Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-О09-137 от 24.12.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №11-009-137

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 24 д е к а б р я 2 0 0 9 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего Борисова В.П.,

судей Пейсикозой Е.В., Ламинцевой С.А.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2009 г. кассационное представление государственного обвинителя Гусева В.В. и кассационную жалобу адвоката Шелега В.А. в защиту Сидоровой В В . на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 октября 2009 г., по которому

Сидорова В В

осуждена по ч.2 ст. 303 УК РФ на 1 год лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанных со сбором и оценкой доказательств, сроком на 1 год.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено считать назначенное наказание условным с испытательным сроком в 1 год.

Она же оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 300 УК РФ, по эпизоду в отношении А и других, за отсутствием события преступления, и ст. 300 УК РФ, по эпизоду в отношении С за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., мнение прокурора Копалиной П.Л., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и полагавшей приговор в отношении Сидоровой В.В. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Сидорова В.В. признана виновной в том, что, являясь в соответствии с приказом заместителя министра внутренних дел

от 19 марта 2008 г. сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации, лейтенантом милиции, дознавателем РУВД сфальсифицировала доказательства по уголовному делу, выраженные в том что в период времени с 22 по 27 декабря 2008 г., не проводя следственного действия, изготовила фиктивный процессуальный документ - протокол допроса свидетеля Д выполнив посредством неустановленного лица подписи от имени свидетеля.

Органами предварительного расследования Сидорова В.В. обвинялась по ч.1 ст. 285 УК РФ в злоупотреблении должностными полномочиями выраженном в фальсификации доказательств по уголовному делу в отношении А и других, а также по ст. 300 УК РФ в незаконном освобождении А и других участников преступления от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 139 УК РФ, и по ст. 300 УК РФ за незаконное освобождение С от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч.З ст. 327 УК РФ.

Преступление Сидоровой В.В. совершено в период времени с 22 по 27 декабря 2008 г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Сидорова В.В. вину не признала, пояснила, что 22 декабря 2008 г. она в своем служебном кабинете с соблюдением уголовно процессуального закона допросила Д в качестве свидетеля составила протокол допроса, который Д подписала.

В кассационном представлении государственный обвинитель Гатауллин Р.И. полагает, что приговор суда в отношении Сидоровой В.В подлежит отмене в части оправдания ее по ч.1 ст. 285, 300, 300 УК РФ, а дело - направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. В обоснование своих доводов государственный обвинитель констатирует, что Сидорова, несмотря на то, что В в своем заявлении сообщил о том что А и другие лица зашли к нему в квартиру против его воли, не зарегистрировала сообщение по ст. 139 УК РФ, процессуальное решение не приняла, окончила дознание, предъявив обвинение А по ч.1 ст. 112 УК РФ. Сокрытие Сидоровой от регистрации сообщения о преступлении повлекло за собой освобождение от уголовной ответственности А за совершение преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ. Кроме того, при явных признаках преступления Сидорова не приняла мер по привлечению к уголовной ответственности С и приняла решение о приостановлении дознания, чем освободила С от уголовной ответственности.

В дополнении к кассационному представлению государственный обвинитель Гатауллин Р.И. указывает, что в приговоре неправильно обозначена дата принятия Сидоровой к производству уголовного дела в отношении С - 3 апреля 2008 г., тогда как в действительности процессуальное решение было принято в 2009 г. Кроме того государственный обвинитель указывает, что суд в описательно мотивировочной части приговора привел основания, по которым прекращает уголовное дело в отношении Сидоровой по ч.1 ст. 285 УК РФ, однако в резолютивной части о принятом решении по данному обвинению не привел Фактически решение по обвинению Сидоровой в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ, по мнению государственного обвинителя, осталось не принятым, а вина Сидоровой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ, подтверждается материалами уголовного дела. Кроме того, по убеждению государственного обвинителя, фальсификация доказательств по уголовному делу в отношении А фактически была направлена на искажение события преступления предусмотренного ст. 139 УК РФ, а Сидорова желала сокрытия от учета регистрации факта незаконного проникновения в квартиру В

В кассационной жалобе адвокат Шелег В.А. в защиту Сидоровой В.В. указывает, что суд необоснованно осудил его подзащитную по ч.2 ст. 303 УК РФ. В обоснование своего довода адвокат считает, что доказательством по уголовному делу может являться только содержание показаний свидетеля Д , а не сам факт изготовления «фиктивного процессуального документа - протокола допроса свидетеля. Кроме того, суд признавая Сидорову виновной в совершении указанного преступления, не уточнил, в чем именно выразилась фальсификация показаний свидетеля Д , в постановлении о привлечении Сидоровой в качестве обвиняемой и в обвинительном заключении также не говорится, в чем заключается фальсификация доказательства, а изложенные в «фиктивном протоколе допроса свидетеля полностью соответствуют обстоятельствам установленным при судебном разбирательстве по делу в отношении А и изложенным во вступившем в законную силу приговоре мирового судьи от 04.04.2009. Кроме того, как указывает адвокат, Д в более позднем допросе, достоверность которого она не оспаривает, дала аналогичные показания, согласно которым она являлась очевидцем совершения преступления в отношении В Вывод суда о виновности Сидоровой, основанный на показаниях свидетеля Д сделан без учета личности данного свидетеля, имеющего судимость, а выводы заключения судебной почерковедческой экспертизы, положенные в основу приговора, имеют вероятностный характер. Кроме того, судом не были приняты во внимание показания свидетелей С и А ., утверждавших, что допрос свидетеля Д производился дознавателем Сидоровой. Просит приговор отменить уголовное дело в отношении Сидоровой прекратить за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что постановленный приговор в отношении Сидоровой является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденной Сидоровой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 303 УК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства надлежащим образом.

Как следует из показаний свидетеля В он 22 декабря 2008 г. допрашивался дознавателем Сидоровой В.В. в качестве потерпевшего по возбужденному уголовному делу по факту избиения его А и тремя неизвестными лицами. Затем при ознакомлении с делом в суде он обнаружил протокол допроса свидетеля Д датированный 22 декабря 2008 г., хотя ни в этот, ни в другой день Сидорова Д не допрашивала.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетеля Д , сообщившей суду, что ни Сидорова, ни другой дознаватель ее в качестве свидетеля по факту избиения В не допрашивали, а из протокола допроса, составленного дознавателем Сидоровой, следует, что Д была очевидцем избиения В А однако она этого не видела, поскольку находилась в коридоре.

Кроме того, вина Сидоровой подтверждается другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Согласно акту почерковедческой экспертизы рукописные записи в протоколе допроса свидетеля Д от 22 декабря 2008 г выполнены Сидоровой ВВ.; подписи от имени Д размещенные в графах «свидетель» в этом же протоколе, выполнены не Д а кем-то другим с подражанием ее подписи.

Допрошенный в качестве свидетеля в судебном заседании заместитель начальника отдела криминалистических экспертиз К подтвердил правильность выводов заключения экспертов и методик, использованных при проведении экспертизы.

Оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда не имелось.

Таким образом, результаты экспертизы свидетельствуют, что протокол допроса свидетеля Д по уголовному делу, возбужденному по факту избиения В выполнен следователем Сидоровой, а также объективно подтверждают показания свидетелей В иД о том, что протокол допроса Д не подписывала, а следственное действие - допрос свидетеля с ней не проводился.

Учитывая вышеизложенное, суд правильно пришел к выводу о виновности Сидоровой в изготовлении фиктивного процессуального документа - протокола допроса свидетеля Д без проведения следственного действия, т.е. в фальсификации доказательств по уголовному делу и квалифицировал ее действия по ч.2 ст. 303 УК РФ.

Доводы адвоката относительно того, что содержание показаний свидетеля Д фактически не искажено, они согласуются с показаниями, данными означенным свидетелем позднее, не противоречат постановленному приговору мирового судьи от 04.04.2009, а суд, признавая Сидорову виновной в фальсификации доказательств, не указал, в чем именно выразилась фальсификация доказательств, являются несостоятельными.

Согласно п.5 ч.2 ст.74 УПК РФ протоколы следственных действий представляют собой самостоятельный вид доказательств, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты.

По смыслу уголовного закона объективную сторону преступления предусмотренного ч.2 ст.303 УК РФ, составляют действия, выраженные в подделке или фабрикации вещественных доказательств, протоколов следственных действий, при этом данное преступление является формальным, и оно будет оконченным с момента приобщения к делу фальсифицированных доказательств при проведении расследования или представления в суд независимо от того, оказали ли они влияние на расследование или рассмотрение уголовного дела.

Мотивом совершения преступления, как правильно установлено судом и согласуется с показаниями свидетеля С оглашенных в судебном заседании, явилось желание улучшить свои показатели в работе путем направления в суд наибольшего количества уголовных дел, по которым оценивалась эффективность работы дознавателя, от которых зависели выплата квартальной премии и выдвижение на конкурс «Лучший дознаватель ».

Что касается довода адвоката о том, что суд не дал оценку показаниям свидетеля А , то судебная коллегия соглашается с тем, что показания данного свидетеля, действительно, по ходатайству стороны защиты оглашались в судебном заседании, в приговоре данный факт не нашел своего отражения. В то же время судебная коллегия полагает, что указанный довод адвоката не является основанием для отмены приговора в отношении Сидоровой, поскольку суд дал обоснованную критическую оценку при анализе аналогичных показаний свидетеля С опровергнув их вышеизложенными доказательствами.

Таким образом, суд, оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Сидоровой в фальсификации доказательства по уголовному делу и правильно квалифицировал ее действия.

Данные о личности свидетеля Д не влияют на квалификацию содеянного Сидоровой.

Нельзя согласиться с доводами государственного обвинителя относительно необоснованности приговора в части оправдания Сидоровой по ч.1 ст. 285, ст. 300, 300 УК РФ.

Поскольку действия Сидоровой по фальсификации доказательств органами предварительного расследования помимо ч.2 ст. 303 УК РФ были квалифицированы по ч.2 ст. 285 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями, то суд обоснованно исключил из обвинения квалификацию ее действий по ч.1 ст. 285 УК РФ как излишне вмененную, мотивировав тем что ч.2 ст. 303 УК РФ является специальной нормой по отношению к чЛ ст. 285 УК РФ.

Данный вывод суда соответствует правилам конкуренции норм предусмотренным ч.З ст. 17 УК РФ, об отсутствии совокупности преступлений в случае, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, и приоритете нормы с более квалифицирующими признаками, т.е. специальной нормы.

Суд правильно оправдал Сидорову по обвинению в незаконном освобождении А и других участников преступления от уголовной ответственности, поскольку объективная сторона преступления предусмотренного ст. 300 УК РФ, заключается в незаконном освобождении от уголовной ответственности, т.е. в принятии соответствующего процессуального решения уполномоченным на то должностным лицом при отсутствии к тому условий и оснований, предусмотренных уголовным законом.

В соответствии с ч.З ст. 150 УПК РФ, преступление, предусмотренное ч.1 ст. 139 УК РФ не входит в перечень преступлений, по которым проводится дознание. В этой связи Сидорова, являясь дознавателем, не была уполномочена принимать процессуальные решения по освобождению А и других лиц от уголовной ответственности за преступление предусмотренное ч.1 ст. 139 УК РФ.

Довод дополнения к кассационному представлению о том, что Сидорова желала сокрыть от учета регистрацию факта незаконного проникновения в квартиру В злоупотребляя своими полномочиями, является надуманным и не подтверждается материалами дела.

Суд также правильно оправдал Сидорову по обвинению в незаконном освобождении С от уголовной ответственности, поскольку уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного чЛ ст. 327 УК РФ, было возбуждено в отношении неустановленного лица, С обладала процессуальным статусом свидетеля по данному уголовному делу в связи с чем Сидорова не могла принять каких-либо процессуальных решений, освобождающих С от уголовной ответственности.

Приведенную в приговоре на с. 5 дату принятия Сидоровой уголовного дела к производству - 3 апреля 2008 г. - следует расценивать как техническую ошибку, не влияющую на законность и обоснованность приговора.

Довод, содержащийся в дополнении к кассационному представлению относительно того, что суд в резолютивной части приговора не отразил принятое решение по обвинению Сидоровой по чЛ ст. 285 УК РФ, является несостоятельным, поскольку в случае, если действия подсудимого ошибочно квалифицированы несколькими статьями уголовного закона, то суд только в описательной части приговора должен указать об исключении ошибочно вмененной ему статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы.

Других нарушений уголовно-процессуального законодательства влекущих отмену приговора, не имеется.

Наказание Сидоровой назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств, смягчающих наказание, данных характеризующих личность виновной, и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия,

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 октября 2009 г в отношении Сидоровой В В оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 150 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта