Информация

Решение Верховного суда: Определение N 30-АПУ15-8 от 01.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №30-АПУ 15-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Кочиной ИГ., Червоткина А.С.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Гуровой В.Ю.,

осужденных Хачукова А.Б., Шебзухова М.А., Апаева Р.А.,

защитников - адвокатов Урусовой А.Х., Айдиновой Э.М., Болурова Р.Б.,

при секретаре Поляковой А.С.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Урусовой А.Х., Айдиновой Э.М., Болурова Р.Б. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 04 июня 2015 года, которым

Хачуков А Б ,

несудимый

осужден:

по п.п. «а», «е», «ж», ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 222 УК РФ, к лишению свободы сроком на 3 года,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных в приговоре,

Шебзухов М А ,

края,

судимый:

- 17 декабря 2009 г. по ч.2 ст. 330 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

- 30 июля 2013 года по п. «ж» ч.2 ст. 105, ст. 70 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

осужден:

по ч.5 ст. 33, ч.1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет,

по ч.2 ст. 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года,

на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 11 годам лишения свободы,

на основании ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного присоединения не отбытой части наказания по приговору от 30 июля 2013 года - к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных в приговоре.

Апаев Р А

не судимый

осужден:

по ч.З ст. 30, п.п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы сроком на 1 год;

по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 3 месяца с установлением ограничений и возложением обязанностей, перечисленных в приговоре,

Приговором частично удовлетворены гражданские иски потерпевших о возмещении морального вреда:

с Хачукова А.Б. и Шебзухова М.А. взыскано в пользу М М М по рублей,

с Хачукова А.Б. и Апаева Р.А. взыскано в пользу К по

рублей.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступления осужденных Хачукова А.Б., Шебзухова М.А., Апаева Р.А., адвокатов Урусовой А.Х Айдиновой Э.М., Болурова Р.Б., поддержавших доводы апелляционных жалоб прокурора Гуровой В.Ю., не усматривающей оснований для изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

Хачуков А.Б. признан виновным в убийстве двух лиц, М и К группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, которые совершенны 30 ноября 2009 года и 01 июня 2011 года соответственно.

Шебзухов М.А. признан виновным в пособничестве в убийстве М

Апаев Р.А. признан виновным в пособничестве в убийстве К совершенном группой лиц по предварительному сговору, и в покушении на убийство двух лиц, К иА

В отношении А преступление совершенно 05 июля 2008 года.

Кроме того, каждый из осужденных признан виновным в незаконной перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, а Хачуков А.Б. - в совершении двух таких преступлений.

Преступления совершены в г Республики и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Урусова А.Х., действующая в интересах осужденного Хачукова, считает, что при вынесении приговора судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, а содержащиеся в нем выводы, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Подробно приводя исследованные судом доказательства, адвокат полагает, что кроме полученных под пытками противоречивых показаний Шебзухова, Б и Апаева, от которых они отказались в суде, нет иных доказательств, которые бы подтверждали причастность Хачукова к убийству К Полагает, что Шебхузов оговорил ее подзащитного и произошло это отчасти и потому, что защиту Шебзухова осуществлял адвокат Дышеков, в то время, как адвоката Айбазова следователь не допустил к участию в деле Изобличавшие Хачукова Шебзухов и Апаев в суде заявили о своей непричастности к убийству К , а их показания, данные на предварительном следствии, положенные судом в основу приговора противоречат обстоятельствам, установленным вступившим в законную силу приговором суда по обвинению Шебзухова и Б в убийстве К По мнению адвоката, не нашел своего подтверждения указанный в приговоре мотив убийства, не доказано наличия у Хачукова оружия. Считает, что убеждение потерпевшей К о причастности осужденных к убийству сына субъективно. К вел антисоциальный образ жизни, имел вспыльчивый характер, в силу чего причины для его убийства имелись у многих лиц, однако судом иные версии не рассматривались. Также защитник полагает, что обвинительный приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей. Так свидетель К , чьи показания положены в основу приговора, имел веские основания для оговора Хачукова. Свидетель У в суде отказался от своих показаний о продаже Хачукову автомобиля «»,

на котором возможно передвигались убийцы К пояснив, что дал их под давлением сотрудников полиции. Свидетель Т утверждавший, что продал эту автомашину У давал противоречивые показания в части осведомленности о криминальном происхождении автомобиля, что, по мнению защитника, также свидетельствует об оказании на него давления сотрудниками правоохранительных органов. Из показаний свидетелей П ,Б ,В следует, что убийство К совершили двое парней в масках и в черной одежде, хотя на следствии Шебзухов утверждал, что для совершения данного преступления Хачуков приобретал камуфлированную одежду. Подробно приводя показания своего подзащитного и его знакомой Г , адвокат утверждает, что Хачуков не мог принять участие в убийстве К , поскольку с 1 по 3 июня 2011 года вместе Г находился в г. Автор жалобы указывает, что Хачуков, и непричастным у, но, зная, что находится в федеральном розыске, 9 июня 2013 года сам явился в Управление ФСБ по КЧР чтобы подтвердить свою невиновность.

По эпизоду убийства М приводя подробный анализ исследованных судом доказательств, адвокат считает недоказанными мотив преступления, поскольку Х показал, что возвратил долг Хачукову, а свидетели К Б ,Г Т К , Ш указали на отсутствие у Хачукова веских причин для убийства М . Автор жалобы указывает на недоказанность причастности Хачукова к совершению данного преступления и полагает, что оговорившего ее подзащитного Шебзухова сотрудники УБОП под пытками заставили выучить заранее заготовленный текст показаний, в которых он признавал вину в совершении преступлений. Эти показания Шебзуховым даны в нарушение части 3 ст. 164 УПК РФ в ночное время, в связи с чем являются недопустимыми и подлежат исключению из числа доказательств. Приводя показания близких погибшего: потерпевшей М свидетелей Г ,Г ,Х , М М М С , защитник указывает на содержащиеся в них противоречия. Так, на начальном этапе следствия никто из перечисленных свидетелей не указывал на причастность Хачукова к убийству М и лишь по истечении 4 лет данные лица под воздействием следователя Т изменили свои показания и пояснили, что в своем убийце М узнал именно Хачукова. Оценивая показания следователя Т в судебном заседании, адвокат акцентирует внимание на его личной заинтересованности в исходе дела из-за конфликта между его отцом и Хачуковым, возникшего в период выборов в местные органы власти, а также в связи с проникновением в их домовладение, в чем семья Т считала виновными Хачукова и Шебзухова. Защитник критически оценивает показания сотрудника УБОП А о наличии у Хачукова мотива для убийства М и указывает на него как на лицо, принимавшее участие в пытках Шебзухова.

В связи с изложенным автор жалобы просит приговор отменить, а Хачукова оправдать.

В апелляционной жалобе адвокат Айдинова Э.М., действующая в интересах осужденного Шебзухова, просит отменить приговор и прекратить уголовное дело в отношении подзащитного за непричастностью к совершению преступлений. Считает, что при вынесении приговора судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а выводы суда содержащиеся в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Автор жалобы указывает, что следователь Т и его семья подозревали Шебзухова и Хачукова в незаконном проникновении в их домовладение, в связи с чем полагает, что следователь, сводя с осужденными личные счеты, сфальсифицировал доказательства, которые должны быть признаны недопустимыми. Адвокат утверждает, что Шебзухов оговорил себя под пытками. Это мог бы подтвердить содержавшийся с ним в одной камере следственного изолятора О , однако суд необоснованно отказал стороне защиты в его допросе. Указывает, что в нарушение требований УПК РФ допрос Шебзухова проводился в ночное время. По ее мнению, показания Шебзухова о непричастности к убийству М подтверждаются показаниями свидетелей Ш ,Б Х иГ По мнению защитника, суду не следовало использовать в качестве доказательств, показания свидетелей Г , Г М Х , поскольку они в силу родственных и дружеских отношений заинтересованы в исходе дела, более того, дали свои показания после консультации со следователем, по истечении длительного времени.

В апелляционной жалобе адвокат Болуров Р.Б., действующий в интересах осужденного Апаева, по эпизоду убийства К и незаконной перевозке огнестрельного оружия, считает, что вина его подзащитного не подтверждается приведенными в приговоре доказательствами. По его мнению, суд устанавливая вину Апаева в совершении преступлений, основывался лишь на его явке с повинной и признательных показаниях, данных в ходе предварительного следствия с целью самооговора. Сделал он это по просьбе Хачукова, пытавшегося таким способом добиться возвращения на дополнительное расследование уголовного дела в отношении Шебзухова и Б по обвинению в убийстве К Тем самым Хачуков рассчитывал оградить себя, а также Шебзухова и Б от необоснованного обвинения в преступлении. Поскольку приговор в отношении Шебзухова и Б Верховным Судом РФ был оставлен без изменения, то необходимость в самооговоре отпала и Апаев отказался от показаний, в которых признавал себя виновным, и, которые не соответствовали обстоятельствам дела. Признавая, что Апаев не стрелял в К суд, тем не менее, необоснованно сослался на протокол допроса Шебзухова, из которого следует обратное. При этом адвокат отмечает, что такие показания Шебзухов давал под давлением, что подтвердил адвокат Мерзакулов, допрошенный в качестве свидетеля. Автор жалобы указывает, что невиновность Апаева подтвердили в суде Хачуков и Шебзухов При этом свидетели С показали, что во время убийства К Апаев находился дома в состоянии сильного алкогольного опьянения и никуда не уходил до утра следующего дня. Кроме того, в материалах дела не имеется подтверждения тому, что Апаев имеет навыки управления автомашиной. На основании изложенного автор жалобы просит оправдать Апаева в части осуждения за пособничество в убийстве Кнухова ввиду недоказанности его участия в совершении преступления.

Не оспаривая, что именно Апаев Р.А. расстрелял из автоматического оружия автомашину с Агировым ОЗ., приводя и анализируя исследованные в суде доказательства, делая ссылку на нормы УК РФ и постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам об убийстве», защитник просит переквалифицировать действия подзащитного на ч.1 ст. 111 УК РФ, указывая что Апаев намеревался лишь испугать потерпевшего, но не убить. Имевшийся между ними конфликт, указанный в приговоре в качестве мотива преступления был малозначителен и сразу же исчерпан. Расстояние, с которого Апаев Р.А стрелял, а также количество произведенных в сторону потерпевшего выстрелов, по мнению адвоката, как раз свидетельствуют о том, что осужденный намеренно стрелял мимо потерпевшего. Суд не дал оценку тому что потерпевший получил лишь случайное ранение в результате рикошета пули от автомашины.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Борлакова А.И., потерпевшие М М М ,

А считают приговор суда законным и обоснованным и просят оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражения на них, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Судебное разбирательство проведено в условиях равноправия и состязательности сторон. Защиту осужденных осуществляли профессиональные адвокаты и наряду с ними Апаев М.А. и Хачуков А.Б.. Всем осужденным была предоставлена возможность пользоваться услугами переводчика, от которой они отказались, в том числе и Апаев, мотивируя свое решение тем, что он хорошо владеет русским языком.

Все представленные сторонами доказательства были исследованы судом и получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ Выводы суда относительно оценки доказательств изложены в приговоре и не вызывают сомнений в своей объективности. Суд привел мотивы, по которым одни доказательства счел допустимыми и достоверными и положил в основу приговора, а другие отверг.

Вопреки доводам апелляционных жалоб выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются показаниями осужденных Апаева Р.А и Шебзухова М.А., данными в ходе предварительного следствия, явками с повинной, показаниями потерпевших А М М М К показаниями свидетелей и письменными материалами дела.

В части обвинения в покушении на убийство А осужденный Апаев не оспаривая обстоятельств преступления, установленных судом, показал, что не имел умысла на убийство потерпевшего, а хотел его лишь его напугать.

Однако суд правильно пришел к выводу о несостоятельности данной версии.

Так из протокола осмотра места происшествия и заключения баллистических экспертиз следует, что возле дома А была обнаружена 21 гильза от патронов калибра 5,45 мм., предназначенных для стрельбы из автомата Калашникова. Пулями повреждены передняя и левая боковая части автомобиля, в котором находился А в момент нападения. Все повреждения машины имеют сквозной характер (т. 11 л.д.119-132).

А получил ранения в руку, лопатку, а также в живот с повреждением кишечника, относящиеся к разряду тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Как пояснил потерпевший, Апаев стрелял в него из автомата до тех пор пока в нем не закончились патроны, после чего скрылся. Не смотря на ранения ему удалось зайти в дом, после чего родственники вызвали скорую медицинскую помощь, а в больнице экстренно прооперировали.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что Апаев стрелял целенаправленно, желая убить А а не мимо автомашины как это утверждает в своей жалобе адвокат Болуров. Об этом свидетельствует большое количество пулевых пробоин на автомобиле в месте расположения водителя, факт причинения потерпевшему ранений, в том числе тяжкого, а также характер действий Апаева, прекратившего стрельбу лишь вследствие того, что в автомате закончились патроны.

Таким образом, исходя из исследованных доказательств, суд сделал обоснованный вывод о направленности умысла Апаева на убийство А Учитывая, что смерть потерпевшего не наступила по независящим от Апаева обстоятельствам, а именно, благодаря своевременно оказанной медицинской помощи, суд правильно оценил действия осужденного как покушение на убийство А

В опровержение доводов адвоката об отсутствии мотива преступления суд привел показания свидетелей А иК о наличии конфликта между осужденным и потерпевшим, а также очевидцев преступления Д иД которые показали, Апаев сильно злился на А и хотел его наказать. С этой целью они выследили автомобиль под управлением А после чего Апаев произвел ряд выстрелов по машине потерпевшего из автомата Калашникова. Сам осужденный также не отрицал наличия неприязни к потерпевшему и желания ему отомстить за то, что А в 2007 году в ходе ссоры выстрелил в него из травматического пистолета.

Показания данных свидетелей суд правомерно признал достоверными поскольку именно они в части обстоятельств преступления согласуются с показаниями осужденного, протоколом осмотра места происшествия и заключениями баллистических экспертиз, а в части мотива преступления - с показаниями потерпевшего.

Осужденные Хачуков и Шебзухов не признали себя виновными в убийстве М перевозке оружия и боеприпасов, связанной с этим убийством, и заявили о непричастности к совершению преступлений.

Вместе с тем, Шебзухов, будучи допрошенными в ходе предварительного следствия 09.09.2013 г. дал детальные показания о том, что Хачуков и он договорились убить М С этой целью они, вооруженные автоматом Калашникова калибра 5,45 мм. приехали к дому потерпевшего, где Хачуков произвел в М из автомата около 10 выстрелов, а он ждал Хачукова в автомобиле. Затем он отвез Хачукова домой, положив при этом автомат в багажник автомашины (т. 13. л.д.242-250).

Данные показания Шебзухова суд обоснованно положил в основу приговора, поскольку они являются подробными, в них сообщаются детали которые могли быть известны только участникам преступления, что вопреки утверждению адвокатов, исключает их дачу по заранее заученному тексту предоставленному следователем. Именно эти показания осужденного согласуются с другими исследованными судом доказательствами, что свидетельствует о их достоверности.

Так потерпевшая М показала, что в момент нападения находилась рядом со свекром - М однако это обстоятельство не остановило Хачукова, и он начал стрельбу в их сторону из автомата. В результате она получила пулевое ранение ноги, а свекор был убит. Стрелявшего они оба сразу узнали, а М успел произнести его фамилию, прежде чем Хачуков начал в них стрелять.

Согласно заключению судебных медицинской и баллистической экспертиз смерть М наступила от огнестрельных пулевых ранений. Снаряды, извлеченные из тела, были выпущены из автомата Калашникова калибра 5,45 мм.

Исследовав показания свидетелей М М М М С Г , Г , Х Х , Г Б , согласующиеся между собой, суд правильно установил мотив преступления, исходя из того, что Хачуков и М находились в состоянии конфликта, который сопровождался драками и угрозами убийством в связи с тем, что М посоветовал Х не возвращать Хачукову за своего умершего сына долг, не подтвержденный распиской.

Вопреки утверждению адвоката свидетель Х не говорил об окончании конфликта с Хачуковым, а, напротив, пояснил, что Хачуков требовал с него требовал с него рублей в возмещение долга за своего сына, которые М и посоветовал не передавать.

Некоторые из свидетелей, допрошенных в суде, действительно оценивали конфликт между М и Хачуковым как незначительный который, по их мнению, не мог стать причиной убийства. Однако личное мнение данных свидетелей, которое является предположением, не может служить доказательством невиновности осужденных, поскольку приведенными в приговоре доказательствами объективно подтверждается обратное.

Показания сотрудника полиции А о содержании беседы с Шебзуховым, о мотиве преступления суд правомерно оценил как недопустимые и, вопреки утверждению адвоката Урусовой, не положил в основу приговора, а исключил из числа доказательств.

Доводы адвоката Айдиновой о недостоверности показаний родственников и близких погибшего ввиду их заинтересованности в исходе дела несостоятельны, поскольку показания данных лиц согласуются и с показаниями Шебзухова, взятыми за основу, и с письменными доказательствами, что свидетельствует о достоверном изложении ими обстоятельств преступления и причин его совершения.

Родственники умершего и свидетель С в суде пояснили, что в целях собственной безопасности до ареста Хачукова они не называли фамилию лица совершившего убийство. Данное пояснение указывает на безосновательность доводов апелляционной жалобы о том, что свидетели изменили свои показания под влиянием следователя. Оценив причины изменения показаний, суд правомерно счел их уважительными и взял за основу показания, свидетелей и потерпевших, данные в судебном заседании.

Доводы стороны защиты о недопустимости показаний Шебзухова от 09.09.2013 г., ввиду того, что они даны в ночное время и под пытками, были предметом тщательной проверки со стороны следственного комитета и суда, и не нашли своего подтверждения.

В ходе проверки заявления установлено, что перед допросом в туалете Шебзухов нанес себе поверхностные порезы в области живота и шеи обломком лезвия, предварительно спрятанным в одежде, что подтверждается показаниями оперативных сотрудников, которые пресекли его действия. После допроса было проведено медицинское освидетельствование, не выявившее у Шебзухова иных телесных повреждений кроме ран, которые он причинил самостоятельно.

Судом в рамках проверки был допрошен следователь Т , который подтвердил изложенные в постановлении обстоятельства и пояснил, что показания Шебзухов давал добровольно, жалоб на плохое самочувствие не высказывал.

По итогам следственной проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя и оперативных уполномоченных ввиду отсутствия в их действиях составов преступлений предусмотренных ст.ст. 110, 286 и 302 УК РФ (т. 14 л.д.260-264).

Объективность выводов, сделанных по итогам следственной проверки и достоверность информации, сообщенной следователем, подтверждаются и заявлением Шебзухова, занесенным в протокол допроса от 09.09.2013 г. о том что резаные раны он причинил себе самостоятельно.

Вышеизложенные обстоятельства, как правильно сделал вывод суд свидетельствуют о том, что недозволенные методы следствия к Шезбухову при допросе 09.09.2013 г. не применялись, показания им даны добровольно.

При таких обстоятельствах суд правомерно отклонил ходатайство адвоката о вызове О для допроса по факту применения насилия к Шебзухову поскольку доводы стороны защиты были проверены путем исследования и оценки других вышеприведенных доказательств, а О свидетелем событий, произошедших 09.09.2013 г. не является.

Согласно ч.З ст. 164 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательств допускается производство следственного действия в ночное время, то есть с 22 до 6 часов. Как следует из протокола, исключительная необходимость допроса Шебзухова была вызвана предъявлением ему обвинения. Допрос был начат до наступления ночного времени, в 21 час 20 минут. Учитывая, что ни обвиняемый, ни его адвокат не возражали против продолжения допроса, его завершили в 23 часа 50 минут. При этом Шебзухов указал, что показания давал добровольно, с адвокатом, на участие которого в следственном действии он выразил свое согласие. В период допроса осужденный не высказывал жалоб на плохое самочувствие, об отложении допроса не ходатайствовал.

Таким образом, проведение допроса в ночное время было вызвано исключительными обстоятельствами с согласия стороны защиты и не отразилось на качестве следственного действия, в связи с чем, как правильно указал суд, оснований для признания показаний Шебзухова от 09.09.2013 г недопустимыми не усматривается.

Не влияет на выводы суда и то, что при медицинском освидетельствовании 11.09.2013 г. у Шебзухова были выявлены ссадины и кровоподтеки происхождение которых не установлено, поскольку взятые за основу показания даны им задолго до возникновения новых телесных повреждений.

На основании исследованных и объективно оцененных доказательств суд правильно установил, что убийство М совершил Хачуков, а Шезбухов своими действиями способствовал совершению данного преступления. Кроме того, Хачуков и Шебзухов вместе по предварительной договоренности перевозили в машине огнестрельное оружие и боеприпасы.

Подсудимые Хачуков и Аапаев не признали себя виновными в убийстве К и в перевозке оружия и боеприпасов, связанной с этим преступлением.

Приговором от 30.07.2013 г. (т. 14 л.д. 292-332) Шебзухов осужден за убийство К в группе и по предварительному сговору с иным лицом при пособничестве Б и неустановленного лица. Этим же приговором за пособничество в убийстве К осужден Бороков, который помог скрыть следы и орудия преступления.

Исследовав все представленные сторонами доказательства, в том числе показания осужденных, суд дал им надлежащую оценку и пришел к обоснованному выводу о том, что исполнителем убийства наряду с осужденным Шезбуховым является Хачуков, а пособником, наряду с Б , является Апаев.

Вопреки доводам стороны защиты данный вывод суда подтверждается приведенными в приговоре доказательствами и не противоречит, а напротив согласуется с приговором в отношении Шебзухова от 30.07.2013 г..

В обоснование своего вывода суд правомерно сослался на выделенные из уголовного дела в отношении Шебзухова и Б явки с повинной осужденных, показания Шебзухова, которые он давал 24.01.2012 г., а также показания, данные им 25.01.2012 г. на месте происшествия, поскольку приговором от 30.07.2013 г. они признаны допустимыми и достоверными доказательствами.

Так в явке с повинной Шебзухов указал, что он и Хачуков из двух автоматов калибра 5,45 и 7,62 мм. расстреляли К , после чего уничтожили улики: сожгли машину, сотовые телефоны и одежду, а автоматы выбросили в

канал (т.4 л.д. 15-16).

Будучи допрошенным в этот же день в качестве подозреваемого Шебзухов дал аналогичные показания, из которых следует, что на почве конфликта Хачуков предложил убить К с чем он и Б согласились В ходе подготовки преступления они приобрели автомобиль белого цвета, маскировочную форму и сотовые телефоны, Хачуков купил также два автомата калибрами 5,45 и 7,62 мм., которые они возили с собой в машине Обнаружив К он и Хачуков из автоматов произвели в него выстрелы затем на автомашине « под управлением Хачукова скрылись с места преступления, взяв с собой автоматы, которые впоследствии выбросили в

канал, а одежду и машину сожгли (т.4 л.д.25-34).

На месте происшествия Шебзухов подтвердил информацию, сообщенную в явке с повинной и в своих показаниях, указав место совершения преступления и сокрытия улик. Вопреки доводам стороны защиты, его рассказ был свободным, без признаков заученности, что следует из заключения психологической экспертизы (т.4 л.д.68-79,197-199).

Достоверность взятых за основу показаний Шебзухова не вызывает сомнений ввиду их детальности и согласованности с другими доказательствами, в том числе с явкой с повинной Борокова, согласно которой Хачуков и Шебзухов сообщили ему, что убили Кнухова, а также с другими доказательствами.

Так из заключений судебных медицинской и баллистической экспертиз следует, что смерть К наступила в результате пулевых ранений. Из тела погибшего извлечены пули, которые могли быть выстрелены из автоматов Калашникова калибрами 5,45 и 7,62 мм.

В ходе осмотра места происшествия, которое указал Шебзухов обнаружены гильзы калибров 5,45 и 7,62 мм., часть из которых отстреляна из автомата Калашникова калибра 5,45 мм., изъятого со дна

канала в месте, указанном Шебзуховым.

В районе лесопосадок, определенном по показаниям Шебзухова обнаружен обгоревший автомобиль, в котором свидетель Т опознал « » цвета, которую продал У а свидетель У подтвердил факт покупки и дальнейшей продажи данного автомобиля Хачукову.

Показания свидетеля Т ввиду последовательности и согласованности с другими доказательствами признаны достоверными Вопреки утверждению адвоката, оснований для оговора подсудимых свидетелем Т не установлено.

Судом правомерно взяты за основу показания свидетеля У данные в ходе предварительного следствия, от которых он отказался в суде голословно ссылаясь на то, что они даны под давлением следователя, поскольку данное заявление свидетеля противоречит материалам дела. В опровержение позиции адвоката Урусовой судом правильно указано, что протокол допроса У отвечает требованиям УПК РФ, прочитан лично У и замечаний не содержит, в связи с чем нет оснований сомневаться в допустимости данного протокола и достоверности изложенных в нем показаний.

Доводы апелляционной жалобы о некачественной защите Шебзухова адвокатом Дышековым и о том, что к защите осужденного следователь необоснованно не допустил адвоката Айбазова опровергаются материалами уголовного дела. Так протокол допроса подозреваемого от 24.01.2012 г. не содержит ни ходатайства Шебзухова о допуске адвоката Айбазова, ни замечаний по поводу осуществления его защиты адвокатом Дышековым, ни претензий по качеству защиты. Ордер адвоката Айбазова выписан лишь на следующий день 25.01.2012 г., по предъявлению которого он был допущен к участию в деле.

Таким образом, версия стороны защиты об оговоре всех подзащитных Шезбуховым опровергается взятыми судом за основу показаниями Шебзухова которые нашли свое подтверждение.

Вместе с тем, судом правильно установлено, что в показаниях от 24.01.2012 г. Шезбухов умалчивал об участии Апаева в совершении преступления. Лишь в 2013 г. осужденные подтвердили факт участия Апаева в преступлении, но при этом умышленно поменяли местами роли Апаева и Шебзухова в убийстве К пытаясь запутать следствие и тем самым добиться возврата дела прокурору. В частности, каждый из обвиняемых стал утверждать, что исполнителями убийства являлись Апаев и Хачуков, а автомобилем в это время управлял Шебзухов, хотя в действительности за рулем находился Апаев, а стрелял в К Шебзухов. Об этом суду пояснили после задержания Хачуков и Апаев.

Дав соответствующую оценку противоречиям, суд правомерно сослался на показания Шебзухова и Апаева от 2013 г. (т. 13 л.д. 152-170, т. 15 л.д. 37-44) как на доказательство обвинения, поскольку в остальной части они объективно отражают обстоятельства преступления. Суд исследовал и показания Шебзухзова от 22.06.2012 г. и от 09.01.2014 г. и обоснованно признал их недостоверными, поскольку они не нашли своего подтверждения.

Отсутствие в материалах дела документов, подтверждающих наличие у Апаева права управления автомобилем не свидетельствует об отсутствии у него таких навыков и не опровергает доказанные факты.

Вопреки доводам адвокатов, иные исследованные доказательства положенные в основу приговора в части обвинения в убийстве К не содержат невыясненных судом противоречий, которые бы могли повлиять на законность приговора. Учитывая опасность обстановки, при которой свидетели наблюдали нападение на К суд обоснованно не признал существенной несогласованность показаний свидетеля Б с показаниями Шебзухова в части цвета одежды нападавших и отсутствие указания на конкретные отличительные признаки одежды преступников в показаниях свидетелей П иВ

Многочисленные доводы жалоб адвокатов о том, что осужденные Шебзухов, Апаев и Б признавали себя виновными только под пытками, а представленные стороной обвинения доказательства сфальсифицированы являются голословными и не основаны на материалах дела. Доказательства представленные стороной защиты в обоснование данных доводов, в том числе показания адвокатов Мерзакулова, Брянцева, Дышекова правомерно признаны судом недостоверными, поскольку протоколы следственных действий с их участием соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, а сами адвокаты и их подзащитные в момент процессуальных действий не заявляли о недозволенных методах следствия.

После надлежащей проверки было обоснованно опровергнуто судом заявление стороны защиты о заинтересованности в деле следователя Т как не нашедшее своего подтверждения. Вывод суда в этой части основан на исследованных доказательствах, должным образом мотивирован и убедителен.

Дав объективную оценку всем исследованным доказательствам, суд сделал вывод, что они в своей совокупности опровергают алиби, выдвинутые Хачуковым и Апаевым и подтвержденные их знакомыми и родственниками Г и С , и доказывают вину Хачукова в убийстве К Апаева - в пособничестве этому преступлению при обстоятельствах установленных приговором суда, а также подтверждают их совместное участие по предварительному сговору в незаконной перевозке оружия и боеприпасов Судебная коллегия считает данный вывод обоснованным.

О том, что умысел осужденных был направлен на причинение смерти потерпевшему К , свидетельствуют их показания, положенные в основу приговора, содержание предварительного сговора, в котором речь шла, именно об убийстве, характер согласованных действий, использование огнестрельного оружия для достижения цели, множественность и характер ранений потерпевшего в жизненно важные органы.

Суд установил, что мотивом убийства К послужило его соперничество с Хачуковым по поводу лидерства среди молодежи. Вопреки мнению адвоката Урусовой данный мотив подтвержден доказательствами которые подробно приведены в приговоре. Утверждение адвоката об отсутствии у подзащитного Хачукова оружия опровергается показаниями осужденных Шебзухова и Апаева.

В соответствии с установленными обстоятельствами преступлений суд правильно квалифицировал действия осужденных:

Шебзухова

- по ч.5 ст. 33 и ч.1 ст. 105 УК РФ как пособничество Хачукову в убийстве М

- по ч.2 ст. 222 УК РФ как незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в группе и по предварительному сговору с Хачуковым,

Хачукова

- по п.п. «а», «е», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство двух лиц М иК из них М - общеопасным способом, а К - в группе по предварительному сговору с Шебзуховым и по предварительному сговору с Апаевым,

- по ч.2 ст. 222 УК РФ каждое из двух преступлений как незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в группе и по предварительному сговору, в первом случае - с Шебзуховым, во втором - с Апаевым.

Апаева

- по ч.5 ст.ЗЗ и п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество в убийстве К , совершенном группой лиц по предварительному сговору,

- в части покушения на убийство Агирова по ч.З ст. 30 и п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство двух лиц,

- по ч.2 ст. 222 УК РФ как незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в группе и по предварительному сговору с Хачуковым.

Все квалифицирующие признаки преступлений нашли свое подтверждение.

Судебная коллегия квалификацию действий осужденных считает правильной, и оснований для ее изменения, в том числе по доводам апелляционной жалобы адвоката Болурова, не усматривает.

На основании заключений судебно-психиатрических экспертиз и адекватного поведения осужденных в период как предварительного, так и судебного следствия суд правильно сделал вывод о их вменяемости.

Наказание назначено осужденным в соответствии с требованиями закона с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности осужденных состояния их здоровья, обстоятельств, смягчающих наказание, влияния назначенного наказания на исправление осужденных, условия жизни их семей и по своему размеру не является чрезмерно суровым, поэтому апелляционная инстанция не находит оснований для его смягчения.

Суд не установил исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений не нашел оснований для изменения их категории, не усматривает их и Судебная коллегия.

Вместе с тем, приговор в части назначения окончательного наказания осужденному Шебзухову подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно ч.5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу то наказание назначается по тем же правилам, то есть по правилам ч.2 или 3 ст. 69 УК РФ, предусматривающим применение принципа поглощения менее строго наказания более строгим, принципа полного или частичного сложения назначенных наказаний.

Правильно сославшись на ч.5 ст. 69 УК РФ при назначении окончательного наказания Шебзухову, суд, тем не менее, применил принцип частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору от 30.07.2013 г., предусмотренный ст. 70 УК РФ.

В соответствии со ст. 389.18 УПК РФ нарушение требований Общей части УК РФ при назначении наказания является основанием для изменения приговора.

При таких обстоятельствах в приговор следует внести изменения назначив Шебзухову окончательное наказание путем частичного сложения наказания по настоящему приговору с наказанием по приговору от 30.07.2013 г.

Учитывая, что окончательное наказание осужденному было назначено судом путем частичного, а не полного присоединения наказания, не отбытого по предыдущему приговору, при этом в отбытие наказания, как этого и требует ч.5 ст. 69 УК РФ, зачтено отбытое наказание, Судебная коллегия считает, что допущенная судом неточность не повлекла за собой ухудшения положения Шебзухова, а поэтому не усматривает оснований для смягчения назначенного ему окончательного наказания.

Заявленные гражданские иски разрешены в соответствии с требованиями ст. ст. 151 и 1101 ГК РФ, с учетом характера и степени нравственных страданий потерпевших, требований разумности и справедливости, степени вины каждого причинителя вреда и имущественного положения сторон. Оснований для снижения размера компенсации или отмены решения суда в этой части не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.18, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 4 июня 2015 года в отношении Шебзухова М А изменить:

в соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ наказание, назначенное по настоящему приговору по правилам ч.З ст. 69 УК РФ, частично сложить с наказанием по приговору от 30 июля 2013 года (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года) и окончательно назначить Шебзухову М.А. 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год.

В остальной части приговор в отношении Шебзухова М А Хачукова А Б и Апаева Р А оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Урусовой А.Х., Айдиновой Э.М., Болурова Р.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 164 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта