Информация

Решение Верховного суда: Постановление N 295П13 от 12.03.2014 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

о возобновлении производства по уголовному делу

ввиду новых обстоятельств

Дело № 295-П13

Л/Г 12 марта 2014 г.

г

г. Москва

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего - Серкова П.П членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова ВВ., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика ВВ при секретаре Кепель СВ рассмотрел представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по жалобе Береснева ВС. на действия сотрудников отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области ввиду новых обстоятельств.

20 ноября 2002 г. следователь прокуратуры по надзору за соблюдением за конов в ИУ Калининградской области, рассмотрев материалы проверки по заявлению осужденного Береснева В С отбывавшего наказание в учреждении УИН МЮ РФ по Калининградской области, о его избиении сотрудниками отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области 21 января 2002 г., вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлением Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. жалоба Береснева В.С, поданная им в порядке ст. 125 УПК РФ, на поста- новление следователя от 20 ноября 2002 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 22 апреля 2003 г. постановление Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. оставлено без изменения.

6 августа 2003 г. Калининградский прокурор по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области, рассмотрев материалы, связанные с об ращением Береснева В.С, о применении к нему насилия сотрудниками отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области 23 октября 2001 г., вынес постановление от отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления.

Постановлением Центрального районного суда г.Калининграда от 29 сентября 2003 г. жалоба Береснева В.С, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на по становление Калининградского прокурора за соблюдением законов в ИУ Калининградской области об отказе в возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 18 ноября 2003 г. постановление Центрального районного суда г.Калининграда от 29 сентября 2003 г. оставлено без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по жалобе Береснева ВС. на действия сотрудников отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебни кова Н.Л., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Рос сийской Федерации Звягинцева А.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

20 ноября 2002 г. следователь прокуратуры по надзору за соблюдением за конов в ИУ Калининградской области, рассмотрев материалы проверки по заявлению осужденного Береснева, отбывавшего наказание в учреждении УИН МЮ РФ по Калининградской области, о его избиении сотрудниками отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области 21 января 2002 г., вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлением Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. жалоба Береснева В.С, поданная им в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя от 20 ноября 2002 г. об отказе в возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 22 апреля 2003 г. постановление Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. оставлено без изменения.

6 августа 2003 г. Калининградский прокурор по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области, рассмотрев материалы, связанные с об ращением Береснева В С , о применении к нему насилия сотрудниками отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области 23 октября 2001 г., вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления.

Постановлением Центрального районного суда г.Калининграда от 29 сентября 2003 г. жалоба Береснева В С , поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на по становление Калининградского прокурора за соблюдением законов в ИУ Калининградской области об отказе в возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 18 ноября 2003 г. постановление Центрального районного суда г.Калининграда от 29 сентября 2003 г. оставлено без изменения.

Береснев ВС. обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по жалобе Береснева ВС. на действия сотрудников отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области в связи с установлением Европейским Су дом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав чело века и основных свобод, допущенных при рассмотрении его жалобы в суде Рос сийской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе Береснева В.С, в своем постановлении от 18 апреля 2013 г. «Береснев против России констатировал, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение поло жений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с подп. «б» п. 2 ч.4 ст.413 УПК РФ основанием для возобновления производства по это му делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Европейский Суд по правам человека указал, в частности, что Власти не представили материалы расследования (проверки) в отношении событий 23 октября 2001 г. и 21 января 2002 г., утверждая, что они были уничтожены 28 ноября 2007 года.

Заявитель также не смог представить медицинские справки, способные подтвердить его версию. Он утверждал, что медицинские сотрудники колонии или отказались объяснить травмы нанесением побоев, или открыто отказались документально подтвердить наличие травм.

В свете всех обстоятельств дела Европейский Суд счел, что отсутствие «медицинских доказательств» не является решающим. Версия заявителя о нанесении побоев подтверждена «свидетельствами С. Артемова». Кроме того, из материалов дела следует, что несколько заключенных подали аналогичные жалобы на жестокое обращение в органы прокуратуры.

Европейский Суд напомнил, что в постановлении по делу «Артемов против России» он отметил ряд упущений во внутригосударственном разбирательстве, которые привели к выводу о неэффективном расследовании в отношении событий 23 октября 2001 г. и 21 января 2002 года. И хотя оба дела касаются одного и того же расследования в отношении указанных событий, решения внутри государственных органов власти об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобам были различными.

В настоящем деле власти не представили правовых обоснований и не со слались на какие-либо факты, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов Европейского Суда в постановлении по делу «Артемов против России касающихся неэффективности расследования в отношении событий 23 октября 2001 г. и 21 января 2002 года.

Кроме того, Европейский Суд напомнил, что «отказ в возбуждении уголовного дела в ситуации, когда человек получил травмы, находясь под стражей в полиции, является серьезным нарушением процессуальных норм национального законодательства, что может подорвать надежность любых собранных доказательств».

В настоящем деле, несмотря на серьезность жалоб заявителя и других заключенных, органы прокуратуры ограничились «предварительной проверкой вместо возбуждения полноценного расследования по уголовному делу, что пре доставляет предполагаемой жертве больше прав и гарантирует получение более надежных доказательств.

Европейский Суд заключил, что расследование, которое проводилось по утверждениям заявителя о жестоком обращении, не было эффективным и что у заявителя не имелось других средств правовой защиты в отношении его утверждений. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции) в ее процессуальном аспекте.

С учетом выводов, сделанных в постановлении по делу «Артемов против России», Европейский Суд признал установленным, что 23 октября 2001 г. отдел специального назначения УИН провел на территории исправительной колонии

«операцию по обеспечению соблюдения режима», причины которой по его мнению, остаются неясными. Однако определенно, что она не была на правлена против конкретного заключенного, а, скорее, против всех заключенных колонии, или, по меньшей мере, многочисленной группы осужденных, называемых злостными нарушителями правил внутреннего распорядка. Соответственно это являлось своеобразной «демонстрацией силы» администрацией колонии заключенным.

Власти отрицали применение резиновых палок или иных форм физического насилия к заявителю в ходе операции 23 октября 2001 г., однако он находился среди осужденных, подвергнутых подобному обращению, что добавляет доверия словам заявителя.

Через несколько дней после проведения операции врач зафиксировал наличие у заявителя травмы колена. Однако неясно, получил ли он эту травму в результате применения силы сотрудниками отдела специального назначения в ходе спецоперации 23 октября 2001 года. В этой связи Европейский Суд отметил, что к моменту коммуницирования жалобы он запросил у Властей копии документов описывающих состояние здоровья заявителя в октябре 2001 г. и январе 2002 г однако Власти не предоставили таких документов, хотя они должны у них иметься.

Отсюда Европейский Суд сделал вывод, что травма колена, зафиксированная 2 ноября 2001 г., должна быть каким-то образом связана с применением к заявителю силы 23 октября 2001 года.

Непредоставление Властями медицинских документов предполагает, что независимая медицинская экспертиза состояния заявителя после событий 23 октября 2001 г. проведена не была, что является еще одним доводом в пользу заявителя.

Европейский Суд также отмечает, что заявитель дал наглядное и подробное описание случая жестокого обращения, которому он предположительно был подвергнут, а также указал его место, время и длительность. Версия заявителя внутренне не противоречива и в существенных моментах не отличается от вер сии С. Артемова.

При таких обстоятельствах Европейский Суд согласился с тем, что заяви теля, а также нескольких других заключенных подвергли физическому насилию сотрудники отдела специального назначения в ходе спецоперации 23 октября 2001 года. Все доказательства, по его мнению, свидетельствуют о том, что в ходе этой операции физическое насилие сопровождалось словесными оскорблениями запугиванием осужденных (построение, присутствие сотрудников в масках, со бак и т.п.), что повышало обычный уровень психологического дискомфорта присущего жизни в тюрьме.

Свидетельств же того, что заявитель нападал на сотрудников колонии словесно или физически или что имелись иные веские причины для применения к нему силы, в настоящем деле не имеется.

Европейский Суд не усмотрел оправдания применению насилия в отношении заявителя по настоящему делу и пришел к выводу о том, что, как и в деле «Артемов против России», в настоящем деле «применение силы было намеренным, карательным по природе и имело целью унизить заявителя и заставить его подчиняться» и что оно привело к получению, по меньшей мере, одной поддающейся выявлению травмы (колена).

Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что обращение, кото рому подвергли заявителя 23 октября 2001 г., должно было причинить ему боль и вызывать чувство унижения такой интенсивности, чтобы достичь «минимального уровня жестокости».

Следовательно, заявитель был подвергнут пыткам, в связи с чем имело место нарушение статьи 3 Конвенции.

21 января 2002 г. сотрудники отдела специального назначения УИН вновь провели «операцию по обеспечению соблюдения порядка» в колонии. Заявитель был среди заключенных, против которых была направлена спецоперация. Одна ко Власти отрицали применение к нему силы, утверждая, что заявитель, в отличие от С. Артемова, не проявлял неповиновения, а потому для применения к не му силы причин не имелось. Более того, после 23 октября 2001 г. врачи зафикси- ровали наличие у заявителя травмы колена, а в отношении эпизода 21 января 2002 г. медицинских записей не имеется.

И хотя, как указал Европейский Суд, доказательная база для установления фактических обстоятельств в отношении второго эпизода несколько слабее имеются достаточные факты в поддержку утверждений заявителя о жестоком с ним обращении, а именно: 1) новый повод для проведения спецоперации, ее масштаб и запугивающий и «силовой» характер введения сил специального на значения; 2) тот факт, что физическое насилие применялось к некоторым заключенным без различий; 3) тот факт, что заявитель находился среди тех заключенных, против которых была направлена спецоперация, поэтому вероятность того что он не избежал нанесения побоев, весьма высока; 4) непротиворечивость и подробность изложения событий заявителем; 5) отсутствие независимой меди цинской экспертизы состояния заявителя после этих событий; 6) непредоставление Властями материалов внутригосударственного расследования по факту жалобы заявителя или жалоб других заключенных; 7) непредоставление ими истории болезни заявителя или других медицинских документов, имеющих отношение к периоду после проведения спецоперации 21 января 2002 года.

Европейский Суд заключил, что определенный вид физического и психологического насилия к заявителю в тот день применялся и что он не представлял собой непосредственную реакцию на его неподчинение или агрессивное поведение, а, скорее, представлял собой часть стратегии устрашения, использовавшейся администрацией колонии.

При этом, указав на недостаточность доказательств для вывода о том, что заявитель подвергался обращению, достигающему уровня «пыток», Европейский Суд признал, что 21 января 2002 г. он был подвергнут «бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию», что свидетельствует о на рушении статьи 3 Конвенции.

При таких обстоятельствах производство по жалобе Береснева ВС. на не правомерные действия сотрудников отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч.5 ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховно го Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека на- рушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановления Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. и от 29 сентября 2003 г., которыми оставлены без удовлетворения жалобы Береснева В С . на постановление следователя прокуратуры по надзору за соблюдением за конов в ИУ Калининградской области от 20 ноября 2002 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления и на постановление Калининградского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области от 6 августа 2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, а также кассационные определения судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного су да от 22 апреля 2003 г. и от 18 ноября 2003 г. подлежат отмене, а постановление следователя прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ Калинин градской области от 20 ноября 2002 г. и постановление Калининградского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области от 6 августа 2003 г. - признанию незаконными.

На основании изложенного, а также руководствуясь ч.5 ст.415, ст.412.10 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

возобновить производство по жалобе Береснева В С . на действия сотрудников отдела специального назначения УИН МЮ РФ по Калининградской области ввиду новых обстоятельств.

Постановление Центрального районного суда г.Калининграда от 17 марта 2003 г. и от 29 сентября 2003 г., которыми оставлены без удовлетворения жало бы Береснева В С на постановление следователя прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Калининградской области от 20 ноября 2002 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления и на постановление Калининградского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области от 6 августа 2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, а также кассационные определения судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 22 апреля 2003 г. и от 18 ноября 2003 г. отменить.

Постановление следователя прокуратуры по надзору за соблюдением за конов в исправительных учреждениях Калининградской области от 20 ноября 2002 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии соста- ва преступления и постановление Калининградского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Калининградской области от 6 августа 2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления при знать незаконными и обязать должностных лиц, уполномоченных осуществлять предварительное расследование, устранить допущенные нарушения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 125 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта