждали ее, допускали в связи с этим какие бы то ни было высказывания представлено не было.

Несостоятельным следует признать также довод осужденного Блохина М.Н. о допущенном в ходе производства по уголовному делу нарушении его права на защиту, в связи с тем, что осуществлявший его защиту в ходе досудебного производства адвокат М ненадлежащим образом осуществлял его защиту. Мнение осужденного о желаемой большей активности адвоката в процессе, несогласие с отдельными его процессуальными действиями не является основанием для признания того что адвокат ненадлежаще выполнял свои обязанности, в связи с чем право обвиняемого на защиту было нарушено.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, их личностей, конкретных обстоятельств совершения преступлений, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, иные конкретные обстоятельства уголовного дела. Обстоятельствами, смягчающими наказание Блохина М.Н. и Пронина Р.Н., судом признаны явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию соучастников, а смягчающим наказание Блохина М.Н. - также наличие малолетнего ребенка. Обстоятельств, отягчающих наказание, ни у одного из осужденных не имеется.

Каких-либо не установленных и не оцененных надлежащим образом судом при назначении наказания обстоятельств, могущих оказать на него влияние, не выявлено.

Вместе с тем Судебная коллегия отмечает, что максимальное наказание, которое могло бы быть назначено Блохину М.Н. и Пронину Р.Н по ч. 3 ч. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ при наличии у них смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в силу положений ч. 3 ст. 66 и ч. 1 ст. 62 УК РФ, не может превышать 10 лет лишения свободы. Именно такое наказание и назначено судом каждому из названных осужденных за это преступление.

Однако исходя из положений ст. 6 УК РФ назначение осужденному максимально возможного наказания при отсутствии по делу отягчающих обстоятельств и наличия обстоятельств, смягчающих наказание (таковым у Блохина М.Н. является наличие малолетнего ребенка) и положительно характеризующих осужденного, не может быть признано справедливым Поэтому наказание, назначенное Блохину М.Н. и Пронину Р.Н. за покушение на убийство В подлежит смягчению.

По этому же основанию подлежит смягчению наказание осужденному Торопову С.Н. за совершение преступления, предусмотренного чч. 4 и 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которое назначено ему судом за пределами максимального наказания, которое может быть назначено за подобное преступление в соответствии с ч. 3 ст. 66 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 53 УПК РФ одно из ограничений, которое устанавливается осужденному, заключается в том, чтобы не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования. В

области такими муниципальными образованиями являются, в частности, муниципальные районы, в том числе и.

Осужденным же установлено ограничение не выезжать за пределы территории городов и , что значительно ограничивает возможности их передвижения по сравнению с тем, как они установлены законом. В связи с этим в приговор надлежит внести соответствующие изменения.

Решения, принятые судом по гражданским искам потерпевших основаны на установленных судом фактических обстоятельствах дела, учете роли каждого из осужденных в совершенных преступлениях, их материального положения, а также принципов разумности и справедливости Оснований для их пересмотра не усматривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ивановского областного суда от 21 октября 2014 г. в отношении Блохина М Н , Торопова С Н , и Пронина Р Н изменить:

установленное в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Блохину М.Н. и Пронину Р.Н. ограничение не выезжать за пределы территории г.

области, а Торопову С.Н. - ограничение не выезжать за пределы территории г. области заменить на ограничение не выезжать за пределы территории, соответственно, Блохину М.Н. и Пронину Р.Н. - района области, а Торопову С.Н. -

района области;

снизить наказание, назначенное Блохину М.Н. по ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 222, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить ему 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

снизить наказание, назначенное Пронину Р.Н. по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить ему 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган один раз в месяц для регистрации;

снизить наказание, назначенное Торопову С.Н. по чч. 4 и 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 14 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган четыре раза в месяц для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 222, чч. 4 и 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105, чч. 4 и 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательно назначить ему 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории района области без согласия указанного специализированного государственного органа, а также с возложением обязанности являться в данный орган четыре раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 165 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта