Информация

Решение Верховного суда: Определение N 1-О16-2 от 30.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №1-016-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

(в порядке главы 45 УПК РФ)

30 августа 2016 г. г. Москва

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Сабурова Д.Э.,

судей Кочиной И.Г., Климова А.Н.,

с участием:

государственного обвинителя-прокурора Абрамовой З.Л.,

осужденных Корехова Д.В., Чернышева ВВ., Шубина Д.В.,

защитников - адвокатов Баранова А.А., Шевченко Е.М., Шинелевой Т.Н.,

при секретаре Горностаевой Е.Е.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Корехова Д.В., Чернышева ВВ., Шубина Д.В. и адвоката Мотиной Т.М. на приговор Архангельского областного суда от 2 февраля 2007 года, которым

Корехов Д В

судимый:

- 16 июня 2005 года (с учетом изменений от 22.03.2013 г.) по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 г. №26) к 1 году 10 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 2 года,

осужден:

- по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

- по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет,

- на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, - к 17 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 16 июня 2005 г. и на основании ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, Корехову Д.В. назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Чернышев В В ,

судимый:

- 16 июня 2005 г. (с учетом изменений ог[ 17.11.2011 г.) по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 г. № 26) к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года,

осужден:

- по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

- по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, - к 19 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 16 июня 2005 г. и на основании ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, Чернышеву ВВ. назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Шубин Д В,

судимый:

- 23 апреля 2002 г. (с учетом изменений от 30.07.2012 г) по п.п. «а», «б ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г. № 162) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 2 июня 2004 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 21 день,

осужден:

- по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет,

- по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, - к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судом принято решение по гражданским искам и в отношении вещественных доказательств.

С осужденных в доход федерального бюджета в солидарном порядке взысканы процессуальные издержки в сумме 34 452 рубля в возмещение расходов на производство судебных экспертиз в государственном экспертном учреждении.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление осужденных Корехова Д.В. Чернышева ВВ., Шубин а Д.В, адвокатов Баранова А. А Шевченко Е.М. и Шинелевой Т.Н., поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах и в дополнениях к ним, Чернышева ВВ дополнительно просившего об отмене решения в части гражданского иска мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

у с т а н о в и па:

Чернышев, Корехов и Шубин осуждены за открытое хищение имущества принадлежащего П , группой лив но предварительному сговору, а также за убийство Е иП группой лиц.

Преступления совершенны 19 августа 2006 г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные вину в совершении преступлений признали частично.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Корехов утверждает, что у него не было цели убить потерпевших, и излагает свою версию преступлений, согласно которой Е в доме П избивали только он и Шубин. Показания Шубина о том, что в избиении Е принимал участие и Чернышев считает недостоверными. Тяжкий вред здоровью П причинил Чернышев, а он и Шубин нанесли П удары, вред здоровью от которых не превысил средней тяжести.

Хищение электроплиты и музыкального центра совершено в тайне от потерпевших.

С учетом изложенного просит переквалифицировать его действия на ч.4 ст. 111 УК РФ и освободить от наказания за хищение в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Адвокат Мотина в защиту интересов осужденного Корехова в кассационной жалобе ставит вопрос о переквалификации действий Корехова в части хищения на ч.1 ст. 158 УК РФ, поскольку не имеется доказательств тому что хищение было явным для потерпевших, а ссылку на показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии, считает незаконной поскольку они не нашли своего подтверждения.

Полагает, что не доказан умысел Корехова на убийство потерпевших. В обоснование жалобы указывает, что удары молотком он наносил не в жизненно важные органы потерпевших, а по ногам, чтобы они не обратились в милицию подзащитному не было известно об избиении П лопатой, а показания Шубина в ходе предварительного следствия о том, что Корехов втыкал П иголки в грудь, не нашли своего подтверждения в суде.

В связи с изложенным просит переквалифицировать действия подзащитного на ч.4 ст. 111 УК РФ, а признание вины, явку с повинной активное способствование раскрытию преступления и изобличению других участников преступлений, раскаяние в содеянном признать исключительными обстоятельствами и применить в отношении Корехова ст. 64 УК РФ.

Осужденный Чернышев в кассационной жалобе и в дополнениях к ней указывает, что не наносил ударов Е , которые привели к смерти потерпевшего, и не имел умысла на убийство П Просит считать правильными его показания, данные в суде, а не на предварительном следствии Поясняет, что Е он побил еще до прихода в дом П тогда же запачкал его кровью свою одежду. Уголовное дело по данному факту прекращено. Показания Шубина о том, что он ЕШНОСИЛ удары по голове и телу Е в доме П , считает недостоверными, искаженными в тексте приговора (т.1 л.д. 161-164, 238-242). На территории приусадебного участка защищаясь от нападения П который применил в отношении его топор и лопату, он нанес последнему несколько ударов по голове и телу Шубин и Корехов в данной драке участия не принимали. В связи с изложенным считает, что его действия не могут квалифицироваться как совершенные в группе.

Утверждает, что предварительного сговора на грабеж не было, имущество потерпевшего взял Шубин, не обговаривая этот вопрос с ним, в связи с чем себя считает невиновным в совершении данного преступления. Не отрицает что помогал Шубину нести узел с вещами из дома П но не знал, что в нем находилось.

Просит освободить его от наказания за грабеж в связи с истечением сроков давности уголовного преследования за данное преступление, исключить осуждение за убийство Е , его дейстЕ(Ия в отношении П переквалифицировать на ч.4 ст. 111 УК РФ, в связи с наличием заболевания эпилепсией смягчить наказание до размеров отбытого.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Шубин указывает на то, что был задержан 20 августа 2006 года в 3 часа, но в нарушение ч.2 ст. 46 УПК РФ не был допрошен в течение суток с момента задержания, чем был лишен возможности своевременно дать опровержение подозрениям в совершении преступлений. Утверждает, что не совершал преступлений, за которые осужден, поскольку на его одежде нет крови потерпевших, а на предметах - отпечатков его пальцев. Указывает, что он не мог наносить удары правой рукой, потому, что у него была сломана правая ключица. Считает необходимым допросить в суде кассационной инстанции врача и выяснить степень его подвижности, физическую возможность в плане нанесения удара при наличии на ключице корсета из колец. Отрицает наличие умысла на убийство потерпевших и предварительного сговора на их избиение полагает, что каждый действовал самостоятельно, за что и должен отвечать Лично он нанес один удар Е в ответ на оскорбление с его стороны, а П не бил. К показаниям С относится с недоверием полагая, что он, находясь на веранде, не мог видеть происходящего в жилой части дома, не доверяет показаниям Корехова, полагая, что он их дал по просьбе следователя, за что следователь не изъял и не передал на исследование его одежду, дважды отпускал домой, а суд за подтверждение Кореховым в суде показаний, данных в ходе предварительного следствия, учел явку с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Считает, что следователь должен был удовлетворить ходатайство Чернышева и его просьбу о проведении следственного эксперимента для выяснения имеющих значение обстоятельств. Просит учесть, что в ходе предварительного следствия он оговорил Чернышева в том, что он в жилом помещении наносил удары Е .

В части хищения указывает, что П иЕ не видели, как они забирали музыкальный центр и электроплитку, а С не считали посторонним лицом, в связи с чем их действия предлагает квалифицировать как кражу.

Выражает несогласие с характеристикой, которую ему дал участковой как лицу без определенного места жительства, в то время как у него такое место жительства имеется, он женат, воспитывает ребенка, работает, однако суд не учел данные обстоятельств при вынесении приговора.

В связи с изложенным просит переквалифицировать его действия на ст. 111 УК РФ и смягчить назначенное наказание

В возражениях государственный обвинитель Подбаронова А.Е. просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Заслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в дополнениях к ним, возражения на жалобы проверив материалы дела, Судебная коллегия приходит к следующему.

Вина Корехова, Чернышева и Шубина в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных доказательств, в том числе и показаниями самих осужденных, потерпевших К и П свидетелей В ,С ,Е К , протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов и другими доказательствами приведенными в приговоре.

Доводы осужденных о том, что Е избивали только Корехов и Шубин, а смерть П явилась результатом действий Чернышева, о невозможности Шубина в виду перелома ключицы наносить удары правой рукой, о том, что потерпевшие своим поведением спровоцировали драку, а П с топором в руках нападал на Чернышева, не нашли своего подтверждения и обоснованно опровергнуты судом с приведением мотивов принятых решений, поскольку они не соответствуют материалам дела и опровергаются показаниями Шубина, Чернышева и Корехова, данными на предварительном следствии, которые суд правомерно положил в основу приговора.

Исходя из того, что в период предварительного следствия осужденные допрашивались с участием адвокатов, с соблюдением порядка допроса, нет оснований ставить под сомнение допустимость данных показаний.

Доводы осужденных Чернышева и Шубина об оговоре их Кореховым, а также доводы Чернышева и Корехова об оговоре их Шубиным являются несостоятельными, поскольку взятые за основу показания осужденных являются последовательными, согласуются с другими доказательствами, в том числе с показаниями очевидца - свидетеля С . Из материалов дела видно, что Корехов, Шубин, Чернышев и С находились в дружеских отношениях, оснований для оговора ими друг друга не установлено, равно как не установлено и обстоятельств дачи Кореховым заведомо ложных показаний якобы, в интересах следствия и суда.

Недоверие Шубина к показаниям С основано на предположении, что свидетель не мог видеть, действия, которые происходили в доме П . Однако данные предположения опровергаются материалами дела, согласно которым дверь в жилое поме [цение была открыта, через нее свидетель наблюдал обстоятельства избиения, о которых и рассказал в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

Оценив доказательства в совокупности, суд правильно установил, что на почве неприязненных отношений Корехов, Чернышев и Шубин, действуя в группе, с целью убийства потерпевших Е и П нанесли последним многочисленные удары по различным частям тела, причинив тяжкие телесные повреждения: Е травму голом ы, а П - сочетанную травму голову, плечевого пояса и грудной клетки, от которых потерпевшие скончались.

При этом каждый из осужденных, вопреки доводам их жалоб непосредственно участвовал в процессе лишения жизни каждого из потерпевших, применяя к ним насилие, опасное; для жизни.

Так, Шубин несколько раз ударил Е ногой по голове, Корехов бросил ему на голову чугун и чайник, ударил ногой в плечо, несколько раз стукнул стулом и металлической кочергой по телу, деревянным бруском дуршлагом и молотком по ноге, а Чернышев несколько раз пнул по голове и телу.

П несколько раз кулаком и лопатой по голове ударил Чернышев, Корехов нанес ему несколько ударов по голове спинкой от стула кинул ему в голову стеклянный плафон, обломок карниза, оцинкованную ванну, стукнул карнизом по телу и по голове, опрокинул на него шкаф бруском, карнизом и молотком нанес несколько ударов по ногам, воткнул ему в грудь швейные иглы и булавки, а Шубин несколько раз ударил его по телу кулаками и кабелем от антенны, а также ногой и кулаками по голове.

Ссылки Шубина на то, что он не мог наносить удары по потерпевшим правой рукой при наличии корсета на ключице несостоятельны, поскольку данный факт подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе и показаниями осужденного Корехова, прямо указавшего на данное обстоятельство.

Об умысле осужденных на убийство Е и П свидетельствует то, что они наносили удары опасными и тяжелыми предметами, а также кулаками и ногами в жизненно-важные органы потерпевших, а также количество, характер и локализация причиненных потерпевшим телесных повреждений, поведение осужденных до и после преступления.

Доводы осужденных об отсутствии предварительной договоренности на хищение имущества опровергаются взятыми за основу показаниями осужденных, которые не отрицали, что, предва рительно договорившись между собой, взяли в комнате П в его присутствии музыкальный центр и электроплиту, понимая, что потерпевший ВРДИТ и осознает их преступные действия. Похищенное унесли в дом Черныше Е;а, а затем музыкальный центр в дом Шубина.

Представленные стороной обвинения доказательства явились достаточными для принятия судом решения по делу. При таких обстоятельствах не имелось необходимости в проведении следственных экспериментов, о чем ходатайствовал Черныше в и указал в жалобе Шубин.

Не влияет на выводы суда о виновности Шубина и не влечет за собой изменение или отмену приговора тот факт, что его допрос в качестве подозреваемого был начат не в течение 24 часов с момента задержания, а немного позднее. Возможность дать пояснения по поводу подозрения в совершении преступлений Шубину была предоставлена, допрос проведен с соблюдением положений УПК РФ, с участием адвоката.

Вопреки мнению осужденного Черныше ва описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, в ней имеется описание преступных деяний, признанных судом доказанным, без искажений приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых, в том числе и показания Шубина, мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, выводы суда о Есвалификации преступлений и назначении наказания, а также обоснование принятых решений по другим вопросам.

Действия Корехова, Чернышева и Шубина правильно квалифицированы по п. п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух лиц, совершенное группой лиц, и по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Оснований для переквалификации действий осужденных по доводам кассационных жалоб не имеется.

На основании заключений судебных психолого-психиатрических экспертиз и поведения осужденных суд сделал правильный вывод, что они являются вменяемыми.

Наказание Шубину, Чернышеву и Корехову назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений данных о личности каждого из них, обстоятельств, смягчающих наказание Шубина и Корехова, обстоятельства, отягчающего наказание Шубина, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Доводы осужденного Шубина о необъективной характеристике участкового инспектора, о неучете судом положительных данных о нем противоречат материалам дела и приговору, из которых следует, что характеристики соответствуют действительности: отрицательному поведению осужденного по месту жительства и его добросовестному отношению к работе их содержание правильно приведено в приговоре. Суд также установил, что Шубин женат и воспитывает ребенка, что отражено во вводной части приговора и, вопреки утверждению Шубина, учтено при назначении наказания.

На момент вынесения приговора иных обстоятельств, смягчающих наказание подсудимых, не имелось.

Суд не усмотрел оснований для применения к осужденным ст. 64 УК РФ не усматривает их и Судебная коллегия.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по основаниям предусмотренным ст.379, 381, 382 УПК РФ, а именно, в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, а также в связи с необходимостью освобождения осужденных от наказания на одно из совершенных преступлений и смягчения наказания.

Преступление, предусмотренное п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ, относятся к категории тяжких и совершено 19 августа 2006 года.

Согласно п. «б» ч.1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения тяжкого преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу прошло 10 лет.

Обстоятельств, которые бы повлекли за собой приостановление течения сроков давности, не установлено. Из материалов уголовного дела следует, что осужденные от следствия и суда не уклонялись, были задержаны по подозрению в совершении преступлений 20 августа 2006 года.

Таким образом, сроки давности уголовного преследования за данное преступление истекли 18 августа 2016 году, то есть после вынесения обвинительного приговора, но до вступления его в законную силу.

Данное обстоятельство в соответствии с п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ влечет за собой освобождение каждого из осужденных от наказания, назначенного за грабеж, а также исключение из приговора указания на назначение наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ.

Кроме того, из кассационной жалобы ел едует, что осужденный Чернышев в 2009 году поставлен на диспансерский учет с диагнозом «расстройство личности» и «эпилепсия». Данные заболевания возникли после вынесении приговора, но до вступления его в законную силу, в связи с чем подлежат учету кассационной инстанцией. С учетом приобретенных заболеваний наказание назначенное Чернышеву по п.п. «а», «ж» ч.2 от. 105 УК РФ, следует смягчить.

Вышеизложенные обстоятельства влекут за собой смягчение и окончательного наказания, назначенного осужденным Корехову и Чернышеву на основании ст. 70 УК РФ.

По смыслу п. 7 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, положения которой следует рассматривать в системном единстве с п. 4 ч 2 ст. 131 УПК РФ, а также с положениями Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73 "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации суммы, израсходованные на производство судебных экспертиз в экспертных учреждениях, не относятся к процессуальным издержкам и не подлежат взысканию с осужденных в том случае, когда судебные экспертизы проводились в государственном экспертном учреждении при исполнении экспертом обязанностей в порядке служебного задания.

Вышеприведенные положения законов судом нарушены.

Так, из материалов уголовного дела следует, что судебно-медицинские экспертизы по делу проводились в ГУЗ «Архангельское областное бюро судебно-медицинских экспертиз», которое финансируется за счет средств федерального бюджета.

Согласно приговору с осужденных в доход федерального бюджета в качестве процессуальных издержек, в возмещение расходов на проведение судебно-медицинских экспертиз, взыскано 34 452 рубля.

При таких обстоятельствах, оснований для взыскания с осужденных процессуальных издержек, состоящих из сумм, израсходованных на производство экспертиз в государственных уч реждениях, не имелось. Указание об этом следует исключить из приговора.

Вопреки доводам осужденного Чернышева суд правильно, в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1064, 1080 и 1094, 1099, 1100 и 1101 ГК РФ разрешил гражданские иски Калининой ИВ. и Подбельцева В. А.

Оснований для отмены приговора в части взыскания с Чернышева расходов на погребение Е иП , в смерти которых он признан виновным, компенсации морального вреда, причиненного их смертью, а также возмещения ущерба от повреждения имущества, не имеется. Не является таким основанием и факт смерти взыскателя П о котором заявил в судебном заседании Чернышев. В этом случае вопрос о замене взыскателя или прекращении исполнения решается в порядке исполнения приговора.

Таким образом, кассационные жалобы подлежат частичному удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379, 381, 382, 387, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда от 2 февраля 2007 года в отношении Корехова Д В Чернышева В В и Шубина Д В изменить:

освободить каждого из них от наказания, назначенного по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

исключить указание суда о назначении каждому из осужденных наказания по совокупности преступлений, на основании ч.З ст. 69 УК РФ;

считать Шубина Д.В. осужденным п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

смягчить наказание, назначенное Чернышеву ВВ. по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, до 16 лет 10 месяцев лишения свободы;

на основании ст.70 УК РФ к наказанию, назначенному Чернышеву В.В по данному приговору по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, частично присоединить неотбытую часть наказания по п риговору от 16 июня 2005 года и окончательно, по совокупности приговоров, назначить ему 17 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

на основании ст.70 УК РФ к наказанию, назначенному Корехову Д.В. по данному приговору по п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 16 июня 2005 года и окончательно по совокупности приговоров, назначить ему 15 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

исключить указание суда о взыскании с осужденных Корехова Д.В Чернышева В.В. и Шубина Д.В. в доход федерального бюджета процессуальных издержек в сумме 34 452 рубля в возмещение расходов на проведение судебно-медицинских экспертиз.

В остальном приговор в отношении Корехова Д.В., Чернышева В. В. и Шубина Д.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Корехова Д.В., Чернышева В. В., Шубина Д.В. и адвоката Мотиной Т.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 131 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта