Информация

Решение Верховного суда: Определение N 84-АПУ15-9 от 09.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №84-АПУ 15-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 9 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судейПейсиковойЕВ. и ЛавроваН.Г.

при ведении протокола секретарем Прохоровым АС.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Сергеева С.А., адвокатов Царева А.Б. и Байдюка ВС. в защиту интересов Сергеева С.А. на приговор Новгородского областного суда от 3 августа 2015 г., по которому

Сергеев С А

несудимый,

осужден:

- по ч.З ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 19 годам 6 месяцам лишения свободы;

- по ч.1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду 7 июня 2008 г.) к 2 годам лишения свободы, от назначенного наказания Сергеев С.А. освобожден на основании п. «б» ч.1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

- по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы;

- по ч.1 ст. 222 УК РФ (по эпизоду 20 декабря 2009 г.) к 2 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Сергееву С.А. 22 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному приговору осужден Маслаков АО., в отношении которого апелляционные жалобы и представление не поданы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, выступление адвокатов Царева А.Б. и Байдюка В.С, поддержавших доводы, изложенные в жалобах, просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Никифорова А.Г полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Сергеев С.А. признан виновным в организации убийства Н по найму и руководстве его исполнением, а также в убийстве Д по найму, в двух эпизодах незаконного оборота огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 7 июня 2008 г. и 20 декабря 2009 г. в г.

и области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании Сергеев С.А. вину в совершении инкриминируемых ему преступлений не признал.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Сергеев С.А., не соглашаясь с приговором, считая его незаконным и необоснованным, просит о его отмене и направлении уголовного дела на новое рассмотрение.

Автор жалобы отмечает, что в ходе судебного разбирательства по эпизоду убийства Д были установлены фактические обстоятельства которые могли повлиять на выводы суда. Указывает, что показания свидетеля С не были проверены в части причастности его (Сергеева) к данному преступлению. Утверждает, что показания свидетеля П являются необъективными, противоречивыми, поскольку он не мог видеть из окна лицо, стрелявшее в Д направляющееся в сторону трупа. Вывод суда о том, что он стрелял в Д основан на предположении. Полагает, что при оценке мотива совершения преступления суд принял во внимание показания свидетелей С иК , которые противоречат показаниям других свидетелей, эти противоречия суд не устранил, повторно их не допросил. По эпизоду убийства Н осужденный не согласен с тем, что в основу его осуждения суд положил показания Маслакова и свидетеля С . Отмечает, что Маслаков на следствии и в суде показывал, что организатором преступления является не он (Сергеев), а другое лицо;

- адвокат Царев А.Б. в защиту осужденного Сергеева С.А. (в основной жалобе и в дополнении к ней) выражает несогласие с приговором суда считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Излагая содержание положений ст. 398 15 и ч.1 ст. 389 17 УПК РФ указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Отмечает, что в период предварительного и судебного следствия были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в частности при получении доказательств и при продлении сроков предварительного расследования Адвокат обращает внимание, что уголовное дело рассмотрено по обвинению в совершении преступлений, по которым уголовное дело не возбуждалось обвинительное заключение составлено с нарушением УПК РФ. Полагает назначенное наказание несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

В дополнении к жалобе адвокат указывает, что вывод суда о причастности Сергеева к организованной преступности выходит за рамки предъявленного ему обвинения и является предположительным. Факт участия Сергеева в организованной группе не доказан, обвинение по данному признаку ему не предъявлено. Показания лиц, принимавших участие в раскрытии и расследовании уголовного дела, свидетелей А М , П не могут рассматриваться как допустимые доказательства, поскольку данные лица наделены процессуальным статусом Оспаривает показания свидетелей Ш ,П в связи с тем, что их показания не имеют отношения к предъявленному обвинению, а также показания пяти засекреченных свидетелей, поскольку эти свидетели не смогли назвать источники сообщения ими конкретных фактов. Указывает что свидетель Т также не может рассматриваться как источник сведений в связи с неоднократным изменением своих показаний Утверждает, что опознание Т Маслакова проведено с нарушением закона, выводы суда о том, что Сергеев заказал Маслакову Н , не подтверждаются доказательствами, не приведено достаточных данных для объяснения неприязненного отношения Сергеева к Н Сергеев не имел каких-либо претензий к братьям Н , не находился с ними в близких отношениях. Указывает на неустановление мотива участия Сергеева в организации убийства Н . Показания засекреченного свидетеля С не подтверждают причастность Сергеева к убийству Н Выводы суда относительно убийства Сергеевым Д являются предположением. Опровергает версию обвинения о наличии конкуренции в сфере автобизнеса между возглавляемым Д « » и « », владельцем которого якобы являлся П , а также заинтересованность последнего в устранении Д . Полагает, что данная версия основана на предположениях и догадках, не подтвердилась в судебном заседании. Ссылается на показания Сергеева, отрицавшего свою вину в убийстве Д и утверждавшего, что во время преступления он находился в другом месте, смотрел трансляцию хоккейного матча в спортклубе. Данная версия достоверно не была проверена в суде. Считает что доказательства, полученные от засекреченного свидетеля П являются недостоверными. Ссылаясь на выводы эксперта М протокол осмотра места происшествия, показания свидетелей К свидетеля Ш , автор жалобы утверждает, что во время убийства Д рядом находились не один, а два человека, один из которых мог произвести выстрелы в Д Утверждает, что опознание свидетелем П Сергеева произведено с нарушением закона, поскольку приметы по которым свидетель опознал подсудимого, не носят индивидуальный характер. Утверждает, что засекреченный свидетель П и свидетель А допрошенный в ходе следствия, одно и то же лицо, А отрицал возможность опознания Сергеева, тогда как П ег опознать. Указывает, что показания засекреченного свиде С являются недопустимыми доказательствами. Оспаривает полученные доказательства: протоколы опознания Сергеева и Маслакова свидетелем Т протокол опознания Сергеева свидетелями И и П связи с нарушением ст. 193 УПК РФ при п тве сл ных действий, оспаривает допустимость протоколов осмотра и прослушивания фонограмм, вещественных доказательств - компакт-дисков с записями фонограмм - в связи с тем, что при их осмотре Маслаков участия не принимал; оспаривает допустимость протокола осмотра местности и трупа в связи с тем, что в их осмотре судмедэксперт и врач участия не принимали Указывает на то, что в ходе судебного заседания заявленные защитой ходатайства о признании недопустимыми указанные выше доказательства суд необоснованно отклонял, необоснованно было отклонено также ходатайство о проведении следственного эксперимента в порядке ст. 288 УПК РФ. Ссылается на то, что при допросе судом и стороной обвинения нарушались требования закона, свидетелям задавались наводящие вопросы и вопросы, которые не относились к обстоятельствам дела.

Указывает на нарушения уголовно-процессуального закона выразившиеся в том, что дела по фактам смерти Д иН по ч.2 ст. 105 УК РФ не возбуждались, на предварительном следствии был нарушен порядок продления срока следствия, поскольку дело дважды приостанавливалось, срок следствия не продлевался, как указано в чч.4, 5 ст. 162 УПК РФ, а устанавливался в порядке ч.б ст. 162 УПК РФ каждый раз при возобновлении дела. В связи с данным нарушением полагает, что все доказательства, полученные в ходе проведения этих следственных действий являются недопустимыми доказательствами и не могут быть положены в основу приговора.

Автор жалобы также указывает на несправедливость приговора считает, что назначенное наказание является чрезмерно суровым, наряду с этим ссылается на положительные характеристики своего подзащитного и наличие смягчающих наказание обстоятельств;

- адвокат Байдюк В С . в защиту осужденного Сергеева С.А., приводя аналогичные доводы, содержащиеся в жалобе адвоката Царева А.Б обращает внимание на необоснованные отказы судом в удовлетворении ходатайств стороны защиты о производстве ряда процессуальных действий для устранения существенных противоречий в доказательствах по делу, в том числе показаний засекреченных свидетелей С иК по мотивам убийства Д и П , которые противоречат показаниям других свидетелей и доказательствам, эти противоречия не устранены путем их повторного допроса. Полагает незаконным отказ в раскрытии в целях проверки достоверности показаний подлинных данных о свидетелях допрошенных под псевдонимами С , П и К . Считает, что утверждения о найме П Сергеева не нашло подтверждения и голословно. Отмечает, что установленные альтернативные мотивы убийства Д и причастность к нему других лиц судом в приговоре проигнорированы и не оценены. Подчеркивает, что позиция суда о причастности его подзащитного к данному убийству основана на показаниях свидетелей под псевдонимами С и П , которые невозможно проверить. Считает доводы свидетеля С о том, что Сергеев рассказал ему о своей причастности к убийству Д противоречащими данным характеристики о скрытности Сергеева, а доводы, что П подарил Сергееву за данное убийство кафе и долю в автосалоне, недостоверными поскольку иными сведениями не подтверждены. Анализируя показания свидетеля П о движении лица после производства выстрелов отмечает, что они противоречат данным протокола осмотра места происшествия, записи с камеры наружного наблюдения, показаниям свидетелей К З ,Б и Ш . Утверждает, что П при наличии ы и ой ости, не мог видеть из окна подъезда участок местности, на котором произошло убийство. Однако ходатайство о проведении следственного эксперимента для выяснения достоверности показаний П было оставлено без удовлетворения. Полагает предвзятой позицию суд осительно оценки показаний свидетеля П в части идентификации Сергеева по признакам внешности. Счи что суд разрешил вопрос о виновности Сергеева в убийстве Д при наличии существенных противоречий и отсутствии доказательств его нахождения в районе места происшествия в инкриминируемый период. Подчеркивает, что убедительных аргументов непринятия алиби Сергеева в приговоре не приведено. Отмечает, что убедительных доказательств заявленного мотива совершения убийства Н сторона обвинения не представила однако суд встал на позицию обвинения, не приняв во внимание альтернативный мотив совершения преступления. Указывает, что Маслаков на следствии и в суде показывал, что организатором является другое лицо, а не Сергеев. Считает, что показания Сергеева и Маслакова объясняют, по какой причине Сергеева могли видеть в дер. свидетели Т и И , объясняют фиксацию телефонных звонков и разговоров в конкретных местах и конкретное время. Полагает, что вина Сергеева по эпизоду в отношении Н основана на предположениях вытекающих из произвольного толкования показаний Маслакова, и показаниях свидетеля С , которые не могут быть проверены на предмет их достоверности. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение или принять новое решение, оправдать Сергеева. В случае изменения приговора просит снизить назначенное Сергееву наказание.

В возражениях на доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденного и его защитников, государственный обвинитель Петров А.А просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осужденного и адвокатов, Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Сергеева С.А. в совершении инкриминируемых ему преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства основываются на достаточной совокупности исследованных доказательств которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина Сергеева С.А. в организации убийства Н по найму и руководстве его исполнением установлена показаниями Маслакова АО. на предварительном следствии, согласно которым незнакомый парень предложил ему совершить убийство за руб. Ночью он, незнакомый парень и водитель на автомашине приехали на ст.

района. Утром парень передал ему 2 пистолета с полными обоймами, один пистолет был с глушителем. Затем, около 10 часов, он с парнем прошел к дому Н Парень заглянул на веранду, велел находиться там. Он произвел выстрелы в мужчину из одного, а затем из другого пистолета. После этого он с парнем прошел через поле, вдоль берега реки к дороге, где их ждала машина, при этом пистолет с глушителем он выкинул в реку.

Данные показания Маслаков АО. подтвердил при проверке показаний на месте, а также в судебном заседании.

Указанные сведения подтверждаются трафиками телефонных соединений, зафиксированных на железнодорожной станции и материалами оперативно-розыскных мероприятий «прослушивание телефонных переговоров», согласно которым Маслаков А О . и Сергеев С.А договаривались о встрече и выезде накануне ночью. Данные обстоятельства подтвердил свидетель А

Изложенные показания согласуются с показаниями свидетеля Т который в указанное время на железнодорожной станции

ловил рыбу на реке , слышал три выстрела, после видел Сергеева С.А. и Маслакова АО., которые прошли мимо него в сторону льнозавода, слышал всплеск на реке.

Показания свидетеля Т согласуются с показаниями свидетеля И который в тот день, стоя около территории

льнозавода, видел проходивших мимо него двух мужчин в сторону автотрассы: один из них является Сергеевым С.А. и второй по комплекции и росту похож на Маслакова А.О.

Свидетели Т и И на предварительном следствии в ходе проведения опознания, проведенного в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, указали на Сергеева С.А как на лицо, которое они видели в день убийства Н рядом с местом совершения преступления.

Данные свидетели при их допросе в судебном заседании опознали Сергеева С.А., свидетель И опознал также и Маслакова А.О.

Изложенные выше показания подтверждаются показаниями свидетеля С согласно которым непосредственными исполнителями убийства Н был Сергеев С.А. и Маслаков АО.: последний стрелял, а Сергеев С.А. находился на месте убийства и координировал действия Маслакова А.О. Указанные обстоятельства подтвердил также свидетель М

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах, каких-либо оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось их показания являются подробными, последовательными непротиворечивыми, причин для оговора осужденных не установлено Нарушений закона при проведении опознания Сергеева С.А. и Маслакова А.О. не допущено.

Показания Маслакова А.О. согласуются с данными, содержащимися в выводах актов судебно-медицинских экспертиз по трупу Н об обнаружении десяти огнестрельных, слепых и сквозных ранений головы туловища, конечностей, с переломами костей скелета, разрывами и размозжениями внутренних органов, сопровождавшихся острой наружной и внутренней кровопотерей как непосредственной причиной смерти расцениваются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

Суд также обоснованно положил в основу приговора показания других свидетелей обвинения, протоколы осмотра места происшествия и выемок заключения судебных экспертов, материалы оперативно-розыскных мероприятий и другие доказательства, собранные и исследованные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам осужденного Сергеева С.А. и его адвокатов суд тщательно проанализировав показания Маслакова А.О. на предварительном следствии и в суде, в их совокупности с показаниями Сергеева С.А., данными на предварительном следствии и в судебном заседании, об обстоятельствах дела и возможном его нахождении с Маслаковым А.О. в день убийства Н В. на железнодорожной станции района в том числе в части их противоречий, пришел к обоснованному выводу, что Сергеев С.А. в суде изменил свои показания только после исследования изобличающих его доказательств, в том числе показаний свидетелей Т иИ которые прямо указывали на Сергеева С.А как на человека, которого они видели непосредственно после совершения убийства Н недалеко от места совершения преступления вместе с Маслаковым А.О.

Суд, оценив противоречия в показаниях Маслакова АО., объективно принял во внимание показания свидетеля С о том, что членами группировки другого лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, было организовано масштабное давление на свидетелей по уголовному делу, а также на Маслакова А.О. с целью помочь Сергееву С.А. избежать уголовной ответственности.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, суд, проанализировав показания свидетелей Н А С и других свидетелей, сделал правильный вывод, что неприязнь Сергеева С.А. к Н была вызвана попытками последнего помочь своему брату Н в противодействии группировки под руководством К и другого лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, в состав которой входил Сергеев С.А.

Ссылка адвоката Байдюка В С . на непринятие судом во внимание альтернативных мотивов совершения преступления, противоречит положениям ст. 252 УПК РФ.

При наличии приведенных и получивших в приговоре надлежащую оценку доказательств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного Сергеева С.А. в организации убийства Н по найму и руководству его исполнением.

Выводы суда о виновности Сергеева С.А. в совершении незаконного хранения, перевозке и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов подтверждаются показаниями Маслакова АО., согласно которым два пистолета с полными обоймами ему передало лицо, нанявшее его для убийства Н а также другими доказательствами приведенными в приговоре, в том числе заключениями экспертов проводивших судебно-медицинские и баллистические экспертизы.

Судом правильно квалифицированы действия осужденного Сергеева С.А. по ч.З ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105, ч.1 ст. 222 УК РФ, и оснований для иной их квалификации нет.

Вина Сергеева С.А. в организации убийства Д по найму установлена показаниями свидетеля П о том, что он видел Сергеева С.А. 20 декабря 2009 г. на месте совершения преступления непосредственно перед убийством Д и заметил, как Сергеев С.А. скрылся после произведенных в потерпевшего выстрелов.

Показания свидетеля П согласуются с показаниями свидетелей С Ш К которые видели 20 декабря 2009 г. на месте преступления человека, рост которого соответствует росту Сергеева С.А.

Как следует из показаний свидетеля С по имеющейся у него информации, полученной от Сергеева С.А. и Маслакова АО., а также многочисленных друзей П Сергеев С.А. убил Д по заданию П за что последний подарил ему долю в автосалоне « ».

Данные сведения согласуются с показаниями свидетеля М о том, что из оперативной информации известно, что непосредственным исполнителем убийства Д является Сергеев С.А., а мотивом являлось то обстоятельство, что Д перестал платить криминальным структурам.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, оснований не доверять показаниям указанных свидетелей не имеется. Показания свидетелей являются подробными, последовательными, существенных противоречий не имеют, причин для оговора осужденного не установлено.

Судом обоснованно положены в основу приговора показания других свидетелей обвинения, сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия и выемок, заключениях судебных экспертов, материалах оперативно-розыскных мероприятий, а также другие доказательства собранные и исследованные в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

При этом суд тщательно и всесторонне проверил в том числе в совокупности с письменными доказательствами по делу версию Сергеева С.А. и достоверность показаний свидетелей П иЖ о том, что 20 декабря 2009 г. во время убийства Д Сергеев С.А находился вместе с ними на стадионе « », и пришел к обоснованному выводу, что показания Сергеева С.А. и указанных свидетелей не соответствуют действительности и преследуют цель помочь ему избежать ответственности за содеянное.

Вопреки мнению адвоката Байдюка В С . о том, что утверждение о найме П Сергеева С.А. не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, свидетель С прямо указал на то, что Сергеев С.А. убил Д по заданию П за что последний подарил долю в автосалоне « ».

Суд также дал оценку доводам защиты относительно получения от П за данное убийство доли в автосалоне, а также о наличии скрытности Сергеева С. А., указав, что данная характеристика не свидетельствует о том, что осужденный не мог рассказать С о своей причастности к убийству Д Факт перехода имущества или его надлежащее оформление не имеет юридического значения для квалификации действий Сергеева С.А.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, суд, проверяя и оценивая доводы защиты об альтернативных мотивах убийства Д и причастность к нему других лиц, установил, что данные доводы ничем объективно не подтверждаются.

Необоснованно утверждение адвокатов и о том, что свидетель П при наличии темноты и плохой видимости не мог видеть из окна подъезда участок местности, на котором произошло убийство поскольку опровергается пояснением П о том, что во дворе дома где произошло убийство, и на ул. горели фонари.

При этом показания свидетеля З о том, что было плохое уличное освещение, суд обоснованно не принял во внимание, учитывая также и то, что З являясь адвокатом, защищал интересы Сергеева С.А. на предварительном следствии по данному уголовному делу.

Судом также тщательно проверена версия защиты о том, что на месте происшествия могло быть два человека, а также доводы о том, в каком направлении они двигались, и опровергнута показаниями свидетелей К и К согласно которым они слышали хлопки и видели во дворе дома только одного убегавшего мужчину.

Отдельные неточности и противоречия в показаниях допрошенных по делу лиц не могут быть признаны существенными и не могут являться основанием для признания их показаний недостоверными. Как следует из протокола судебного заседания, неточности и противоречия в показаниях свидетелей устранялись в судебном заседании, в том числе путем оглашения ранее данных ими показаний. Всем имеющимся противоречиям судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Мнение защиты о предвзятой позиции суда относительно оценки показаний свидетеля П в части идентификации Сергеева С.А. по признакам внешности является необоснованным.

Содержание протокола судебного заседания дает полное основание для вывода, что принцип состязательности и равноправия сторон судом соблюден, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные доказательства в судебном заседании были надлежаще исследованы, а заявленные ходатайства разрешены в установленном порядке и по ним приняты мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни от кого из участников процесса ходатайств о дополнении судебного следствия не поступало.

Несостоятельными являются доводы защиты о невозможности проверить показания свидетелей С иП поскольку стороной защиты было реализовано право задавать вопросы при допросе указанных свидетелей. Никто из участников судебного разбирательства не был ограничен в возможности задать вопросы также свидетелю К

Заявленные ходатайства стороны защиты о дополнительном допросе свидетелей С и К разрешены в соответствии с требованиями ст. 122 УПК РФ. В связи с этим отказ в их удовлетворении не может расцениваться в качестве необъективности и предвзятости суда.

Ходатайство стороны защиты о раскрытии в целях проверки достоверности показаний подлинных данных о свидетелях, допрошенных под псевдонимами С П и К также было разрешено в соответствии с положениями норм уголовно-процессуального закона. Отказывая в удовлетворении данного ходатайства, суд обоснованно указал, что доводы стороны защиты представляют собой оценку показаний названных свидетелей, каких-либо существенных обстоятельств свидетельствующих о необходимости раскрытия подлинных данных, в ходатайствах не приведено.

Оставляя без удовлетворения заявленное стороной защиты ходатайство о проведении следственного эксперимента для выяснения достоверности показаний свидетеля П суд, руководствуясь ст. 181, 288 УПК РФ, обоснованно указал, что П в судебном заседании достаточно подробно ответил на все вопросы стороны обвинения и защиты, оснований полагать, что свидетель не мог правильно воспринимать обстановку на месте совершения преступления в отношении Д не имеется.

Утверждение защиты об отсутствии вещественных доказательств нахождения Сергеева С.А. в районе места происшествия в момент убийства Д не свидетельствует о его непричастности к инкриминируемому деянию.

Согласно материалам уголовного дела, уголовное дело по факту убийства Д было возбуждено по ч.1 ст. 105 УК РФ, все следственные действия по нему проводились после его возбуждения.

В ходе расследования Сергееву С.А. предъявлялось обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ данным постановлением его действия переквалифицированы с ч.1 ст. 105 УК РФ на п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ. При этом не требовалось вынесение отдельного постановления о возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, в нем отражены существо обвинения, место и время совершения преступлений, а также другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Других нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, в том числе указанных в апелляционных жалобах, не допущено.

При наличии приведенных и получивших в приговоре надлежащую оценку доказательств суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного Сергеева С.А. в убийстве Д по найму, а также в незаконных хранении и ношении огнестрельного оружия боеприпасов, правильно квалифицировав его действия по п. «з» ч.2 ст. 105 и поч.1 ст. 222 УК РФ.

Психическое состояние осужденного проверено, суд обоснованно признал его вменяемым.

Наказание осужденному Сергееву С.А. назначено в соответствии с требованиями ст.б, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, наличия смягчающих наказание обстоятельств: состояния здоровья осужденного и наличия двоих детей.

Назначенное наказание осужденному Сергееву С.А. как по каждому преступлению, так и по их совокупности является справедливым, и оснований для его смягчения вследствие чрезмерной суровости не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 389 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Новгородского областного суда от 3 августа 2015 г. в отношении Сергеева С А оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 122 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта