Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-АПУ16-13 от 25.05.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№78-АПУ16-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 мая 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Романовой Т.А., Пейсиковой Е.В.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Эпштейна Г.Г. на приговор Санкт Петербургского городского суда от 8 февраля 2016 г., по которому

Эпштейн Г Г ,,

судимый 31 марта 2010 г.

по ч.1 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком 3 года,

освобожденный по отбытии срока наказания 2 мая 2012 г.,

осужден:

- по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ на 3 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, запретив изменять место жительства и выезжать за пределы территории соответствующего проживанию муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложением обязанности являться в указанный выше орган 2 раза в месяц для регистрации;

- по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, запретив изменять место жительства и выезжать за пределы территории соответствующего проживанию муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и возложением обязанности являться в указанный выше орган 2 раза в месяц для регистрации;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев в виде запрета изменять место жительства и выезжать за пределы территории соответствующего проживанию муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный выше орган 2 раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционной жалобы поступивших возражений, выступление осужденного Эпштейна Г.Г. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Баранова А.А., поддержавших доводы, приведенные в апелляционной жалобе, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А., не согласившейся с обоснованностью жалобы и полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Эпштейн Г.Г. признан виновным в убийстве 29-30 ноября 2014 г К заведомо для него находившейся в беспомощном состоянии, и в тайном хищении принадлежащего ей имущества с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Эпштейн Г.Г. просит отменить состоявшийся приговор со ссылкой на несоответствие изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела и нарушение принципа равноправия и состязательности.

В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный утверждает что не была проверена причастность иных лиц к преступлениям, за которые он осужден, следственными органами проигнорировано заявление о наличии у него алиби и не допрошены свидетели, которые могли его подтвердить; не изъяты видеозаписи с территории гаражного кооператива где он находился в период, относящийся к совершению преступления; дает оценку сообщаемым О сведениям и ее поведению на момент преступных событий и после них, сопоставляет эти сведения с другими доказательствами по делу и делает вывод о нахождении О в квартире потерпевшей во время ее убийства; ссылается на то, что деньги изъятые у него в ходе обыска, были номиналом 1000 рублей и менее, а у потерпевшей хранились пятитысячные купюры; органы следствия не запросили с его работы сведения, подтверждающие факт получения им накануне убийства потерпевшей заработной платы, что объясняет происхождение имевшихся у него сумм; из показаний свидетеля Н следует, что в объяснении О не содержались сведения о пропаже денег у К ; суд сделал необоснованный вывод о принадлежности микрочастиц с руки потерпевшей волокнам, входящим в состав исследованной кофты, безосновательно указанной как принадлежащей ему предметом исследования являлась кофта серого цвета, тогда как его одеждой в интересуемое время являлась спортивная куртка (ветровка); указанный в материалах дела цвет микрочастиц волокон (серо-черный) не соответствует приведенному в приговоре (серо-коричневый); для устранения противоречий в данной части суд не вызвал в судебное заседание эксперта; в нарушение закона признал недостоверными показания свидетелей И С и П данные ими в судебном заседании; оста з в ия за свидетеля С о даче показаний в ходе следствия под давлением, И - о подделке ее подписи в протоколах допросов, а также факт оговора и допросе П из-за неприязни и под нажимом оперативных сотрудников; не у щенные в ходе предварительного следствия многочисленные нарушения по делу, как то: отсутствие защитника с момента его фактического задержания; производство его допроса ночью в течение 8 часов с применением психологического и физического воздействия; вынужденный характер явки с повинной; изложение следователем его показаний с текста явки с повинной; получение от него признательных показаний с целью дачи следователем разрешения на свидание с родственниками; фальсификацию протоколов его допросов от 4 и 9 декабря 2014 г.; формальное отношение адвоката Марченко к осуществлению его защиты; проставление им подписей по рекомендации защитника на пустых бланках протоколов; пассивное поведение адвоката Рожина в суде и выступление его на стороне обвинения, призывы последнего к признанию им (Эпштейном) своей вины в судебном заседании производство обыска по месту жительства брата в ночное время без понятых и соответствующего решения суда, неразъяснение прав его матери Эпштейн М.Я. перед дачей ею объяснений, допросом и обыском, незаконное оглашение ее показаний в суде; участие в обыске в его квартире понятого являвшегося потерпевшим по другому уголовному делу и отсутствие в деле этого протокола обыска, в ходе которого были изъяты его и дочери телефоны, а также кофта; несоответствие в явке с повинной, протоколе обыска по месту жительства брата указанного времени фактическому производству этих действий; непредъявление изъятых в ходе обыска вещей И и понятым, а также ему самому во время следствия и в судебном заседании; несовпадение описи изъятых вещей в материалах дела и в обвинительном заключении; несвоевременное ознакомление его с постановлениями о назначении экспертиз; органы следствия не предоставили ему достаточного времени для ознакомления с материалами дела при выполнении требований ст.217 УПК РФ; гособвинитель отказался от вызова всех свидетелей, указанных в списке обвинительного заключения, что воспрепятствовало установлению истины по делу; суд не принял надлежащих мер по установлению местонахождения О и доставке тех свидетелей, явку которых не смог обеспечить защитник; без достаточных оснований поверил показаниям Н , являющейся заинтересованным лицом; снял заданный им (Эпштейном) вопрос свидетелю Н относительно содержания объяснений О ; не предоставил ему и защитнику право выступления в репликах; провозгласил приговор в отсутствие адвоката Рожина и в присутствии вместо прокурора посторонней женщины, не представленной участникам процесса.

При ознакомлении с материалами дела после постановления приговора им, как утверждает осужденный, установлены факты фальсификации материалов дела, о чем свидетельствует несоответствие листов дела, иное изготовление протоколов допросов свидетелей, заключений и показаний экспертов, внесение изменений в их содержание; постановленный приговор не отвечает требованиям закона, в нем не приводятся доказательства его вины и мотивы совершения им преступных действий; квалификация его действий, как совершенных в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, противоречит письменным данным и показаниям свидетелей о состоянии здоровья потерпевшей; при назначении наказания не учтены обстоятельства, влияющие на меру ответственности хорошие взаимоотношения с потерпевшей, его характеристика, семейное положение, возраст и состояние здоровья, выводы в акте судебно психиатрической экспертизы, инвалидность матери.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного государственный обвинитель Иванов М.А. указывает на несостоятельность изложенных в них доводов, считает их не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит, что постановленный приговор соответствует требованиям уголовно процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

По итогам выполнения процедуры, предусмотренной ст.217 УПК РФ состоявшейся 21 и 24 августа 2015 г., заявлений от Эпштейна и его защитника о недостаточности времени для ознакомления с материалами дела не поступало. От ознакомления с вещественными доказательствами и просмотра видеозаписи следственного действия последние отказались.

Судебное разбирательство уголовного дела имело место в соответствии с положениями глав 36-39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру рассмотрения уголовного дела.

Несмотря на занятую подсудимым позицию по отношению к предъявленному обвинению, суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в совершении преступлений, который подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств собранных на предварительном следствии, исследованных с участием сторон и подробно изложенных в приговоре.

Так, в приговоре суд подробно привел содержание исследованных в ходе судебного разбирательства показаний подсудимого, включая и те, в которых он признает свое участие в преступлениях, поясняет обстоятельства их совершения и подтверждает их в ходе проверки на месте; содержание других доказательств, изобличающих подсудимого и опровергающих его доводы в свою защиту.

Суд, проанализировав и дав надлежащую оценку всем исследованным материалам дела, проверив доводы подсудимого о непричастности к преступлениям и недоказанности отдельных обстоятельств преступлений, о недопустимости некоторых из доказательств, мотивировал в приговоре почему он принял те или иные доказательств в качестве допустимых достоверных, а в своей совокупности - достаточных для разрешения дела, а с другой стороны, критически оценил и отверг аргументы и показания подсудимого в свою защиту, как обусловленные его стремлением избежать уголовной ответственности за содеянное.

В частности, вывод о виновности именно Эпштейна в убийстве и краже денег суд обосновал показаниями свидетеля Н , которому О рассказала об обстоятельствах обнаружения трупа К и о пропаже ее денег; оглашенными в судебном заседании показаниями свидетеля Э о характере взаимоотношений подсудимого с потерпевшей и его свободном доступе в ее квартиру; показаниями Р и Л о материальной состоятельности потерпевшей месте хранения ею денежных средств в медицинской перчатке, об их сумме показаниями свидетелей Н ,В П о немощности К , а также свидетеля З об этом же факте, известном ей со слов самого Эпштейна и его матери; данными осмотра места происшествия об обстановке в ее квартире, описании ее трупа с подушкой на лице обнаружении фрагментов медицинской перчатки и отсутствии повреждений на входной двери и замке, заключениями экспертов о состоянии здоровья потерпевшей при жизни, об установленных на ее трупе телесных повреждениях, механизме их образования и причинах смерти; сведениями из протокола задержания об изъятии у Эпштейна 12 050 рублей, а также ключа от двери квартиры погибшей, что установлено в ходе следственного эксперимента; детализацией телефонных соединений подсудимого 29 ноября 2014 г., свидетельствующих о его нахождении в период наступления смерти потерпевшей в непосредственной близости от места преступлений.

Надлежащая оценка дана судом и показаниям свидетелей С П и И , которые в ходе предварительного следствия утверждали о наличии 29 ноября 2014 г. у Эпштейна значительных денежных средств, однако в судебном заседании это обстоятельство отрицали в противовес с иными имеющимся в материалах дела доказательствами.

При этом довод осужденного об оспаривании свидетелем И принадлежности ей подписей в протоколе ее допроса не соответствует протоколу судебного заседания.

Несостоятельны доводы осужденного о ненадлежащей проверке его алиби органами следствия и судом. Из материалов дела следует, что на протяжении расследования дела его показания относительно обстоятельств дела сводились к признанию им своей причастности к совершению убийства потерпевшей и краже у нее денег. Лишь после переквалификации 18 августа 2015 г. органами следствия его действий на более тяжкое преступление он изменил свою позицию и заявил о невиновности, однако алиби по поводу своего местонахождения в ином месте не выдвигал и от дачи показаний отказался.

При допросе в судебном заседании, отрицая совершение преступлений, он действительно пояснял о нахождении его в течение нескольких часов 29 ноября 2014 г. в гаражном кооперативе, но вместе с тем ссылался на то, что свидетель И , который это мог бы подтвердить давно уже умер, а был ли в гаражах на тот момент К , он сказать затрудняется.

Используя свое право на представление доказательств, сторона защиты в лице адвоката, заявив о намерениях вызвать в суд К и получив в этом требуемое содействие со стороны суда, тем не менее указанного свидетеля не представила, поскольку тот отказался явиться в судебное заседание. При этом ходатайств о принудительном приводе указанного лица в суд и его допросе ни защитник, ни подсудимый не заявляли, иных сведений, требующих проверки, не сообщали и против завершения судебного следствия не возражали.

Поскольку, заявляя в судебном заседании об алиби, осужденный в его подтверждение не указал на лиц, способных его удостоверить, не привел иных доказательств, которые могли быть проверены в судебном заседании суд пришел к выводу о несостоятельности такого заявления, с которым Судебная коллегия соглашается.

При этом необходимо отметить, что подтверждение факта нахождения Эпштейна на протяжении некоторого времени на территории гаражного кооператива не доказывало само по себе безусловно его невиновность поскольку согласно установленным судом обстоятельствам дела подтвержденным совокупностью исследованных доказательств преступления в отношении К и ее имущества были совершены в период с 14 часов 20 минут 29 ноября 2014 г. до 00 часов 30 ноября 2014 г.

Вопреки доводам апелляционной жалобы по делу отсутствуют какие либо неустраненные противоречия в доказательствах и сомнения в виновности осужденного, требующие толкования в его пользу, и в частности касающиеся личности О , времени наступления смерти потерпевшей, принадлежности осужденному исследованной одежды, цвета обнаруженных на руке потерпевшей и являвшихся предметом исследования волокон, их родового соответствия с волокнами одежды Эпштейна и иных обстоятельств, приводимых осужденным в жалобе.

Подробные признательные показания о месте, времени, способе убийства и кражи Эпштейн неоднократно давал в ходе предварительного следствия, в том числе непосредственно на месте преступления, где он показал на расположение тела К в кровати, продемонстрировал способ ее удушения, указал место обнаружения и вид упаковки похищенных им денег, рассказал о запирании им квартиры на ключ после совершения преступлений.

Более того, судом установлен и мотив убийства К , о котором сообщил сам Эпштейн в ходе предварительного следствия - личные неприязненные отношения, внезапно возникшие на почве ссоры с потерпевшей.

Эти показания положены в основу обвинительного приговора в силу их соответствия другим доказательствам по делу и соблюдения уголовно процессуального закона при их получении. При этом суд тщательно проверил доводы подсудимого как о недобровольности дачи им показаний так и об отсутствии помощи со стороны защитника Марченко и пришел к правильному выводу об их недостоверности.

Необъективны утверждения осужденного о ненадлежащем оказании ему помощи в судебном заседании адвокатом Рожиным. В опровержение указанных доводов следует рассматривать факт оказания юридических услуг названным защитником по соглашению, то есть исключительно по волеизъявлению Эпштейна, отсутствие в ходе процесса с его стороны заявлений о неудовлетворенности оказываемой ему адвокатом помощи разногласий, указывающих на различный подход и отношение адвоката и его подзащитного к предъявленному обвинению и избранной линии защиты активная и профессиональная деятельность по защите при разбирательстве дела, что выражалось в поступавших с его стороны многочисленных вопросах, направленных на выяснение обстоятельств дела у допрашиваемых лиц, в заявлении различных ходатайств об исследовании доказательств, в приведении доводов, отвечающих интересам подзащитного в противовес выдвинутых стороной обвинения.

Более того, по окончании рассмотрения дела осужденный также не имел претензий относительно качества оказываемой ему адвокатом Рожиным юридической помощи и в своем первоначальном заявлении просил об участии данного адвоката в заседании суда апелляционной инстанции.

Из протокола обыска по месту жительства С , производство которого признано судом законным в порядке ст. 165 УПК РФ усматривается, что он проведен в дневное время, с участием понятых и проживавшей в квартире И , которая добровольно выдала одежду подсудимого.

Впоследствии изъятые вещи признаны вещественными доказательствами, знакомиться с которыми Эпштейн при предъявлении ему материалов дела перед их направлением в суд не пожелал.

Как следует из протокола, свидетелю Э матери осужденного, перед ее допросом разъяснено ее право отказаться свидетельствовать против себя, близких родственников, и она предупреждена, что ее показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний, о чем свидетельствует ее подпись.

Возражений против оглашения данных ею в стадии следствия показаний у стороны защиты не имелось.

Таким образом, у суда не было оснований признавать указанные выше доказательства недопустимыми.

Вопреки доводам осужденного суд не использовал в качестве доказательств причастности Эпштейна к преступлениям ни протокол обыска в его квартире, ни объяснение О на которые осужденный ссылается в жалобе. Кроме того, в материалах дела вообще не имеется какого-либо протокола обыска с участием понятого, названного в жалобе.

Отказ государственного обвинителя от вызова тех либо иных свидетелей, указанных в списке обвинительного заключения, не препятствовал осужденному либо его защитнику заявлять ходатайство о допросе этих лиц, если они полагали, что их показания имеют существенное значение для дела.

Соблюдение принципа равноправия и состязательности сторон при рассмотрении дела судом было обеспечено. Снятие поступившего в ходе допроса к свидетелю вопроса имело место в рамках отведенной суду компетенции.

Объективных данных об ином содержании материалов дела, чем те, с которыми Эпштейн знакомился по окончании предварительного следствия об их фальсификации, о внесении различных изменений в содержание протоколов допроса и иных следственных действий Судебной коллегией не установлено, равно как и несоответствия указанного в различных протоколах времени производства тех либо иных действий фактическому.

Само по себе формальное невыполнение положений п.1 чЛ ст. 198 УПК РФ при назначении экспертиз в ходе предварительного следствия не отразилось на сущности проведенных экспертиз. Суд нашел заключения экспертов обоснованными и достоверными, поскольку исследования проведены компетентными лицами в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, а выводы экспертов мотивированны, научно аргументированы, подтверждаются совокупностью иных доказательств. В ходе судебного разбирательства дела подсудимый был вправе ставить вопрос о назначении по делу дополнительных либо повторных экспертиз, в случае если ненадлежащая реализация в ходе следствия его прав, предусмотренных п.1 ч.1 ст. 198 УПК РФ, реально отразилась на полноте и ясности экспертных исследований либо их законности.

Свой вывод о принадлежности микрочастиц с руки потерпевшей волокнам, входящим в состав кофты Эпштейна, суд сделал с учетом выводов эксперта, допрос которого в судебном заседании не проводился в силу полноты и ясности его заключения, а принадлежность кофты именно подсудимому суд обосновал протоколом обыска в квартире, где он был задержан после совершения преступлений, и показаниями выдавшего ее свидетеля И . Сомнений в правильности такой оценки доказательств у Судебной коллегии не имеется.

Факт изъятия 2 декабря 2014 г. у Эпштейна купюр иного, по его мнению, номинала, нежели хранившихся у потерпевшей, во-первых, какими либо доказательствами не подтвержден, а во-вторых, обстоятельства задержания подсудимого не исключали наличия у него возможности распорядиться похищенными деньгами.

Неявка защитника либо государственного обвинителя на оглашение приговора на законность и обоснованность судебного решения изготовленного в совещательной комнате, не влияет и не затрагивает право осужденного на защиту.

Судебной коллегией не установлено нарушений уголовно процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения.

Действия осужденного квалифицированы с учетом установленных судом фактических обстоятельств дела.

Приведенные в приговоре доказательства убедительно подтверждают выводы суда о том, что К в силу престарелого возраста и физического состояния находилась в заведомо для виновного беспомощном состоянии и не могла оказать ему сопротивления, что нашло отражение при квалификации его действий.

Установление факта беспомощного состояния потерпевшей, относится к прерогативе суда, а не к компетенции экспертов, о чем и было указано в соответствующем акте экспертизы.

Исходя из заключения экспертов, проводивших комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу, и на основе анализа действий Эпштейна, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными у суда не возникло оснований усомниться в его психическом статусе, что позволило признать его вменяемым.

Назначая Эпштейну наказание в соответствии с требованиями ст.6, 60 УК РФ, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, влияние наказания на его исправление и условия жизни его семьи, в качестве смягчающего его наказание обстоятельства явку с повинной, в качестве отягчающего - рецидив преступлений и не допустил при этом формального подхода к учету известных из дела сведений о его личности, приняв во внимание его положительные характеристики, возраст и состояние здоровья как его самого, так и единственного члена его семьи матери.

При таком положении назначенное осужденному наказание отвечает требованиям законности и справедливости, учитывает все обстоятельства влияющие на его вид и срок, а потому оснований для признания его несправедливым и подлежащим пересмотру в сторону смягчения Судебной коллегией не установлено.

Вид исправительного учреждения судом определен в соответствии с требованиями ст.58 УК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих изменение либо отмену приговора, по делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Санкт-Петербургского городского суда от 8 февраля 2016 г. в отношении Эпштейна Г Г , оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 165 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта