Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ15-109 от 14.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№5-АПУ15-109

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14 января 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.

судей Эрдыниева Э.Б. и Дубовика Н.П.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Собирова Д.Г., Мирова А.А., Рахимова С.Ш., Валиева Д.М., адвоката Бободжановой Г.Д. на приговор Московского городского суда от 3 сентября 2015 года, по которому

Валиев Д М несудимый, осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по п. «а, б» ч. 4 ст. 229* УК РФ к 15 годам лишения свободы;

1

по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 30, п. «а, г» ч. 4 ст. 228* УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно Валиеву по совокупности преступлений назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Рахимов С Ш

несудимый, осужден:

по ч. 1 ст. 210 УК РФ к 13 годам лишения свободы;

по двум преступлениям, предусмотренным п. «а, б» ч. 4 ст. 229* УК РФ к 16 годам лишения свободы за каждое преступление;

по двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228' УК РФ, к 10 годам лишения свободы за каждое преступление;

по ч. 1 ст. 30, п. «а, г» ч. 4 ст. 228* УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно Рахимову по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Миров А А

несудимый, осужден:

по ч. 2 ст. 210 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по п. «а, б» ч. 4 ст. 2291 УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228* УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Мирову назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Собиров Д Г ,,

не судимый, осужден:

по ч.1 ст. 210 УК РФ к 13 годам лишения свободы;

по п. «а, б» ч. 4 ст. 229* УК РФ к 16 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 30,ч.5 ст. 228* УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Собирову назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден Садыков Р.М., приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление осужденных адвокатов Кротову СВ., Поддубного СВ., Чиглинцеву Л.А., Живову Т.Г поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Самойлова И В . об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

2

I

I

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Собиров Д.Г. и Рахимов С.Ш., каждый, признан виновным в том, что руководил структурным подразделением, входящим в состав преступного сообщества, созданного в целях совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Миров А.А. признан виновным в участии в преступном сообществе, в составе которого совместно с Собировым Д.Г. и под его руководством они совершили контрабанду наркотических средств, а именно - незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, которое не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам.

Валиев Д.М. признан виновным в участии в преступном сообществе, в составе которого совместно с Рахимовым С.Ш. и под его руководством, они совершили контрабанду наркотических средств, а именно - незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, которое не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам, а также приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, организованной группой которое не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам.

Кроме этого, Рахимов С.Ш. признан виновным в контрабанде наркотических средств, а именно - в незаконном перемещении через Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой, которое не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Садыков Р.М. признан виновным в участии в преступном сообществе в составе которого дважды совершил контрабанду наркотических средств а именно - незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, в особо крупном размере,

3

организованной группой, и два преступления, связанные с приготовлением к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере организованной группой, которые не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления совершены в период с 17 апреля 2014 года по 12 декабря 2014 года на территории Российской Федерации при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осужденный Миров А.А. просит об отмене приговора и смягчении назначенного ему наказания. В обоснование доводов жалобы указывает, что Собиров не являлся его руководителем, никаких указаний ему не давал, лица по именам «Б », «А » ему не знакомы, с Рахимовым, Валиевым и Садыковым он не знаком;

членом преступного сообщества он никогда не являлся;

наркотические средства в апреле 2014 года он перевозил единожды по предложению Собирова;

ранее к уголовной ответственности он не привлекался, свидетели Б ,А ,К охарактеризовали его с положительной стороны;

о пересечении Садыковым государственной границы Российской Федерации ему никто не сообщал, какой-либо помощи он ему не оказывал;

по месту его жительства не было обнаружено предметов свидетельствующих о наличии у него умысла на сбыт наркотических средств;

наркотические средства, изъятые у него при задержании, были предназначены для личного употребления;

судом неверно исчислен срок начала отбывания им наказания, поскольку фактически он был задержан не 20 апреля 2014 года, а 19 апреля 2014 года;

назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым, не учтена оказанная им органам следствия помощь по сообщению места закладки наркотических средств в области; наличие на иждивении не работающих родителей и супруги, имеющих тяжкие заболевания.

Осужденный Собиров Д.Г. выражает несогласие с приговором суда просит оправдать его по ст. 210, 229* УК РФ; решить вопрос о возврате по принадлежности Е автомобиля. В обоснование доводов жалобы указывает, что сбытом наркотических средств он не занимался членом преступного сообщества не являлся, контрабандой наркотических средств не занимался; с Рахимовым и Валиевым он незнаком; изъятые у него наркотические средства были им привезены совместно с Мировым и хранились для личного употребления;

4

Осужденный Рахимов С.Ш. просит об изменении приговора суда и смягчении назначенного ему наказания. В обоснование доводов жалобы указывает, что он ранее не судим, признал свою вину и раскаялся в содеянном, положительно характеризуется, имеет на иждивении супругу и троих несовершеннолетних детей.

Осужденный Валиев Д.М. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение или изменить, переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ. В обоснование доводов жалобы указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, с Собировым Мировым и Садыковым, лицами «Р », «А », «М », «Ж », «Б » он незнаком, знал только Рахимова, членом преступного сообщества не являлся;

наркотические средства, изъятые у него 12 декабря 2014 года, ему передал Д к контрабанде наркотических средств он не причастен, умысла на их сбыт не было, полагает, что его действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 228 УК РФ;

суд необоснованно принял во внимание показания, данные им и Рахимовым на предварительном следствии, поскольку они были получены под принуждением со стороны следователя К

Адвокат Бободжанова Г.Д. просит об отмене приговора суда. В обоснование доводов жалобы указывает, что виновность Мирова в контрабанде и участии в преступном сообществе не доказана;

о перевозке Садыковым наркотических средств через границу Российской Федерации ему не было известно, какой-либо помощи ему он не оказывал; Миров не знаком с Валиевым, Рахимовым, Садыковым, а также лицами «Ж », «А », «Р », их личности не установлены доказательств тому, что они являются лидерами преступного сообщества не представлено, доказательств общения с ними Мирова также представлено не было;

изъятое у Мирова наркотическое средство хранилось у него для личного употребления, что подтверждается наличием у него наркотической зависимости, при его перевозке и хранении у него отсутствовал умысел на его сбыт;

считает, что Мирову назначено несправедливое наказание, не учтены его положительные характеристики, наличие на иждивении двоих малолетних детей и родителей, имеющих тяжкие заболевания, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, что выразилось в добровольном сообщении сотрудникам полиции о месте нахождения тайника в области, в котором находились наркотические средства; судом неверно

5

исчислено начало срока отбывания Мировым наказания, поскольку фактически он был задержан не 20 апреля 2014 года, а 19 апреля 2014 года.

По делу поступили возражения государственных обвинителей Смирнова А.Б., Бокова Д.К., в которых они просят апелляционные жалобы осужденных и адвоката Бободжановой Г.Д. оставить без удовлетворения, а приговор суда - без изменения. Указывают, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, действиям осужденных дана верная квалификация, а назначенное им наказание как за каждое преступление, так и по их совокупности, является справедливым и не подлежит смягчению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб осужденных и защитника - адвоката Бободжановой Г.Д., возражения государственных обвинителей, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Собирова Д.Г., Мирова А.А., Рахимова С.Ш., Валиева Д.М соответствующими фактическим обстоятельствам дела, которые правильно установлены судом на основании совокупности доказательств исследованных в судебном заседании, включая показания свидетелей протоколы следственных действий, а также другие доказательства получившие надлежащую оценку суда в приговоре. Постановленный судом приговор, вопреки доводам жалоб, соответствует требованиям уголовно процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ а также разрешены иные вопросы, имеющие отношение к данному делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

В апелляционных жалобах осужденные указывают на недопустимость показаний, данных ими в ходе предварительного следствия, ссылаясь на оказанное давление со стороны органов следствия, в том числе со стороны следователя, в чьем производстве находилось уголовное дело.

Между тем, как видно из протокола судебного заседания и описательно мотивировочной части приговора указанные доводы были проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются как самими протоколами следственных действий, так и материалами дела, в которых отсутствуют такие данные.

Судом установлено, что все допросы Собирова, Рахимова и Валиева в ходе предварительного следствия производились с разъяснением им соответствующих процессуальных прав, исходя из правового статуса

6

каждого из них на момент допроса, в присутствии защитников и с участием переводчиков. По окончании допросов по существу уголовного дела осужденным задавались в присутствии адвокатов вопросы о наличии либо отсутствии у них претензий к органам предварительного следствия относительно порядка проведения допросов, при этом ни один из осужденных не заявил о наличии у него каких-либо жалоб, либо об оказании на него давления.

Кроме того, содержание показаний осужденных при проведении вышеназванных следственных действий полностью совпадает с результатами оперативно-розыскной деятельности, осуществлявшейся для них негласно, а также согласуется с показаниями свидетелей - сотрудников УФСКН России по городу , осуществлявших данные оперативно-розыскные мероприятия, а именно С ,А иФ в суде, Юна предварительном следствии; при этом суд обоснованно отметил, что Собиров, Рахимов и Валиев проявили такую осведомленность о деталях и схеме контрабандных поставок героина и приготовления к его сбыту которые могли быть известны только лицам, непосредственно к ним причастным.

Показания Собирова, Рахимова и Валиева о содержании деятельности преступного сообщества, действовавшего на территории России и Средней Азии, его структуре, целях и способах совершения преступлений участниками преступной организации, роли каждого из них, подтверждаются письменными доказательствами, приведенными в приговоре, в том числе заключениями проведенных по делу судебных экспертиз (дактилоскопической, химической, компьютерно-технической фоноскопической), а также совокупностью других доказательств представленной стороной обвинения: материалами ОРМ «Прослушивание телефонных переговоров», «Контролируемая поставка», «Наблюдение протоколами осмотра и прослушивания телефонных переговоров протоколами осмотра места происшествия, а также данными, полученными по результатам внедрения сотрудника ФСБ России, который в материалах дела значится под псевдонимом «Д».

Проанализировав содержание указанных документов в совокупности с показаниями допрошенных по делу свидетелей, а также Собирова, Рахимова и Валиева на предварительном следствии, суд пришел к выводу, что действия последних были согласованы, Собиров находился на связи с «А а Рахимов - с «Р » (« »), получали от них указания выполняли их, осуществляя действия, непосредственно связанные с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе по поиску и извлечению наркотиков из тайников в автомобилях.

7

В связи с изложенным судом обоснованно положены в основу приговора признательные показания Собирова, Рахимова и Валиева, данные ими на стадии предварительного расследования, в которых они изобличали себя и других участников группы в незаконной деятельности с наркотическими средствами.

Вид и масса наркотических средств, изъятых из незаконного оборота установлены заключениями судебных экспертиз, выводам которых судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Принадлежность голосов в прослушанных телефонных переговорах между Собировым и Мировым, Рахимовым и Валиевым, осужденными не оспаривалась и подтверждена совокупностью иных доказательств приведенных в приговоре.

Суд обоснованно пришел к выводу о допустимости материалов оперативно - розыскной деятельности, которая осуществлялась по настоящему уголовному делу сотрудниками ОВД направления отдела Управления Службы ФСБ России и УФСКН России по городу поскольку они соответствуют требованиям, предъявляемым ст. 89 УПК РФ к подобного рода доказательствам.

Исходя из положений части 4 статьи 35 УК РФ под преступным сообществом (преступной организацией) понимается структурированная организованная группа или объединение организованных групп действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Из приговора следует, что преступления по приготовлению к незаконному сбыту наркотических средств в крупном и особо крупном размере, а также контрабанда последних в Российскую Федерацию в период с апреля по 12 декабря 2014 года осужденными совершены в составе международных организованных групп, которые представляли собой структурные подразделения преступного сообщества, созданного лицами постоянно проживающими на территории Средней Азии, использовавшими в целях конспирации имена «А » и «Р » (он же « »), при этом, преступное сообщество обладало всеми признаками преступной организации, имело строгую подчиненность его руководителям, высокую конспирацию преступной деятельности, распределение ролей между его

8

участниками и имело ярко выраженную специализацию (контрабанда и сбыт наркотических средств).

Вопреки доводам жалоб об отсутствии взаимосвязи между преступной деятельностью Собирова и Рахимова, связь между структурными подразделениями, возглавляемыми Собировым и Рахимовым, установлена судом исходя из используемой ими единой конспиративной лексики (что следует из протоколов прослушивания записей телефонных переговоров идентичным расположением наркотических средств в технологических полостях встречаемых ими автомашин (что следует из протоколов осмотров а также исходя из единого канала поставки наркотических средств на территорию Российской Федерации из стран Средней Азии.

Все указанные выше признаки преступного сообщества, в том числе признаки устойчивости и сплоченности, судом установлены и их проявления подробно указаны в приговоре.

Ссылки осужденных в жалобах о том, что Собиров и Миров незнакомы с Валиевым и Рахимовым, а также с Садыковым, не опровергают выводы суда об их виновности, поскольку совокупностью доказательств установлено что знакомство между собой участников преступного сообщества, входящих в разные структурные подразделения организованной группы, не требовалось и было возможно только для выполнения целей, поставленных перед преступным сообществом, в связи с чем, в данном случае, в состав возглавляемых Собировым и Рахимовым структурных подразделений входили неустановленные лица, а также до 19 апреля 2014 года Собиров вовлек в него своего земляка - Мирова, а Рахимов до 20 мая 2014 года вовлек установленное лицо, скрывшееся от органов расследования и объявленное в розыск, а до 8 декабря 2014 года вовлек Валиева, которым они давали указания соответственно, поддерживая самостоятельно связь с руководителями преступного сообщества.

Доводы жалоб осужденных Собирова, Мирова, Рахимова и Валиева об их неосведомленности, что встречаемые ими после пересечения Государственной границы Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС автомашины под управлением Садыкова и лицом под псевдонимом «Д» перевозили наркотические средства, также являются несостоятельными, поскольку Садыков осуществлял контрабанду на принадлежащей ему автомашине «»

с государственными регистрационными знаками, что было очевидно для встречающих его 19 апреля 2014 года Собирова и Мирова, а 21 мая 2014 года для Рахимова и иного установленного лица уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, а

9

при встрече 8 декабря 2014 года автомашины под управлением лица под псевдонимом «Д» Рахимов и Валиев достоверно были осведомлены «Р », постоянно проживающим в , о направлении им в Россию автомашины с наркотическими средствами, встречу которой в г. он контролировал посредством телефонной связи, что подтверждается результатами прослушивания их телефонных переговоров.

Таким образом, суд на основе исследованных доказательств обоснованно оценил показания Собирова, Мирова, Рахимова и Валиева данные ими в судебном заседании, о непричастности к преступлениям совершенным в составе преступного сообщества, как недостоверные поскольку они опровергаются изложенной выше совокупностью доказательств, и правильно установил, что осужденные Собиров, Миров Рахимов и Валиев, являясь участниками преступного сообщества действовали под единым руководством и были объединены в целях совместного совершения тяжких (особо тяжких) преступлений и получения постоянных преступных доходов от реализации наркотических средств на территории России; и в составе преступного сообщества совершили незаконные действия с наркотическими средствами.

Осужденные в жалобах указывают об отсутствии у них умысла на сбыт наркотических средств, однако подобные утверждения полностью опровергаются показаниями свидетелей сотрудников оперативной службы УФСКН России по городу - свидетелей А С,

Ф Ю об обстоятельствах, ставших им известными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, о проведенных осужденными подготовительных действиях к сбыту наркотических средств, их телефонных переговорах об этом, а также письменными доказательствами, в том числе, протоколом обыска в жилище Валиева об обнаружении у него наркотических средств, кофемолки « » и электронных весов и другими, подробно приведенными в приговоре доказательствами. На несостоятельность названных доводов указывает также объем наркотических средств, который не согласуется с версией осужденных о их стремлении лишь к употреблению наркотиков Судом также дана обоснованная оценка доводам осужденных, которые повторены в апелляционных жалобах, о наличии у них наркотической зависимости, которая, как правильно указал суд, не исключает цели сбыта наркотических средств.

По этим же основаниям являются несостоятельными доводы Валиева в жалобе о необходимости переквалификации его действий на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

10

Оснований для переоценки и иного анализа указанной совокупности доказательств по делу Судебная коллегия не усматривает.

Действия осужденных, исходя из фактических обстоятельств дела судом квалифицированы верно.

Правовые основания для применения к Мирову примечания 1 к ст. 228 УК РФ отсутствуют, т.к. осужденным совершено преступление предусмотренное ст. 228 УК РФ, к которому данное положение закона применено быть не может.

Из материалов дела следует, что в ходе проведения обыска по адресу:

область, район, село ул д. Миров пояснил, что в подполе дома у него хранятся наркотические средства, которые и были изъяты в этот же день (т. 2 л.д. 70-77).

Из приобщенной к протоколу обыска фототаблицы видно, что люк в подпол, расположенный на полу одной из комнат, не требует каких-либо специальных действий для его обнаружения со стороны лиц осуществляющих обыск в данном доме. В самом подполе наркотические средства расфасованы в полимерные пакеты, которые расположены в открытом доступе без оборудования каких-либо тайников (т. 2 л.д. 70-77).

Таким образом, в данном случае признание осужденного в том, что у него в подполе дома находятся наркотические средства, не является их добровольной выдачей или активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, поскольку обнаружение запрещенных к свободному обороту средств было очевидным для осужденного.

При назначении Собирову, Мирову, Рахимову и Валиеву наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, характер и степень фактического участия осужденных в совместном совершении преступлений, значение этого участия для достижения целей преступлений данные о личности каждого осужденного, их состояние здоровья, влияние наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Собирову, Мирову Рахимову и Валиеву, суд обоснованно признал наличие у них на иждивении малолетних детей.

Все заслуживающие внимание обстоятельства, установленные судом на момент постановления приговора, в том числе о которых в своих жалобах

11

указывают осужденные Миров и Рахимов (отсутствие судимости положительные характеристики и семейное положение), учтены судом при решении вопроса о назначении им наказания. Оснований для признания в качестве смягчающих каких-либо иных обстоятельств, в том числе активного способствования раскрытию и расследованию преступления Мировым Судебная коллегия, исходя из фактических обстоятельств дела, не усматривает.

Решение о необходимости назначения осужденным наказания в виде реального лишения свободы в приговоре надлежащим образом мотивировано, суд обоснованно не усмотрел оснований для применения к осужденным положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 и ст. 73 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

Вид исправительных учреждений, в которых осужденным следует отбывать наказание, судом назначен правильно.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств, вопреки доводам осужденного Собирова в жалобе, разрешен судом в приговоре в соответствии с требованиями закона.

Как следует из материалов уголовного дела, Собиров, Миров, Рахимов и Валиев осуждены, в том числе, за контрабанду наркотических средств Автомобиль « » государственный номер рус, принадлежащий Е , обоснованно признан вещественным доказательством и приобщен к материалам уголовного дела, поскольку использовался осужденными Собировым и Мировым в их преступной деятельности, в частности, 19 апреля 2014 года на указанном автомобиле ими было перевезено наркотическое средство - героин, общей массой 33,5 грамма из области в г. с целью последующего сбыта.

В связи с розыском Г а также неустановленных лиц причастных к преступлению, совершенному с использованием указанного автомобиля (доставление наркотических средств в г. ), уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство из настоящего уголовного дела (т. 1 л.д. 268-273), предметы, в том числе автомобиль « » государственный номер рус, принадлежащий Е , признанные вещественными доказательствами по настоящему делу, являются также вещественными доказательствами и по указанным выделенным уголовным делам соответственно, они подлежат хранению в местах, определенных

12

следователем в постановлениях (т. 2 л.д. 237-240), до рассмотрения выделенных уголовных дел.

Кроме того, собственник автомобиля государственный номер Е будучи допрошенной в ходе предварительного следствия 22 мая 2014 года (т. 2 л.д. 159-163), ходатайств о передаче ей на ответственное хранение указанного автомобиля не заявляла, к суду с аналогичными ходатайствами также не обращалась.

Каких-либо нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, при его постановлении и назначении наказания судом допущено не было.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных Собирова Д.Г., Мирова А.А., Рахимова С.Ш., Валиева Д.М. и адвоката Бободжановой Г.Д. не имеется.

Вместе с тем Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Срок отбывания наказания Мирову А.А. и Собирову Д.Г. судом исчислен с 3 сентября 2015 года. В срок отбывания наказания зачтено время их содержания под стражей, каждому, с 20 апреля 2014 года по 2 сентября 2015 года. Вместе с тем из материалов дела, в частности, постановлений старшего следователя по ОВД отдела СЧ СС УФСКН Росси по г К от 20 апреля 2014 года о привлечении Собирова Д.Г. в качестве обвиняемого (т. 12 л.д. 13) и от 21 апреля 2014 года о привлечении Мирова А.А. в качестве обвиняемого (т. 11 л.д. 11) следует, что осужденные Миров А.А. и Собиров Д.Г. были фактически задержаны в 23 часа 30 минут 19 апреля 2014 года, после чего с их участием органами предварительного следствия был проведен ряд процессуальных действий.

В соответствии с ч. 3 ст. 128 УПК РФ при задержании срок исчисляется с момента фактического задержания.

С учетом изложенного, Судебная коллегия считает необходимым приговор суда изменить, зачесть в срок отбывания наказания Мирову А.А. и Собирову Д.Г., каждому, дату их фактического задержания - 19 апреля 2014 года.

13

Л5 \20 28

Руководствуясь ст. 389 , 389 , 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда от 3 сентября 2015 года в отношении Мирова А А и Собирова Д Г изменить: зачесть Мирову и Собирову в срок отбытия ими наказания время содержания под стражей с 19 апреля 2014 года по 2 сентября 2015 года.

В остальном приговор в отношении Мирова А.А. и Собирова Д.Г и этот же приговор в отношении Валиева Д М Рахимова С Ш оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Собирова Д.Г., Мирова А.А., Рахимова С.Ш., Валиева Д.М адвоката Бободжановой Г.Д. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 128 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта