Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-75 от 21.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ17-75

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 с е н т я б р я 2017 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.,

судей ЗателепинаОК., ЗемсковаЕЮ.

при секретаре Воронине М.А.

с участием Фельда Л.Е., адвоката Пригодина В.В., прокурора Коловайтеса О.Э рассмотрела в открытом судебном заседании материалы по апелляционной жалобе Фельда Л.Е. на постановление Московского городского суда от 18 июля 2017 года, которым признано законным и обоснованным постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 1 июня 2017 года о выдаче

ФЕЛЬДА Л Е правоохранительным органам Республики Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи Зателепина ОК. о содержании обжалуемого судебного решения, существе апелляционной жалобы, выступление Фельда Л.Е., адвоката Пригодина В.В., прокурора Коловайтеса О.Э Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 1 июня 2017 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Фельда для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «в» ч.З ст. 164 УК Республики Узбекистан (разбой).

Решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче Фельда властям Республики Узбекистан постановлением Московского городского суда от 18 июля 2017 года признано законным и обоснованным.

В апелляционной жалобе Фельд просит об отмене постановления суда считая его незаконным и необоснованным, а также об освобождении его из под стражи. Жалобу мотивирует следующим.

Решение о выдаче противоречит законодательству и международно правовым обязательствам Российской Федерации.

Указывает, что запрос и решение о выдаче подписаны ненадлежащими лицами, поскольку эти вопросы должны решать только генеральные прокуроры, а не их заместители.

В суде материалы экстрадиционной проверки, по мнению заявителя фактически не исследовались.

Утверждает, что преступления на территории Узбекистана не совершал, от правоохранительных органов не скрывался.

Суд проигнорировал информацию о применении пыток в Узбекистане к лицам иной национальности. В результате судебное решение вынесено без исследования реальной ситуации с правами человека в Узбекистане и без учета отнесения Фельда к уязвимой группе, для которой риск подвергнуться пыткам в процессе уголовного преследования особенно велик.

Суд первой инстанции не оценил это обстоятельство по существу, а лишь сослался на гарантии Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан, которых недостаточно для защиты от риска применения запрещенного обращения.

Полагает, что суд не учел правовые позиции Европейского Суда по правам человека.

Утверждает, что суд необоснованно отверг ссылки на доклады международных органов о практике применения в Республике Узбекистан пыток и жестокого обращения к лицам, привлекаемым к уголовной ответственности.

Кроме того, обращает внимание, что его выдача также недопустима в связи с тем, что он является искателем убежища, статуса беженца.

Обращает внимание на незаконность его нахождения под стражей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Проверка законности и обоснованности решения о выдаче Фельда правоохранительным органам Республики Узбекистан проведена судом полно, всесторонне и объективно. Вопреки утверждению Фельда требования Конституции Российской Федерации, международного законодательства и УПК РФ судом при принятии решения соблюдены.

Согласно ч.1 ст.462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина, находящегося на территории Российской Федерации, для уголовного преследования за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Из представленного суду постановления о привлечении Фельда в качестве обвиняемого следует, что он обвиняется в разбое, т.е. нападении совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц, с незаконным проникновением в жилище.

Ответственность за указанное выше деяние, в совершении которого обвиняется Фельд по законодательству Республики Узбекистан предусмотрена также и российским уголовным законодательством, а именно ч.З ст. 162 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Сроки давности привлечения к уголовной ответственности Фельда по законодательству Российской Федерации и Республики Узбекистан не истекли.

Несовпадение в описании отдельных квалифицирующих признаков преступления, в совершении которого обвиняется Фельд, не является основанием для отказа в выдаче. В данном случае имеют значение фактические обстоятельства совершенного преступления и его наказуемость по законам обоих государств.

Материалы по вопросу выдачи Фельда представлены государством инициатором в необходимом объеме. Запрос о выдаче и приложенные к нему документы по форме и содержанию соответствуют положениям ст. 12 Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 года, ст. 58 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года и ст.460 УПК РФ.

Решение об экстрадиции принято уполномоченным лицом в полном соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и международными договорами Российской Федерации.

Вопреки утверждению заявителя международные договоры и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержат указаний на то, что запросы и решения о выдаче должны приниматься только генеральными прокурорами. Так, согласно ч.4 ст. 462 УПК РФ решение о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства, принимается Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем.

В ходе рассмотрения дела об экстрадиции суд обоснованно в силу ч.б ст.463 УПК РФ не обсуждал вопросы, касающиеся фактических обстоятельств совершенного деяния и виновности или невиновности Фельда правильно ограничившись лишь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации.

Как видно из материалов, суд, проверив представленные сторонами доказательства, пришел к выводу об отсутствии сведений о том, что в случае выдачи Фельда в Республику Узбекистан он будет подвергнут жестокому обращению и пыткам в связи с предъявленным обвинением.

В частности, из пояснений Фельда в судебном заседании следует, что он никогда ранее не преследовался на территории своей страны по политическим мотивам, не принимал участия в запрещенных религиозных организациях, в Россию приехал добровольно по экономическим соображениям.

Оснований подвергать сомнению гарантии, предоставленные запрашивающей стороной, являющейся субъектом международного права, о том, что уголовное преследование в отношении Фельда будет осуществляться в строгом соответствии с законодательством и международными договорами, о соблюдении положений Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, у суда не имелось.

В соответствии со ст.З Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (с изменениями, внесенными Протоколом от 13 мая 2004 года № 14) лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. В выдаче лица может быть отказано, когда исключительные обстоятельства свидетельствуют о том, что выдача повлечет опасность для его жизни и здоровья, в том числе с учетом его возраста и физического состояния. При этом необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто упомянутому обращению или наказанию.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и жалобу заявителя приходит к выводу, что Фельд не указал на какие-либо индивидуальные обстоятельства, способные обосновать его опасения по поводу пыток или другого жестокого обращения, а также не предоставил суду доказательств которые в своей совокупности могли бы свидетельствовать о наличии серьезных оснований полагать, что Фельд может быть подвергнут пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания в Республике Узбекистан.

Таким образом, каких-либо сведений о существовании реальных опасений того, что Фельд может быть подвергнут обращению противоречащему статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не имеется и суду, в том числе апелляционной инстанции, не представлено.

По смыслу ст. 463 УПК РФ, вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения. В связи с этим обращение лица в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему временного или политического убежища, статуса беженца после принятия решения о выдаче не должно влечь за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче, поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства (ст. 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, ст. 33 Конвенции о статусе беженцев, ст. 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Исходя из этого сам по себе факт обращения Фельда с ходатайствами о предоставлении ему временного убежища и статуса беженца не влияет на решение вопроса о законности и обоснованности решения о его выдачи.

Судебная коллегия не находит оснований согласиться с доводами жалобы о незаконном содержании Фельда под стражей.

Как видно из материалов, избрание и дальнейшее продление меры пресечения в виде заключения под стражу, включая определение сроков содержания под стражей, в отношении Фельда соответствуют требованиям ч.2 ст.97, ст. 108, 109 и 466 УПК РФ, п.1 ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Судами также учтены положения, предусмотренные в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

В частности, при разрешении вопроса об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу суд рассматривал возможность избрания иной меры пресечения, которая могла быть достаточной для обеспечения возможной выдачи лица. При этом невозможность избрания в отношении Фельда иной меры пресечения обоснована в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и в постановлениях о продлении срока указанной меры пресечения.

Таким образом, каких-либо оснований, предусмотренных ст. 464 УПК РФ и положениями Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, которые бы препятствовали выдаче Фельда в Республику Узбекистан для уголовного преследования судом не установлено.

С учетом изложенного нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену состоявшегося судебного решения, судом не допущено.

Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым судебное решение изменить.

В резолютивной части постановления Московского городского суда от 18 июля 2017 года указано на признание законности и обоснованности не только решения заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 1 июня 2017 года о выдаче Фельда компетентным органам Республики Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по пп. «а», «в» ч.З ст. 164 УК Республики Узбекистан, но и дачи согласия на присоединение неотбытой части наказания по приговору Асакинского городского суда по уголовным делам Андижанской области Республики Узбекистан от 17 августа 2009 года в случае осуждения Фельда за преступление, в связи с которым он выдан.

В соответствии с требованиями ст. 463 УПК РФ в судебном порядке проверка законности и обоснованности проводится только в отношении решения о выдаче лица.

Как видно из материалов дела, такое решение было вынесено заместителем Генерального прокурора Российской Федерации 1 июня 2017 года, согласно которому удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Фельда для привлечения его к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «в ч.З ст. 164 УК Республики Узбекистан.

Кроме этого, Генеральной прокуратурой Российской Федерации дано согласие на присоединение неотбытой части наказания по приговору Асакинского городского суда по уголовным делам Андижанской области Республики Узбекистан от 17 августа 2009 года в случае осуждения Фельда за преступление, в связи с которым он выдан (письмо от 1 июня 2017 года № 81/1-2201-16).

Однако, как следует из положений ст.463 УПК РФ, законность и обоснованность такого решения не должны проверяться в судебном порядке предусмотренном указанной статьей.

С учетом изложенного из резолютивной части постановления Московского городского суда от 18 июля 2017 года необходимо исключить ссылку на указанное выше решение.

Руководствуясь ст. 38913, 389 15 , 38919, 38920, 38928, 38933 , 462, 463 и 464 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА постановление Московского городского суда от 18 июля 2017 года в отношении Фельда Л Е изменить. Исключить из резолютивной части постановления решение суда о признании законным и обоснованным согласие Генеральной прокуратуры Российской Федерации на присоединение неотбытой части наказания по приговору Асакинского городского суда по уголовным делам Андижанской области Республики Узбекистан от 17 августа 2009 года в случае осуждения Фельда Л.Е. за преступление, в связи с которым он выдан.

В остальном указанное постановление в отношении Фельда Л.Е оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения Председательствующей

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 108 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта