Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ15-34СП от 23.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11-АПУ15-34СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Агеева С.Л., Гаранина А.В., Зубарькова Е.А Матавина А.С., Молькова В.Ю., Узокина С.А., Фокеева А.В. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Артеменко Л.Н., Баскаевой М.Р., Бицаева В.М., Живовой Т.Г., Кабарухина В .В., Ковалевой Я.В., Мисаилиди О.С Лунина Д.М., Тавказахова В.Б. и прокурора Потапова И.Е.

при ведении протокола секретарем Марковым О.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Агеева С.Л., Гаранина А.В., Дунина В С , Зубарькова Е.А., Матавина А.С., Молькова В.Ю., Узокина С.А Фокеева А.В. и адвокатов Аширова М.А., Галагановой О.Е., Замятиной М.В Зуевой Ю.В., Камаловой Р.Р., Ковалевой Я.В., Марфиной Л.В., Сафиной Э.А и Стырне А.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 13 марта 2015 г., по которому

МОЛЬКОВ В Ю , ,

судимый 16 августа 2001 г. Зеленодольским городским судом Республики Татарстан по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 13 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 12 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 10 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч. 1 ст. 209, п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - к 22 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания, назначенного по последнему приговору, и наказания, назначенного по приговору Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 2001 года, - к 22 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ГАРАНИН А В

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 11 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 15 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч. 2 ст. 209, п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ДУНИН В С ,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) с применением ст.ст. 62, 64, ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) с применением ст.ст. 62, 64, ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч. 2 ст. 209, п.п. «а», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

УЗОКИН С А

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

по п.п. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

МАТАВИН А С

судимый 26 июня 2001 г. Зеленодольским городским судом Республики Татарстан по п.п. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден по п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 12 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания, назначенного по последнему приговору, и наказания, назначенного по приговору Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 26 июня 2001 г., - к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

АБРАМЧЕВ В А

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

ФОКЕЕВ А В

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) с применением ст. 62, ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

АГЕЕВ С Л

осужден по ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ЗУБАРЬКОВ Е А

осужден по ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73- ФЗ) к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять начало срока наказания Дунина В.С. с момента его фактического задержания, а Молькова В.Ю., Гаранина А.В Узокина С.А., Матавина А.С., Фокеева А.В., Агеева С.Л., Зубарькова Е.А. - с 13 марта 2015 года, с зачетом времени предварительного содержания под стражей Молькова В.Ю. с 13 марта 2012 г. по 13 марта 2015 г., а также отбытого срока лишения свободы по приговору 2001 года с 9 мая 2001 г. по 21 октября 2003 г., Гаранина А.В. - с 18 апреля 2012 г. по 13 марта 2015 г Узокина С.А. - с 17 апреля 2012 г. по 13 марта 2015 г., Матавина А.С. - с 13 апреля 2012 г. по 13 марта 2015 г., а также отбытого срока лишения свободы по приговору от 26 июня 2001 г. с 6 декабря 2000 г. по 18 октября 2002 г Фокеева А.В. - с 11 марта 2012 г. по 13 марта 2015 г., Агеева С.Л. - с 21 августа 2012 г. по 13 марта 2015 г.., Зубарькова Е.А. - с 21 августа 2012 г. по 13 марта 2015 г.

Решено взыскать: с Молькова В.Ю. в пользу Д рублей в счет возмещения материального ущерба и рублей в счет компенсации морального вреда;

с Гаранина А.В. в пользу Д рублей в счет компенсации морального вреда;

с Дунина В.С, Узокина С.А. и Матавина А.С. в пользу Д по рублей с каждого в счет компенсации морального вреда;

с Абрамчева В.А. и Фокеева А.В. в пользу Д по рублей с каждого в счет компенсации морального вреда;

с Молькова В.Ю. в пользу Д рублей в счет компенсации морального вреда;

с Гаранина А.В. в пользу Д рублей в счет компенсации морального вреда;

с Дунина В.С, Фокеева А.В. и Матавина А.С в пользу Д по рублей с каждого в счет компенсации морального вреда;

с Абрамчева В.А. в пользу Д рублей в счет компенсации морального вреда.

Постановлено обратить в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда имущество, принадлежащего Молькову В.Ю., на которое наложен арест, а также на три земельных участка и на жилой дом площадью 75, 5 кв.м., расположенный по адресу: пгт ул.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Агеева С.Л., Гаранина А.В., Зубарькова Е.А., Матавина А.С, Молькова В.Ю Узокина С.А., Фокеева А.В., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб и жалоб своих защитников, адвоката Бицаева В.М. в защиту осужденного Абрамчева В.А., адвоката Кабарухина ВВ. в защиту осужденного Агеева С.Л., адвоката Баскаеву М.Р. в защиту осужденного Дунина В.С, адвоката Тавказахова В .Б. в защиту осужденного Гаранина А.В., адвоката Ковалеву Я.В. в защиту осужденного Зубарькова Е.А адвоката Мисаилиди ОС. в защиту осужденного Матавина А.С, адвоката Лунина Д.М. в защиту осужденного Молькова В.Ю., адвоката Живову Т.Г. в защиту осужденного Узокина С.А., адвоката Артеменко Л.Н. в защиту осужденного Фокеева А.В., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего приговор подлежащим отмене в части решения об обращении в счет возмещения ущерба и вреда жилого дома, принадлежащего Молькову В.Ю., с оставлением этого же приговора без изменения в остальной его части, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Мольков В.Ю осужден за создание в 1998 году организованной преступной группы под названием « », переросшей в мае 1999 года в устойчивую вооруженную группу (банду), за руководство ею по июль 2002 года и за незаконные действия с огнестрельным оружием, а Гаранин А.В. и Дунин В.С осуждены за участие в банде, созданной Мольковым В.Ю.

Кроме того, Мольков В.Ю., Гаранин А.В., Дунин В.С, а также Абрамчев В.А., Агеев С.Л., Зубарьков Е.А., Матавин А.С, Узокин С.А. и Фокеев А.В. осуждены за то, что:

Мольков В.Ю. в период с 27 марта 1998 г. по сентябрь 1999 года в составе организованной группы совершил вымогательство имущества у Д в крупном размере;

Мольков В.Ю. и Гаранин А.В. 17 сентября 1999 г. в составе банды совершили умышленное убийство И

Мольков В.Ю., Гаранин А.В. и Дунин В.С в составе банды 7 ноября 1999 г. совершили похищение братьев и Д и их умышленное убийство;

Абрамчев В.А. и Фокеев А.В. в составе организованной группы совершили похищение братьев и Д ;

Узокин С.А. в составе организованной группы совершил похищение и умышленное убийство братьев Е иА Д

Матавин А.С. в составе организованной группы совершил умышленное убийство братьев Е иА Д ;

Мольков В.Ю., Агеев СЛ. и Зубарьков Е.А. организованной группой по найму, 26 июля 2002 г. покушались на умышленное убийство Н

Перечисленные выше преступления были совершены на территории Республик и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним:

Осужденный Мольков В.Ю. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. При этом Мольков В.Ю. подробно анализирует доказательства по делу, указывает о своей невиновности и ссылается на то, что его осуждение основывается только на показаниях заинтересованных лиц; остальные доказательства по делу были сфальсифицированы; никакого отношения к патронам и боевой гранате выданным Б иЗ он не имеет; показания Дунина В.С. о том, что последний приезжал к нему в исправительную колонию являются ложными;

выступая с напутственным словом, председательствующий судья указывал присяжным заседателям на то, что их задача состоит не в установлении истины по делу, а в разрешении вопроса о доказанности обвинения, что, по его мнению, является неправильным;

вывод судьи, сделанный в приговоре, по доводам адвоката Ковалевой Я.В. о нарушении тайны совещания коллегии присяжных заседателей основан на предположениях;

не согласен с назначением наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ поскольку постановлением Зеленодольского городского суда от 9 июня 2004 г., его действия были переквалифицированы с п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ на ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116 УК РФ, со снижением срока наказания до 2 лет лишения свободы, которое он отбыл полностью;

дата предыдущего приговора в резолютивной части приговора по настоящему уголовному делу указана неправильно - «21 августа» вместо «16 августа»;

совершение вымогательства организованной группой лиц основано на предположениях, поскольку за это преступление он, Мольков В.Ю., осужден один;

12 октября 2012 г. следователем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с не подтверждением информации о взрывном устройстве, подложенным под его, Молькова В.Ю автомашину, в связи с чем вопрос № 1 раздела 3 вопросного листа о причинах избиения Д является противоречивым; обвинение по ч. 3 ст. 222 УК РФ должно было быть прекращено еще на стадии предварительного следствия, что само по себе аннулировало бы вопросы о «вооруженной группе» и о «незаконных действиях с оружием и боеприпасами»;

напутственное слово председательствующего судьи содержало искажение обвинения и доказательств;

показания потерпевшей Д являются противоречивыми.

Адвокат Аширов М.А. в интересах осужденного Молькова В.Ю просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение «с момента, следующего за провозглашением вердикта коллегии присяжных заседателей». При этом защитник ссылается на то, что председательствующий судья необоснованно не включил в вопросный лист вопросы, поставленные стороной защиты;

в вопросный лист были включены вопросы, требующие юридической оценки;

при вынесении вердикта была нарушена тайна совещания коллегии присяжных заседателей;

гражданские иски завышены, они разрешены без учета материального положения Молькова В.Ю. и без установления размера причиненных страданий.

Осужденный Гаранин А.В. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство, находя приговор незаконным необоснованным и несправедливым. При этом Гаранин А.В. указывает на то что уголовное дело по ч. 3 ст. 222 УК РФ в отношении Молькова В.Ю. и по ч. 2 ст. 209 УК РФ в отношении его было возбуждено незаконно, поскольку истек срок давности;

председательствующий судья в нарушение закона не исключил недопустимые доказательства, касающиеся оружия и боеприпасов;

нарушена тайна совещания коллегии присяжных заседателей;

выступая в судебных прениях государственный обвинитель сослался на обстоятельства, которые не были предметом исследования, давал собственную оценку тем или иным обстоятельствам дела, интерпретировал показания допрошенных лиц, что могло вызвать неадекватное отношение к подсудимым со стороны присяжных заседателей; председательствующий судья никак не реагировал на выступление государственного обвинителя;

вопросный лист составлен с существенными нарушениями уголовно процессуального закона;

при произнесении напутственного слова председательствующим судьей был нарушен принцип объективности, так как до присяжных заседателей были доведены доказательства, не исследованные в их присутствии, а также доведена недостоверная, противоречивая информация выходящая за рамки предъявленного обвинения, кроме того председательствующий судья вводил присяжных заседателей в заблуждение и своим выступлением оказывал на них давление, вызывая у них предубеждение к подсудимым.

Адвокат Зуева Ю.В. в интересах Гаранина А.В. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона допущенными судом первой инстанции. При этом защитник ссылается на то что судом были использованы показания З иФ заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, то есть лиц имеющих собственный интерес в деле; протокол проверки показаний З

был составлен с многочисленными нарушениями процессуального закона;

протокол допроса Гаранина А.В. от 18 декабря 2012 г. является недопустимым доказательством, так как согласно документам в этот день в следственное управление Гаранин А.В. из следственного изолятора не доставлялся;

со дня убийства братьев Д иИ прошло более 15 лет, что в силу ст. 78 УК РФ обязывало суд освободить Гаранина А.В. от уголовной ответственности; суд оставил без внимания, что на 1998 год Гаранин А.В. являлся несовершеннолетним, ранее к уголовной ответственности не привлекался, на учете у нарколога не состоит положительно характеризуется;

вердикт коллегии присяжных заседателей является необъективным и несправедливым, поскольку он был основан не на всех доказательствах которые были исследованы стороной защиты;

была нарушена тайна совещания коллегии присяжных заседателей поскольку сообщение о вынесении обвинительного вердикта появилось в сети Интернет в 19 часов 32 минуты 4 марта 2015 года, тогда как старшина коллегии присяжных заседателей приступила к оглашению вердикта в 19 часов 25 минут и закончила его оглашать в 20 часов 10 минут;

председательствующий судья нарушал принцип состязательности сторон, необоснованно лишал сторону защиты возможности представить доказательства, необоснованно снимал вопросы защитников и подсудимых, и необоснованно отказал признать недопустимыми ряд доказательств;

в судебном заседании исследовались доказательства, неподлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей;

вопросы, изложенные в вопросном листе, о виновности Гаранина А.В были «взаимоисключающими, предопределяющими ответы на другие вопросы, что не позволило присяжным дать на них однозначные ответы и привело к вынесению необоснованного вердикта»;

решения по гражданским искам необходимо отменить и направить иски для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, так как размер компенсации морального вреда является завышенным, потерпевшими не были представлены доказательства причинения им моральных страданий.

Осужденный Дунин В.С. и его защитник - адвокат Камалова Р.Р просят приговор изменить и применить к Дунину В.С. условное осуждение полагая, что суд не в полной мере учел характер и тяжесть его заболеваний данные о его личности и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений. Кроме того, Дунин В.С. просит рассмотреть вопрос об освобождении его от наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Осужденный Узокин С.А. просит приговор отменить в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и направить дело на новое рассмотрение. При этом осужденный ссылается на то, что он не был ознакомлен с материалами дела в полном объеме;

причины смерти потерпевших Д и место совершения преступления не установлены;

до присяжных была доведена недопустимая информация в виде показаний осужденных Зуева Ю.М. и Филимонова СВ., а также обвиняемых Дунина В.С. и Фокеева А.В., которые являются способом их защиты;

председательствующий судья в напутственном слове исказил обстоятельства дела и умолчал о важных доказательствах;

суд необоснованно отклонил вопросы его защитника и не включил их в вопросный лист;

постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены с нарушениями требований уголовно процессуального закона;

его действия по похищению квалифицированы неправильно, согласно материалам дела имело место незаконное лишение свободы;

суд необоснованно не применил к нему срок давности привлечения к уголовной ответственности, тогда как он, Узокин С.А., характеризуется только положительно;

потерпевшие Д и Д допускали оскорбительные высказывания и сравнения.

Адвокат Сафина Э.А. просит о том же, что и осужденный Узокин С.А ссылаясь на нарушение тайны совещательной комнаты, выразившейся, по ее мнению, в том, что сообщение о результатах дела было размещено в сети Интернет, когда еще старшина коллегии присяжных заседателей не провозгласила полностью вердикт. Кроме того защитник указывает на то, что председательствующий судья в напутственном слове исказил фабулу обвинения в части вымогательства у Д не менее рублей;

потерпевшая Д при допросе сравнила осужденных с бандой « », чем повлияла на принятие присяжными объективного вердикта.

Осужденный Матавин А.С. просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что присяжным заседателям были представлены доказательства, добытые с нарушением уголовно-процессуального закона;

была нарушена также территориальная подсудность уголовного дела поскольку согласно обвинению братья Д были убиты на территории Республики было нарушено его право на защиту, принципы равноправия сторон и состязательности; свидетель обвинения Ф

отказался в судебном заседании давать показания;

государственный обвинитель выходил за рамки предъявленного обвинения, преднамеренно доводил до сведения присяжных заседателей сведения о его, Матавина А.С, судимости, умышленно искажал доказательства;

при составлении вопросного листа председательствующий судья использовал юридические термины, а в напутственном слове сообщил недостоверную информацию о его, Матавина В.Ю., участии в банде и в вымогательстве;

назначенное ему наказание является несправедливым, поскольку суд не учел, что имеющиеся у него заболевания являются хроническими приобретенными во время отбывания наказаний, что он характеризуется только положительно, неоднократно принимал участие в спасении людей его роль в совершении преступления является второстепенной, братьев Даниловых он непосредственно не убивал, в связи с чем, а также в связи с его низким материальным положением размер компенсации морального вреда обеим потерпевшим является завышенным;

просит применить в отношении его положения ч. 5 ст. 348 УПК РФ.

Адвокат Стырне А.В. просит об отменен приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство по тем же основаниям, что и Матавин А.С. При этом защитник ссылается на то, что развитие событий не могло происходить так, как об этом изложено в приговоре, поскольку из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть Д

наступила не от огнестрельного ранения, а от утопления;

председательствующий судья ограничивал защитников в приведении своих доводов, однако разрешая делать это государственному обвинителю;

в вопросный лист не был поставлен альтернативный вопрос о возможной смерти потерпевшего от утопления;

в напутственном слове председательствующий «полноценно не донес содержание доказательств стороны защиты;

протоколы проверки показаний З и Ф на месте происшествия являются недопустимыми доказательствами, поскольку проверки как таковой не было, а была инсценировка;

в приговоре судья вышел за рамки вердикта, касающихся Матавина А.С: неправильно определил «отправную точку» выезда обвиняемых к месту убийства братьев Д , сделал вывод о том, что Матавин А.С. получил от Молькова Ю.В. до совершения преступления указание показать дорогу и скрыть трупы, тогда как обвинение таким образом не строилось.

Осужденный Фокеев А.В. просит о смягчении наказания, находя его чрезмерно суровым, и применении к нему «согласно запросу прокуратуры условное осуждение с испытательным сроком в 5 лет. При этом Фокеев А.В пишет о своей второстепенной роли в совершении преступления и о чистосердечном раскаянии в преступлении;

считает размеры компенсации морального вреда завышенными.

Адвокат Замятина М.В. в интересах Фокеева А.В. просит о том же, что и осужденный, полагая, что у суда были все основания для назначения наказания ниже низшего предела и условно, поскольку присяжные признали Фокеева А.В. заслуживающим снисхождения, а государственный обвинитель, выступая в судебных прениях, предлагал применить в отношении Фокеева А.В. условное осуждение на основании ст. 73 УК РФ.

Адвокаты Марфина Л.В. и Галаганова О.Е. в интересах Абрамчева В.А просят изменить приговор в части компенсации последним морального вреда. При этом адвокат Галаганова О.Е. просит снизить компенсацию в пользу Д до рублей, а в пользу Д до

рублей, ссылаясь на то, что за 2014 год Абрамчев В.А. получил всего

рублей.

Осужденный Агеев С.Л. просит об отмене приговора и о направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что понятые по делу допрошены не были;

председательствующий проявлял предвзятость и заинтересованность в деле, ограничил права обвиняемых на защиту;

судья в напутственном слове исказил фабулу обвинения в части вымогательства, сказав, что оно касается всех обвиняемых; исказил также что он, Агеев С.Л., состоял в банде;

в дополнениях к апелляционной жалобе от 17 июня 2015 г. и от 9 и 27 июля 2015 г. Агеев С.Л. просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что по его мнению, требование уголовного закона об индивидуализации наказания не соблюдено; наказание за неоконченное преступление является чрезмерно суровым; просит применить к нему положения ст. 64 УК РФ поскольку он с 2009 года по 31 августа 2012 г. ухаживал за ребенком инвалидом с детства 1 степени; просит исключить из приговора указание на его судимости в несовершеннолетнем возрасте по приговорам от 1990 г. и от 21 марта 1991 г. в связи с их погашениями и в связи с этим смягчить наказание.

Осужденный Зубарьков Е.А. просит изменить приговор и смягчить назначенное ему наказание, поскольку считает его несправедливым. При этом осужденный считает, что суд не учел его незначительную роль в совершении преступления, ибо он всего лишь предложил Агееву С.Л совершить убийство Н кроме того у него имеется ряд смягчающих обстоятельств.

В дополнениях к апелляционной жалобе Зубарьков Е.А. уже оспаривает приговор, ссылается на недоказанность его виновности и на то что в ходе предварительного и судебного следствий были допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Адвокат Ковалева Я.В. в защиту Зубарькова Е.А. просит об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями уголовно процессуального закона, выразившимися, по ее мнению, в том, что Филимонов СВ. не подтвердил ранее данные им показания;

председательствующий судья в напутственном слове упомянул доказательства, которые не были исследованы перед присяжными заседателями;

в прениях государственный обвинитель поддержал обвинение Зубарькова Е.А. в меньшем объеме, а именно не указал, что Зубарьков Е.А действовал в составе организованной группы; вопросный лист составлен без учета указанного мнения государственного обвинителя;

была нарушена тайна совещания коллегии присяжных заседателей.

Государственный обвинитель - старший прокурор отдела уголовно судебного управления прокуратуры Республики Татарстан Губаев Р.Р., и потерпевшие Д и Д принесли письменные возражения на апелляционные жалобы с просьбой оставить приговор в отношении всех осужденных без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Довод апелляционной жалобы осужденного Матавина А.С. о нарушении правил подсудности рассмотрения настоящего уголовного дела является несостоятельным, поскольку в силу ч. 3 ст. 32 УПК РФ, если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Как видно из материалов дела большинство преступлений, по которым предъявлено обвинение Молькову В.Ю., Гаранину А.В. и Дунину В.С, в соучастии с которыми Матавин А.С. убил братьев Д , были совершены на территории Республики .

Ходатайство Матавина А.С. о выделении уголовного дела в отношении его с передачей дела по подсудности в Верховный Суд Республики Марий Эл (л.д. 17 т. 33), рассматривалось судом в подготовительной части судебного разбирательства и обоснованно отклонено на основании положений ст. 153 и ст. 154 УПК РФ, согласно которым уголовное дело в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии расследуется органами предварительного следствия и рассматривается судом в одном производстве.

По ходатайствам всех осужденных, заявленных ими на предварительном слушании (л.д. 160-161 т. 32), настоящее уголовное дело было рассмотрено с участием коллегии присяжных заседателей, законность избрания которой в целом и каждого присяжного заседателя в отдельности осужденными и их защитниками не оспаривается. А как видно из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в результате чего участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ (л.д. 29-57 т. 36)

В силу ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт и требовать ее роспуска. Данным правом никто из участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты не воспользовался (л.д. 56 т. 36).

Вопреки доводам апелляционных жалоб судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Вопрос о признании доказательств недопустимыми, на которые имеется ссылка в апелляционных жалобах, разрешен председательствующим судьей надлежащим образом, то есть в соответствии с требованиями главы 15 УПК РФ.

Так, в частности, своим постановлением от 23 октября 2014 г председательствующий судья отклонил: ходатайство адвоката Зуевой Ю.В об исключении из числа доказательств протокола осмотра места происшествия от 26 июля 2012 г. (л.д. 124-135 т. 11), протокола проверки показаний обвиняемого З на месте от 3 августа 2012 г. (л.д. 62-79 т. 8), протоколов явок с повинной Ф от 12 и 29 марта и 15 августа 2012 г. (л.д. 104-106 т. 4);

ходатайство адвоката Ковалевой Я.В. об исключении из числа доказательств протокола опознания Зубарькова Е.А. по фотографии от 4 сентября 2012 г. (л.д. 202-205 т. 4);

ходатайство адвоката Трубникова Г.В. об исключении из числа доказательств протокола проверки показаний на месте с участием обвиняемого Филимонова СВ. от 7 сентября 2012 г. (л.д. 206-217 т. 4);

ходатайства адвоката Стырне А.В. и его подзащитного Гаранина А.В об исключении из числа доказательств протокола проверки показаний на месте обвиняемого Ф от 14 марта 2012 г. (л.д. 114-135 т. 4) и протокола допроса Ф от 24 апреля 2012 г. (л.д. 151-155 т. 4).

Данное постановление судьи является мотивированным. В нем подробно, со ссылками на закон, делается вывод об отсутствии каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона при проведении перечисленных выше следственных действий: протокол осмотра места происшествия от 26 июля 2012 г. составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 166, 176, 177 УПК РФ и не противоречит положениям ст. 176 и ст. 183; проверка показаний З на месте производилась с участием его адвоката, а обстоятельства проведения данного следственного действия подтвердили в судебном заседании его участники - ХР иК протоколы явок Ф с повинной были составлены как до заключения последним досудебного соглашения о сотрудничестве, так и после; закон не содержит запрета производить опознание по фотографиям, тем более что перед опознанием Ф дал подробное и правильное описание внешности Зубарькова Е.АФ в ходе предварительного следствия допрашивался в присутствии адвоката-защитника, протокол проверки его показаний на месте зафиксирован путем фотографирования (л.д. 221-223 т. 33).

При таких обстоятельствах доводы апелляционных жалоб о незаконном и необоснованном отклонении заявленных ходатайств являются несостоятельными.

Не может Судебная коллегия согласиться и с доводами апелляционных жалоб о том, что судебное разбирательство по делу было проведено председательствующим судьей односторонне, с обвинительным уклоном Как видно из протокола судебного заседания председательствующий судья создавал необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав То обстоятельство, что председательствующий снимал некоторые вопросы и делал замечания участникам судебного заседания со стороны защиты и отказывал в удовлетворении ряда их ходатайств не может свидетельствовать о его предвзятости, поскольку в силу специфики судебного разбирательства с участием коллегии присяжных заседателей указанные выше действия председательствующего судьи были обусловлены требованиями ч. 7 ст. 335 УПК РФ.

Кроме того, председательствующий судья принимал меры к тому чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация, а если такая информация все же до них доводилась, то он давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет.

Так, в апелляционных жалобах осужденного Узокина С.А. и адвоката Сафиной Э.А. имеется довод о том, что в ходе допроса потерпевшая Д сравнила подсудимых с бандой « ». Однако при этом авторы данных жалоб оставили без внимания то обстоятельство, что сразу же после произнесения указанной выше фразы председательствующий судья остановил допрос Д и обратился к присяжным заседателем с просьбой не принимать к сведению последнее высказывание потерпевшей, так как оно не касается рассматриваемого уголовного дела (л.д. 49 т. 36).

Вопреки доводам апелляционных жалоб вопросный лист по настоящему уголовному делу был сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ. Они составлены с учетом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственным обвинителем, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их со сторонами, в ясных и понятных выражениях.

Как видно из протокола судебного заседания составление вопросного листа председательствующим судьей и его обсуждение с участниками судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты заняло несколько дней. При этом председательствующий судья предоставил сторонам достаточно времени для изучения вопросного листа и выслушал подробные замечания осужденных Молькова В.Ю., Гаранина А.В., Матавина А.С, адвокатов Ашарова М.А., Зуевой Ю.В., Сафиной Э.А., Стырне А.В. и государственного обвинителя Губаева Р.Р., касающиеся постановки новых вопросов и их формулировки (л.д. 129-142 т. 38).

В силу ч. 1 и ч. 3 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допустимы вопросы позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Большинство вопросы, которые предлагали включить в вопросный лист перечисленные выше участники судебного разбирательства со стороны защиты выходили за рамки положений ч. 1 и ч. 2 ст. 339 УК РФ либо касались достоверности тех или иных доказательств, исследованных в судебном заседании. Например, осужденный Мольков В.Ю. предлагал включить следующие вопросы: Доказано ли, что в период с 1998 года по середину сентября 1999 года семья Д выплачивала денежные суммы именно Молькову? Доказано ли, что вечером 27 марта 1998 г Мольков вызвал потерпевшего из дома и перевез Д в неустановленное место? Доказано ли, что Мольков летом 2002 года, находясь в исправительной колонии, дал указание иному лицу, хранившему огнестрельное оружие группы « », передать исполнителям пистолет, снаряженный патронами? (л.д., 115-116 т. 35, л.д. 136 т. 38).

Напутственное слово председательствующим судьей подготовлено в письменном виде и произнесено им перед коллегией присяжных заседателей в соответствии с требованиями ч.ч. 2-4 ст. 340 УПК РФ (л.д. 129-144 т. 35).

В силу ч. 6 ст. 340 УПК РФ стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего судьи по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

Как видно из протокола судебного заседания только адвокат Стырне А.В. сделал заявление о дополнении напутственного слова председательствующего судьи указанием о несоответствии показаний З.

на предварительном следствии и в суде. Остальные участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты никаких заявлений в порядке ч. 6 ст. 340 УПК РФ не сделали (л.д. 143 т. 38).

Довод авторов апелляционных жалоб о том, что председательствующий судья в своем напутственном слове, кроме Молькова В.Ю., указывал и на других осужденных как на обвиняемых в вымогательстве, не соответствует действительности, так как согласно тексту напутственного слова, приобщенного к материалам дела, помимо фамилии Молькова В.Ю. председательствующий называл фамилии других осужденных лишь в связи с напоминанием показаний, данных свидетелями М К К и К (л.д. 132 т. 35).

Таким образом, вердикт коллегии присяжных заседателей по настоящему делу основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в судебном заседании, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Полученные ответы на вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, являются понятными.

Доводы апелляционных жалоб осужденных Молькова В.Ю., Гаранина А.В., Узокина С.А., Матавина А.С, Агеева С.Л. и Зубарькова Е.А. о своей невиновности с подробным анализом конкретных доказательств по делу, не подлежат рассмотрению Судебной коллегией, поскольку фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, в силу ч. 2 ст. 348 УПК РФ являются обязательными для всех и никем не могут быть поставлены под сомнение. Кроме того, позиция перечисленных выше осужденных о своей невиновности была доведена ими до присяжных заседателей в развернутом виде в ходе допросов, в судебных прениях и в последнем слове. Обстоятельств, предусмотренных ч. 5 ст. 348 УПК РФ, как о том поставлен вопрос в апелляционной жалобе осужденного Матавина А.С, не имеется.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осужденным обвинения не выходит.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Ковалевой Я.В. о том, что государственный обвинитель, выступая в судебных прениях, изменил обвинение в отношении Зубарькова Е.А. в части совершения им преступления в составе организованной группы противоречит протоколу судебного заседания, из которого следует, что государственный обвинитель Абдрахманов Р.М., выступая в судебных прениях, поддержал обвинение в отношении Зубарькова Е.А. в полном объеме, настаивая на том, что, по его мнению, доказано, что Зуборьков Е.А. организовал преступление и являлся «связующим звеном между заказчиками лишения жизни Н и исполнителями в лице Агеева и Ф » (л.д. л.д. 37-41 т. 38).

Судебная коллегия не может согласиться и с доводы апелляционной жалобы осужденного Матавина А.С. о несоответствии описания в приговоре его преступного деяния обвинительному заключению, поскольку каких-либо существенных различий в указанных выше процессуальных документах, а также в вердикте коллегии присяжных заседателей не усматривает (л.д. 161- 162 т. 35).

Вопрос о нарушении тайны совещания коллегии присяжных заседателей, ставший центральным доводом большинства апелляционных жалоб, обсуждался судом первой инстанции и по нему в приговоре сделан аргументированный вывод о том, что присутствующие в зале судебного заседания представители средств массовой информации не были ограничены в правах и располагали доступом к сети Интернет с момента начала публичного провозглашения вердикта. Ссылка в апелляционной жалобе адвоката Ковалевой Я.В. и других лиц о том, что представители средств массовой информации в зале судебного заседания не присутствовали, по мнению Судебной коллегии, не меняет существа дела, поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей провозглашался в открытом судебном заседании и сведения о нем могли быть распространены кем угодно. Кроме того, Судебная коллегия считает, что появление информации о вердикте в средствах массовой информации во время его оглашения само по себе не свидетельствует о нарушении тайны совещательной комнаты.

Наказания, назначенные осужденным Молькову В.Ю., Гаранину А.В Дунину В.С, Узокину С.А., Матавину А.С, Агееву С.Л. и Зубарькову Е.А определены судом в соответствии с требованиями уголовного закона.

Сроки лишения Молькова В.Ю., Гаранина А.В., Узокина С.А Матавина А.С, Агеева С.Л. и Зубарькова Е.А. свободы как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности являются далекими от максимальных сроков, которые могли быть им назначены в соответствии с законом. Дунину СВ. как лицу, признанному присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, наказание назначено с применением положений ст. 64 УК РФ. Все это указывает на то, что все те обстоятельства смягчающие наказание осужденных, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах, учтены судом в полной мере.

Мольков В.Ю. и Гаранин А.В. признаны виновными в убийстве трех лиц, а Узокин С.А., Матавин А.С. и Дунин В.С. - двух лиц. В связи с чем суд первой инстанции на основании ч. 4 ст. 78 УК РФ обоснованно не применил к ним срок давности привлечения к уголовной ответственности, но не стал обсуждать в приговоре вопрос о назначении им наказания в виде пожизненного лишения свободы. Судебная коллегия разделяет данную позицию суда первой инстанции, поскольку, исходя из обстоятельств совершения преступлений и их тяжести, считает, что освобождение перечисленных выше лиц от уголовной ответственности не будет отвечать целям восстановления социальной справедливости.

Назначение Молькову В.Ю. и Матавину А.С наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ улучшает положение данных осужденных, поскольку при частичном сложении наказаний по предыдущему и по последнему приговору в срок отбытия окончательного наказания по последнему приговору им полностью зачтено наказание, отбытое по предыдущему приговору.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 151 и 1101 ГК РФ. Д и Д являются близкими родственниками потерпевших. В силу данного обстоятельства они и их дети не могут не испытывать нравственные страдания от насильственной смерти их мужей и отцов. Кроме того, авторы апелляционных жалоб оставляют без внимания то обстоятельство, что суд удовлетворил требования истцов в значительно меньших размерах, по сравнению с теми, которые были ими заявлены. Размер компенсации морального вреда определен судом строго индивидуально, исходя из роли каждого осужденного в совершении преступлений и требования разумности. В связи с чем, просьба осужденного Абрамчева В.А. и его защитников о снижении размеров компенсации морального вреда удовлетворению не подлежит.

Вместе с тем, приговор в отношении Молькова В.Ю. и Фокеева А.В подлежит изменению по следующим мотивам.

В резолютивной части суд указал о том, что частичному сложению и зачету подлежит наказание по приговору Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 21 августа 2001 г., тогда как согласно материалам дела и вводной части приговора по настоящему делу указанный выше городской суд выносил приговор в отношении Молькова В.Ю. 16 августа 2001 г. Данная техническая ошибка подлежит исправлению в апелляционном порядке с целью исключения сомнений и неясностей при исполнении приговора.

Кроме того, в силу ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

Согласно же ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, взыскание по исполнительным документам может быть обращено на принадлежащее гражданину на праве собственности жилое имущество, если для него и членов его семьи совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, а также на земельный участок, на котором расположено указанное выше жилое помещение.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденный Мольков В.Ю. показал, что дом по ул. в п является единственным жилым помещением для проживания его семьи Данные показания Молькова В.Ю. ничем не опровергнуты. В связи с чем решение суда об обращении взыскания на указанный выше жилой дом Молькова В.Ю. и земельный участок, на котором дом расположен, подлежит исключению со снятием ареста на это имущество.

Что касается осужденного Фокеева А.В., то в отношении его приговор подлежит изменению на основании п. 3 ст. 389 1 5 , п. 1 ч. 1 ст. 38918 УПК РФ в связи с нарушениями требований Общей части УК РФ, выразившимися в следующем.

Согласно протоколу судебного заседания, выступая в судебных прениях при обсуждении последствий вердикта государственный обвинитель Губаев Р.Р. просил осудить Фокеева А.В. условно (л.д. 180-181 т. 38), тогда как потерпевшие Д и Д требовали назначить Фокееву А.В. более строгое наказание, а именно, реальное лишение свободы (л.д. 181-182 т. 38).

Назначая Фокееву А.В. наказание, суд учел мнение о нем потерпевших Тогда как в силу ч. 1 ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ в их взаимосвязи при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личность виновного лица, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие его наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как видно из приведенных выше положений, уголовный закон не содержит предписаний, обязывающих суд учитывать мнение сторон о мере наказания. Вместе с тем, мнение участников судебного разбирательства со стороны обвинения о мягком наказании осужденного может быть учтено судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание виновного лица поскольку перечень таких обстоятельств, предусмотренный ст. 61 УК РФ, не является исчерпывающим. Мнение же участников судебного разбирательства со стороны обвинения о строгом наказании виновного лица само по себе не может учитываться судом, поскольку в контексте обстоятельств перечисленных в ч. 1 ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ, оно должно рассматриваться только как обстоятельство, отягчающее наказание. Однако данное обстоятельство не включено законодателем в перечень обстоятельств отягчающих наказание, который предусмотрен ст. 63 УК РФ и расширительному толкованию не подлежит.

При таких обстоятельствах учет мнения потерпевших при решении вопроса о назначении Фокееву А.В. наказания подлежит исключению из приговора.

Кроме того, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание Фокеева А.В., перечисленных судом в приговоре, давала ему основания для применения в отношении Фокеева А.В. положений ст. 64 УК РФ. В связи с чем вывод суда первой инстанции об обратном Судебная коллегия находит неубедительным.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 13 марта 2015 г. в отношении МОЛЬКОВА В Ю и ФОКЕЕВА А В изменить:

уточнить в резолютивной части дату приговора Зеленодольского городского суда в отношении Молькова В.Ю. - «16.08.2001»;

исключить учет мнения потерпевших при назначении наказания Фокееву А.В.;

применив ст. 64 УК РФ, смягчить наказание, назначенное ФОКЕЕВУ А В по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ, до четырех лет шести месяцев лишения свободы.

Этот же приговор в части решения об обращении в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда жилого дома площадью 75,5 кв.м. и земельного участка площадью 708 кв.м расположенных по адресу: пгт ул принадлежащих Молькову В.Ю., отменить и снять арест, наложенный на данные дом и земельный участок.

В остальном этот же приговор в отношении МОЛЬКОВА В Ю и ФОКЕЕВА А В , а также в отношении ГАРАНИНА А В ДУНИНА В С УЗОКИНА С А МАТАВИНА А С АБРАМЧЕВА В А АГЕЕВА С Л и ЗУБАРЬКОВА Е А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 115 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта