Информация

Решение Верховного суда: Определение N 83-АПУ13-16СП от 16.01.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 83-АПУ13-16СП АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 января 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Борисова В.П судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г при секретаре Маркове О.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кириенко В.Г., Маслова Ю.М., Канаева А.В., Кулаева А.В., а также адвокатов Сергеева М.Р., Мельниковой Т.В., Кузнецовой О.В Токманевой А.А. на приговор Брянского областного суда от 29 апреля 2013 г., по которому

Кириенко В Г,

несудимый,

оправдан по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

За ним признано право на реабилитацию в связи с его оправданием в этой части;

осужден по ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к лишению свободы на 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима;

Маслов Ю М судимый 30 декабря 2010 г. Советским районным судом г. Брянска по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы,

оправдан по ч.З ст. 223, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, а также по ч.1 ст.222 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

За ним признано право на реабилитации в этой части;

осужден по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к лишению свободы на 8 лет в исправительной колонии строгого режима;

Канаев А В,

несудимый,

оправдан по ч.З ст.223, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

За ним признано право на реабилитации в этой части;

осужден:

по ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к лишению свободы на 12 лет;

п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к лишению свободы на 8 лет 6 месяцев.

На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно Канаеву А.В. назначено наказание в виде лишения свободы на 16 лет в исправительной колонии строгого режима;

Кулаев А В,

судимый 15 августа 2001 г. Ингодинским районным судом г. Читы по п. «а» ч. 3 ст. 111, пп. «д», «г» ч. 2 ст. 112, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ к 7 годам лишения свободы (определением того же суда от 15 августа 2001 г. объявлялся в розыск, наказание не отбыто),

осужден по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к лишению свободы на 9 лет.

На основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору Ингодинского районного суда г. Читы от 15 августа 2001 г. окончательно Кулаеву А.В. назначить наказание в виде лишения свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения осужденным Кириенко В.Г., Канаеву А.В., Маслову Ю.М., Кулаеву А.В. до вступления приговора в законную силу постановлено оставить прежнюю - заключение под стражу.

В соответствии со ст. 72 УК РФ постановлено время содержания Кириенко В.Г., Канаева А.В., Маслова Ю.М. и Кулаева А.В. под стражей по данному делу засчитать в сроки отбывания наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день.

Срок отбывания наказания осужденным постановлено исчислять с момента их фактического задержания, то есть Маслову Ю.М., Канаеву А.В. и Кулаеву А.В. - с 28 августа 2009 г., Кириенко В .Г. - с 1 июля 2010 г.

Кроме того, в срок отбывания окончательного наказания по совокупности приговоров осужденному Кулаеву А.В. постановлено засчитать время нахождения под стражей в период с 12 ноября 1999 г. по 5 января 2001 г. (по приговору Ингодинского районного суда г. Читы от 15 августа 2001 г.).

Гражданский иск потерпевшего Б постановлено удовлетворить частично: взыскать в пользу Б с Маслова Ю.М. в счет компенсации морального вреда руб., а с Канаева А.В. и Кулаева А.В. - по руб. с каждого. В остальной части в иске постановлено отказать.

Этим же приговором оправданы по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ на основании пп. 1,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта С , Юров,

Макринский , Жуков .

Г оправдан по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ на основании пп. 3,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта и по п. «а» ч.З ст. 286 УК РФ на основании пп. 1,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Г оправдан по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

В отношении С Ю,

М Ж,

Г и Г

апелляционные жалобы и представление не принесены.

По делу приносилось апелляционное представление, которое отозвано до заседания суда апелляционной инстанции.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ламинцевой С.А., изложившей обстоятельства дела и доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, объяснения осужденных Кириенко В.Г Маслова Ю.М., Канаева А.В. и Кулаева А.В. в режиме видеоконференц-связи по доводам в их жалобах, объяснения адвокатов Сергеева М.Р., Мельниковой Т.В., Кузнецовой О.В., Токманевой А.А. в защиту интересов осужденных соответственно Кириенко В .Г., Маслова Ю.М., Канаева А.В. и Кулаева А.В мнение адвоката Шалютина А.С. в защиту интересов потерпевшего Касацкого А.И., просившего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Киселевой М.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 1 апреля 2013 г. Кириенко В.Г. и Канаев А.В. признаны виновными в совершении покушения на убийство К организованной группой.

Преступление ими совершено 1 августа 2008 г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Маслов Ю.М., Канаев А.В. и Кулаев А.В. признаны виновными в похищении Б организованной группой.

Преступления ими совершены в январе-марте 2009 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительных)

просят:

адвокат Сергеев М.Р. в защиту осужденного Кириенко В.Г. - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат находит приговор незаконным и необоснованным, ссылаясь на то, что он постановлен с существенными нарушениями уголовно процессуального закона, которые повлияли на принятие объективного решения присяжными заседателями, в результате чего Кириенко В.Г осужден за преступление, которого не совершал.

Адвокат ссылается на то, что суд необоснованно отказал стороне защиты в представлении ряда доказательств, исключающих наличие у Кириенко мотива, направленного на лишение жизни потерпевшего К в том числе в представлении присяжным заседателям доказательств о совершении нападения на потерпевшего другим лицом, в отношении которого с участием потерпевшего был составлен фоторобот, а также доказательств, опровергающих показания свидетелей обвинения М , Ф ,Н , а именно, ответа УМВД РФ по области о проведении в отношении Кириенко В.Г. и Маслова Ю.М оперативно-розыскных мероприятий, заключения судебной экспертизы о принадлежности голосов Маслову и Кириенко по оглашенному в судебном заседании телефонному разговору, который, якобы, состоялся между ними ответа администрации области о проверке МУП « и справки о доходах МУП « ».

По мнению адвоката, суд нарушил право Кириенко на защиту от предъявленного обвинения путем отказа в удовлетворении ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей свидетелей, обладающих сведениями по предъявленному обвинению, в том числе Р ,А Маслова.

Адвокат ссылается и на то, что сторона обвинения с целью дискредитации осужденных неоднократно доводила до присяжных заседателей сведения о личности подсудимых, не подлежащие оглашению в присутствии присяжных заседателей.

По мнению автора жалобы, вопросный лист по настоящему делу составлен с нарушением требований ст. 338 УПК РФ, в непонятных для присяжных заседателей формулировках, некорректно, содержит противоречия. Вынесенный присяжными заседателями вердикт также содержит противоречия.

Напутственное слово председательствующего, как считает адвокат, не отвечало требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем, в частности, не приведены доказательства, оправдывающие Кириенко.

Далее адвокат указывает на неправильную квалификацию действий Кириенко, то есть на неправильное применение уголовного закона.

Адвокат также считает, что суд нарушил право Кириенко на защиту и ч.2 ст. 45 Конституции РФ в связи с тем, что отказал в удовлетворении ходатайства Кириенко (и Маслова) о допуске к участию в деле в качестве защитников наряду с адвокатами других лиц, являющихся близкими родственниками этих осужденных.

Приведенные обстоятельства адвокат рассматривает как основания для отмены приговора;

осужденный Кириенко В.Г. - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Ссылается на то, что приговор является незаконным и необоснованным. Считает, что он осужден за преступление, которого не совершал. Полагает, что доказательств его виновности в похищении человека не представлено, а вердикт присяжных заседателей основан на недопустимых доказательствах. Утверждает, что ему не дали возможности представить доказательства своей невиновности;

адвокат Кузнецова О.В. в защиту интересов осужденного Канаева А.В. - об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Не оспаривая законность и обоснованность оправдания Канаева по ч.З ст. 223 и п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, адвокат находит незаконным и необоснованным приговор в части осуждения Канаева за покушение на убийство К организованной группой и за похищение человека организованной группой.

Конкретно адвокат ссылается на то, что стороной обвинения не были представлены доказательства причастности Канаева А.В. к покушению на убийство К при этом адвокат обращает внимание на то, что единственными доказательствами виновности Канаева в совершении этого преступления, на которые ссылается сторона обвинения, являются протоколы опознания Канаева потерпевшим К иР но эти доказательства, как считает адвокат, не подтверждаются совокупностью иных доказательств. Предполагаемый портрет преступника как пишет адвокат, по своим внешним данным является прямой противоположностью Канаева. Кроме того, адвокат обращает внимание на то, что стороной защиты представлены доказательства, подтверждающие алиби Канаева, и эти доказательства не опровергнуты стороной обвинения По мнению адвоката, при постановлении обвинительного приговора судом нарушены положения ст. 14, 302 УПК РФ. Адвокат находит очевидным отсутствие доказательств причастности Канаева к покушению на жизнь К

С учетом этого адвокат считает, что председательствующему надлежало вынести постановление о роспуске коллегии, как то предусматривает ч. 5 ст. 348 УПК РФ.

По эпизоду в отношении потерпевшего Б , по мнению адвоката ни в вопросном листе-в вопросе № 15, ни в приговоре не указаны конкретные действия Канаева, которые могли бы составить объективную сторону преступления - похищения человека, ни Канаеву, ни Кулаеву не вменялись в вину действия, совершенные против воли Б , однако он осужден за похищение человека. Адвокат считает, что коллегия присяжных заседателей своим вердиктом фактически не признала доказанным факт существования сплоченной организованной преступной группы в составе Кириенко Маслова, Канаева, Кулаева и Г .

С учетом этого адвокат полагает, что суд неправильно квалифицировал действия Канаева, «выйдя за пределы обстоятельств, событий и действий подсудимых, изложенных в вопросном листе», нарушив тем самым положения ч.1 ст. 252 УПК РФ. С учетом этого адвокат считает, что приговор не может быть признан правосудным.

По мнению адвоката, при исследовании доказательств суд не создал сторонам равные условия для реализации предоставленных им прав, что проявлялось, в частности, в том, что суд оставил без удовлетворения ходатайства защиты о предъявлении присяжным заседателям фоторобота имеющего в материалах дела, и документов, на основании которых был составлен этот фоторобот.

По мнению адвоката, вопросный лист, составленный по настоящему делу, не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона поскольку председательствующий сформулировал вопросы для разрешения присяжными заседателями с учетом позиции обвинения, без учета результатов судебного следствия. Между тем, как считает адвокат, суду необходимо было поставить на разрешение присяжных заседателей дополнительные вопросы, в которых надлежало изложить фактические обстоятельства дела с учетом позиции подсудимого Канаева и его защиты которые, в «случае их доказанности позволяли бы суду решить вопрос об освобождении Канаева от уголовной ответственности за совершенные им деяния или признании в его действиях менее тяжкого преступления».

Адвокат находит, что имелись основания для вынесения оправдательного приговора в отношении Канаева, в том числе по эпизоду покушения на убийство К

Причиной постановления неправосудного обвинительного приговора по мнению адвоката, явились неясность и противоречивость вердикта которые, в свою очередь, возникли из-за неконкретного непоследовательного и неясного обвинения.

Адвокат считает, что сторона обвинения не опровергла в судебном заседании доказательства, подтверждающие алиби Канаева.

В итоге адвокат ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела в суд на новое рассмотрение со стадии отбора присяжных заседателей или со стадии предварительного слушания;

осужденный Канаев А.В. - по существу, о том же по тем же основаниям. Просит приговор отменить и прекратить производство по делу или направить на новое судебное рассмотрение. Считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства и ходатайства его защиты об истребовании из основного дела оригинала фоторобота лица напавшего на К составленного со слов потерпевшего К а также о признании фоторобота допустимым доказательством и исследовании его с участием присяжных заседателей. Этим, как считает Канаев, суд нарушил его право на защиту. По эпизоду с потерпевшим Б осужденный Канаев ссылается на то, что в его действиях, которые признаны доказанными, отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ. По его мнению, вопросный лист, в частности вопросы № 1,2,5,8,12,15,18, составлен с нарушением требований уголовно процессуального закона, в том числе его положений о пределах судебного разбирательства. Указывает на то, что суд в приговоре не изложил, в чем заключаются его действия, совершенные против воли Б

Считает, что судебное следствие по делу проводилось с нарушением требований уголовно-процессуального закона, поскольку в ходе него сторона обвинения доводила до сведения присяжных заседателей информацию дискредитирующую подсудимых, а также выходила за пределы предъявленного обвинения, кроме того, в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства, которые не подлежали исследованию с их участием. В этой связи Канаев называет допрос свидетеля В и свидетелей под псевдонимами «А », «П », при этом Канаев ссылается на то, что личность последнего свидетеля не была проверена и установлена судом, что в свою очередь, оказало незаконное воздействие на присяжных заседателей Канаев считает, что свидетели «С » и «К » допрашивались с нарушением установленной процедуры допроса.

Считает, что судом «систематически» нарушались требования ст. 335 УПК РФ, что привело к неправильной оценке доказательств присяжными заседателями. Ссылаясь на эти нарушения, Канаев подробно излагает в жалобе свои суждения относительно порядка допроса потерпевших К иБ , допроса Р а также допроса свидетелей М ,Н ,Ф ,Р М А и ряда других. Считает, что в судебном заседании нарушалась процедура исследования и письменных доказательств.

Осужденный Канаев также считает, что в ходе судебного следствия суд необоснованно оставлял без удовлетворения ходатайства подсудимых и стороны защиты о допросе некоторых свидетелей в присутствии присяжных заседателей, в том числе о допросе дополнительных свидетелей, об истребовании доказательств и документов и об исследовании их в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, в частности об исследовании документов, имеющихся на л.д. 250-254 в т. 72, чем нарушал положения ст. 120 УПК РФ. Канаев в жалобе анализирует постановления суда по этим вопросам.

Канаев указывает и на то, что председательствующий судья не останавливал должным образом адвоката Шалютина А.С., защищающего интересы потерпевшего, а также ряд свидетелей, когда те доводили до сведения присяжных заседателей информацию, не подлежащую исследованию с их участием, что оказало незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Обращает внимание на то, что ему и другим осужденным по настоящему делу не предъявлялось обвинение в организации или участии в организованной преступной группировке « », но сторона обвинения, по его мнению, упорно «навязывала» это присяжным заседателям, в чем, по его мнению, нарушен принцип равенства сторон и положения закона о пределах судебного разбирательства.

Анализируя доказательства по делу, Канаев считает, что суд допускал к исследованию в судебном заседании недопустимые доказательства, при этом перечисляет их в жалобе, ссылаясь на то, что они получены с нарушением уголовно-процессуального закона. Считает, что суд основал свои выводы на противоречивых доказательствах и не принял мер для устранения противоречий. В жалобе приводит конкретные противоречия.

Считает, что суд допускал нарушения уголовно-процессуального закона при проведении прений сторон, поскольку стороне обвинения и адвокату Шалютину А.С. разрешалось прибегнуть к «непозволительным методам» в суде с участием присяжных заседателей, при этом протесты строны защиты не учитывались.

Находит, что суд нарушил положения ст. 293 УПК РФ, касающейся порядка предоставления последнего слова подсудимым.

Считает, что сторона защиты была поставлена в неравные условия со стороной обвинения в плане представления доказательств, вследствие чего был искусственно создан негативный образ подсудимых, то есть присяжные заседатели были введены в заблуждение, что повлияло на их вердикт.

Указывает на то, что в деле нет доказательств его виновности в совершении тех преступлений, за которые он осужден, в частности в покушении на убийство К , с учетом чего председательствующему надлежало воспользоваться положением ч.5 ст. 348 УПК РФ.

Обращает внимание на то, что ни в вопросном листе, ни в приговоре не указаны причины, по которым не наступила смерть потерпевшего К

Осужденный Канаев также ссылается на то, что протокол судебного заседания велся небрежно, а его замечания на протокол судебного заседания были необоснованно отклонены председательствующим, в этой связи высказывается о незаконности постановления суда от 16 сентября 2013 г. по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания;

адвокат Мельникова Т В . в защиту интересов осужденного Маслова Ю.М. - отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

Адвокат находит приговор суда незаконным и необоснованным ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые, по мнению адвоката, привели к необоснованному осуждению Маслова по ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Конкретно адвокат ссылается на то, что судом было нарушено право Маслова на защиту, что, по мнению адвоката, заключается в том, что судом было необоснованно отклонено ходатайство стороны защиты о повторном вызове и допросе в судебном заседании потерпевшего Б что, как считает адвокат, повлекло за собой «неустановление истины по делу» и вынесение незаконного вердикта. Как указывает адвокат, это касается доказанности самого факта похищения и установления места похищения Адвокат считает, что, оставив без удовлетворения ходатайство стороны защиты о повторном допросе потерпевшего Б , суд нарушил и принцип равноправия сторон. По мнению адвоката, суд необоснованно отказал стороне защиты и в повторном оглашении протокола осмотра предметов и протокола предъявления лица для опознания.

Далее адвокат указывает на то, что в вопросном листе, а затем в приговоре не отражено, какие именно действия, характеризующие состав уголовного деяния, а именно похищения, были совершены Масловым, то есть не указана объективная сторона совершенного Масловым преступления Адвокат считает, что Маслов не участвовал ни в изъятии Б из одного места, ни в перемещении и удержании его в другом. В ходе судебного разбирательства, как считает адвокат, не установлено, что конкретно сделал Маслов в отношении Б и какие конкретно действия Маслова дают основания для квалификации его действий по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ как похищение человека организованной группой. Кроме того, адвокат считает что по делу остался неустановленным мотив преступления, то есть похищения человека, за которое осужден Маслов.

Адвокат обращает внимание на то, что в судебном заседании были просмотрены видеокассеты проверки показаний на месте потерпевшего Б от 5 августа 2009 г. и проверки показании на месте Б от 8 июля 2009 г., хотя эти видеозаписи не указаны в обвинительном заключении и в качестве вещественных доказательств в уголовном деле не были представлены.

По мнению адвоката, судом нарушен порядок дачи разъяснений присяжным заседателям при постановке ими уточняющего вопроса в процессе вынесения вердикта. Конкретно адвокат ссылается на то, что председательствующий при наличии обращения присяжных заседателей не дал им разъяснения по формулировке вопроса № 8 (т.89, л.д. 28), сообщив присяжным заседателям лишь о том, что вопрос № 8 составлен, исходя из предъявленного обвинения. Это разъяснение председательствующего, как считает адвокат, не соответствует требованиям ч.1 ст. 338 УПК РФ поскольку «в основу вопросов для присяжных заседателей должно быть положено не только предъявленное обвинение, но и результаты, полученные в ходе судебного следствия и прений сторон». Такое высказывание председательствующего, по мнению адвоката, вообще нельзя рассматривать как разъяснение председательствующего по вопросу № 8.

Далее адвокат ссылается на то, что нарушением принципа равноправия сторон при рассмотрении настоящего уголовного дела явился и тот факт, что председательствующий по делу отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства об оглашении в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей акта судебно-фоноскопической экспертизы, назначенной и проведенной в процессе рассмотрения уголовного дела в судебном заседании. В результате присяжные заседатели приняли те факты, которые были оглашены в судебном заседании ранее (прослушанный ранее телефонный звонок и оглашенный текст этого телефонного звонка), и не знали их опровержения по результатам экспертизы, что, как считает адвокат нарушило право Маслова на защиту.

Адвокат обращает внимание и на то, что сторона обвинения в ходе судебного следствия допускала высказывании в адрес подсудимых, в частности сведения о том, что они ранее осуждались, которые формировали у присяжных заседателей предвзятое мнение. Конкретно адвокат ссылается на то, что сторона обвинения в присутствии присяжных заседателей с разрешения председательствующего оглашала приговор суда от 30 августа 2010 г., согласно которому Маслов ранее был осужден по ч.1 ст. 222 УК РФ.

Автор жалобы также считает, что председательствующим были нарушены требования ч.5 ст. 348 УПК РФ, которая определяет процессуальные действия судьи в тех случаях, когда председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора.

Изложенные выше обстоятельства адвокат расценивает как основания для отмены приговора;

осужденный Маслов Ю.М. - об отмене приговора и прекращении производства по делу. Приводя, по существу, те же доводы, что и адвокат Мельникова, он считает, что вследствие нарушения судом уголовно процессуального закона он осужден за преступление, которого не совершал Конкретно он ссылается на то, что при исследовании обстоятельств похищения Б в судебном заседании и в вопросном листе (вопрос № 8) не устранены противоречия между показаниями потерпевшего Б и содержанием обвинительного заключения относительно места похищения Б : в г. М или в г. . Неустранение этого противоречия, как считает Маслов, повлияло на решение присяжных заседателей, не позволив им сделать объективные выводы, а также на квалификацию его действий в приговоре.

Считает, что вопросный лист составлен с нарушением уголовно процессуального закона, при этом указывает и вопросы № 9,12,15,18,21,24;

адвокат Токманева А.А. в защиту интересов осужденного Кулаева А.В. - об отмене приговора и прекращении производства по делу Адвокат считает, что в действиях Кулаева фактически отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 126 УК РФ, поскольку Кулаевым «выполнена лишь та его часть, которая может быть только с признаками похищения или квалифицироваться самостоятельно как лишение свободы без признаков похищения». Адвокат указывает на то, что суд в приговоре приводит вердикт присяжных заседателей, которым установлено, что Маслов, Кулаев и Канаев совершили действия в отношении Б по изъятию и перемещению потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте. Эти действия, как пишет адвокат, подпадают под признаки похищения, но, отвечая на вопрос № 18 вопросного листа, присяжные заседатели ответили «да, доказано» в отношении конкретных действий Кулаева, связанных с тем, что вместе с Канаевым он привез Б в квартиру № дома по ул. г. . Как далее пишет адвокат вопрос об изъятии потерпевшего Б Кулаевым и Канаевым присяжными заседателями не рассматривался, так как в тексте указанного вопроса такие действия не описывались. Суд указал в приговоре, что он пришел к выводу о доказанности участия Кулаева и Канаева в похищении Б с учетом конкретных действий последних. Осужденный Кулаев в соответствии с вердиктом присяжных заседателей охранял Б в квартире и не давал возможности ее покинуть, то есть его действия не были связаны с изъятием Б с его постоянного места жительства или работы Место совершения преступления, а именно изъятия Б для перемещения и удержания, как пишет адвокат, не установлено, в связи с чем об этом отсутствует вывод суда. С учетом этого адвокат считает, что установленные судом действия Кулаева, выразившиеся в том, что он неоднократно ездил с Б на переговорный пункт по просьбе последнего и долгое время общался с ним в квартире в г. не применяя к нему физического и психологического насилия или угроз его применения, не образуют состава преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ и требуют другой правовой оценки;

осужденный Кулаев А.В. - по существу, о том же по тем же основаниям. Он считает, что необоснованно осужден за похищение Б Ссылается на то, что вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что он доставил Б от здания УВД в квартиру в г и не давал ему возможности покинуть эту квартиру. С этим он, Кулаев согласиться не может, поскольку «передвижение Б от здания УВД г.

до квартиры было продолжением его пути из г. », к чему он Кулаев, никакого отношения не имеет. Не применял он к Б и какого либо насилия с целью удержания последнего в квартире в г Утверждает, что потерпевшего Б и связанные с ним проблемы он не знал.

Указывает на то, что за время проживания Б в квартире в г.

последний не был лишен возможности свободного перемещения имел мобильный телефон, по которому связывался со своим адвокатом, к тому же Б говорил об отсутствии у него желания покинуть квартиру бегством.

Кулаев настаивает на том, что он не знал о существовании какой-либо организованной группы и, тем более, не участвовал в ней. Считает, что в деле нет доказательств того, что он совершил преступление в составе организованной группы. Не согласен с выводом суда о том, что Маслов организовал похищение Б , при этом настаивает на том, что у Маслова не было мотива для совершения этого преступления. Утверждает, что он Кулаев, а также другие осужденные по эпизоду с потерпевшим Б не имели никакого отношения к служебной деятельности работников правоохранительных органов, которые доставляли Б из г. в г.

В итоге Кулаев считает, что его действиям в отношении Б дана неправильная юридическая оценка.

Адвокат Шалютин А.С, действовавший в интересах потерпевшего К принес возражения на апелляционные жалобы осужденного Канаева А.В. и адвоката Кузнецовой О.В., в которых просит приговор Брянского областного суда от 29 апреля 2013 г. оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Адвокат Шалютин А.С, действовавший в интересах потерпевшего К принес возражения на апелляционные жалобы осужденного Кириенко В.Г. и адвоката Сергеева М.Р., в которых просит приговор Брянского областного суда от 29 апреля 2013 г. оставить без изменения жалобы - без удовлетворения.

Государственные обвинители Глазкова Е.В. и Хатеев Р.В. принесли письменные возражения на апелляционные жалобы осужденных и адвокатов, в которых просят приговор оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, и возражения на них, Судебная коллегия находит что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Кириенко В.Г., Канаева А.В., Маслова Ю.М. и Кулаева А.В. в совершении инкриминированных им преступлениях и основан на всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств.

Согласно протоколу судебного заседания коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 326-332 УПК РФ.

Никто из участников судебного разбирательства, в том числе осужденные, не были лишены права участвовать в формировании коллегии присяжных заседателей.

Вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности не было заявлено.

Поводов, в силу которых можно было бы сомневаться в способности сформированной коллегии принять объективное решение по делу, в апелляционных жалобах не приведено.

В апелляционных жалобах не оспаривается названная форма судопроизводства.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, судебное следствие по делу проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Данных о том, что председательствующий вел судебное разбирательство с обвинительным уклоном, не имеется.

Все представленные сторонами доказательства, заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Судебная коллегия не установила данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств; ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Доводы в апелляционных жалобах об обратном Судебная коллегия находит неубедительными.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов, судья вынес мотивированное решение о признании недопустимым доказательством фоторобота, имеющегося в материалах дела В этой связи судья правильно отклонил ходатайства защиты об исследовании в присутствии присяжных заседателей фоторобота, а также поручения следователя К и сообщения начальника ОРЧ (т. 87, л.д. 117).

У суда имелись процессуальные основания для просмотра в судебном заседании видеозаписей проверок на месте происшествия показаний потерпевшего Б , поскольку в соответствующих протоколах этих следственных действий указано о производстве видеозаписи Соответствующие протоколы оглашались в судебном заседании.

Кроме того, вопреки доводам в апелляционных жалобах, эти видеозаписи были размещены на мини-кассетах, которые являются вещественными доказательствами по делу (конверты № 2, 3). Эти вещественные доказательства исследовались в судебном заседании. После просмотра в судебном заседании указанных видеозаписей заявлений и дополнений от участников процесса не поступило (т.81, л.д. 104, 105).

С учетом этого Судебная коллегия находит неубедительными доводы адвоката Мельниковой о том, что эти видеозаписи оглашены в судебном заседании с нарушением закона.

Все доказательства в судебном заседании, в том числе названные в апелляционных жалобах, исследовались судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в процедуре, установленной для суда с участием присяжных заседателей.

Вопросы процессуального характера не обсуждались с участием присяжных заседателей, что соответствует требованиям уголовно процессуального закона.

Согласно положениям ст. 334, 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Председательствующий обоснованно отклонял возражения стороны защиты по поводу исследования в присутствии присяжных заседателей этих обстоятельств.

Полномочия судьи осуществлялись в соответствии с требованиями ст.334 УПК РФ.

Так, свидетель А который упоминается в апелляционной жалобе адвоката Сергеева М. Р., был допрошен на основании постановления судьи в отсутствии присяжных заседателей (т. 87, л.д.73-78). Ходатайство стороны защиты о допросе свидетеля А в присутствии присяжных заседателей председательствующим судьей оставлено без удовлетворения. В соответствующем постановлении судьи обоснованно указано о том, что показания свидетеля А «относятся к причастности других лиц, не привлеченных к уголовной ответственности по настоящему делу» (т. 87, л.д. 78).

Судебная коллегия считает, что нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе по доводам, изложенным в апелляционных жалобах, в ходе предварительного расследования, в стадии подготовки дела к слушанию и в судебном разбирательстве по настоящему делу не допущено.

Право Кириенко, Маслова, Канаева и Кулаева на защиту неукоснительно соблюдалось. Их интересы в судебном заседании защищали профессиональные адвокаты.

Оснований для допуска к участию в судебном заседании в качестве защитников близких родственников подсудимых, в частности Кириенко и Маслова, суд не усмотрел и вынес по этому вопросу мотивированное решение.

Доказательства по делу, представленные сторонами, исследованы всесторонне, полно, объективно, и судом в этом направлении приняты все предусмотренные законом меры.

Как это усматривается из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей по ходатайству стороны защиты было допрошено около тридцати свидетелей, исследовались письменные материалы дела, протоколы обыска, заключения эксперта, были оглашены и приобщены к материалам дела другие документы, содержащие сведения, относящиеся к фактическим обстоятельствам дела.

По ходатайству стороны защиты в судебном заседании было проведена фоноскопическая экспертиза.

Акт проведенной экспертизы был получен судом и оглашен в судебном заседании в отсутствие присяжных заседателей (т.87, л.д. 120).

В исследовании этого акта в присутствии присяжных заседателей судья отказал, подробно мотивировав свое решение в этой части в соответствующем постановлении (т. 87, л.д. 122), обоснованно сославшись при этом на то, что экспертам не представилась возможность ответить на постановленные перед ними вопросы.

По мнению Судебной коллегии, все заявленные стороной защиты ходатайства были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона обоснованные ходатайства были удовлетворены, при отклонении ходатайств суд привел в постановлениях мотивы принятия таких решений, основанные на законе.

Так, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о повторном допросе потерпевшего Б , о повторном оглашении протокола осмотра предметов, протокола предъявления лица для опознания.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционной жалобы осужденного Канаева о нарушении уголовно-процессуального закона при исследовании доказательств, в частности при допросе свидетелей.

Как видно из протокола судебного заседания, при допросе свидетелей обеим сторонам предоставлялось право задать вопросы. Вопросы, не относящиеся к делу, повторные вопросы как стороны обвинения, так и стороны защиты снимались председательствующим, что соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. Личность каждого, без исключения, допрашиваемого свидетеля устанавливалась судом.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, в судебном заседании не исследовались факты наличия прежних судимостей у подсудимых или иные порочащие их сведения. Попытки ссылок на такие обстоятельства председательствующим пресекались, председательствующий в подобных случаях обращался к коллегии присяжных заседателей и просил не принимать во внимание подобные высказывания.

Доводы в жалобе адвоката Мельниковой Т.В. о том, что в нарушение ч.8 ст. 335 УПК РФ при присяжных заседателях стороной обвинения с согласия председательствующего был оглашен приговор суда от 30 декабря 2010 г., согласно которому Малов Ю.М. был осужден по ч.1 ст. 222 УК РФ что в итоге повлияло на вынесенный вердикт, Судебная коллегия находит несостоятельными - этот документ в присутствии присяжных заседателей не исследовался, о чем свидетельствует протокол судебного заседания.

Данных об оказании иного незаконного воздействия на присяжных заседателей не установлено.

Требования ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства судом соблюдены. Доводы апелляционных жалоб адвоката Кузнецовой О.В и осужденного Канаева А.В. об обратном Судебная коллегия находит неубедительными.

Согласно протоколу судебного заседания после исследования доказательств, представленных сторонами, председательствующий выяснял у сторон, имеются ли у них какие-либо дополнения к судебному следствию Дополнений не поступило. После этого обсуждался вопрос об окончании судебного следствия.

Все участники судебного разбирательства заявили о возможности окончания судебного следствия при состоявшейся явке свидетелей и исследованных доказательствах. С учетом этого председательствующий в соответствии с ч.2 ст. 291 УПК РФ объявил об окончании судебного следствия (т. 88, л.д. 39), после чего в соответствии с требованиями ст. 292, 336 УПК РФ суд приступил к выслушиванию судебных прений.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, прения сторон проведены в полном соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ; последние слова подсудимым предоставлялись в соответствии со ст. 293 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что с учетом результатов судебного следствия и прений сторон председательствующий, как того требует уголовно-процессуальный закон, приступил к формулированию вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, на это время присяжные заседатели были удалены из зала судебного заседания (т. 89, л.д.13).

Вопреки доводам в апелляционных жалобах, процедура постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями осуществлена в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ.

После оглашения председательствующим сформулированных им вопросов сторонам было предоставлено время для ознакомления с ними, а также для подготовки замечаний и новых вопросов.

Стороны имели замечания к вопросному листу, которые были представлены председательствующему в письменном виде и приобщены к материалам дела.

С учетом этого председательствующий удалялся в совещательную комнату для окончательного формулирования вопросного листа.

При таких условиях Судебная коллегия находит несостоятельными доводы авторов апелляционных жалоб о том, что председательствующий судья оставил без внимания возражения сторон по вопросному листу и дополнения к нему.

Согласно ч.1 ст. 339 УПК РФ в вопросном листе в отношении каждого подсудимого было поставлено три основных вопроса, а также вопросы о снисхождении.

Вопросы, в том числе и те из них, которые упоминаются в апелляционных жалобах, поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках, при этом перед присяжными заседателями поставлены только те вопросы, которые указаны в пп. 1, 2, 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ, то есть в пределах полномочий присяжных заседателей.

В вопросном листе нет поставленных отдельно либо в составе других вопросов, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также вопросов, требующих собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

С учетом этого Судебная коллегия находит несостоятельными доводы в апелляционных жалобах о том, что вопросы в вопросном листе, в частности вопросы № 1,2,5,8,9,12,15,18,21,24 сформулированы председательствующим с нарушением закона, что не позволило присяжным заседателям вынести объективный вердикт.

По мнению Судебной коллегии, вопросный лист составлен председательствующим в соответствии с требованиями ст.ЗЗ8,339 УПК РФ.

Вопреки доводам авторов кассационных жалоб, напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Председательствующий судья в строгом соответствии с требованиями закона в напутственном слове изложил содержание обвинения, разъяснил содержание уголовного закона, примененного обвинением для квалификации действий подсудимых, напомнил исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимых, разъяснил основные правила оценки доказательств в их совокупности.

Возражений и заявлений от сторон в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности не поступило.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, доводы авторов апелляционных жалоб об обратном Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как усматривается из протокола судебного заседания, в соответствии с положениями ст. 344 УПК РФ присяжные заседатели возвращались в зал судебного заседания для получения дополнительных разъяснений председательствующего по вопросу №8. Председательствующий дал такие разъяснения. Других просьб о дополнительных разъяснениях по поставленным вопросам от коллегии присяжных заседателей не поступило (т. 89, л.д. 28).

Судебная коллегия находит неубедительными доводы авторов апелляционных жалоб о том, что разъяснения председательствующего по вопросу № 8 не соответствуют требованиям ст. 344 УПК РФ. Эти доводы не соответствуют протоколу судебного заседания.

В протоколе судебного заседания указано, что по окончании совещания присяжных заседателей старшина присяжных заседателей передал председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами Найдя вердикт противоречивым, председательствующий указал на его неясность и противоречивость, и предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Присяжные заседатели удалялись в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. По окончании совещания присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания, старшина передал председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами для изучения (т.89, л.д. 31). Председательствующий, признав вердикт ясным и не содержащим противоречия, передал вопросный лист старшине для его провозглашения.

С учетом изложенного Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционных жалобах о нарушении установленной законом процедуры вынесения вердикта.

Неубедительными находит Судебная коллегия и доводы осужденного Маслова, изложенные им в заседании суда апелляционной инстанции, о том что были нарушены требования уголовно-процессуального закона при составлении вердикта, а именно о том, что исправления в вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, вносились старшиной коллегии присяжных заседателей. Это утверждение не соответствует содержанию вопросного листа, в котором нет исправлений в вопросах составленных председательствующим.

Обвинительный приговор постановлен председательствующим судьей в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, он соответствует требованиям ст. 351 УПК РФ.

Оснований для применения правил ч.5 ст. 348 УПК РФ судья не усмотрел.

Судебная коллегия исходит из того, что стороны не могут обсуждать соответствующие вопросы при рассмотрении дела в апелляционном порядке поскольку они не могут оспаривать вердикт коллегии присяжных заседателей.

Учитывая, что вердикт коллегии присяжных заседателей в соответствии с положениями ст. 348 УПК РФ обязателен для председательствующего по уголовному делу, доводы в апелляционных жалобах о недоказанности виновности Кириенко, Канаева, Маслова, Кулаева в совершении преступлений, за которые они осуждены, не могут быть приняты Судебной коллегией, поскольку связаны с оценкой доказательств, и в силу этих особенностей не являются основанием для отмены приговора суда присяжных в апелляционном порядке.

Приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, не может быть оспорен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Из материалов дела следует, что осужденные были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела в суде присяжных заседателей.

Действия Кириенко, Канаева, Маслова и Кулаева квалифицированы судом в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными и отраженными в вердикте коллегии присяжных заседателей.

Выводы суда в этой части подробно мотивированы в приговоре, в том числе относительно совершения преступлений организованной группой относительно наличия состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, в том числе места похищения Б относительно причин, по которым не наступила смерть потерпевшего К , то есть по тем обстоятельствам, которые излагаются в апелляционных жалобах.

Доводы в апелляционных жалобах о неправильном применении судом уголовного закона при квалификации действий Канаева, Маслова, Кулаева и Кириенко противоречат вердикту коллегии присяжных заседателей.

При назначении наказания осужденным Кириенко, Канаеву, Маслову и Кулаеву судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного ими, данные о личности каждого виновного, обстоятельства дела в их совокупности, в том числе смягчающие наказание, а также вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении Кириенко В.Г Маслова Ю.М., Кулаева А.В. и Канаева А.В. (в отношении Канаева - по эпизоду похищения Б

Выводы суда о виде и размере наказания, назначенного каждому из осужденных, подробно мотивированы в приговоре. Оснований для смягчения им наказания не имеется.

Согласно материалам дела осужденные ознакомлены с протоколом судебного заседания.

Осужденные Канаев и Маслов принесли замечания на протокол судебного, которые председательствующим рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

Вопреки доводам в апелляционной жалобе Канаева постановление судьи от 16 сентября 2013 г. о результатах рассмотрения его замечаний на протокол судебного заседания является мотивированным и обоснованным (т. 89, л.д. 144).

По мнению Судебной коллегии, осужденные Кириенко, Канаев, Кулаев и Маслов были в достаточной мере и надлежащим образом ознакомлены с материалами дела.

Каждому из них была вручена копия приговора суда (т. 89, л.д. 253).

Для реализации их права на защиту в суде апелляционной инстанции каждому из них была вручена копия вердикта коллегии присяжных заседателей (т.89, л.д. 275).

Осужденный Маслов Ю.М. с целью реализации его права на защиту в суде апелляционной инстанции в сентябре-ноябре 2013 г., то есть после вынесения приговора перед направлением дела в апелляционную инстанцию был ознакомлен со всеми материалами дела (т. 1-91) путем личного прочтения, о чем свидетельствует график ознакомления в т. 75 на л.д. 307, 308).

Тогда же ему были предоставлены для ознакомления вещественные доказательства, о чем также свидетельствует график ознакомления (т.75, л.д. 309,310).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.15, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Брянского областного суда от 29 апреля 2013 г. в отношении Кириенко В Г Маслова Ю М Канаева А В и Кулаева А В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 120 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта