Информация

Решение Верховного суда: Определение N 53-АПУ17-17 от 12.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 53-АПУ17-17

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 12 и ю л я 2 0 1 7 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой ОН., ЕрмолаевойТ.А.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного У скова А.В. и адвоката Грачева В.Н. на приговор Красноярского краевого суда от 17 апреля 2017 года, по которому

У СКОВ А В,

судимостей не имеющий осужден к лишению свободы по:

• ч. 4 ст. 150 УК РФ - на срок 5 лет с ограничением свободы на срок 6

месяцев;

• п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - на срок 9 лет с ограничением свободы на

срок 8 месяцев, без штрафа;

• пп. «в», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на срок 17 лет с ограничением

свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено У скову А.В. по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет без штрафа, с ограничением свободы на срок 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ограничение свободы, назначенное У скову А.В. как за каждое из преступлений, так и по совокупности преступлений, установлено в следующем: в установленный период ограничения свободы не уходить из дома в ночное время с 22 до 06 часов, не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, а также не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством РФ, в который У скову А.В являться один раз в месяц для регистрации.

Взыскано с Ускова А.В. в пользу И в счет компенсации морального вреда 800 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденного Ускова А.В. и адвоката Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб мнение прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Усков А.В. осужден за: - вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, родителем, связанное с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу и в совершение особо тяжкого преступления. - разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также - убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, лица заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии сопряженное с разбоем.

Преступления Усковым А.В. совершены 09 марта 2016 года в д.

района края при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

• адвокат Грачев В.Н. в защиту интересов осужденного Ускова А.В.

считает приговор слишком суровым и действия осужденного

неправильно квалифицированными, в связи с чем приговор

необходимо изменить. Считает, что Ускова А.В. по ч. 4 ст. 150 УК РФ

следует оправдать, т.к. указанная статья предусматривает уголовную

ответственность за вовлечение в совершение преступлений

несовершеннолетних, а В является малолетним.

Считает, что в действиях Ускова А.В. не содержится признаков

вовлечения в совершение преступления, т.к. между ним и его сыном не

было договоренности о совершении преступления и со стороны Ускова

А.В. не было предложения о совершении преступления или угроз в

отношении сына. Сын стал искать деньги в доме потерпевшего по

собственной инициативе, кроме этого, он искал деньги в тот момент,

когда потерпевший И был уже мертв, поэтому действия

В необходимо квалифицировать как кражу. Указывает, что

квалифицирующий признак совершения убийства лица, заведомо

находящего в беспомощном состоянии, не нашел своего

подтверждения, т.к. потерпевший И проживал один,

самостоятельно себя обслуживал, имел огород, готовил себе пишу,

летом имел мелких домашних животных.

Указывает, что квалифицирующий признак совершения убийства,

сопряженного с разбоем, не нашел своего подтверждения в суде, т.к.

Усков А.В. совершил убийство И из личных

неприязненных отношений, поэтому действия Ускова А.В. следует

квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Полагает, что назначенный У скову А.В. срок наказания слишком

суров, учитывая, что он имеет заболевание и активно сотрудничал со

следствием. Сумма исковых требований, удовлетворенных судом в

качестве компенсации морального вреда в пользу потерпевшей

И является завышенной, т.к. она проживала отдельно от

своего отца. Считает, что в приговоре при назначении наказания

допущена ошибка в определении окончательного срока ограничения

свободы, т.к. указано 2 года, хотя при полном сложении данного вида

наказания получается 1 год 8 месяцев.

• осужденный Усков А.В. в своей апелляционной жалобе и

дополнениях к ней не отрицает, что он совершил убийство И.,

однако считает, что это убийство им совершено на почве личных

неприязненных отношений с И т.к. он угрожал его сыну

В из-за того, что В обманул И

разменяв у него сувенирные деньги на настоящие. Указывает, что

умысла на разбой у него не было, он не давал указаний своему сыну

искать деньги в доме И сын стал искать деньги в доме

И только после его смерти. Показания им на предварительном

следствии были даны в результате избиения оперативными

работниками, а также запугивания и угроз со стороны следователя

Д которая угрожала поместить сына в психдиспансер, а

к нему самому по ее приказу ему были применены угрозы физического

насилия; проверка его доводов о применении к нему мер физического

воздействия была проведена поверхностно.

Указывает, что ему не зачитывали обвинительное заключение и с

материалами дела он ознакомился только после вынесения приговора;

в суде не был допрошен эксперт, нарушена ст.274 УПК РФ, в

показаниях свидетеля Т есть противоречия, свидетель

В подписывала документы, не читая их. Ссылается на

заключение эксперта, указывает на сомнения эксперта относительно

причин смерти потерпевшего, времени смерти и орудия преступления,

сообщает, что явку с повинной давал под давлением, в нетрезвом

состоянии. Указывает, что не понимает слово «авторитет», не понял

психолого-психиатрическую экспертизу. Просит признать его

показания по ч.4 ст. 162 и ч.4 ст. 150 УК РФ недопустимыми

доказательствами, поскольку они даны в отсутствие защитника; его

адвокат не присутствовал при допросах, а просто подписывал

документы и не присутствовал при ознакомлении с материалами

уголовного дела.

Считает приговор слишком суровым, просит

переквалифицировать его действия на убийство без отягчающих

обстоятельств, т.е. по чЛ ст. 105 УК РФ, по остальным преступлениям -

оправдать, снизить срок наказания, а также компенсацию морального

вреда, учесть его болезнь - туберкулез, явку с повинной, наличие на

иждивении двоих малолетних детей.

Государственным обвинителем Гарцук Л.А. на апелляционные жалобы адвоката Грачева В.Н. и осужденного Ускова А.В. поданы возражения, в которых указывается, что приговор в отношении Ускова А.В. является законным и обоснованным, оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденного Ускова в совершении преступлений установленных приговором, подтверждается совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании, включая показания самого осужденного об обстоятельствах совершения преступлений, данные в стадии предварительного расследования, в том числе, изложенные в его явке с повинной, при проверке показаний на месте и проведении следственного эксперимента, показания свидетелей; протоколы следственных действий заключения экспертов; другие доказательства, исследованные судом и изложенные в приговоре.

Из исследованных материалов уголовного дела усматривается, что при допросах Ускова А.В. на предварительном следствии принимал участие его защитник, показания им даны после разъяснения ему процессуального права не свидетельствовать против себя, в соответствующих графах протоколов имеются подписи Ускова А.В., его защитника, содержатся записи выполненные собственноручно Усковым А.В., о прочтении этих протоколов и их верности. Эти показания Ускова А.В. согласуются с другими исследованными доказательствами, в том числе и с показаниями его несовершеннолетнего сына В

Доводы Ускова А.В. о том, что в ходе предварительного расследования к нему применялись меры физического и психологического воздействия с целью получения признательных показаний проверялись судом и не нашли своего подтверждения. Результаты проведенной в ходе судебного разбирательства в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ проверки, нашли отражение в постановлении следователя от 19 января 2017 г. (т. 5 л.д.146- 151).

Оснований полагать, что указанная проверка была проведена поверхностно, не усматривается.

С учетом изложенного, оснований для признания показаний Ускова А.В., данных им при допросах в ходе предварительного расследования недопустимыми доказательствами, у суда не имелось и они обоснованно положены в основу приговору.

С материалами дела, в том числе, обвинительным заключением, Усков ознакомлен в установленном законом порядке до начала судебного заседания, вместе с защитником Грачевым, в протоколе об ознакомлении с материалами дела имеются подписи обвиняемого и его защитника замечаний нет (т.5 л.д.23-28).

О том, что адвокат Грачев не присутствовал при допросах, а просто подписывал документы, подсудимый Усков в суде не заявлял, на некачественную юридическую помощь не жаловался и от услуг защитника не отказывался.

С учетом изложенного выше нарушения право подсудимого на защиту не усматривается.

Порядок исследования доказательств (ст.274 УПК РФ) нарушен не был.

В показаниях свидетеля Т давшей отрицательную характеристику Ускову, противоречий не усматривается.

Доводы свидетелей В иВ о том, что протоколы своих допросов они не читали, а просто их подписывали, проверялись судом первой инстанции и опровергаются, в том числе, и проведенной в ходе судебного разбирательства проверкой этих доводов в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ.

Из исследованных в суде протоколов допросов В и В усматривается, что показания ими были даны после разъяснения им процессуальных прав, в соответствующих графах протоколов имеются подписи указанных свидетелей, содержатся выполненные ими собственноручно записи о прочтении этих протоколов допросов и их верности, допросы В проведены с участием педагога и психолога (том 3, л.д. 1-6, 7-11, 12-15, 57-62, 68-80, 81-88). Судом дана оценка этим показаниям В и В которые как установил суд, последовательны, логичны, согласуются как между собой, так и с другими исследованными в суде доказательствами.

С учетом изложенного выше оснований для признания этих показаний В и В данных ими при допросах в ходе предварительного расследования, недопустимыми доказательствами у суда не имелось и они правомерно положены в основу приговора.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа И причиной смерти И явилась механическая асфиксия от сдавления органов шеи петлей при удушении. Данное повреждение является прижизненным, возникло незадолго до наступления смерти, а именно в минуты-десятки минут, не менее чем от 1-го воздействия продолговатого тупого предмета шириной около 5-7 мм., находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти И и по признаку опасности для жизни человека квалифицируется как тяжкий вред здоровью (том 1, л.д. 184-188).

Указанное заключение эксперта сомнений относительно причин смерти потерпевшего, времени смерти и орудия преступления не содержит.

После оглашения вышеуказанного заключения эксперта у стороны защиты замечаний, предложений не было, ходатайство о допросе эксперта участники процесса не заявляли (т.5 л.д.243).

Доводы подсудимого Ускова А.В. о его непричастности к совершению разбойного нападения, об отсутствии у него умысла на разбой проверялись судом первой инстанции и не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, поскольку показаниями самого Ускова А.В., данными на предварительном следствии, а также подтвержденными показаниями В о том, что после того как И отказался дать Ускову А.В. деньги в долг и стал их выгонять из дома, угрожая позвать соседей, то Усков А.В. разозлился, решил его убить и забрать у него деньги ударил его рукой по лицу, от чего тот упал спиной на пол, после чего начал душить И

Этими же доказательствами подтверждается квалифицирующий признак совершения убийства И сопряженного с разбоем Поэтому оснований для переквалификации действий Ускова с ч.2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ не усматривается.

О направленности умысла Ускова А.В. на причинение смерти И свидетельствует характер действий подсудимого, который в целях перекрытия доступа воздуха в дыхательные пути потерпевшего сдавливал его шею кофтой, шарфом и электрическим проводом, а также наступление смерти потерпевшего на месте происшествия в короткий промежуток времени после этих действий Ускова А.В.

Доводы подсудимого Ускова А.В. о том, что убийство И им было совершено на почве личной неприязни к нему, а именно из-за того что В ранее разменял у И сувенирную купюру в 1000 рублей на более мелкие купюры, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и опровергаются изложенными в приговоре показаниями Ускова А.В. и В подтверждающими, что мотивом совершения убийства И послужило желание Ускова А.В завладеть деньгами потерпевшего.

Судом правильно установлен квалифицирующий признак совершения убийства И заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, поскольку такое состояние потерпевшего подтверждается показаниями потерпевшей И С, свидетелей В В М Г Ф,

Т Т П Г о том, что И находился в преклонном возрасте (76 лет), был слаб физически и здоровьем, самостоятельно мог выполнять только несложную работу по дому, а Усков А.В. вместе со своим сыном В .

часто выполняли физическую работу по дому у И который не мог выполнять эти работы в связи с возрастом, получая от него за это небольшое вознаграждение, что свидетельствует о том, что как Ускову А.В., так и В которые неоднократно наблюдали поведение И было известно о его слабом физическом состоянии и что в силу своего возраста он не сможет оказать активного физического сопротивления от нападения.

Доводы жалоб адвоката Грачева и осужденного Ускова о том, что В действовал не по указанию осужденного и уже после наступления смерти потерпевшего являются необоснованными, поскольку опровергаются установленными судом на основе показаний самих Ускова и В фактическими обстоятельствами, изложенными в приговоре, из которых следует, что В действовал по указанию Ускова и похищал имущество потерпевшего в то время, когда его душил Усков.

С учетом изложенного оснований для переквалификации действий Ускова, связанных с хищением имущества потерпевшего, на кражу, не имеется.

С доводами жалобы осужденного о том, что он «не понял психолого психиатрическую экспертизу» нельзя согласиться, поскольку они опровергаются протоколом ознакомления обвиняемого и его защитника с заключением комиссии экспертов, от которых заявлений не поступило (т.2 л.д.142).

После оглашения в судебном заседании заключения комиссии экспертов по результатам проведения амбулаторной комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы от стороны защиты замечаний, возражений также не поступило (т. 5 л.д. 243).

Вопреки доводам адвоката Грачева, действия Ускова правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 150 УК РФ, поскольку малолетний Вдовин И.А., 06.10.2003 г. рождения, является несовершеннолетним. В этом нет противоречий.

Как установил суд, после того, как Усков А.В., реализуя свой преступный умысел, напал на И нанес ему удар, от которого последний упал на пол на спину, а Усков А.В. сел сверху на грудную клетку И Усков А.В., желая довести свой умысел до конца, решил привлечь к совершению преступлений своего несовершеннолетнего сына В

Поэтому он, используя свой родительский авторитет, достоверно зная что В склонен к совершению преступлений имущественного характера и будет беспрекословно выполнять его поручения при совершении преступлений, попросил его подыскать в доме предмет, пригодный для убийства И путем его удушения и В нашел и передал ему для этого кофту;

Затем Усков поручил своему сыну отыскать денежные средства в доме И иВ выполняя поручение отца, стал осматривать дом с целью поиска денег.

Далее, осознав, что кофтой задушить И не удается, Усков А.В. попросил В найти в доме иной предмет, пригодный для удушения И Выполняя поручение Ускова А.В., В нашел в доме И шарф и передал его Ускову А.В. для использования в качестве удавки, продолжив поиск денег в доме.

Не достигнув желаемого, Усков А.В. вновь попросил В поискать и передать ему ремень или веревку, пригодные для убийства И Тогда В исполняя поручение Ускова А.В., нашел в сенях дома электрический провод, который передал Ускову А.В. для использования в качестве удавки, продолжив поиск денег.

Таким образом, Усков А.В. вовлек своего несовершеннолетнего сына в совершение преступления не путем обещаний, обмана, угроз, а иным способом: используя родительский авторитет, действуя с помощью просьб и поручений.

Доводы адвоката Грачева о том, что Усков не использовал для вовлечения в преступление угрозы или иные активные действия в отношении сына и потому состав преступления, предусмотренного ч.4 ст. 150 УК РФ у него отсутствует, не могут быть приняты во внимание, поскольку в данном конкретном случае активных действий по возбуждению у несовершеннолетнего желания совершить преступление не требовалось: во первых, Усков, как показали свидетели, был авторитетом для его сына, то есть сын его побаивался, делал, что он говорит (т. 5 л.д. 178); во- вторых сам В как показала суду его учитель С , несмотря на его малолетний возраст, уже совершал кражи со взломами квартир и в школе устраивал постоянные драки, наносил тяжелые телесные повреждения ребятам, неоднократно лежал в психоневрологическом диспансере в связи с неадекватным поведением в школе ( т.5 л.д. 178-179).

По завершении допроса в суде свидетелей С ,Ж Усков не оспаривал их утверждение о том, что для своего сына он был авторитетом и не просил разъяснить ему значение данного слова, на непонимание которого он жалуется (т.5 л.д. 178-180).

Таким образом, обоснованность осуждения Ускова А.В. по ч. 4 ст. 150 УК РФ, т.е. за вовлечение своего несовершеннолетнего сына В в совершение преступления иным способом подтверждается показаниями самого несовершеннолетнего В о том, что деньги в доме И и предметы для его удушения он искал по указанию своего отца Ускова А.В., который для него являлся авторитетом, его мнение было важно для В он боялся противоречить отцу, всегда старался выполнять его требования и считал, что отец принимает правильные решения (том 3, л.д. 57-62, 81-88), показаниями его матери В (том 3, л.д. 12-15), учителей С иЖ о том, что авторитетом для В являлся его отец Усков А.6.

При таких обстоятельствах действия Ускова правильно квалифицированы по ч.4 ст. 150 УК РФ как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, родителем, связанное с вовлечением несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления.

С учетом перенесенных в результате противоправных действий Ускова А.В. потерпевшей И С нравственных страдания, связанных со смертью своего отца И в соответствии с нормами закона и требованиями разумности, справедливости, материального положения подсудимого исковые требования И удовлетворены частично, а именно в размере 800 000 рублей, что чрезмерным не является.

Назначенное судом наказание является справедливым.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных Усковым А.В. преступлений, их тяжесть, личность подсудимого.

Смягчающими наказание Ускова А.В. обстоятельствами признаны, в том числе, указанные в его жалобе: наличие малолетних детей, явка с повинной, а также слабое здоровье.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ обстоятельством отягчающим наказание Ускова А.В., суд признал совершение им преступления (разбоя) в составе группы лиц.

Наказание, назначенное Ускову на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, в том числе, в виде ограничения свободы, не превышает размеров, допустимых законом при частичном сложении наказаний.

С учетом перенесенных в результате противоправных действий Ускова А.В. потерпевшей И нравственных страданий, связанных со смертью своего отца И положений закона, требований разумности, справедливости, а также материального положения подсудимого исковые требования судом И удовлетворены частично, а именно в размере 800 000 рублей, что чрезмерным не является.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

В то же время, приговор подлежит изменению.

Квалифицируя действия Ускова А.В. по ч. 4 ст. 150 УК РФ, суд указал в том числе, что данное преступление связано с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу.

Судебная коллегия считает, что данный квалифицирующий признак вменен необоснованно и является излишним.

Согласно ч.1 ст.35 УК РФ преступная группа включает двух и более лиц.

Следовательно, вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу возможно в случае, когда еще до совершения этих действий такая группа в количестве как минимум двух человек уже существовала.

Из материалов дела видно, что до того, как Усков вовлек своего несовершеннолетнего сына В в совершение преступления разбоя - преступной группы не существовало, Усков действовал единолично и потому не мог вовлечь сына в преступную группу, которой на тот момент не было.

С учетом изложенного, Судебная коллегия считает необходимым приговор изменить: исключить из осуждения Ускова по ч.4 ст. 150 УК РФ такой квалифицирующий признак данного деяния как «связанное с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу».

Поскольку наказание по ч.4 ст. 150 УК РФ суд назначил минимальное, а оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не усматривается Судебная коллегия считает возможным наказание, назначенное за данное преступление, оставить в прежнем размере.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389 ,389 ,389 ,389 , 389 , 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

28

определила приговор Красноярского краевого суда от 17 апреля 2017 года в отношении УСКОВА А В изменить:

исключить из осуждения Ускова А.В. по ч.4 ст. 150 УК РФ квалифицирующий признак «связанное с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу».

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 144 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта