Информация

Решение Верховного суда: Определение N 84-АПУ17-2 от 22.03.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №84-АПУ 17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 марта 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Абрамова С.Н. и Пейсиковой Е.В.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Легостаева В.М. и Мардояна Р.Р., адвокатов Ивановой И.А. и Зайцевой Л.Н. на приговор Новгородского областного суда от 29 ноября 2016 г., по которому

Легостаев В М ,

несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 228* УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 200 000 рублей;

Мардоян Р Р ,

несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 228* УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 200 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., изложившего доводы апелляционных жалоб возражений на них, обстоятельства дела, выступления осужденных Легостаева В.М. и Мардояна Р.Р. посредством видеоконференц-связи адвокатов Ивановой И.А. и Зайцевой Л.Н., поддержавших доводы приведенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Легостаев и Мардоян признаны виновными и осуждены за незаконный сбыт психотропных веществ, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступление ими совершено 14 мая 2015 г. в п.

района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Легостаев виновным себя признал частично, а осужденный Мардоян не признал.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Легостаев В.М., считая обвинительный приговор незаконным, необоснованным, постановленным с нарушениями норм уголовно-процессуального закона, просит его изменить,

1 переквалифицировать его действия с ч. 5 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 2281 УК РФ. По его мнению, суд дал неверную оценку показаниям заинтересованных свидетелей А Д и Б , являющихся оперативными сотрудниками УФСКН РФ по

области, а также содержанию телефонных переговоров состоявшихся между ним, Мардояном и другими лицами необоснованно приведя их в приговоре в качестве доказательств Указывает на то, что психотропные вещества могли подкинуть оперативные сотрудники, в том числе А который сам в настоящее время находится под стражей; упаковка психотропных веществ с места изъятия отличается от той же упаковки при поступлении психотропных веществ на исследование эксперту; его показания на предварительном следствии от 15 и 16 мая, а также 5 ноября 2015 г., в которых он оговорил себя и Мардояна, положенные судом в основу приговора, являются недопустимыми доказательствами, поскольку получены в результате шантажа и применения к нему физической силы со стороны оперативных сотрудников наркоконтроля, а решение следствия об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам применения к нему и Мардояну физического воздействия является формальным и необоснованным. По тем же причинам показания свидетелей С и С также являются недопустимыми доказательствами Считает недоказанными выводы суда о том, что сбыт психотропных веществ является оконченным составом, а назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым и несправедливым, назначенным без учета положений ст. 64 УК РФ и факта изобличения им в совершении незаконного оборота наркотических средств иных лиц;

адвокат Иванова И.А. в защиту интересов осужденного Легостаева В.М. считает приговор незаконным и необоснованным просит действия Легостаева переквалифицировать на ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228 УК РФ, как на приготовление к незаконному сбыту психотропных веществ, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; протоколы допроса Мардояна и Легостаева от 15.05.2015 г. на предварительном следствии, положенные судом в основу приговора, являются недопустимыми доказательствами полученными с нарушением требований УПК РФ, в том числе в связи с проведением допросов в ночное время; судом были проигнорированы доводы защиты о нарушениях норм уголовно процессуального закона при задержании Легостаева и Мардояна, а также при изъятии у Р психотропных веществ; дана неверная оценка показаниям свидетелей А , Д и Б являющихся оперативными сотрудниками наркоконтроля заинтересованными в исходе дела; показания свидетелей С и С на предварительном следствии, признанные судом достоверными, получены под давлением оперативных сотрудников УФСКН; к показаниям свидетеля А суду следовало отнестись критически, поскольку он сам содержится под стражей в связи с предъявленным ему обвинением в незаконном обороте наркотических средств; полагает, что Легостаев психотропное вещество Р не сбывал, а только создал условия для дальнейшей его реализации неустановленному лицу, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам; вывод суда о сбыте подсудимыми психотропного вещества основан на предположениях судом не дана оценка факту заключения с Легостаевым на предварительном следствии досудебного соглашения о сотрудничестве 30.09.2015 г. и основаниям его расторжения, без учета данных обстоятельств, суд, при назначении Легостаеву наказания необоснованно не применил положение ст. 64 УК РФ;

осужденный Мардоян Р.Р., считая обвинительный приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку он к совершению инкриминированного ему преступления не причастен, его вина по предъявленному обвинению не доказана; какой-либо договоренности с Легостаевым о совместном приобретении психотропных веществ и их последующем сбыте у него не было; момент передачи психотропных веществ он не видел; след пальца его руки на упаковке с психотропным веществом был оставлен случайно, при пристегивании ремня безопасности в салоне автомобиля. Обращает внимание на то, что в записи телефонных переговоров 14 мая 2015 г его разговоров о психотропных веществах не имеется;

адвокат Зайцева Л.Н. в защиту интересов осужденного Мардояна Р.Р. считает приговор суда незаконным и необоснованным, просит его отменить и вынести в отношении Мардояна оправдательный приговор. Полагает, что выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции Указывает, что суд необоснованно постановил приговор на основе недопустимых доказательств - признательных показаниях Мардояна и Легостаева на предварительном следствии, полученных в результате незаконных методов следствия (допрос Мардояна в качестве подозреваемого 15 мая 2015 г. проведен в ночное время). По ее мнению, суд необоснованно привел в приговоре показания заинтересованных в исходе дела оперативных работников наркоконтроля А , Д и Б неверно оценил показания свидетелей С и С на предварительном следствии, без оснований отвергнув их показания в судебном заседании. Обращает внимание на то, что содержание телефонных переговоров 14 мая 2015 г., исследованных в судебном заседании, не отражает участия в них Мардояна; изъятие психотропных веществ у Р путем проведения его личного досмотра с участием лица женского пола, произведено с нарушением требований УПК РФ Считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств защиты в признании недопустимыми доказательствами актов личного досмотра Р , Мардояна и Легостаева от 15 мая 2015 г., справки эксперта № от 15.05.2015 г., вещественного доказательства первоначальной упаковки психотропного вещества, изъятого 15 мая 2015 г. в ходе личного досмотра у Р В связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона при получении образцов отпечатков пальцев рук для сравнительного исследования считает недопустимым доказательством заключение эксперта от 21.09.2015 г. по отпечаткам пальцев рук, обнаруженным на упаковке психотропного вещества. При этом, по мнению защитника разрешение ходатайства защиты о признании указанных доказательств недопустимыми было произведено судом с нарушением требований ст. 121 и 271 УПК РФ, в том числе, путем назначения судом дополнительной дактилоскопической экспертизы которая, также является недопустимым доказательством. Выражает несогласие с указанием суда о неприменении абзаца 5 пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 г. № 14 о том, что при определении размера наркотического средства или психотропного вещества в смеси, необходимо исходить из возможности использования смеси для немедицинского употребления для определения свойств и степени воздействия на организм человека психотропного вещества. В этой связи полагает, что стороной обвинения не доказано, что данная смесь могла иметь какое-либо негативное воздействие на организм человека, исходя из не установленного количества наполнителя смеси - сахарозы.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, государственный обвинитель Наумова Т.Г. приговор суда считает законным и обоснованным, назначенное подсудимым наказание - справедливым и соразмерным содеянному, просит приговор суда в отношении Легостаева В.М. и Мардояна Р.Р оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и защитников - без удовлетворения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно процессуальным законом оснований для его отмены или изменения.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела правильно признав Легостаева и Мардояна виновными в совершении инкриминированного им преступления, дав содеянному ими правильную юридическую оценку, опроверг доводы Мардояна о его непричастности к совершенному преступлению, Легостаева о неправильной квалификации его действий, эти выводы изложил в приговоре, а принятое решение мотивировал.

С доводами осужденного Мардояна и его защитника о непричастности Мардояна к незаконному сбыту психотропного вещества, согласиться нельзя, поскольку они противоречат материалам дела и приведенным в приговоре доказательствам.

Как правильно установил суд, осужденные Легостаев и Мардоян, действуя по предварительному сговору группой лиц, 14 мая 2015 г. около 23 часов 20 минут в квартире, расположенной в п. района области сбыли психотропное вещество - смесь массой 244,4 гр., содержащую амфетамин, производное амфетамина (именуемое как Ы ацетиламфетамин) и катин (6-норпсевдоэфедрин), составляющее особо крупный размер, передав его в долг третьим лицам, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство.

В качестве допустимых и достоверных доказательств виновности осужденных Легостаева и Мардояна в совершенном преступлении, суд обоснованно привел, в частности: показания самих осужденных Легостаева и Мардояна, данных ими на предварительном следствии об обстоятельствах совершенного преступления свидетелей А , Д и Б , участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий по наблюдению за осужденными, их задержании и изъятии психотропного вещества М П иП , участвовавших в качестве понятых при досмотре осужденных и изъятии психотропного вещества С и С о сбыте Легостаевым психотропных веществ заключения экспертов о принадлежности изъятой смеси к психотропному веществу, наличии следов пальцев рук Легостаева и Мардояна на упаковке психотропного вещества; результаты оперативно-розыскных мероприятий, свидетельствующие о сбыте осужденными Легостаевым и Мардояном психотропного вещества.

Суд, вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах обоснованно признал допустимыми доказательствами протоколы допросов Легостаева и Мардояна в качестве подозреваемых и обвиняемых 15 и 16 мая 2015 г., а также Легостаева 5 ноября 2015 г поскольку эти показания получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием защитников. При допросе 16 мая 2015 г. Мардоян в присутствии своего защитника подтвердил достоверность своих показаний от 15 мая 2015 г.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о допустимости проведения допроса Мардояна 15 мая 2015 г. в ночное время, в условиях, не терпящих отлагательства, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 164 УПК РФ.

Доводы осужденных и защитников о незаконных методах ведения следствия, оказания на осужденных психического и физического воздействия оперативными сотрудниками наркоконтроля судом проверены и обоснованно отвергнуты, как противоречащие материалам дела.

Вопреки доводам осужденных и адвокатов показания оперативных сотрудников наркоконтроля А , Д и Б допрошенных в качестве свидетелей, обоснованно признаны судом достоверными, поскольку каких-либо оснований полагать о их заинтересованности в оговоре осужденных в материалах дела не имеется и в жалобах не приведено. Как правильно установил суд, умысел осужденных Легостаева и Мардояна на незаконный сбыт психотропных веществ сформировался самостоятельно и независимо от деятельности оперативных сотрудников УФСКН, направленной на выявление и пресечение указанных преступлений.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы приведенные в апелляционных жалобах, о необходимости критической оценки показаний свидетеля А , содержащегося под стражей, поскольку заключение его под стражу по другому делу не связано с его действиями 14 мая 2015 г. по задержанию Легостаева и Мардояна и изъятию у Р психотропного вещества полученного от осужденных.

Показаниям свидетелей С и С данным ими на предварительном следствии о том, что Легостаев ранее занимался незаконным сбытом наркотических средств; М ,П и П об обстоятельствах задержания Легостаева и Мардояна проведения их личного досмотра суд дал надлежащую оценку обоснованно признав их достоверными по мотивам, изложенным в приговоре.

Суд первой инстанции не нашел нарушений уголовно процессуального закона, влекущих признание доказательств недопустимыми, при осуществлении личного досмотра Легостаева Мардояна и Р 15 мая 2015 г. в присутствии лица другого пола специалиста Х Не находит таких нарушений и Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда о допустимости в качестве доказательств актов личного досмотра, в том числе акта личного досмотра и изъятия психотропного вещества у Р

Как следует из материалов дела заключение эксперта от 21 сентября 2015 г. о наличии следов пальцев рук осужденных на упаковке психотропного вещества, получено в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, а доводы адвоката Зайцевой о неправильном разрешении ее ходатайства в этой части являются несостоятельными.

Оперативно-розыскные мероприятия проведены в соответствии с требованиями Федерального закона № 144-ФЗ от 12.08.1995г. «Об оперативно-розыскной деятельности», представленные результаты оформлены надлежащим образом, действия оперативных работников проводивших эти мероприятия, являются правомерными, а доводы стороны защиты об обратном - несостоятельными.

Таким образом, на основании исследованных в судебном заседании допустимых доказательствах, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, а выводы суда о виновности осужденных Легостаева и Мардояна в совершенном преступлении у Судебной коллегии сомнения не вызывают.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку, квалифицировав их по ч. 5 ст. 2281 УК РФ, как незаконный сбыт психотропных веществ, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Доводы осужденного Легостаева и защитника о неправильной квалификации его действий как оконченного состава преступления Судебная коллегия находит необоснованными, поскольку судом правильно установлены обстоятельства, свидетельствующие о том что осужденные Легостаев и Мардоян психотропное вещество передали его приобретателю, то есть сбыли, а последний его принял и распорядился им по своему усмотрению. При этом, факт проведения оперативно-розыскного мероприятия в виде наблюдения и прослушивания телефонных разговоров, а также изъятия психотропного вещества по пути следования покупателя на правильность квалификации действий осужденных не влияет.

Как следует из приговора, при назначении наказания осужденным Легостаеву и Мардояну, в соответствии с положениями ст. 6 и 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, данные о их личности влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на размер назначенного им наказания, Судебная коллегия не находит и назначенное наказание признает справедливым.

Другие доводы, приведенные в апелляционных жалобах, о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства касающиеся различий упаковок вещественного доказательства при его изъятии и направлении на экспертизу, необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств стороны защиты о недопустимости доказательств, Судебная коллегия находит несостоятельными противоречащими материалам дела.

Судебное разбирательство по делу проведено с соблюдением принципов состязательности сторон и презумпции невиновности нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 и 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новгородского областного суда от 29 ноября 2016 г. в отношении Легостаева В М и Мардояна Р Р оставить без изменения, а апелляционные жалобы их и адвокатов Ивановой И.А. и Зайцевой Л.Н. - без удовлетворения Председательствующий судья СУДЬ

"

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 164 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта