Информация

Решение Верховного суда: Определение N 21-АПУ16-1 от 18.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 21-АПУ16-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Смирнова В.П.,

судей Абрамова С.Н. и Кондратова П.Е.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам представителя обвиняемого Ж и адвоката Карданова Л.Б. на постановление Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 ноября 2015 г., которым уголовное дело (преследование) в отношении

Ж

несудимого,

обвиняемого по ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 222, ст. 317 УК РФ прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с его смертью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., выступления представителей обвиняемого Ж - Ж Ж адвоката Карданова Л.Б. посредством видеоконференц-связи, и адвоката Мисаилиди О.С, поддержавших доводы апелляционных жалоб мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего необходимым постановление изменить уголовное дело в отношении Жемухова З.Б. по ч. 2 ст. 167 УК РФ прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, Судебная коллегия

установила:

признано установленным, что Ж незаконно хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы, совершил посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также умышленно повредил чужое имущество общеопасным способом, с причинением значительного ущерба при обстоятельствах изложенных в постановлении суда.

В апелляционных жалобах:

- представитель обвиняемого Ж - Ж считает, что все обвинения в отношении его сына Ж сфабрикованы по инициативе бывшего начальника уголовного розыска М . Утверждает, что Ж был невинно расстрелян работниками полиции, а пистолет, из которого он якобы стрелял в работников полиции, подбросили, поскольку на пистолете нет отпечатков пальцев Ж нет его биологических следов, в волосах нет пороховых газов от выстрелов в замкнутом пространстве По его мнению, результаты осмотра места происшествия также свидетельствуют об умышленном убийстве его сына. Указывает, что расследование по этому делу следователем Х велось ненадлежащим образом, пассивно. Обращает внимание на то, что первоначально М был признан потерпевшим по делу, поскольку он присутствовал в момент убийства Ж а затем стал свидетелем. Кроме того М являясь потерпевшим, проводил следственные действия по этому же делу. Считает, что виновность его сына в инкриминированных ему преступлениях не доказана, его необоснованно пытались обвинить в принадлежности к террористической организации и религиозному экстремизму. В ходе судебного разбирательства ходатайства адвоката, направленные на установление фактических обстоятельств дела, необоснованно отклонялись. Просит постановление отменить, вынести новое постановление, оправдывающее Ж по предъявленному ему обвинению;

- адвокат Карданов Л.Б. в интересах обвиняемого Ж считает, что выводы суда, изложенные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела не подтверждаются доказательствами, суд не учел обстоятельства которые могли существенно повлиять на выводы суда, в постановлении не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. По его мнению, не обоснованны выводы суда о том, что Ж не подчинился требованиям сотрудников полиции по остановке транспортного средства и пытался скрыться, поскольку работники полиции не смогли назвать нормативный документ, на основании которого они вправе останавливать транспортное средство вне населенного пункта на проселочной дороге взмахом руки. Считает недоказанным факт производства Ж прицельных выстрелов в сторону сотрудников полиции, ссылаясь на данные, зафиксированные при осмотре места происшествия. Указывает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в назначении и проведении экспертизы по обстоятельствам выстрелов силовиков для установления соответствия показаний И иП в части производства ими выстрелов в Ж обстоятельствам дела. Также необоснованно суд отказал в приобщении к делу фото-таблиц, которые свидетельствуют о несостоятельности показаний потерпевших о производстве выстрелов Ж в их сторону, повредивших их автомашину. Обращает внимание на возбуждение дела без достаточных на то оснований следователем неполно зафиксированы следы преступлений на месте происшествия, не изъяты следы с пистолета, другие вещественные доказательства. Анализирует повреждения на трупе Ж и его автомашине и утверждает, что выстрелы в Ж производились в то время, когда он вышел из автомашины. Указывает на то, что судом не дана оценка показаниям М и его действиям, который испытывал неприязнь к Ж , длительное время его преследовал и принял участие в его ликвидации. Показания свидетеля Д не имеют доказательственного значения, поскольку она с Ж не была знакома и опознать его не смогла. Просит постановление отменить, вынести новое постановление, а Ж полностью оправдать по предъявленному обвинению.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Жиляева Л.Б., указывая на несостоятельность приведенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения а постановление без изменения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость постановления, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно процессуальным законом оснований для его отмены.

Всесторонне, полно и объективно исследовав материалы дела проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела правильно установив, что Ж незаконно хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы, и совершил посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности этот вывод изложил в постановлении, а принятое решение мотивировал.

Так, из показаний потерпевших И И и П анкетные данные которых сохранены в тайне, следует, что они проводили оперативно-розыскные мероприятия в отношении Ж , который, по оперативным данным, входил в незаконное вооруженное формирование под руководством Т и согласно оперативной информации мог в недостроенном доме хранить огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывные устройства. Когда они, на служебной машине « » ( ) находясь на проселочной дороге, в 350 метрах от недостроенного дома Ж заметили приближающуюся к ним автомашину под управлением Ж одетый в форменную одежду Ж вышел из машины и подал сигнал Ж остановиться, но тот проехал мимо в направлении недостроенного дома. Оставив Ж , они догнали Ж принудив его остановиться. После остановки все вышли из машины, и П , представившись сотрудником полиции потребовал от Ж тоже выйти из машины и предъявить документы. В этот момент Ж , находясь на водительском сиденье, произвел в их сторону выстрелы и стал перемещаться в автомашине к пассажирской двери. И и П из автоматического оружия открыли ответную стрельбу в находящегося в машине Ж , в результате чего причинили ему смерть.

Свидетель С , анкетные данные которого сохранены в тайне также пояснил о наличии в правоохранительных органах оперативной информации о связях Ж с лидером бандподполья Т и его членами, в том числе А а также о незаконном обороте огнестрельного оружия. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по задержанию Ж , после открытия им огня в сотрудников полиции, он был убит.

Из показаний свидетеля Д следует, что Ж и А в ее присутствии обсуждали вопросы о том, что в России необходимо установить религиозное Исламское правление, а на Кавказе - шариатскую власть, для чего нужно бороться с сотрудниками правоохранительных органов и с теми, кто им помогает.

В ходе осмотра машины Ж обнаружены пулевые повреждения от автоматического оружия, на коврике переднего пассажирского сиденья, а также на улице, на расстоянии 1,7 м. от правой передней двери стрелянные гильзы из пистолета ПМ, в правой руке трупа Ж огнестрельное оружие - пистолет ПМ с 6 патронами.

При осмотре служебной машины потерпевших на торцевой стороне крышки багажника и на левом заднем крыле обнаружено пулевое повреждение от пули калибра 9мм.

На смывах с рук Ж на ногтях, срезанных с его рук, на передке рубашки и передней части спортивных брюк, по заключению экспертов, обнаружены следы продуктов выстрела.

Всем доказательствам, приведенным в постановлении, суд дал правильную оценку, в том числе и показаниям свидетеля Д приведя мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

На основании исследованных в судебном заседании допустимых доказательств суд правильно установил фактические обстоятельства дела.

Выводы судебно-медицинского эксперта о причине смерти Ж , согласуются с фактическими обстоятельствами уголовного дела.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях Ж признаков преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 222 и ст. 317 УК РФ.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, в части недоказанности производства Ж выстрелов в сторону работников полиции из пистолета ПМ, что Ж был невинно расстрелян работниками полиции, а пистолет был ему подброшен Судебная коллегия находит несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Не доверяя показаниям потерпевших и свидетеля С о наличии у них оперативной информации в отношении Ж и обоснованности принятого решения о его задержании, сторона защиты ссылается на то, что материалы уголовного дела не содержат документального подтверждения этой информации, а потерпевшие не могут назвать норму закона, на основании которой они были вправе останавливать транспортное средство вне населенного пункта.

Однако, при этом сторона защиты оставляет без внимания тот факт, что в силу своего служебного положения сотрудники полиции вправе требовать остановки транспортного средства независимо от того имеется у них какая-либо информации о готовящемся либо совершенном преступлении или нет.

Противоречит материалам дела и утверждение стороны защиты Ж о необоснованном возбуждении уголовного дела длительном преследовании Ж работником полиции М и его участии в ликвидации Ж .

Из материалов дела следует, что уголовное дело было возбуждено в соответствии с требованиями ст. 140 и 143 УПК РФ на основании рапорта работника полиции о совершенном преступлении При этом, написание рапорта работником полиции М не участвовавшим в задержании Ж не противоречит положениям закона и не означает выполнение М следственных действий по данному делу.

Другие доводы, приведенные в апелляционных жалобах о неполноте предварительного следствия, необоснованности отказа в удовлетворении ходатайств стороны защиты в ходе судебного разбирательства, необоснованности показаний свидетеля Д участии М в проведении следственных действий по делу, также являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Вместе с тем, Судебная коллегия не может признать обоснованными выводы суда о наличии в действиях Ж состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ умышленное повреждение чужого имущества, совершенное общеопасным способом и повлекшее причинение значительного ущерба.

Так, из материалов дела следует, что имущественный вред причиненный МВД КБР, путем повреждения автомашины марки « » составил 12 860 рублей.

Диспозиция ч. 1 ст. 167 УК РФ предполагает, что умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекли причинение значительного ущерба.

При решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества.

В данном случае, суд не привел каких-либо данных, на основании которых им сделан вывод о том, что сумма 12860 рублей для МВД КБР является значительной. Таких данных не содержится и в материалах дела, в связи с этим действия Ж не образуют состава преступления.

Кроме того, являются необоснованными и выводы суда об умышленном повреждении чужого имущества, совершенного общеопасным способом, поскольку от двух выстрелов в пустынном месте в сторону работников полиции, реальной угрозы причинения вреда жизни или здоровью другим лицам, либо имуществу других лиц, не имелось. Действия же Ж по производству выстрелов в работников полиции, судом обоснованно расценены как посягательство на жизнь троих сотрудников правоохранительного органа и правильно квалифицированы по ст. 317 УК РФ.

При таких обстоятельствах уголовное дело в части обвинения Ж по ч. 2 ст. 167 УК РФ подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 , 389 и

28 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 27 ноября 2015 г. в отношении Жемухова З Б изменить:

исключить указание о прекращении уголовного дела в отношении Ж по ч. 2 ст. 167 УК РФ на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с его смертью;

уголовное дело в отношении Ж по ч. 2 ст. 167 УК РФ прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию в этой части, в остальном постановление оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 140 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта