Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ14-36СП от 04.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 20-АПУ14-36сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 4 декабря 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Хомицкой Т.П.,

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Болачева А.Ш., адвокатов Дадавова Т.Д., Ибрагимова А.М., Ибрагимовой М.Х. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 14 августа 2014 года, которым

ДЖАМБАЛОВ Р А

ранее судимый 23 апреля 2010 года по п. «в» ч. 2 ст. 158, п.

«в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

условно с испытательным сроком на 2 года осужден: по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 3 года (три) года, со штрафом в размере 50 000 рублей с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев; на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение шести месяцев после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра, выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики изменять место жительства село района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 2 года с ограничением свободы на 6 месяцев на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение шести месяцев после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра, выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики

изменять место жительства село

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 5 лет со штрафом в размере 25.000 рублей с ограничением свободы на 6 месяцев; на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение шести месяцев после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики , изменять место жительства село района Республики

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 9 (девять) лет лишения свободы со штрафом в размере 60.000 рублей с ограничением свободы на 1 год; на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в одного года после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики , изменять место жительства село района Республики

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде

лишения свободы на 14 (четырнадцать) лет с ограничением свободы на 1 год; на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение одного года после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики , изменять место жительства село А района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по ч. 4 ст. 150 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 6 (шесть) лет с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев; на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение шести месяцев после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра, выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики,

изменять место жительства село

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Джамбалову Р.А. наказание в виде лишения свободы на 17 (семнадцать) лет с ограничением свободы на 2 года, со штрафом в размере 100 000 руб., с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

установлены Джамбалову Р.А. следующие предусмотренные ст. 53 УК РФ ограничения: запрещено в течение двух лет после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра, выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики изменять место жительства село района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать два раза в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Джамбалова Р.А. по приговору Новоуренгойского городского суда Ямало-ненецкого автономного округа от 23 апреля 2010 года отменено;

на основании ст. 70 УК РФ, к назначенному лишению свободы присоединен один год лишения свободы из назначенных приговором Новоуренгойского городского суда Ямало-ненецкого автономного округа от 23 апреля 2010 года 2-х лет и 6 месяцев, и окончательно определено Джамбалову Р.А. 18 (восемнадцать) лет лишения свободы, со штрафом в размере 100.000 рублей, с ограничением свободы на 2 (два) года, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

на основании ст. 53 УК РФ запрещено Джамбалову Р.А. в течение двух лет после отбытия лишения свободы уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра, выезжать за пределы территории муниципального образования « район» Республики,

изменять место жительства село

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать два раза в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации;

по ч. 4 ст. 222 УК РФ ему назначено 200 часов обязательных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ Джамбалов Р.А от этого наказания освобожден в связи с истечением срока давности;

ДАТАШЕВ М М ,

ранее не

судимый осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 2 (два) года и 6 (шесть) месяцев без ограничения свободы со штрафом в размере 30.000 рублей;

по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев без ограничения свободы;

по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 3 (три) года со штрафом в размере 15.000 рублей без ограничения свободы;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 5 (пять) лет и 6 (шесть) месяцев, со штрафом в размере 40.000 рублей без ограничения свободы;

по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 6 (шесть) лет и 6 (шесть) месяцев без ограничения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Даташеву М.М. наказание в виде лишения свободы на 10 (десять) лет, со штрафом в размере 50 000 руб. с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

по ч. 4 ст. 222 УК РФ ему назначено 100 часов обязательных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ Даташев М.М. от этого наказания освобожден в связи с истечением срока давности;

БОЛАЧЕВ А Ш

ранее не

судимый,

оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 222 УК РФ, на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, за непричастностью, разъяснено ему право на частичную реабилитацию;

осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 2 (два) года без ограничения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей;

по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 1 год без ограничения свободы;

по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 3 (три) года, со штрафом в размере 15.000 рублей без ограничения свободы;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на 4 года и 6 (шесть) месяцев, со штрафом в размере 30.000 рублей без ограничения свободы;

по ч. 5 ст. 33, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы на пять лет без ограничения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Болачеву А.З. наказание в виде лишения свободы на 8 (восемь) лет со штрафом в размере 40 000 руб., с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. 1064 ГК РФ постановлено взыскать солидарно с Джамбалова Р А , Даташева М М Болачева А Ш имущественный ущерб в сумме рублей в пользу И

в счет возмещения материального ущерба причиненного похищением и последующим сожжением автомобиля мужа - Г

На основании ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ постановлено взыскать с Джамбалова Р А и Даташева М М с каждого по рублей, с Болачева А Ш - рублей в пользу И

в счет компенсации морального вреда, причиненного гибелью мужа.

На основании ч. 1 ст. 132 УПК РФ постановлено взыскать с Джамбалова Р А и Даташева М М с каждого по рублей, с Болачева А Ш - рублей в пользу И

в счет возмещения расходов, понесенных в связи с участием представителя в суде и на следствии.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденного Даташева М.М., адвокатов Дадавова Т.Д Ибрагимовой М.Х., Кротовой С.В. по доводам жалоб, мнение прокурора Филипповой Е С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 5 июня 2014 года Джамбалов Р.А, Болачев А.Ш., Даташев М.М. признаны виновными:

в покушении на тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере;

- в тайном хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с причинением значительного ущерба гражданину;

в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору;

в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному говору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

в умышленном причинении смерти другому человеку группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Джамбалов Р.А. и Даташев М.М., кроме того, признаны виновными в сбыте гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения, а Джамбалов еще и в вовлечении несовершеннолетних в совершение особо тяжких преступлений путем обещаний и иным способом.

Данные преступления совершены ими 6 и 7 апреля 2012 года недалеко от села района Республики при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениями)

осужденный Болачев А.Ш. ссылается на чрезмерную суровость назначенного ему наказания; полагает, что суд в полной мере не учел, что он совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте, характеризуется положительно и присяжные заседатели признали его заслуживающим снисхождения; просит принять справедливое решение;

адвокаты Дадавов Т.Д., Ибрагимов А.М., Ибрагимова М.Х. в совместной жалобе в интересах осужденных ссылаются на необъективность и предвзятость председательствующего в исходе дела и необоснованность приговора; утверждают, что дело рассмотрено председательствующим в одностороннем порядке, с обвинительным уклоном, в связи с чем представителями защиты были поданы ряд заявлений об отводе председательствующего которые необоснованно были отклонены; в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, об исключении которых защита неоднократно заявляла ходатайства; при допросе свидетелей обвинения Г и С вопреки возражениям защиты, давались негативные характеристики подсудимым, в частности, о приводах их в ОВД по подозрению в совершении преступлений, в изложении фактов о прежней судимости осужденного Джамбалова Р., о злоупотреблении им спиртными напитками; председательствующий в напутственном слове затронул неисследованные судом доказательства, озвучил протокол осмотра диска с аудиозаписью телефонных переговоров Даташева М.М., признанное ранее судом недопустимым доказательством; кроме того, председательствующий ограничил сторону защиты в представлении доказательств, отказав ей в исследовании заключения независимого специалиста в области судебно-медицинской экспертизы; также председательствующий способствовал стороне обвинения в сборе доказательств, поскольку самостоятельно истребовал постановления суда о даче согласия на прослушивание телефонных переговоров их подзащитных на стадии предварительного следствия; судом было нарушено права на защиту подсудимого Даташева М.М., выразившееся в допуске к представлению его интересов на одном из судебных заседаний назначенного адвоката Исаева М., вопреки желанию об этом Даташева М.М; действия подсудимых по некоторым эпизодам обвинения квалифицированы неверно: квалифицирующий признак «особо крупный размер» по эпизоду покушения на кражу автомашины « » не доказан; квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба потерпевшему» по эпизоду кражи личных вещей А из его машины также не доказан, ссылаясь при этом на имущественное положение потерпевшего; полагают, что действия их подзащитных должны были быть квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ с прекращением их уголовного преследования за истечением сроков давности квалифицирующий признак «по предварительному сговору» по указанному эпизоду кражи также не доказан; по эпизоду кражи огнестрельного оружия из салона автомашины А действия их подзащитных по признаку «по предварительному сговору» квалифицированы неверно, поскольку предварительного сговора не было; действия их подзащитных по эпизоду разбойного нападения и убийства Г ошибочно квалифицированы по двум статьям УК РФ, поскольку умысел на разбой не доказан наказание по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено Джамбалову Р.А неправильно, при признании его заслуживающим снисхождения просят приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

в дополнительной жалобе адвокат Дадавов Т.Д. в интересах осужденного Даташева М.М. указывает, что старшина присяжных заседателей во время совещания по поставленным вопросам покидал совещательную комнату и советовался с председательствующим судьей и прокурором по поводу заполнения вопросного листа; этот факт подтверждается тем, что после удаления присяжных на совещание «судебные приставы настойчиво выпроводили защитников из зала суда» и возвратили их только на оглашение вердикта; в данном случае судьей были нарушены требования ч.ч. 1 и 2 ст. 344 УПК РФ; по этому поводу председатель Верховного суда РД и председательствующий по делу незаконно отказали защите в просмотре записи видеокамер, установленных в зале суда; в вердикте присяжных на вопросы № № 33 и 37 имеются противоречия; до удаления в совещательную комнату присяжный заседатель № 3 по сути сообщил о том, что у членов коллегии уже сложилось свое мнение по делу, но председательствующий не отстранил его от участия в деле; из заявлений присяжных заседателей усматривается, что они обсуждали в кругу своих друзей обстоятельства рассматриваемого ими дела, что, согласно п. п. 2,3 ч. 2 ст. 333 УПК РФ, запрещено делать во время осуществления правосудия; председательствующий судья общался с присяжными заседателями, в связи с чем он обязан был удовлетворить заявленный ему отвод; в суде исследовались недопустимые доказательства: протоколы допроса Болачева А.Ш., поскольку он был допрошен без законного представителя (т.1 л.д.189-198, 199- 212, т.2 л.д.115-120, 141-151); судья незаконно отказал в назначении экспертизы по поводу определения давности изготовления следователем уведомления законного представителя; незаконно исследовались в суде протоколы осмотра и прослушивания телефонных переговоров Даташева (т.З л.д.12-14); 31 июля 2013 года судья не разрешил заявленное защитой ходатайство, а пригласил следователя для его опровержения, чем было нарушено требование ст. ст. 121, 234 ч. 8 и 235 УПК РФ; 10 сентября 2013 года судья своевременно не рассмотрел ходатайство защиты о признании недопустимыми результаты ОРД, а также о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, о прекращении уголовного дела; в период с 29 января по 20 февраля 2014 года судья нарушил тайну совещательной комнаты, поскольку принимал участие в рассмотрении уголовного дела №2-25/2014; незаконно отказано в назначении повторной судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего; ошибочно отказано в исследовании заключения специалиста в области судебной медицины; осужденные не признали свою вину в разбойном нападении и убийстве Г утверждая, что дело в отношении них сфабриковано; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель Алиев М.Р указывает о своем несогласии с жалобами и просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Судебное следствие по делу проходило в соответствии требованиями ст. ст. 15, 335 УПК РФ, и представители каждой из сторон использовали равные возможности в предоставлении и исследовании доказательств.

Многочисленные ходатайства защиты об исключении из разбирательства недопустимых, по их мнению, доказательств подробно рассматривались с участием представителей обеих сторон, и по ним председательствующий судья всегда выносил мотивированные решения.

В частности, проверялись утверждения защиты о незаконном задержании Болачева А.Ш., об исключении из разбирательства его показаний в качестве подозреваемого и обвиняемого, в том числе и данных им во время проверки на месте.

Суд, исследовав материалы дела, обоснованно пришел к выводу, что задержание Болачева А.Ш. в качестве подозреваемого было произведено в соответствии с требованиями ст. 46 УПК РФ ему были разъяснены его процессуальные права, и он был допрошен с участием адвоката Джаналиева А.Р. и педагога Г При допросе Болачева А.Ш. в качестве обвиняемого (т.2 л.д.115-120) принимала участие в качестве законного представителя его мать, а также защитник. Неоднократно заявленные ходатайства защиты об исключении из разбирательства протоколов допросов Болачева А.Ш. и производных от него других доказательств председательствующий правомерно оставил без удовлетворения, и свои выводы об этом подробно мотивировал в соответствующих постановлениях (т. 17 л.д. 115-117, 138-139, 142-143).

Вопреки доводам жалоб, уведомление законному представителю о задержании несовершеннолетнего Болачева в качестве подозреваемого было направлено своевременно, то есть 19 апреля 2012 года, что подтвердил в суде свидетель А (следователь по настоящему делу). По этой причине ходатайство о назначении технико-криминалистической экспертизы по определению срока изготовления данного документа было обоснованно отклонено (т.15 л.д. 128-129, т.17 л.д. 132-141).

Ходатайство защиты о назначении фототехнической экспертизы по вопросу монтажа фототаблицы, приложенной к протоколу проверки показаний Болачева А.Ш., рассмотрено и правомерно не удовлетворено, поскольку допустимость данных доказательств подтвердили в суде свидетели А и С (т.16 л.д.66-67, т.17 л.д.122-123, 132-141). Что касается достоверности приобщенных к делу фотоснимков и сведений, содержащихся в протоколе проверки показаний Болачева А.Ш., то этот вопрос, согласно положениям ч. 1 ст. 334 УПК РФ относился к компетенции коллегии присяжных заседателей, а не профессионального судьи (т.17 л.д.303-304).

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что в суде свидетели Г и С оказали незаконное воздействие на присяжных заседателей, так как их допросы были проведены с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ (т.17 л.д.107-111, 119-128).

Утверждения защиты о том, что председательствующий истребовав постановления суда о даче согласия на прослушивание телефонных переговоров подсудимых на стадии предварительного следствия, тем самым якобы способствовал стороне обвинения в сборе доказательств, несостоятельны, поскольку правомерность проведения данного оперативного мероприятия и его надлежащее процессуального оформление было оспорено стороной защиты, и для проверки их доводов судья вынужден был запросить постановление руководителя органа дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Ходатайство адвоката Дадавова Т.Д. о признании результатов оперативно-розыскных мероприятий недопустимыми доказательствами председательствующий правомерно оставил без удовлетворения, о чем подробно мотивировал свои выводы в соответствующем постановлении (т.17 л.д.178, 180, 181, 199-200, 222-223, 275).

Отказывая в удовлетворении ходатайства защиты о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы по поводу установления причины смерти потерпевшего Г судья в постановлении справедливо указал, что в деле имеется заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 233 от 09.07.2012, в котором содержатся ответы на поставленные перед экспертами вопросы (т.15 л.д.267-269, т.17 л.д.145-147, 300). В суде по этому же поводу был допрошен эксперт Р который показал, что в протоколе осмотра трупа Г описаны повреждения в виде резаной раны передней поверхности шеи с пересечением трахеи и сонных артерий, колото-резаные раны шеи и туловища, которые как в отдельности, так и в совокупности приводят к смерти человека (т.17 л.д.213-217). При таких данных эксгумация трупа и его повторное судебно-медицинское исследование не могли установить иную причину смерти Г

и, следовательно, существенно повлиять на принятое по делу решение.

Безосновательны ссылки и на то, что председательствующий ограничил сторону защиты в представлении доказательств отказывая ей в исследовании заключения независимого специалиста в области судебно-медицинской экспертизы. Данное ходатайство обсуждалось с представителями обеих сторон, и, с учетом их мнений, оно было обоснованно отклонено с приведением в постановлении мотивов принятого решении (т.17 л.д.276-278, 284, 299). Оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Ходатайство адвоката Ибрагимовой А.М. о вызове и допросе в качестве свидетелей Э и Ш председательствующий, исходя из принципа состязательности правомерно оставил без удовлетворения, поскольку защита их явку в судебное заседание не обеспечила (т.17 л.д.279-280).

Нельзя согласиться и с утверждениями о том, что в ходе разбирательства дела было нарушено право на защиту осужденного Даташева М.М., выразившееся в допуске на одном из судебных заседаний адвоката Исаева М., вопреки желанию осужденного.

Так, 27 августа 2013 года подсудимый Даташев М.М обратился к председательствующему с сообщением о том, что он расторгает соглашение со своим адвокатом Дадавовым Т.Д. из-за разногласий по поводу суммы гонорара. Это обстоятельство подтвердил и адвокат Дадавов Т.Д. Председательствующий предложил подсудимому Даташеву М.М. и его родственникам в течение пяти суток заключить соглашение с другим адвокатом, либо согласиться на защиту его интересов адвокатом по назначению Даташев М.М. согласился с предложением председательствующего и в судебном заседаний 28 августа 2013 года его защиту осуществлял адвокат Исаев И.А. Впоследствии Даташев М.М отказался от услуг адвоката Исаева И.А. и с адвокатом Дадавовым Т.Д. его родственники заключили новое соглашение, который в дальнейшем и представлял его интересы (т.15 л.д.141, 142, 148, т.17 л.д.155-165).

Также нельзя согласиться с доводами защиты о необъективности и односторонности судебного разбирательства Неоднократно заявленные отводы председательствующему судье рассмотрены в установленном законом порядке и обоснованно были оставлены без удовлетворения (т.15 л.д. 133-134, 227-228, 285-288, т.16 л.д.30-31). Оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые существенным образом могли повлиять на принятое по делу решение, судебной коллегией не выявлено.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, и осужденные, и их защитники никаких замечаний по нему не высказали (т.17 л.д.339).

Вопреки доводам жалоб, мотивированные отказы в удовлетворении ходатайств защиты не свидетельствуют о прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела. В представленных материалах отсутствуют доказательства свидетельствующие о том, что председательствующий судья М в период рассмотрения уголовного дела заходил в комнату с присяжными заседателями и общался с ними Приложенные к ходатайству об отводе фотографии (т.15 л.д.226) это обстоятельство также не подтверждают.

Напутственное слово председательствующего отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ. В нем судья сослался на протокол осмотра аудиозаписи телефонных переговоров Даташева М.М. с его отцом, ранее исключенный из разбирательства. Однако, с учетом приведенных в напутственном слове совокупности исследованных в суде доказательств, ссылка на данный документ не могла существенно повлиять на исход дела. Кроме того, возражений по напутственному слову председательствующего представители обеих сторон не заявили (т.17 л.д.340).

Перед удалением на совещание присяжный заседатель № 3

задал вопрос о порядке голосования при наличии у присяжных разногласий, и председательствующий повторно разъяснил ему и всему составу коллегии присяжных заседателей положения ст. ст. 342 и 343 УПК РФ. Причем, представители сторон отводов присяжному заседателю № 3 и всему составу коллегии не заявили (т.17 л.д.340). Вопреки доводам жалоб, присяжный заседатель № 3 в данном случае своего мнения по делу не высказал.

Утверждения о том, что председательствующий судья оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, и что старшина коллегии после удаления ее в совещательную комнату получал у него консультации по заполнению вопросного листа, не основаны на достоверных данных признаются судебной коллегии несостоятельными.

Присяжные заседатели С А и И которые через 4 дня после вынесенного вердикта сообщили председательствующему о нарушении старшиной порядка проведения совещания и голосования в совещательной комнате при обсуждении вопросного листа, действительно нарушили требования ст. 341 УПК РФ о тайне совещательной комнаты. Кроме того, в деле отсутствуют убедительные данные свидетельствующие о том, что именно эти присяжные заседатели обращались с заявлением к председательствующему, поскольку перечисленные лица в связи с направленными в их адрес приглашениями по этому поводу в суд не явились (т.16 л.д.152-154, 155, 182).

Вердикт коллегии присяжных заседателей принят единодушно, является ясным и непротиворечивым, в том числе и в ответах на вопросы № № 33 и 37, на которые в своей жалобе ссылается адвокат Дадавов Т.Д.

К обстоятельствам, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Утверждения осужденных том, что разбойное нападение и убийство Г они не совершали, и что к этому преступлению могли быть причастны другие лица, тщательно исследовались в суде первой инстанции с участием присяжных заседателей и им дана соответствующая оценка в постановленном вердикте.

В соответствии с положениями ст. 389.27 и п. п. 2-4 ст.389 УПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона неправильное применение материального закона и несправедливость приговора. Следовательно, приговоры постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Нельзя согласиться с утверждениями защиты о том, что в действиях осужденных по эпизоду покушения на кражу автомашины не доказан квалифицирующий признак «особо крупный размер».

Из вердикта коллегии присяжных заседателей следует, что Джамбалов, Даташев и Болачева решили похитить автомобиль, и при этом они осознавали, что его цена составляет не менее рублей (т.16 л.д.131). Потерпевший А показал, что указанный автомобиль он купил на авторынке за рублей что он подтвердил и непосредственно в суде первой инстанции (т.4 л.д.77-79, т.17 л.д.57).

Учитывая приведенные выше данные и сам предмет предполагаемого хищения, суд обоснованно квалифицировал действия осужденных по ч. 3 ст.30 и п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Противоречат показаниям потерпевшего А (т.17 л.д.61) и вердикту коллегии присяжных заседателей (ответы на вопросы № № 11,12,13,15,16,18,19) доводы защиты о том, что по эпизоду кражи личных вещей из автомобиля А в действиях осужденных отсутствуют такие квалифицирующие признаки, как «с причинением значительного ущерба потерпевшему» и «по предварительному сговору группой лиц».

Совместные действия осужденных в части совершенной ими кражи огнестрельного оружия правомерно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 226 УК РФ, и такая правовая оценка не противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей.

Согласуется с ответами присяжных заседателей (№ № 22,23, 25,26, 28,29) квалификация действий осужденных Джамбалова Р.А Даташева М.М по п. п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а также действий Болачева А.Ш. - по ч. 5 ст. 33, п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 и по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Наказание осужденным назначено с учетом содеянного, их личности, активной помощи следствию со стороны Болачева А.З. и Джамбалова Р.А., вердикта коллегии присяжных заседателей признавших осужденных заслуживающими снисхождения, за исключением Джамбалова Р.А. - по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Вопреки доводам защиты, наказание Болачеву А.Ш. и Даташеву М.М. назначено с соблюдением требований ст. ст. 65 ч. 1, 88 и 89 УК РФ, и оно не является чрезмерно суровым.

Протокол судебного заседания отвечает требованиям ст. 259 УПК РФ, и поданные защитой на него замечании я рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т.18 л.д.80-81).

Оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 38913’ 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 14 августа 2014 в отношении Джамбалова Р А Даташева М М и Болачева А Ш оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Дадавова Т.Д., Ибрагимова А.М., Ибрагимовой М.Х. и осужденного Болачева А.Ш. - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 121 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта