Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ16-4 от 24.05.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 43-АПУ16-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 24 м а я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Эрдыниева Э.Б.

судей СитниковаЮ.В. и ЗателепинаОК.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Нуриева М.С, адвоката Никитина И.Л. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 октября 2015 года, по которому

Нуриев М С

несудимый;

осужден:

- по п.п. «б», «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы,

- по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 150 УК РФ, Нуриев М.С. оправдан на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

По данному делу также осуждены Иванов И.М., Пеньков О.Ю. и Шаехов И.Ф., в отношении которых приговор вступил в законную силу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Нуриева М.С, адвоката Поддубного СВ., прокурора Щукиной Л.В., Судебная коллегия

установила:

Нуриев М.С. признан виновным в совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ф и убийстве последнего, группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 16 февраля 2014 года на территории

района Республики при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Нуриев М.С. выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает, что умысла на убийство Ф он не имел, потерпевшего, лежавшего на земле, он на автомашине « » переехал случайно, когда уезжал с места совершения преступления, при этом с другими соучастниками предварительного сговора на убийство Ф путем его переезда автомашиной у них не было Также указывает, что в его показаниях, данных на предварительном следствии, на которые суд ссылается в качестве доказательств его виновности, имеются противоречия, поскольку в первоначальных показаниях в качестве подозреваемого он пояснил, что специально проехал левыми колесами по лежавшему Ф с целью причинения ему увечий, а в последующих показаниях, данных, в том числе,на очной ставке с Шаеховым в ходе проверки показаний на месте, он пояснил, что переехал Ф с целью убийства, однако в этих показаниях, которые были им даны под воздействием со стороны оперативных сотрудников, он оговорил себя, при этом его пояснения в ходе проверки показаний о том, что он проехал потерпевшего в области ног до пояса свидетельствуют об отсутствии у него умысла на убийство. Утверждает, что свидетель Ф подтвердила, что он проехал по ногам потерпевшего. Считает, что суд необоснованно отказал ему в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента с целью установления механизма наезда на потерпевшего при условии, что

переднее левое колесо пройдет по ногам потерпевшего. Полагает, что в показаниях потерпевшей Ф относительно того, по какой части тела Ф проехал автомобиль, имеются противоречия, поэтому суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства об оглашении первоначальных показаний Ф . Суд также необоснованно отказал в удовлетворении других ходатайств, то есть о проведении дополнительного расследования и независимой судебно-медицинской экспертизы с целью выяснить, какие травмы получил Ф ниже пояса до колен, об установлении у него технической возможности избежать наезда на Ф , о признании недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий, проведенных с его участием 18 февраля 2014 года об истребовании медицинских карт стационарного больного Ф и назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы с целью установления своевременности, правильности и достаточности оказанной медицинской помощи Ф Указывает, что его действия в части наезда на Ф квалифицированы неверно, поскольку не доказано наличие предварительного сговора на убийство путем переезда Ф автомашиной, а также у него имелся умысел лишь на причинение потерпевшему телесных повреждений, в связи с чем полагает, что его действия необходимо квалифицировать по ч.4 ст. 111 УК РФ. Считает, что выводы суда о совершении им убийства Ф путем наезда на него автомобилем не подтверждаются доказательствами. Кроме того полагает, что суд назначил ему несправедливое наказание ввиду его чрезмерной суровости в том числе дополнительное наказание в виде ограничения свободы в максимальном размере, а также суд необоснованно возвратил ему первоначальную апелляционную жалобу для пересоставления ввиду отсутствия оснований для этого. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

- адвокат Никитин И.Л. в интересах осужденного Нуриева М.С. считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Указывает, что первоначальные показания Нуриева и других осужденных не могли быть положены судом в основу приговора и должны быть признаны недопустимыми доказательствами поскольку они допрашивались в ночное время. Недопустимыми доказательствами являются заключения экспертов №№422, 98/384, 71/1883, поскольку они основаны, по мнению адвоката, на недостоверных данных Также полагает, что достаточных доказательств, подтверждающих то, что Нуриев умышленно, с целью убийства Ф переехал его, не имеется Обстоятельства, сообщенные Нуриевым о том, каким образом он переехал тело Ф подтвердила потерпевшая Ф согласившаяся со схемами, составленными Нуриевым, исходя из которых изначальное положение тела Ф было изменено его женой Ф , о чем Нуриев, когда сел в автомобиль, не знал, и то, что он переехал тело Ф Нуриев понял только после того, как проехал по нему, то есть умышленно он на него не наезжал, при этом следственных действий по установлению возможности видимости с водительского места тела человека не проводилось. Полагает, что у Иванова, Пенькова, Нуриева отсутствовал умысел на убийство Ф , о чем свидетельствует, по мнению адвоката прекращение Пеньковым нанесения ударов топором по голове Ф Также полагает, что отсутствовал умысел у осужденных на совместное совершение разбойного нападения, ссылаясь на то, что при нападении каждый из осужденных действовал самостоятельно, совершал действия которые не обговаривались. Просит приговор отменить и уголовное дело возвратить прокурору.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Малыгин Д.В. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Нуриева М.С. в совершении группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения на Ф и его убийства, сопряженного с разбоем, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний осужденных Иванова И.М., Пенькова О.Ю., данных на предварительном следствии, в том числе в качестве подозреваемого обвиняемого, следует, что Нуриев, рассказывая им о запланированном преступлении, заявил о намерении совершить нападение на Ф и убить его с целью завладения автомашиной « » и похищения из квартиры потерпевшего денежных средств и иного ценного имущества, с чем Иванов и Пеньков согласились и дали согласие на участие в данном преступлении. В процессе подготовки к совершению преступления они на деньги, данные Нуриеву его знакомым по имени И , то есть Шаеховым который был осведомлен о планируемом преступлении и был заинтересован в его совершении, поскольку они также из сейфа в квартире потерпевшего должны были похитить его долговые расписки, приобрели парик для использования при проникновении в квартиру и топор для нападения на Ф .

Нуриев М.С. при первоначальном допросе в качестве подозреваемого

17 февраля 2014 года также сообщил, что им изначально планировались нападение на Ф с целью хищения имущества последнего и убийство потерпевшего, о чем он рассказал Пенькову и Иванову, которые согласились принять участие в этом.

О наличии намерения убить потерпевшего Ф в ходе нападения

э с целью хищения имущества последнего Иванов, Нуриев и Пеньков подтвердили и в ходе проведения очных ставок между ними.

Кроме того, Иванов в ходе очных ставок с Пеньковым и Нуриевым показал, что в процессе подготовки к преступлению по указанию Нуриева он и Пеньков искали пистолет, но нашли только пневматический, который приобретать не стали, поскольку решили, что убить человека из такого оружия не получится, поэтому приобрели на рынке топор.

Данные показания Иванова Нуриевым и Пеньковым в ходе очных ставок были подтверждены.

Таким образом, вышеприведенные показания осужденных свидетельствуют о наличии между Нуриевым, Ивановым и Пеньковым предварительного сговора как на совершение разбойного нападения, так и на убийство Ф

Относительно доводов о том, что в процессе совершения разбойного нападения на Ф Нуриев не желал причинения смерти потерпевшему а переезд тела последнего носил случайный характер, поскольку Нуриев не видел, что место нахождения тела находится на траектории движения автомашины « », Судебная коллегия находит несостоятельными.

Из показаний потерпевшей Ф следует, что она видела как Нуриев перед началом движения на автомашине « » поворотом рулевого колеса изменил траекторию его движения, в результате чего совершил переезд тела Ф .

Данные показания потерпевшей подтверждаются заключением повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы №71/833 от 15 мая 2015 года, согласно которому, при исследовании трупа Ф была установлена сочетанная тупая травма грудной клетки и живота, которая причинила тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни образовалась от сдавления и характерна для переезда колесами движущегося транспортного средства. При этом в момент переезда автомобилем «»

пострадавший Ф находился в горизонтальном положении тела преимущественно правой поверхностью туловища к автомобилю. Повреждений на конечностях не установлено, кости конечностей целы.

Доводы о недопустимости данного заключения в связи с тем, что, по мнению адвоката Никитина, недопустимыми являются заключения экспертов № 422 от 21 марта 2014 года и № 98/384 от 16 июля 2014 года которые использовались экспертами при производстве данной экспертизы являются несостоятельными.

Утверждения адвоката о том, что при производстве экспертизы № 422 эксперту не был предоставлен для исследования труп потерпевшего, а при производстве экспертизы №98/384 не был предоставлен автомобиль «»

и экспертами самостоятельно были собраны указанные объекты для исследования, были проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку труп потерпевшего и соответствующие медицинские документы на имя последнего уже находились в Бюро СМЭ куда они были доставлены из медицинского учреждения, а возможность осмотра указанного автомобиля была предоставлена эксперту М после его устного запроса следователю, что и отражено в постановлении суда от 2 июля 2015 года, которым обоснованно было отказано в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми.

Оснований не доверять выводам экспертов, содержащихся в заключениях №422 и №71/833, в части установления телесных повреждений на трупе потерпевшего, их локализации и механизма причинения, причины смерти не имеется, поскольку данные экспертизы проведены в соответствии с требованиями закона, экспертами, имеющими специальные познания в области судебной медицины, выводы экспертов в указанной части являются ясными и научно обоснованными, при этом эксперт К проводивший экспертизу №422, непосредственно исследовал труп Ф . Первоначальные показания потерпевшей Ф данные ею на предварительном следствии, о том, что переднее левое колесо проехало по ногам Ф , а заднее левое колесо по туловищу, а также ее показания в судебном заседании, где она пояснила, что оба колеса проехали по телу Ф то есть в ее понимании - в области от шеи до пояса и в области пояса и ниже, не могут быть расценены как имеющие существенные противоречия, поскольку она в целом пояснила об умышленности действий Нуриева, повернувшего руль и направившего автомобиль на тело Ф при этом ее указание на переезд тела в области ног или в области пояса и ниже объясняется ее нахождением в шоковом, стрессовом состоянии, что следует из ее же показаний, и субъективным восприятием этих обстоятельств с учетом ее состояния и ее расположения на месте происшествия.

Об изменении Нуриевым направления движения автомобиля свидетельствуют и показания осужденного Пенькова в судебном заседании о том, что после нанесения им ударов Ф последний остался лежать перед автомобилем « » таким образом, что в случае прямолинейного движения левая часть автомобиля попадала на ноги потерпевшего.

Данные показания Пенькова опровергают доводы Нуриева М.С. и его защитника о том, что при посадке Нуриева в автомобиль потерпевший Ф не находился на траектории движения указанного транспортного средства, а был впоследствии перемещен туда потерпевшей Ф , перевернувшей тело Ф с живота на спину.

Указанные показания Пенькова согласуются как с установленной экспертами локализацией повреждений тела Ф связанных с переездом колесами движущегося транспортного средства, так и с показаниями потерпевшей Ф , указавшей, что после нанесения Ф ударов Пеньковым она перевернула тело мужа с живота на спину При этом, как правильно отметил суд, описанный Ф механизм изменения положения тела Ф , а именно - путем вращения его вокруг своей вертикальной оси, никоим образом не мог изменить положение тела погибшего относительно прямолинейной траектории движения автомобиля « », как о том заявлено в судебном заседании Нуриевым. Приближение тела Ф к передней части автомобиля « » либо удаление его от таковой в результате установленного переворачивания потерпевшей Ф не может влиять на правовую оценку действий Нуриева поскольку определяющим является сам факт нахождения на траектории движения управляемого Нуриевым автомобиля тела Ф , о чем было известно Нуриеву, и что следует из показаний самого осужденного Нуриева с приложенной схемой, из показаний осужденных Пенькова, Иванова потерпевших Ф ,Ш иГ относительно места наезда на Ф автомобилем « », места падения потерпевшего и последующего взаимного расположения автомобилей « » и « с» с момента начала нападения до момента начала движение автомобиля « с» под управлением Нуриева, при которых тело упавшего справа от автомобиля « » Ф учитывая боковой интервал между автомобилями « с» и « », не могло быть размещено под установленным углом относительно передней части автомобиля « » вне габаритов последнего.

Указанные обстоятельства, значимые для определения места расположения Ф после совершенного наезда, как обоснованно указал суд, безусловно были известны Нуриеву М.С, поскольку последний управлял автомобилем « » в момент умышленного наезда на потерпевшего и видел взаимное расположение автомобилей «»

и « » на проезжей части. Более того, Нуриев в судебном заседании заявил, что при посадке в автомобиль « » он смотрел на потерпевшего Ф и видел расположение последнего, а осужденный Иванов сообщил, что высказанное им на стадии предварительного расследования суждение о переезде Нуриевым М.С. тела Ф основывалось на взаимном расположении последнего и автомобиля « ».

Кроме того, на стадии предварительного расследования Нуриев при допросе в качестве обвиняемого, а также при проверке показаний на месте и в ходе очной ставки с Шаеховым И.Ф. неоднократно заявлял о том, что переезд тела Ф он совершил с целью убийства последнего Последующее изменение Нуриевым показаний в данной части в ходе предварительного следствия судом обоснованно расценено как избранный им способ защиты от предъявленного обвинения.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание наличие у Нуриева реальной возможности избежать наезда на потерпевшего, суд правильно пришел к выводу о том, что переезд тела Ф был осуществлен Нуриевым умышленно, с целью причинения смерти.

Кроме того, поскольку на основании вышеприведенной совокупности доказательств судом было достоверно установлено, что Нуриев знал о нахождении потерпевшего перед транспортным средством и умышленно направил автомобиль в сторону места расположения Ф с целью причинения смерти последнему, отсутствие или наличие у Нуриева возможности визуально наблюдать потерпевшего в момент самого движения не имело правового значения для определения формы вины Нуриева, в связи с чем суд обоснованно отказал Нуриеву в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента с целью установления возможности у Нуриева, находящегося на водительском месте автомобиля « » перед началом движения, видеть лежащего Ф

Не имелось оснований у суда и для удовлетворения других заявленных Нуриевым ходатайств, в частности, о проведении дополнительного расследования и независимой судебно-медицинской экспертизы с целью выяснить, какие травмы получил Ф ниже пояса до колен, об установлении у него технической возможности избежать наезда на Ф об истребовании медицинских карт стационарного больного Ф и назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы с целью установления своевременности, правильности и достаточности оказанной медицинской помощи Ф выводы суда в этой части являются обоснованными, надлежаще мотивированными, оснований не согласиться с ними у Судебной коллегии не имеется.

Кроме того, не имеется оснований и для признания вышеприведенных первоначальных показаний Нуриева, Иванова, Пенькова, а также и Шаехова данных ими на предварительном следствии, в том числе на очных ставках между ними, в ходе проверки показаний на месте, поскольку они допрашивались в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, после разъяснения им процессуальных прав, в присутствии адвокатов, а при проверке показаний на месте и в присутствии понятых, что исключало возможность оказания на осужденных незаконного воздействия.

Также, согласно с.З ст. 164 УПК РФ, допускается возможность проведения в ночное время следственных действий в случаях, не терпящих отлагательства.

К таким случаям суд обоснованно отнес проведение допросов 17-18 февраля 2014 года осужденных, очной ставки между Нуриевым и Шаеховым подробно и надлежащим образом мотивировав свои выводы в приговоре.

Доводы Нуриева о том, что проверка его показаний на месте и его допрос в качестве обвиняемого 18 февраля 2014 года не проводились, при этом он ссылается на приобщенную к апелляционной жалобе справку №117/Н-7 от 3.11.2015 г. из межмуниципального отдела МВД России « », составленную по записям из журнала «Регистрация выводов подозреваемых и обвиняемых из камер ИВС», из которой следует, что 18 февраля 2014 года с 16.45 до 17.59 его посещал следователь С (хотя предъявление обвинения и допрос были проведены следователем Н с участием адвоката), являются несостоятельными, которые опровергаются проведенной по поручению начальника уголовно-судебного управления прокуратуры Удмуртской Республики межрайонной прокуратурой проверкой достоверности сведений сообщенных Нуриеву М.С. вышеуказанным письмом Врио начальника МО МВД России « », в частности полной копией указанного журнала за 18 февраля 2014 года, оглашенной в судебном заседании суда апелляционной инстанции, из которой следует, что Нуриев в этот день выводился для проведения следственных действий с 14.35 до 16.00 и с 16.45 до 17.59, при этом данные следователя не указаны. Кроме того, данные доводы Нуриева опровергаются самими материалами уголовного дела, то есть протоколом проверки показаний Нуриева на месте, постановлением о привлечении в качестве обвиняемого и протоколом допроса Нуриева в качестве обвиняемого от 18 февраля 2014 года, где правильность записи показаний Нуриева в протоколах, вручение ему копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого удостоверены самим Нуриевым и его защитником.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Таким образом, суд, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности Нуриева в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку его действиям.

Доводам об отсутствии в действиях осужденных предварительного сговора на совершение разбойного нападения и убийства Ф со ссылкой на то, что действия осужденных носили разрозненный характер каждый действовал самостоятельно, переезд Ф автомобилем предварительно не планировался судом дана должная оценка и данные доводы обоснованно признаны несостоятельными.

Суд правильно указал, что действия Нуриева, Иванова и Пенькова при совершении преступлений хотя и носили индивидуальный характер, однако бесспорно, были направлены на достижение планируемого и желаемого каждым из них единого результата, и, более того, непосредственно в процессе совершения деяний осужденные последовательность и характер своих действий не обговаривали, что также свидетельствует о предварительной осведомленности каждого из нападавших о преследуемой ими единой цели и необходимых для ее достижения действиях.

При назначении Нуриеву М.С. наказания как основного, так и дополнительного суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства, смягчающие наказание, а также данные, характеризующие его личность.

Назначенное Нуриеву М.С. наказание соразмерно содеянному и является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 октября 2015 года в отношении Нуриева М С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Нуриева М.С. и адвоката Никитина И.Л. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 164 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта