Информация

Решение Верховного суда: Определение N 30-АПУ15-17 от 22.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №30-АПУ15-17

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 декабря 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Биджиева М.М. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 16 сентября 2015 года, которым

Биджиев М М

несудим осужден по п.п. «а, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре; п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лег 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на

1

срок 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей перечисленных в приговоре.

Срок наказания исчислен с 16 сентября 2015 года с зачетом времени содержания под стражей с 26 июня 2014 года по 15 сентября 2015 года.

Постановлено о взыскании с осужденного Биджиева М.М. в пользу Л и К в счет компенсации морального вреда в размере рублей каждой.

Постановлено о взыскании с Биджиева М.М. в пользу Л материального ущерба в сумме рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Биджиев М.М. признан виновным и осужден за убийство с особой жестокостью двух лиц: Л и А а также за кражу имущества, причинившую значительный ущерб потерпевшей Л

Преступления совершены 26 июня 2014 года в период времени с 2 часов до 4 часов 50 минут в п. г Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Биджиева М.М. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвоката Артеменко Л.Н поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения потерпевших Л и А мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционной жалобе осужденный Биджиев М.М. оспаривает законность и обоснованность приговора. Анализируя показания потерпевшей Л и заключение судмедэксперта, считает, что судом не установлены время и место совершения преступления. По мнению автора жалобы, суд необоснованно признал допустимыми доказательствами заключения судебно-медицинских экспертов по исследованию трупов А и Л , не придал значения различному описанию одежды погибших Считает, что выемка его одежды произведена без надлежащего оформления. Нет доказательств, что изъятый в ходе осмотра места происшествия, нож, имеет какое-либо отношение к данному делу. Допрос в качестве подозреваемого произведен во время нахождения его в состоянии алкогольного опьянения, в связи с; чем данный протокол не мог быть положен в основу приговора. Судом оста Ешено без внимания, что следы обнаруженные на месте преступления не принадлежат ни ему, Биджиеву, ни погибшим. Суд обосновал приговор неисследованными в суде

2

доказательствами: показаниями Б данными в ходе предварительного следствия, а также указал на исследование ножа, чего фактически не было. Факт хищения ничем не подтвержден. Необоснованно взыскана компенсация морального вреда. С учетом изложенного просит об отмене приговора и постановлении оправдатель ного.

В возражениях на апелляционную жалоIIу потерпевшие Л А К Л и государственный обвинитель Токова Л И . просят приговор оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия находит выводы суда о вино зности осужденного Биджиева М.М. в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Биджиев свою вину в инкриминируемых преступлениях признал частично, пояснив, что 26 июня 2014 года около 1 часа ночи после работы с братьями Л иА выпили водки была драка, что было дальше - не помнит; помнит, что шел по дороге в сторону г. , с собой у него был телевизор, откуда он взялся, не помнит, об убийстве узнал после задержания.

Суд, анализируя его показания, как га стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, обоснованно пришел к выводу, что утверждения осужденного, отрицавшего убийство Л и А являются несостоятельными, поскольку его версия произошедшего опровергается совокупностью добытых по уголовному делу доказательств, в том числе и его показаниями в качестве подозреваемого, подтвержденными при проверке показаний на месте.

Так, будучи допрошенным в качестве подозреваемого 26 июня 2014 года с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, Биджиев подробно пояснял об обстоятельствах совершенных им преступлений, указывая на конкретные детали, в том числе, в части причинения смерти Л и А с особой жестокостью, и приложив к протоколу допроса схему расположения комнат и положение его, Л и А в момент совершения убийства.

В этой связи, лишены оснований утверждения осужденного Биджиева о вынужденном характере его показаний на стадии расследования поскольку суд, исследовав его показания, а также процессуальные решения, принятые по заявлениям осуждение го в порядке ст. 148 УПК РФ, правильно указал, что показания осужденным даны добровольно, в обстановке, исключающей возможность оказания на него давления или воздействия, право на защиту было полностью реализовано, замечаний и

3

заявлений он не делал по окончанию следственных действий, удостоверяя своей подписью содержание протоколов. Судом не установлена необходимость в искусственном создании доказательств обвинения Биджиева.

Кроме того, доводы о необходимости признания указанного протокола допроса в качестве подозреваемого, ввиду нахождения Биджиева в состоянии алкогольного опьянения и под воздействием лекарственных препаратов, судом были проверены и обоснованно сочтены опровергнутыми показаниями свидетеля - заведующего приемным отделением ЦРГБ, допрошенного в судебном заседании.

Причастность Биджиева к убийству двух лиц с особой жестокостью и к совершению кражи имущества установлена совокупностью и иных исследованных судом доказательств, обоснованно признанных допустимыми.

Так, из показаний свидетеля У данных в ходе предварительного следствия и подтвержденных в судебном заседании следует, что в конце июня 2014 года примерно в 2-3 часа ночи ей позвонил Биджиев и сообщил о том, что убил двух че.гювек, примерно через два часа он сообщил о том же и сказал, что как доказательство у него есть уши этих людей.

Согласно показаниям свидетеля К данных им в ходе предварительного следствия и подтвержденными им в судебном заседании установлено, что 26 июня 2014 года примерно в 6 часов утра к нему пришел Биджиев в спортивном костюме с пятнами крови, рассказал, что пару часов назад порезал и убил двоих братьев-близнецов в одном из домов по месту их жительства, в доказательство показал прозрачный полимерный пакет, где находились два окровавленных уха и кончик носа. Еще Биджиев пояснил, что с места преступления забрал телевизор.

Из показаний свидетеля Б следует, что утром 26 июня 2014 года ее муж занес в дом телевизор, который, с его слов, подарил ему ее брат, Б

Потерпевшие Л А ( подтвердили установленный ими 26 июня 2014 года факт пропажи из летней кухни принадлежащего братьям Л и А имущества, в том числе телевизора.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что в подсобном помещении домовладения зафиксированы следы преступления, совершенного в отношении Л иА при осмотре туалета обнаружен и извлечен складной нож.

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта смерть Л наступила в результате массив аой кровопотери, явившейся осложнением двух проникающих колото-резаных ранений живота и одной колото-резаной раны левого бедра с повреждением бедренной вены и ветвей

4

бедренной артерии. Смерть наступила в течение ближайших минут (не свыше 30 минут) после причинения множественных травматических повреждений в области головы, шеи, живота, нижних конечное гей.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть А наступила в результате массивной кровопотери, явившейся осложнением одной проникающей, колото-резаной раны живота, одной колото-резаной раны в области шеи, одной колото-резаной раны левого бедра. Смерть наступила в течении ближайших минут (не свыше 30 минут) после причинения множественных травматических повреждений з области головы, шеи, нижних конечностей.

Доводы осужденного о неполноте проведенных судебно-медицинских экспертных исследований, о несоответствии выводов в представленных актах экспертиз, в том числе и по несоответствию одежды погибших безосновательны.

Выводы экспертов непротиворечив ы, компетентны, научно обоснованны, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, а потому суд правильно признал заключения экспертов достоверными и допустимыми доказательствами, и положил их в основу приговора. Ошибка, допущенная пои техническом оформлении указанных экспертных исследований, была устранена экспертами. Доводы стороны защиты об этом были исследованы и мотивированно опровергнуты в приговоре. С выводами суда об этом соглашается и Судебная коллегия.

Согласно заключению эксперта, обнаруженные на предметах одежды Л иА колото-резаные повреждения могли быть образованы как представленным на экспертизу складным ножом, так и другим предметом с аналогичными конструктивно-размерными характеристиками.

В соответствии с протоколом выемки у свидетеля К по месту его жительства был изъят телевизор, похищены ли Биджиевым после убийства Л иА из подсобного помещения.

Таким образом, судом дана надлежащая оценка всей совокупности исследованных по делу доказательств, в том числе, с опровержением утверждений осужденного о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушениях уголовчо-процессуального закона при производстве предварительного следствия.

Несостоятельны утверждения осужденного о неустановлении судом времени и места совершения преступления. Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям, предусмотренным ст. 307 УПК РФ. Указанные обстоятельства определены на стадии предварительного следствия, тщательно проверены судом на основании исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе, с учетом показаний самого

5

осужденного, свидетелей и выводов судебно-медицинских экспертов о времени наступления смерти.

Необоснован и довод осужденного о не подтверждении факта хищения имущества, поскольку он опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями свидетелей Л,

А ( ) ., Б К протоколом выемки телевизора.

Показания свидетеля - сотрудника полици и Б данные им в судебном заседании, и пояснившего о его встрече накануне убийства, ближе к полуночи на дороге в центре поселка находившихся совместно, а также в состоянии алкогольного опьянения Л А иБ , судом правильно приведены в качестве одного из доказательств. Неточность в показаниях свидетеля о времени года, не влияет на достоверность сообщенных им сведений.

С учетом изложенного, приведенные доказательства обоснованно признаны судом допустимыми и положены в основу обвинительного приговора при этом их совокупность, вопреки доводам автора апелляционной жалобы мотивированно признана достаточной для вывода о доказанности вины осужденного в совершении преступлений.

Содеянное осужденным получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Биджиева по п.п. «а, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух лиц, совершенное с особой жестокостью, является правильной.

О прямом умысле осужденного на лишение жизни Л и А свидетельствуют как орудие преступления, так и нанесение обоим потерпевшим множественных колото-резаных ран в жизненно-важные органы что привело к массивной кровопотере, отчего и последовала смерть.

Об особой жестокости содеянного свидетельствует способ совершения убийства и характер действий осужденного, связанный с нанесением множественных ударов ножом Л - не менее 21 удара, А - не менее 16 ударов, в том числе в жизненно-важные органы, при осознании, что они живы - в глумлении над ними путем отсечения ножом верхних частей ушных раковин справа, кончиков носов и нанесении каждому резаных ран щек слева, что в совокупности позволяет расценить эти действия как причинившие особые страдания и мучения потерпевшим в процессе лишения их жизни.

Правильной является и квалификация действий осужденного в части хищения имущества Л и А , поскольку кража совершена после убийства указанных лиц и в результате кражи потерпевшей Л причинен значительный ущерб.

Выводы суда в данной части мотивированы в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривав г.

6

Исследованными доказательствами устансвлено, что орудием убийства потерпевших является складной нож, который был обнаружен в ходе осмотра места происшествия и в отношении которого проведены экспертные исследования. То обстоятельство, что нож не был осмотрен в судебном заседании, не может поставить под сомнение вывод суда о виновности Биджиева. В то же время, ссылка в приговоре на производство осмотра указанного вещественного доказательства, что не нашло отражения в протоколе судебного заседания, влечет изменение приговора с исключением указания на осмотр в ходе судебного заседания данного складного ножа.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Биджиевым преступлений и степень общест Еденной опасности содеянного характеризующие данные о его личности, а также отсутствие смягчающих и наличие отягчающего обстоятельств, влияние назначенного наказания на его исправление.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и по ведением осужденного во время и после их совершения, существенно уменьшающих степень общественной опасности.

Вместе с тем, приговор в отношении Биджиева в части назначенного ему дополнительного наказания по ч. 2 ст. 15 8 УК РФ подлежит изменению В соответствии с санкцией, предусмотренной п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначается с ограничением свободы либо без такового. Согласно содержанию положений, указанных в ст. 307 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны быть указаны мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания. Следовательно, при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре следует указывать основания его применения с приведением соответствующих мотивов. Такие выводы суда отсутствуют в настоящем приговоре, в связи с чем, Судебная коллегия полагает подлежащим исключению назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы при определении наказания Биджиеву по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ а также смягчению данного вида наЕ:азания по совокупности преступлений.

В остальном наказание Биджиеву в виде лишения свободы назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, вследствие его суровости, не имеется.

Вопреки утверждениям осужденного, размер компенсации морального вреда потерпевшим определен судом с учетом требований разумности и справедливости, принятое решение надлежаще: мотивировано.

7

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389" УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 16 сентября 2015 года в отношении Биджиева М М изменить исключить из приговора указание об осмотре в судебном заседании вещественного доказательства - складного ножа исключить по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ» назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а,д» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, назначить 18 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений и обязанностей: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту проживания, не посещать места массовых мероприятий, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания, два раза в месяц являться для регистрации в указанный орган.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного Биджиева М.М. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

%

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта