Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-О10-83 от 06.10.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-010-83

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а « 6 » о к т я б р я 2 0 1 0 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.

судей Ворожцова С.А., Безуглого Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 6 октября 2010 г. кассационные жалобы осужденного Шастина А.С., адвоката Сухаревой Н.В. на приговор Свердловского областного суда от 17 февраля 2010 г., по которому

ШАСТИН А С

осужден по п. «г» ч.4 ст.290 Уголовного кодекса Российской Федерации к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 70000 (семьсот тысяч) рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, либо выполнением организационно-распорядительных административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях сроком на три года, с лишением -

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.286 чЛ УК РФ Шастин А.С. оправдан на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава данного преступления.

В соответствии со ст. 104-1 УК РФ предмет взятки - взысканы в доход государства.

Постановлено арестованные на основании

денежные средства

принадлежащие Шастину А.С. (т.34, л.д.4-7), после вступления приговора в законную силу, обратить в погашение взыскан ной стоимости предмета взятки, дополнительного наказания в виде штрафа, в погашение процессуальных издержек.

Срок отбывания наказания в виде лишения свободы осужденному исчислен с 15 ноября 2007 г.

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., выступление адвоката Сухаревой Н.В., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю. о необоснованности доводов жалоб, судебная коллегия

установила:

Шастин А.С. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом в период 2006-2007 годов лично получил от Т взятку в крупном размере в виде выгоды имущественного характера (оплаты части строительных материалов, работ и услуг по строительству коттеджа) за выполнение незаконных действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц.

В судебном заседании Шастин А.С. вины своей не признал.

В кассационных жалобах осужденный Шастин А.С. и его защитник Суха рева Н.В., а также в своем отзыве на кассационные жалобы адвокат Фомин А.А., представлявший интересы муниципального образования

где в качестве

работал осужденный Шастин А.С, просят приговор суда по п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ отменить, производство по делу прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления.

Шастин А.С. считает, что Т оговорил его в получении взятки что все строительные работы на коттедже производились за его, Шастина А.С счет, что суд дал поверхностную и ненадлежащую оценку представленным сто роной защиты доказательствам, в том числе, касающи ся стоимости работ по строительству коттеджа, выполненных при участии Т приводит свой анализ доказательств по делу.

Адвокат Сухарева Н.В. считает, что обвинительный приговор в отношении Шастина А.С. постановлен на предположениях и только.

В подтверждение своих доводов адвокат ссылается на отсутствие доказательств приобретения Т стройматериалов, оказания услуг по аренде автомобиля, оплаты строительства веранды, целевого использования Т денежных средств, переданных ему Шастиным. В его жалобе показания Т

оцениваются как противоречивые, а доказательства, подтверждающие показания Т , - как вызывающие сомнение. Указывает на заинтересованность Т в исходе дела, его склонность к оговору Шастина.

Кроме того, по мнению защиты, в ходе судебного разбирательства ограничены их права на представление доказательств. Судом дана неверная оценка экспертным заключениям, показаниям специалистов, их заключениям, а ходатайство защиты о назначении строительно-технической экспертизы для определения стоимости работ по возведению коттеджа необоснованно отвергнуто, а вместо указанной экспертизы проведена экспертиза оценочная.

Представитель потерпевшего Ф в своем отзыве поддержал до воды кассационных жалоб, указав, что имеющиеся сомнения суд истолковал не в пользу подсудимого, выводы о виновности Шастина основаны на предположениях, в приговоре не раскрыто содержание доказательств, положенных в основу обвинения.

Государственные обвинители Дубовских В.Ю. и Давлетяров В.Г. принес ли возражения на кассационные жалобы осужденного и адвоката.

Проверив доводы кассационных жалоб по материалам уголовного дела судебная коллегия находит их несостоятельными, а обвинительный приговор в отношении Шастина А С - законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Шастина А.С. в получении взятки со ответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно приведенных в приговоре.

Доводы жалобы осужденного Шастина сводятся к переоценке исследованных судом и надлежащим образом оцененных доказательств.

При вынесении приговора требования ст. ст. 303-307 УПК РФ судом на рушены не были.

Приговор не содержит сомнений и предположений. Все выводы основаны на конкретных доказательствах, приведенных в приговоре. Данным доказательствам дана надлежащая оценка.

Противоречия в имеющихся доказательствах не проигнорированы судом, при чины по которым одни доказательства приняты за основу приговора, другие отверг нуты, судом в приговоре изложены.

В судебном заседании установлено, что Шастин А.С. являлся должностным лицом. Занимая должность,

Шастин был наделен, в том числе полномочиями по организаций работы по контролю за техническим состоянием зданий и сооружений лечебно-профилактических учреждений города, организации выполнения плана по строительству и капитальному ремонту учреждений и предприятий здравоохранения, организации процедуры формирования размещения и контроля исполнения муниципального заказа по поставкам продукции, товаров, услуг для лечебно-профилактических учреждений города а также координации и контролю работы отделов ресурсного обеспечения и технического надзора Управления здравоохранения, распоряжения которого являются обязательными для подчиненных ему работников, то есть, постоянно осуществлял организационно-распорядительные и административно хозяйственные функции в органе местного самоуправления -

Шастин, являясь должностным лицом, принял взятку от Т в виде строительства веранды, стройматериалов, услуг (в том числе и автотранспортных) и, согласно договоренности со взяткодателем Т , в силу своего должностного положения в ходе телефонного разговора с директором

Е незаконно потребовал от него отказаться от заключения муниципального контракта на выполнение работ в

однако, получил отказ. Кроме того, в тот же период Шастин, незаконно поручил своей подчиненной -

А связаться с руководителем

и потребовать отказаться от заключения муниципального контракта на выполнение работ по ремонту

Выполняя распоряжение Шастна, А в ходе телефонного разговора с директором К . предложила ему отказаться от производства ремонтных работ в но также получила отказ, о чем сообщила Шастину.

Не добившись желаемого результата, Шастин, достоверно зная о том, что

и являются добросовестными подрядчиками, не допускавшими нарушений своих обязательств по ранее заключенным договорам на выполнение работ в , подгото- вил от имени П не осведомленного о преступных намерениях Шастина, письмо,

содержащее заведомо ложные сведения о неисполнении

обязательств по ранее заключенным муниципальным контрактам на выполнение ремонтных работ в

а также письмо,

содержащее заведомо ложные сведения о неисполнении обязательств по ранее заключенному муниципальному контракту на выполнение работ по ремонту терапевтического корпуса , обеспечил подписание составленных им писем П , не посвященным в преступные намерения Шастина и направил данные письма в адрес для изменения решения

в отношении и , то есть, являясь должностным лицом муниципального заказчика, совершил незаконные действия по направлению недостоверных сведений в орган местного самоуправления, уполномоченный на ведение реестра муниципальных контрактов, заключенных по итогам размещения за казов.

Тем самым, своими незаконными действиями Шастин помог

в фирме представляющей интересы Т , одержать по беду на выполнение ремонтно-строительных работ в

В свою очередь Т , согласно договоренности с Шастиным, на получение выгодных контрактов по ремонту , организовал строительство коттеджа Шастину. При этом. Когда денежные средства, переданные Шастиным и его женой для строительства коттеджа закончились, Т , в надежде на получение в будущем при содействии Шастина выгодных контрактов по ремонту,

а также за содействие в победе .в

и получение выгодных для представляющей интересы Т фирмы муниципальных контрактов на выполнение ремонтно-строительных работ в

выполняя свои обязательства перед Шастиным, за свой счет продолжил возведение веранды при выполнении работ ниже нуля, включавших земляные работы, устройство металлического каркаса веранды, устройство перекрытия веранды из плит над цоколем и над надземным этажом по металлическим балкам, приобретение строительных материалов, а также из своих денежных средств оплатил автотранспортные услуги.

Защитник Сухарева И. в с в о е й жалобе отразила, что суд в приговоре не указал интересы которого из двух представлял Т , что в суде были установлены организации с таким названием.

Однако, и на следствии и в суде речь шла только об одном»,

возглавляемом Д , пояснившим в судебном заседании о том, что Т представлял интересы этого предприятия в других организациях, в том числе в ,и являлся фактическим руководителем. В суде было установлено, что Шастин А.С. получил от Т

взятку в виде имущества, выгод и услуг имущественного характера в круп ном размере (услуги в организации строительства коттеджа в,

принадлежащего супругам Шастиным). За это Шастин А.С. оказал содействие по обеспечению в конкурсе

на выполнение ремонтно-строительных работ в больницах города, интересы которого представлял Т

В суде достоверно установлено, что по результатам проведенного конкурса на право выполнения подрядных ремонтных работ в

победителями признаны

участвовавшие в тендере наряду с

Вместе с тем, Шастин А.С, осведомленный о принятом конкурсной ко миссией решении, и выполняя свои обязательства перед Т по обеспечению победы представляемой последним организации в конкурсах, по­

дготовил и направил в письма, содержащие заведомо ложные сведения о неисполнении указанными фирмами, победившими в кон курсе, договорных обязательств по ранее заключенным муниципальным кон трактам. , члены которой были введены в заблуждение указанными обращениями Шастина А.С отменила свое ранее принятое решение в отношении

и признала победителем

Из показаний Д и других, допрошенных в суде в качестве свидетелей, следует, что Т представлял интересы

на основании договора поручения и доверенности.

Защита в своей жалобе ссылается на то, что суд в приговоре не указал какими средствами доказывания установлено то, что Шастин сообщил Т о планируемом конкурсе судебная коллегия считает, что источник информации, полученной Т о планируемом конкурсе, ника кого юридического значения не имеет, поскольку об этом было официально опубликовано в печати. В суде Т подтвердил, что у него с Шастиным А.С была предварительная договоренность: он (Т ) организует строительство коттеджа Шастину А.С, включая контроль за производством работ, без какой либо прибыли, за свой счет приобретает часть строительных материалов, оплатит работы и услуги, необходимые для возведения коттеджа, подготовит смет- ную документацию, предоставит специальную строительную технику, а также за счет собственных средств осуществит строительство веранды коттеджа, то есть передаст Шастину взятку в виде имущества и выгод имущественного характера, а Шастин А.С. за это обязался оказать

содействие в победе в конкурсах на выполнение ремонтно строительных работ на объектах здравоохранения города и обеспечить заключение выгодных муниципальных контрактов на выполнение таких работ. О пред стоящем таком конкурсе Шастин А.С. сообщил Т через С

Защита считает, что суд проигнорировал показания свидетелей В

о, К ,К и других членов конкурсной комиссии о том, что сроки исполнения муниципальных контрактов продлялись только в целях осуществления финансирования для окончания работ, а решения конкурсной ко миссии о продлении сроков муниципального контракта являются доказательствами недобросовестности строителей, подрядных организаций.

Судебная коллегия считает, что эти доводы защиты не состоятельны. Суд при вынесении приговора оценил по совокупности показания всех свидетелей, в том числе В ,К и других членов конкурсной комиссии, которые пояснили, что сроки выполнения подрядных работ в конкурсной комиссией продлевались по инициативе

в связи с незавершением подрядными организация ми ремонтных работ в по уважительным причинам. В судебном заседании были установлены конкретные причины не завершения строительно ремонтных работ в в сроки, установленные муниципальными контрактами - отсутствие проектно-сметной документации на ремонтируемые объекты. Так, свидетель Е . в суде показал, что ремонтные работы в

не были окончены в сроки, установленные муниципальными контрактами, в связи с не предоставлением

проектной документации. Аналогичные показания дал»

К а также Р Объективно показания этих свидетелей в суде подтвердились показаниями допрошенных в качестве свидетелей:

П Г В

Б К К.,

перепиской между в лице Е и

а также».

Отсутствие проектной документации препятствовало выполнению и финансированию этих ремонтных работ, что повлекло за собой нарушение срока, установленного контрактом и была вынуждена продлить сроки исполнения . Вины

в срыве срока

контракта в суде не установлено. Указанные обстоятельства подробно исследованы и приведены в приговоре суда. Руководители указанных

Б иК в суде подтвердили утверждения органов следствия о добросовестном исполнении»

условий контрактов.

Свидетель В . (на тот момент)

в суде сообщил, что продление срока нельзя расценить как нарушение контракта, так как на комиссии согласовывали и официально продлевали сроки. В суде установлено, что контракты фирмам

были официально продлены, объекты ими были сданы, то есть предыдущие контракты данными фирмами не нарушались.

Адвокат жалуется на то, что суд не дал оценки ее доводам о том, что само по себе направление писем г. не является основанием для принятия к

комиссией нового решения.

Судебная коллегия считает, что в данном случае у суда не было необходимости давать опенку указанным доводам защиты, поскольку по делу установлено, что по

письмам Шастина АС, содержащим заведомо ложные сведения о неисполнении », победившими в конкурсе договорных обязательств по ранее заключенным контрактам,. ,

члены которой бы ли введены в заблуждение указанными обращениями Шастина А.С, отменила свое ранее принятое решение в отношении этих фирм и признала победителем

Утверждение Шастина А.С. о том, что он и передали Т на строительство коттеджа денежные средства, достаточные для завершения строительства и что все расходы по строительству Т производил за их счет, судом было тщательно проверено и об-основано отвергнуто, как несоответствующее действительности.

Документально передача Шастиным А.С. и денег Т . не оформлялась.

Сам Шастин А. С. в суде не мог назвать точной денежной суммы, переданной Т на строительство коттеджа.

Т в судебном заседании показал, что Шастаны действительно пере давали ему на строительство коттеджа некоторую сумму денег, которых на завершение строительства было явно недостаточно, поэтому из-за нехватки финансирования выполняя перед Шастиным взятые на себя обязательства, он вынужден был продол жать строительство его коттеджа за свой счет, о чем Шастину было известно и с ним обусловлено.

Тот факт, что когда денежные средства, переданные Шастиным АС. и

для строительства коттеджа, закончились, а Т . продолжил строительство коттеджа за собственные средства, подтвердили, кроме самого Т в ходе предварительного следствия и в судебном заседании свидетели Ла М

П О ., К ., К показания которых последовательны, и непротиворечивы. Оснований не доверять указанным свидетелям у суда не было.

В приговоре правильно указано, что любой переданьйпредмет или оказанные услуги должны получить денежную оценку на основании действительной стоимости предмета, цен, расценок или тарифов за услуги, сложившихся в данной местности и действовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии - на основании заключения экспертов.

Показания свидетеля Т . об оплате строительных материалов (плита фасад, утеплитель, пиломатериал) в сумме , услуг авто транспорта в сумме , на общую сумму , кроме показаний свидетелей Л ., М П ., О.,

К К подтверждаются исследованными в судеб ном заседании: трудовым договором, договором об оказании услуг, счет фактурами, актами, заявлениями Т приходными кассовыми орде рами, квитанциями к приходным кассовым ордерам, накладными, расчетными листками, договорами подряда, дополнительными соглашениями, локальными сметами, подробно изложенными в приговоре (том 44, л.д. 70-72; 73-74; 75; 76; 77; 78; 79; 80; 81; 82; 83; 84; 85; 86; 87; 88; 89; 90; 95; 96; 97; 98; 99; 100; 91; 92; 93; 94; 44-45; 46; 47; 48; 50-51; 53; 54; 56; том 58, л.д. 200; 201; 202; 203; 204; 205; 206; 207; 208; 209; 210; 211; 212; 213; 214;-215; 216; 217). Утверждение стороны защиты о том, что расчетные листки заработной платы Т (том 58, л.д. 205; 206; 207) имеют расхождения с расчетными листками (том 44, л.д. 92; 93; 94), не соответствует действительности.

Стоимость строительных материалов: клея «гора Хрустальная», клея для монтажа теплоизоляционных плит «Ауап1ех», штукатурки «Вег§аиг>>, цемент ной штукатурки «Ргакик», клея для керамогранита и тяжелых плит «Титан гранитного камня, кирпича, на общую сумму , подтверждаются ответами из организаций, где данные строительные материалы были приобретены (том 43, л.д. 79,81,83).

При этом, как видно из показаний Т приобретая строительные материалы, давая указания работникам на их приобретение, он не искал низких цен, а брал все то, что было необходимо и имелось в наличии, по доступным на тот момент расценкам, то есть тратил деньги нерационально, заработную плату выдавал рабочим безотносительно к расценкам, произвольно, исходя из их фактического участия в строительстве.

Показания Т в этой части подтверждаются многочисленными свидетелями и соответствуют действительности.

Из материалов дела явствует, что весь фонд оплаты труда работников, занятых на строительстве коттеджа, должен был составлять не более.

Согласно же показаниям свидетеля М , он только за кладку стен заплатил в качестве заработной платы рабочим около , а за монтаж кровли еще . Деньги на эти цели передавал ему через Л ­

Т

Доводы защиты в части того, что стройматериалы приобретались не там и не для строительства коттеджа Шастина, суд проверил и отверг обоснованно поскольку стройматериалы были обнаружены уложенными в дело и частично изъяты именно в коттедже Шастина. По поводу приобретения стройматериалов и оказания услуг свидетель Т в суде сообщил, что поскольку между

и Шастиным не было официальных, оформленных договором отношений по строительству коттеджа, он оформлял документы различными числами и разными способами списывал их со склада компании, но все они шли на строительство коттеджа, что и подтвердили в суде свидетели,

К ., Б . Последний по поводу заключенного от его имени иТ договора (том 44, л.д. 73-74) в суде пояснил, что он работал вначале в,

а после реорганизации и регистрации»

стал работать (Т ). Дату он точно не помнит, не смотрел при подписании, но по просьбе Т он подписывал договоры от с , так как Т сам себе продать автоуслуги не мог, также помнит, что подписывал договор на продажу Т пиломатериала, утеплителя. У суда не было оснований сомневаться в правдивости показаний свидетеля Б так как доказательств заинтересованности данного свидетеля в исходе дела суду представлено не было.

Кроме того, показания свидетеля Т по строительству веранды к коттеджу Шастина и оплаты водопроводной арматуры, оборудования и фурнитуры для устройства внешнего и внутреннего водоснабжения дома (кроме погружного насоса) за свой счет подтверждаются последовательными показания ми свидетелей Л иМ которые пояснили, что веранда и водопровод построены на средства Т в тот период, когда Шастин прекратил финансирование, при этом все строительные материалы приобретались по ходу строительства, по мере надобности.

Также, показания свидетеля Тю по строительству веранды к коттеджу Шастина А.С. за свой счет подтверждаются локальным сметным расчетом на сумму том З9.л.д. 69-71).

Рассматривая вопрос о стоимости строительства веранды, а именно: работ ниже нуля, включающих земляные работа, устройство фундамента свайного с высоким цоколем - монолитным ростверком, устройство металлического каркаса веранды, устройство перекрытия веранды из плит над цоколем и над надземным этажом по металлическим балкам, в сумме - согласно локального сметного расчета, представленного органам предварительного следствия Л в сумме - согласно обвинительного заключения, в сумме согласно оценочной экспертизы » эксперт Л (том 58, л.д. 33), суд, исходя из конституционного положения о толковании всех не устранимых сомнений в пользу обвиняемого посчитал необходимым взять минимальную оценочную стоимость веранды - , в связи с чем снизил стоимость полученного Шастиным в качестве взятки от Т имущества и выгод имущественного характера в виде оплаченных последним за счет собственных средств строи тельных материалов и работ по сооружению пристроенной веранды коттеджа с

до .

Также, рассматривая вопрос о стоимости водопроводной арматуры, оборудования и фурнитуры для устройства внешнего и внутреннего водоснабжения дома (кроме погружного насоса) суд, в соответствии со ст. 252 УПК Рос сийской Федерации, не выходя за пределы обвинения, правомерно оставил только вмененную Шастину стоимость водопроводной арматуры, оборудования и фурнитуры для устройства внешнего и внутреннего водоснабжения дома (кроме погружного насоса) в сумме, указанной в обвинительном заключении-,

хотя установил большую сумму.

Построенная веранда, строительные материалы, уложенные в дело находившиеся и изъятые из коттеджа, а также оплаченные услуги автотранспорта были переданы Шастину А.С, который получил возможность распоряжаться этим имуществом, обратив его в свою собственность, что свидетельствует о совершении Шастиным А С оконченного преступления - получения взятки. Данные имущественные блага Шастин А.С. приобрел исключительно в связи с его должностным положением и служебной деятельностью. Судом установлено, что Шастин А.С осознавал, что материальные ценности ему переданы как взятка за оказание определенных незаконных действий, направленных в интересах взяткодателя Т на признание в конкурсе и эти действия входи ли в служебные полномочия Шастина А.С.

Доводы жалобы о том, что, определяя размер взятки, суд неправомерно все не устранимые сомнения истолковал не в пользу Шастина А.С, а против него, противоречат действительности.

Так, из предмета полученной Шастиным АС. взятки, суд счел необходимым исключить указанные органами предварительного расследования выгоды имущественного характера, выразившиеся в оказании Т услуг по подготовке сметной документации на жилой дом по адресу:

подбору и привлечению подрядных организаций и специалистов приобретению строительных материалов и осуществлению контроля за производством выполненных

и иными неустановленными следствием подрядчиками работ, таких как возведение наружных стен из кирпича, междуэтажных перекрытий над первым и вторым этажами из железобетонныхплит, крыши деревянной стропильной скатной, кровли из металлочерепицы, установка: пластиковых окон, витражей, металлической двери входа в дом со стороны уличного фасада, двери входа в дом со стороны дворового фасада, возведение пере городок и внутренних стен, устройстве сети электроосвещения в доме, сети газоснабжения, утепление стен снаружи, оштукатуривание фасада дома, возведение веранды при выполнении работ ниже нуля, включавших земляные работы устройство фундамента свайного с высоким цоколем - монолитным ростверком, устройство металлического каркаса веранды, устройство перекрытия веранды из плит над цоколем и над надземным этажом по металлическим балкам безвозмездно осуществленные Т а также Л действовавшим по распоряжению Т оцениваемые в размере от стоимости произведенных затрат на строительство коттеджа, на общую сумму

Кроме того, судом исключено обвинение Шастина А.С. в получении вы годы имущественного характера в виде производства бетонных работ при воз ведении правой стороны забора участка, на котором расположен коттедж стоимостью .

Также, суд исключил из обвинения Шастина А.С. получение им в качестве взятки от Т . строительных материалов: клея для кровли «Сегевк Т 190» в количестве упаковок общей стоимостью

С учетом изложенного, окончательный размер полученной Шастиным А.С. взятки судом определен в .

Этот размер взятки является крупным, поскольку стоимость строительства веранды, водопроводной арматуры, оборудования и фурнитуры для устройства внешнего и внутреннего водоснабжения дома (кроме погружного насоса строительных материалов, автоуслуг превысила , указанных в примечании к ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Сторона защиты утверждает, что специалист в сфере финансов и бухгалтерского учета Ал после ознакомления с документами уголовного дела пояснил суду, что из представленных документов

нельзя сделать вывод не только о достоверности произведенных затрат, но и об относимости представленных документов к строитель- ству коттеджа Шастина А.С, но суд, якобы, проигнорировал доводы заявления защиты.

Судебная коллегия считает, что произведенные затраты на строительство коттеджа Шастина А.С. в суде установлены совокупностью доказательств, по скольку учет стоимости завезенных стройматериалов, выполненных работ, оказанных услуг взяткополучателем Шастиным, а также Т не велся, о чем не было известно указанному специалисту-бухгалтеру. Т в суде пояснил что в представленных из в распоряжение суда бухгалтерских документах, свидетельствующих о приобретении стройматериалов, не указано, что они будут использованы при строительстве коттеджа Шастина А.С. с целью скрыть факт взяточничества. А является узким специалистом в сфере финансов и бухгалтерского учета и определение относимости представленных документов к строительству коттеджа не входит в его компетенцию.

В судебном заседании тщательно исследовались доводы защиты о провокации взятки со стороны Т которые своего подтверждения не на шли. Мотивов для оговора Шастина А.С. со стороны Т . не имеется Кроме того, если бы Т имел умысел на оговор Шастина А.С. и действовал в провокационных целях, то отрицал бы факт получения от Шастиных денежных средств на строительство коттеджа, однако он добросовестно и правдиво рассказал суду об этом. Показания свидетеля Т . об обстоятельствах дачи взятки Шастину А.С. подтверждаются совокупностью исследованных в суде доказательств, которые приведены в приговоре.

В суде показаниями свидетелей Т ., Д Л В и других установлено, что отношения между Шастиным А.С. и Т были доверительными, доброжелательными, без каких-либо конфликтов и личной неприязни.

Тот факт, что финансовые документы, подтверждающие факт оплаты Т за счет средств строительства дома Шастина, со ставлены с нарушениями, без ссылок в ник на цели расходования средств, не говорят о ложности показаний Т а, поскольку их правдивость установлена иными доказательствами. Т по поводу данных обстоятельств пояснял, что документы составлялись им подобным образом, так как необходимо было оформить движение денежных средств в компании. Суд данному обстоятельству оценку дал (стр.67 приговора).

Оценивая показания свидетеля Т а как достоверные, суд привел мотивы и доказательства, подтверждающие данные выводы (стр.22, 24, 68 приговора).

Не состоятельны утверждения защиты о том, что суд лишь предположил в приговоре, что строительные материалы приобретены именно Т что предназначены они были именно на возведение коттеджа Шастову А.С, а доказательств этому не привел.

Содержание приговора свидетельствует об обратном.

Суд в приговоре не предположил, а на основании исследованных доказательств - показаний свидетелей М ., Т ., Л Д О ., К Б Ф.,

К ., П и других, письменных документов, пред ставленных из , пришел к обоснованному выводу о приобретении стройматериалов, использованных в строительстве коттеджа Шастина А.С, именно Т . на свои денежные средства или на финансовые средства

Кроме того, в суде установлено, что при строительстве указанного коттеджа Шастина А.С. использовалась автомашина КАМАЗ, принадлежащая О ., которая была арендована по предложению Т . Доводы защиты о том, что суд применил повторный учет затрат услуг данного автомобиля КАМАЗ при строительстве указанного коттеджа, противоречат установленным в судебном заседании обстоятельствам. На предварительном следствии и в судебном заседании не удалось обнаружить и изъять согласованную с Шастиным А.С. сметную документацию на данный коттедж, а сметы, составленные экспертами Л иМ , носят не конкретный, а вероятностный характер. Сам О подтвердил, что он работал на указанной автомашине на строительстве_коттеджа Шастина А.С. и за это от Т получал деньги.

В жалобе адвоката в качестве противоречия указывается на признание судом факта получения Шастиным взятки в виде услуг по аренде автомобиля КАМАЗ на сумму . и на наличие в заключениях экспертов Л и М выводов о невозможности установить стоимость этих услуг. При этом защитник вновь ссылается на отвергнутые судом доказательства (заключения экспертов) и игнорирует тот факт, что данное обстоятельство установлено не только показаниями Т а, но и показаниями свидетеля О а о выполнении им работ по оказанию автотранспортных услуг при строительстве дома в , и финансовыми документами о выплате этих денег О . При этом Т н последовательно утверждал, что выплатил.

О помимо денег, переданных ему Шастиным, в период, когда финансирование строительства Шастиным было уже прекращено.

Действительно, в суде исследовались вопросы, связанные со строительством веранды коттеджа осужденного. Свидетели Т Л М и другие подтвердили обстоятельства, связанные с ее строительст- вом, показав, что она строилась на денежные средства Т т.е. в качестве взятки.

Судом сделан обоснованный вывод, что Т приобрел гранитный камень, которым выложен пол в котельной коттеджа осужденного, в.

В связи с этим, доводы защиты о том, что это лишь предположение суда, не обоснованны.

Выводы о стоимости всех выполненных работ и использованных в строительстве материалов носят лишь вероятностный характер, о чем в судебном заседании пояснила эксперт Л в связи с чем суд в своем решении обоснованно не ссылается на данное заключение. До воды защиты о том, что полученные Т от Шастиных для строительства коттеджа не закончились, противоречат исследованным в суде доказательствам.

Сторона защиты считает, что строительные материалы, доставленные на строительство коттеджа Шастина А.С, но не уложенные в дело, принадлежали строителям, хранились ими в коттедже как на складе и предметом взятки не являлись.

Судебная коллегия такую позицию защиты считает ошибочной, поскольку материал на объект доставил Т и обратно не увез, а оставил на месте При этом Шастин А.С сознавал, что стройматериалы завезены ему на строй площадку коттеджа в качестве взятки, а, следовательно, мог распоряжаться ими по своему усмотрению.

Давая оценку выводам специалистов К Б Ш . и экспертов Л М суд установил, что они «основаны на оценочных методах исследования и носят вероятностный характер».

В связи с этим суд обоснованно пришел к выводу о невозможности ис пользовать их для оценки стоимости всех работ по возведению коттеджа, по скольку они не отвечают принципу достаточности (стр. 62 приговора).

Так, в подтверждение доводов о достаточности переданных Шастиным средств для строительства защитник в жалобе ссылается на выводы эксперта Л

Однако, эксперты-оценщики основывали свои выводы на основании среднерыночных цен при условии их разумного расходования.

В судебном заседании установлено, что договоренности между Шасти ным и Т об осуществлении строительства на таких условиях не было. Т приобретал товары и услуги по доступным на тот момент ценам (стр. 66 приговора).

Кроме того, материалы, которыми специалисты К

Ш . пользовались в исследованиях и при даче показаний суду были предоставлены им стороной защиты в непроцессуальном порядке, что лишило суд возможности установить наличие или отсутствие обстоятельств, о которых они свидетельствовали.

Мотивы, по которым суд оценил доказательства, как недопустимые, в приговоре приведены.

Так, оценивая заключения специалистов, суд указал, что «заключения специалистов представлено стороной защиты суду в нарушение ст. 283 УПК Российской Федерации и главы 27 УПК Российской Федерации, стороне обвинения не предоставлена возможность поставить перед экспертами вопросы, эксперты, до дачи заключений, не были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Поэтому заключение, полученное с нарушением требований УПК Рос сийской Федерации, в соответствии с ч.1 ст.75 УПК Российской Федерации является недопустимым доказательством».

Ссылка в жалобе адвоката Сухаревой Н.В. на то, что заключение экспертов и специалистов были получены ею и представлены в дело на основании и в порядке ст.86 УПК РФ, несостоятельна, поскольку указанным законом право сбора таких доказательств и таким путем защитнику не предоставлено.

Необходимости высказываться о предпочтении в отношении экспертиз выводы которых вызывают сомнение, приводить их полное содержание, не было, поскольку суд не мог использовать их как доказательства,_подтверждающие или опровергающие фактические обстоятельства обвинения.

Разъяснение Постановления Пленума Верховного Суда РФ, относительно необходимости изложения содержания доказательств, касается только доказательств, положенных в основу решения суда.

Оценка в приговоре выводов эксперта Л на которую, как на противоречие, ссылается представитель потерпевшего Ф касается стоимости строительства веранды, переданной Шастину в виде взятки.

Суд, основываясь на доказательствах, пришел к выводу о доказанности факта получения Шастиным взятки в виде строительства веранды, а устанавливая стоимость ее строительства, принял вычисленную Л сумму лишь по тому, что она являлась наименьшей из числа представленных.

Учет судом мнения эксперта в данной ситуации при негативной оценке ее предыдущего заключения в целом, противоречием не является. Принятие указанного судебного решения продиктовано законным требованием толковать все неустранимые сомнения в пользу обвиняемого.

Исходя именно из этих требований закона, суд исключил у Шастина А.С значительную часть обвинения.

Право стороны защиты на представление доказательств нарушено не было, что подтверждается количеством доказательств, представленныхТи ее позицией о возможности окончить судебное следствие.

Частичное удовлетворение судом ходатайства защиты о назначении строительно-технической экспертизы не является ограничением права на представление доказательств.

При допросе эксперта М были выявлены противоречия в вы водах эксперта, приведенных в заключении, и показаниях М по этим выводам в суде, то есть у суда возникли сомнения в правильности и обоснованности ранее данного заключения.

В соответствии с ч. 4 ст. 283 УПК РФ такие сомнения устраняются путем назначения повторной экспертизы.

Данное требование закона было выполнено и ходатайство адвоката

в части проведения повторной экспертизы для уточнения стоимости работ по возведению коттеджа обоснованно было удовлетворено.

Как правило, для проведения строительно-технической экспертизы необходима строительная документация, на соответствие которой эксперт и устанавливает фактически выполненные работы, оценивает их стоимость.

Поскольку такой документации в материалах дела не имелось и она не была представлена стороной, заявившей ходатайство, стоимость работ могла быть установлена только путем проведения оценочной экспертизы, которую суд и назначил, поручив ее проведение другому эксперту.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что разрешение подобным образом заявленного стороной защиты ходатайства было вызвано объективными причинами и ограничением ее прав на предоставление доказательств не являлось.

Доводы защиты о том, что судом было нарушено конституционное право подсудимого на защиту, не состоятельны. Интересы подсудимого Шастина А.С. на следствии и в суде защищала адвокат а также адвокаты Ф иЕ ., которые формально значились как представители потерпевшего - , но реально обеспечивали за щиту интересов должностного лица указанной администрации - подсудимого Шастина А.С. Их действия в суде носили согласованный и солидарный характер, направленный на защиту интересов Шастина А.С, об этом же свидетельствуют кассационные жалобы осужденного и его адвоката, а также отзыв представителя потерпевшего Ф на кассационные жалобы Шастина А.С и

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката

о допуске ее помощника в качестве представителя подсудимого Шастина А.С.

Все представленные защитой доказательства судом оценены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Заключение

содержит существенные недостатки, экспертом Л не проведено исследование соответствия полученной сметной стоимости среднерыночной, существовавшей на рынке оказания строительных услуг на конец марта 2007 года, не определена стоимость услуг, оказанных Т иЛ по организации строительства указанного коттеджа Шастина А.С В ходе допроса в суде эксперт Л ранее работавшая , пояснила что ею применялся сметный метод оценки стоимости работ и услуг по строительству коттеджа и, по ее мнению, сметная стоимость стройматериалов, работ услуг по строительству указанного объекта недвижимости, равна его рыночной стоимости, что противоречит здравому смыслу, и свидетельствует о некомпетентности эксперта, чему в приговоре дана соответствующая оценка.

Также не обоснованны доводы защиты о нарушении судом права подсудимого на справедливое разбирательство дела в разумный срок. В судебном заседании по уголовному делу из преступных эпизодов допрошено огромное количество свидетелей, исследовано более документов, а протокол судебного заседания состоит из нескольких тысяч страниц, что свидетельствует об особой сложности дела. Несмотря на это в суде уголовное дело рассмотрено в разумные сроки, то есть за 10 месяцев.

Защита считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ее до водов о признании незаконным и необоснованным постановления заместителя Генерального прокурора РФ Золотова Ю.М. о возбуждении уголовного дела

в отношении должностных лиц

а не конкретного лица; полагает что судом проигнорирована позиция Верховного Суда РФ выраженная в его определении от 28.02.2006 № 46-ДП05-77. Зашита утверждает, что для возбуждения уголовного дела по указанной статье, установление конкретного должностного лица, допустившего злоупотребление и превыше- ние, является обязательным и, по ее мнению, указанное постановление о возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 286 УК РФ должно быть признано незаконным и отменено.

Указанные доводы защиты не состоятельны, они не основаны на требованиях закона и противоречат сложившейся судебной практике. Ст. 146 УПК РФ регламентирующая порядок возбуждения уголовного дела публичного обвинения, не требует установления на стадии возбуждения уголовного дела лица, со вершившего преступление. При этом указанная норма не ставит реализацию полномочий сотрудников органов правоохраны на возбуждение уголовного дела в зависимость от факта установления лица, причастного к преступлению Единственным условием для этого, согласно ст. 140, 146 ч.1 УПК РФ, являются повод и основание для возбуждения уголовного дела. Уголовно процессуальный закон не требует предварительно до принятия решения о возбуждении уголовного дела устанавливать все признаки состава преступления включая его субъект. Прямого указания в законе о том, что уголовные дела по признакам преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ, возбуждаются не иначе, как в отношении конкретного должностного лица, не имеется, за исключением случаев, когда уголовное дело возбуждается в порядке ст. 448 УПК РФ в отношении лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ.

Проанализировав и оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства по делу и обоснованно пришел к выводу о виновности Шастина А.С. в совершении преступления.

Действия последнего квалифицированы судом правильно.

Наказание Шастину А.С. назначено в соответствии с требованиями и в пределах санкции закона, с учетом содеянного, данных о его личности, всех влияющих на его ответственность обстоятельств.

Процессуальных нарушений при расследовании к рассмотрении дела су дом не допущено.

Оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по моти вам кассационных жалоб, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила :

приговор Свердловского областного суда от 17 февраля 2010 года в от ношении Шастина Ал С оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Сухаревой Н.В. - без удовлетворения Председательству

Судьи

08.10.2010 г нг

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 146 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта