Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-О12-52 от 26.06.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 44-012-52

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 26 и ю н я 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Бирюкова Н.И., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Смирнове А.В рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Бухаринова С.Ю., Зрячих А.М. и Косикова С.С, адвокатов Федюхина А.Ю. и Михеева Ю Н . на приговор Пермского краевого суда от 9 февраля 2012 г., по которому

БУХАРИНОВ С судимый:

- 24 сентября 2007 г. по п. «а» ч. 2 ст. 161, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2

годам лишения свободы;

- 25 декабря 2007 г. по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5

ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 29 мая

2009 г. условно-досрочно на 9 месяцев 24 дня осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам со штрафом в размере 500 000 руб. без ограничения свободы; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Бухаринову СЮ. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 500 000 руб. с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей;

ЗРЯЧИХ А М несудимый, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам со штрафом в размере 500 000 руб. без ограничения свободы; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Зрячих А.М. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 500 000 руб. с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей;

КОСИКОВ С С судимый:

- 11 августа 2004 г. по ч. 4 ст. 111 УК РФ (преступление совершено в несовершеннолетнем возрасте) к 4 годам лишения свободы, освобожден 29 декабря 2006 г. условно-досрочно на 1 год 2 месяца 26 дней;

- 23 апреля 2007 г. по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 11 августа 2009 г. условно досрочно на 7 месяцев 1 день осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам со штрафом в размере 500 000 руб. без ограничения свободы; по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей; по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в редакции Федерального закона от 6 мая 2010 г. №81-ФЗ) к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20 % заработной платы в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69, ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Косикову С.С назначено 19 лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 500 000 руб. с ограничением свободы на 2 года с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.

Срок отбывания наказания Бухаринову С.Ю., Зрячих А.М., Косикову С.С. исчислен с 9 февраля 2012 г. с зачетом предварительного заключения с 8 апреля 2011 г. по 8 февраля 2012 г.

Постановлено взыскать в пользу Ш с Бухаринова С.Ю Зрячих А.М., Косикова С.С. по руб. компенсации морального вреда с каждого и с них же в счет возмещения материального ущерба руб солидарно.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осужденных Бухаринова С.Ю., Зрячих А.М. и Косикова С.С, адвокатов Баранова А.А Поддубного СВ., Щербины Д.В. в поддержку доводов, приведенных в кассационных жалобах осужденных Бухаринова С.Ю., Зрячих А.М. и Косикова С.С. и адвокатов Федюхина А.Ю. и Михеева Ю.Н., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Бухаринов, Зрячих и Косиков осуждены за разбойное нападение совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и за убийство группой лиц по предварительному сговору сопряженное с разбоем.

Кроме того, Косиков осужден за похищение паспорта и другого важного личного документа.

Преступления совершены в ночь с 1 на 2 апреля 2011 г. в г.

края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденный Бухаринов просит приговор отменить, так как считает его незаконным, необоснованным и несправедливым. Утверждает, что приговор вынесен с нарушениями уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что приговор суда основан на предположении, доказательствах, которые представлены стороной обвинения. Суд, дав оценку этим доказательствам, восполнил их и поэтому рассмотрел дело с обвинительным уклоном. Обращает внимание на то, что показания, данные им и свидетелями на предварительном следствии оглашены и исследованы в судебном заседании незаконно, без учета мнения сторон и ссылки на закон, регулирующий оглашение указанных показаний чем суд нарушил его право на защиту, принцип состязательности сторон. В приговоре не указано, в открытом или закрытом судебном заседании рассмотрено уголовное дело. Рассмотрев дело в закрытом судебном заседании суд свое решение об этом не мотивировал. В заключение жалобы осужденный просит смягчить назначенное наказание, так как суд не учел обстоятельства смягчающие его наказание, влияние наказания на условия жизни престарелых родителей;

адвокат Михеев просит приговор в отношении Бухаринова изменить переквалифицировать его действия с пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ст. 316 УК РФ, поскольку суд неправильно квалифицировал его действия и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, при наличии противоречивых доказательств не указано, по каким основаниям суд принял одни и отверг другие доказательства. Бухаринов, Зрячих и Косиков показали, что убийство Ш совершил один Зрячих, и подробно изложили обстоятельства совершения преступления последним. Бухаринов не отрицает того, что помог спрятать труп Ш совершив заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления;

осужденный Косиков просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым из-за неправильного применения уголовного и уголовно процессуального закона. Полагает, что в отношении его в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, незаконно и неоднократно учтен квалифицирующий признак преступления, предусмотренного пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а именно рецидив преступлений и наступление тяжких последствий в результате совершения преступления. При назначении наказания не учтено обстоятельство, смягчающее наказание, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в связи с чем не применена ч. 1 ст. 62 УК РФ, что повлекло назначение более тяжкого наказания, чем предусмотрено законом. Утверждает что суд в нарушение требований ч. 3 ст. 69 УК РФ вместо 15 лет лишения свободы назначил более строгое наказание в виде 19 лет лишения свободы Кроме того, суд не мотивировал неприменение в отношении его положений ч. 6 ст. 15 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ.

В дополнительной кассационной жалобе Косиков просит признать оглашенные в судебном заседании показания подсудимых и свидетелей недопустимыми и отменить приговор либо изменить его и снизить назначенное наказание. Ссылается на то, что суд необоснованно не принял во внимание показания подсудимых и свидетелей в судебном заседании и положил в основу приговора показания, данные на предварительном следствии. Также суд не принял во внимание, что из всех подсудимых он один не знал, чем был задушен потерпевший, что свидетельствует о том, что рассмотрение дела судом не было полным, объективным и всесторонним. Он похитил у потерпевшего не документы, а портмоне и не говорил, что сжег телефон, портмоне и какие-то бумаги, что, несмотря на изъятие портмоне в ходе выемки, указано в приговоре О том, что в портмоне были документы, ему стало известно после совершения преступления, поэтому он хотел от них избавиться. Считает, что к показаниям свидетеля У следовало отнестись критически. У дала показания

со слов оперативных работников и вопреки ее утверждениям о его задержании в ПТУ в Б , он был задержан в магазине « », расположенном по

адресу: ул. д. в связи с чем она должна

быть привлечена к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных

показаний. Утверждает, что протокол проверки показаний на месте с его

участием является недопустимым доказательством, поскольку данное

следственное действие произведено с нарушением требований УПК РФ Указывает, что государственный обвинитель без их ведома предоставила средствам массовой информации протоколы допросов подозреваемых и свидетелей, адвокат Зубкова его интересы защищала ненадлежащим образом и не написала кассационную жалобу на приговор, суд не вовремя вручил ему копию приговора. Для объективного рассмотрения дела просит проверить родственников потерпевшего на предмет их работы в правоохранительных органах России и учесть то, что он был работником ФБУ ГУФСИН России по краю;

осужденный Зрячих просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым из-за неправильного применения уголовного и уголовно процессуального закона. Утверждает, что судом необоснованно не применена в отношении его ч. 1 ст. 62 УК РФ, так как при наличии обстоятельства смягчающего наказание, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, в отношении его должно быть назначено наказание, срок или размер которого не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Кроме того, указывает, что суд неправильно применил в отношении его требования ч. 3 ст. 69 УК РФ и назначил ему несправедливое наказание.

В дополнительной жалобе Зрячих просит отменить приговор из-за нарушения его права на защиту, поскольку копия обвинительного заключения которая ему была вручена, не была утверждена прокурором, в нем не указано предъявленное ему обвинение и доказательства, на которых оно основано, в связи с чем он был лишен возможности защититься от предъявленного ему обвинения;

адвокат Федюхин просит приговор в отношении Зрячих в части осуждения по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить переквалифицировать содеянное им по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и с учетом активного способствования раскрытию и расследованию преступления, аморальности поведения потерпевшего явившейся поводом для совершения преступления, положительных характеристик, назначить минимальное наказание. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и неправильно применен уголовный закон. Осужденные Бухаринов, Косиков и Зрячих отказались от показаний о совершении группового убийства Ш и заявили, что последнего убил Зрячих на почве ревности и аморального поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления Зрячих показал, что умысла на хищение автомобиля, других вещей потерпевшего у него не было и их он не похищал, ключи от машины отдал Косикову. Адвокат полагает, что стороне обвинения следовало представить

другие доказательства виновности осужденных в совершении

инкриминируемых преступлений, однако их представлено не было. Адвокат

считает, что суд не вправе был класть в основу приговора ранее данные

показания подсудимых, противоречащие последующим их показаниям, и делать вывод, что подсудимые изменили показания с целью избежать ответственности за содеянное, и смягчить назначенное наказание. Также суд должен был отнестись критически к противоречивым показаниям свидетеля У

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, выслушав стороны, Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осужденных Бухаринова, Зрячих и Косикова в разбойном нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, а Косиков - в похищении паспорта и другого важного личного документа являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые подробно изложены в приговоре.

При этом в соответствии со ст. 307 УПК РФ в приговоре указаны мотивы по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства.

Доводы, приведенные в кассационных жалобах о нарушении требований уголовно-процессуального закона при расследовании и рассмотрении уголовного дела, неправильной оценке доказательств, выразившейся в том, что в основу приговора были незаконно положены показания осужденных, данные на предварительном следствии, и отвергнуты их показания в судебном заседании об убийстве Ш единолично осужденным Зрячих на почве ревности и аморального поведения потерпевшего, причастности Бухаринова лишь к заранее не обещанному укрывательству особо тяжкого преступления об отсутствии намерения на похищение автомобиля и других вещей потерпевшего, несостоятельны и опровергаются исследованными в суде доказательствами.

Так, Бухаринов, Зрячих, Косиков в протоколах о явке с повинной, на допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого и на очных ставках последовательно показали, что по предложению Косикова они совершили разбойное нападение на Ш и его убийство с целью завладения автомобилем потерпевшего и его продажи. При этом они конкретизировали как свои действия, так и действия подельников в отношении Ш в момент лишения последнего жизни и последующего завладения автомобилем потерпевшего.

Бухаринов на допросе в качестве подозреваемого показал, что он толкнул

потерпевшего на диван и стал душить его лентой от медали. Косиков

подушкой закрыл лицо потерпевшего и удерживал, не давая ему возможности

вырваться. Зрячих держал потерпевшего за ноги. После того как потерпевший

скончался, он забрал кожаную кепку Ш Труп они поместили в багажник автомобиля. Косиков сказал, что он вместе со Зрячих вывезет и закопает Ш

На очной ставке с Косиковым Бухаринов заявил, что на допросе дал правдивые показания.

В ходе допроса в качестве обвиняемого Бухаринов показал, что убийство Ш совершили втроем. При этом он нанес потерпевшему два удара кулаком в лицо, отчего тот упал на диван. После этого Зрячих и Косиков при помощи ленты от медали сдавили Ш шею, а он удерживал его за ноги.

Зрячих на допросе в качестве подозреваемого показал, что Бухаринов положил на лицо потерпевшего подушку и стал удерживать ее двумя руками Когда Ш стал сопротивляться, Бухаринов нанес потерпевшему несколько ударов кулаками в лицо и разбил его. Косиков накинул на шею потерпевшего ленту от медали и скрестил ее концы сзади. Он сел на живот потерпевшего и стал удерживать руки потерпевшего, прижимая их к кровати Потерпевшего душили до тех пор, пока он не затих. Подушку, которая была в крови, он сжег в печке. Труп Ш он с Косиковым вывезли на кладбище и закопали там.

В ходе проверки показаний на месте Зрячих дополнил свои показания и заявил, что он помогал Косикову затягивать ленту на шее потерпевшего в противоположную сторону, а Бухаринов в это время удерживал Ш ноги и руки.

На допросе в качестве обвиняемого Зрячих заявил, что ранее дал правдивые показания, а в ходе очной ставки с Бухариновым показал, что убийство Ш совершили втроем.

Косиков в протоколе о явке с повинной показал, что убийство Ш совершено им, Бухариновым и Зрячих.

Косиков на допросе в качестве подозреваемого показал, что, лишая жизни Ш , он и Зрячих затягивали на его шее петлю, а Бухаринов, помогая им, удерживал ноги и руки Ш . Задушив потерпевшего, он забрал телефон, портмоне с документами, ключи от квартиры Ш чтобы их уничтожить. Труп вместе со Зрячих закопал на кладбище. Портмоне оставил себе, ключи от квартиры выбросил, телефон, паспорт и страховку автомобиля сжег.

Свидетель У в ходе предварительного следствия показала, что в ходе распития спиртных напитков между Зрячих и Ш возник

конфликт из-за того, что Ш трогал ее за ноги. При этом Зрячих ударил

Ш один раз кулаком в живот. Бухаринов попросил ее с П

выйти на улицу. После того как они вышли, дверь закрыли на крючок. Через

некоторое время Зрячих открыл дверь и на ее вопрос Косиков ответил, что они

втроем убили Ш При этом Косиков и Зрячих душили потерпевшего, а

Бухаринов удерживал Ш ноги и руки. Труп Ш Косиков и

Зрячих закопали на кладбище. Куда спрятали автомобиль Ш не знает.

Свидетель П в ходе предварительного следствия показала, что

У рассказывала ей о том, что Бухаринов, Зрячих и Косиков убили

Ш в тот момент, когда выгнали их из дома.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационных жалобах, суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания осужденных и свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами. Суд дал надлежащую оценку приведенным и другим данным в период предварительного следствия и судебного заседания показаниям Бухаринова, а также Зрячих, Косикова свидетелей У П и правильно оценил изменение ими показаний в судебном заседании, отверг эти показания Бухаринова, Зрячих Косикова, свидетелей У П об обстоятельствах происшедшего поскольку их показания на предварительном следствии согласуются между собой, соответствуют установленным по делу доказательствам, могли быть даны только лицами, участвовавшими в их непосредственном совершении Кроме того, они не могли указать причину изменения показаний.

Суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у осужденных оснований к самооговору и взаимному оговору и к оговору их свидетелями.

Виновность Бухаринова, Зрячих, Косикова в совершении преступлений подтверждается и другими имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Из заявления Ш следует, что потерпевший Ш пропал без вести после 1 апреля 2011 г.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 8 апреля 2011 г., на кладбище в дер. района края в месте указанном подсудимым Зрячих, в могиле на глубине примерно 1 метр был обнаружен труп неустановленного мужчины с признаками насильственной смерти.

Как следует из протокола предъявления трупа для опознания, Ш

опознала труп своего сына Ш

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от механической асфиксии вследствие сдавливания органов шеи петлей, с наличием на шее в средней трети поперечной незамкнутой странгуляционной борозды. Эта травма возникла от сдавливания шеи петлей с жесткими или полужесткими свойствами, типа шнура, веревки шириной или диаметром не менее 0,4 см. После сдавливания органов шеи смерть Ш наступила в период от трех до пяти минут. В момент сдавливания шеи Ш находился в горизонтальном либо близком к этому положении. У Ш также обнаружены: кровоподтек в левой лобной области, на верхнем веке правого глаза, на левой щеке, ссадина в левой скуловой области кровоизлияния в мягкие ткани головы, под слизистую оболочку верхней губы справа, под слизистую оболочку левой щеки, которые возникли до наступления смерти от не менее четырех ударов кулаками, ногами и т.п.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 9 апреля 2011 г. в ходе

осмотра кв. д. по ул. г. края в комоде

были обнаружены и изъяты две ленты длиной около 70 см, шириной около 3

см, с пятнами темно-коричневого и темно-бурого цветов. Кроме того, на кровати в кухне была обнаружена и изъята подушка с множественными пятнами темного цвета.

По заключению эксперта-биолога на двух фрагментах ленты представленной на исследование, установлено незначительное количество крови, видовую принадлежность которой определить не удалось. На подушке обнаружена кровь человека, происхождение которой от погибшего Ш не исключается.

Из протоколов выемки от 8 апреля 2011 г. следует, что Косиков добровольно выдал следователю автомобиль Ш ключи от него портмоне, свидетельство о регистрации транспортного средства - автомобиля

государственный регистрационный номер « », талон техосмотра данного автомобиля, а также свидетельство о регистрации по месту пребывания, доверенность, водительское удостоверение, военный билет паспорт, страховое свидетельство и медицинский полис на имя Щ

Согласно протоколу выемки от 9 апреля 2011 г. П добровольно выдала следователю кожаную кепку.

Выводы суда о наличии у Бухаринова предварительного сговора со Зрячих и Косиковым на совершение разбоя и убийство потерпевшего по инициативе Косикова надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными доказательствами, которые правильно признаны соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям осужденных при совершении преступлений. Поэтому доводы, приведенные в кассационных жалобах, о неправильной квалификации действий осужденных Судебная коллегия признает необоснованными.

Кроме того, на основе вышеизложенных доказательств судом установлено что умысел на завладение автомобилем и убийство Ш первоначально возник именно у Косикова, который предложил Зрячих и Бухаринову с указанной целью лишить жизни Ш При таких обстоятельствах доводы, приведенные в жалобах, об отсутствии доказательств на совершение разбоя и убийства Ш по предварительному сговору группой лиц несостоятельны.

Совместные действия осужденных по удушению потерпевшего, осознание каждым из них, что от их преступных действий может наступить смерть Ш подтверждают правильность выводов суда о наличии у Бухаринова Зрячих и Косикова умысла на убийство Ш и совместном их участии в процессе лишения потерпевшего жизни, в связи с чем доводы в кассационных жалобах об отсутствии умысла на убийство не могут быть признаны состоятельными.

Довод, изложенный в жалобах Косикова и Зрячих, о нарушении их права на защиту является надуманным. В процессе всего расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде Косикову предоставлялась возможность

обращаться за разъяснениями закона к своему защитнику Зубковой,

согласовывать с ней позицию защиты от обвинения. О каких-либо

расхождениях между его позицией защиты и позицией защитника либо о

ненадлежащем исполнении Зубковой принятых на себя обязанностей по защите Косиков не заявлял. Данных о том, что Косиков просил адвоката написать кассационную жалобу, в деле не имеется, а ненаписание адвокатом такой жалобы по своей инициативе является правом адвоката, а не обязанностью Несостоятельны утверждения Зрячих о вручении ему копии обвинительного заключения без описания предъявленного ему обвинения, изложения доказательств, подтверждающих обвинение, отсутствия в нем 32 - 64 л поскольку из имеющейся в деле расписки следует, что ему вручены 103 листа обвинительного заключения, подписанные заместителем руководителя следственного отдела К Как следует из протоколов судебного заседания, Зрячих в судебных заседаниях не заявлял о том, что ему не в полном объеме вручалась копия обвинительного заключения, в связи с чем данный довод не может быть принят во внимание. Текст копии обвинительного заключения, врученной Зрячих, соответствует подлиннику обвинительного заключения, имеющемуся в уголовном деле, который утвержден соответствующим прокурором, в связи с чем довод о том, что копия обвинительного заключения, на которой отсутствует резолюция прокурора, не свидетельствует о нарушении его права на защиту.

Выводы суда основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений. Требования ст. 252 УПК РФ соблюдены.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных и их адвокатов о неправильной квалификации действий осужденных противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе Косикова о привлечении к уголовной ответственности У истребование сведений в отношении потерпевшего и его родственников, удовлетворению не подлежат, поскольку суд не является органом уголовного преследования и к уголовной ответственности не привлекает.

Показания Бухаринова, Зрячих, Косикова, свидетелей У и П данные ими на предварительном следствии, оглашены в соответствии со ст. 276, 281 УПК РФ после допроса этих лиц в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя и с учетом мнения всех участников процесса, которые не возражали против этого, за исключением Бухаринова и его адвоката, возражавших лишь против оглашения показаний

Бухаринова в связи с существенными противоречиями между показаниями

указанных лиц, данными ими на предварительном следствии и в судебном

заседании. В связи с этим доводы, изложенные в жалобах, о том, что показания

подсудимых и свидетелей, данные на предварительном следствии, оглашены

незаконно, несостоятельны.

Довод Бухаринова, приведенный в жалобе, о том, что в приговоре не указано, в каком судебном заседании, открытом или закрытом, рассмотрено дело не может быть принят во внимание, поскольку ст. 304 УПК РФ этого не предусматривает, а в протоколе судебного заседания указано, что уголовное дело в отношении Бухаринова, Зрячих и Косикова рассмотрено в открытом судебном заседании.

Довод, указанный в жалобе Косикова о несвоевременном вручении копии приговора, не повлиял на законность и обоснованность приговора. Также это обстоятельство существенным образом не нарушило прав и законных интересов осужденных, поскольку дело было рассмотрено 9 февраля 2012 г., а приговор вручен не 14, а 17 февраля 2012 г., то есть в течение не 5 суток, а - 8 суток.

Выводы суда о виновности осужденных Бухаринова, Зрячих и Косикова основаны на доказательствах, изложенных в приговоре, в частности признательных показаниях Бухаринова, Зрячих, Косикова, показаниях свидетелей У П данных, содержащихся в протоколах следственных действий, заключении экспертов, подтверждаются другими приведенными в приговоре и исследованными судом доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности Бухаринова, Зрячих и Косикова в разбойном нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, а Косикова - в похищении паспорта и другого важного личного документа и правильно квалифицировал их действия.

Наказание назначено осужденным в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений личности осужденных и других обстоятельств, влияющих на его вид и размер.

При этом суд принял во внимание то, что Зрячих ранее не судим, а Бухаринов и Косиков ранее судимы, все совершили по два особо тяжких преступления, а Косиков, кроме того, одно преступление небольшой тяжести все привлекались к административной ответственности, характеризуются удовлетворительно, а также то, что отсутствуют обстоятельства, отягчающие наказание. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал Бухаринову и Зрячих явку с повинной, а Косикову - явку с повинной и активное

способствование розыску имущества, добытого в результате преступления Именно в связи с наличием обстоятельства, смягчающего наказание,

предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, несмотря на наличие у Бухаринова

и Косикова обстоятельства, отягчающего наказание, суд назначил всем троим

осужденным по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ наказание в пределах,

предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ (15X2/3= 10), Бухаринову и Косикову по 10

лет, Зрячих - 9 лет лишения свободы предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ (15X2/3= 10), Бухаринову и Косикову по 10 лет, Зрячих - 9 лет лишения свободы.

Довод, приведенный в жалобах, о назначении наказания осужденным с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ и по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УПК РФ удовлетворению не подлежит, поскольку санкция этой статьи предусматривает назначение наказание в виде пожизненного лишения свободы, а в соответствии с ч. 3 ст. 62 УК РФ при таких обстоятельствах положения ч. 1 ст. 62 УК РФ не применяются.

Несостоятельными являются доводы, приведенные в жалобах, о том, что суд неоднократно учел в качестве обстоятельств, отягчающих наказание квалифицирующие признаки преступлений, за которые они осуждены, а именно то, что они совершили особо тяжкие преступления, а также рецидив преступлений. Эти обстоятельства, вопреки доводам, приведенным в жалобах относятся к характеру и степени общественной опасности преступления, а рецидив преступлений, кроме того, к обстоятельствам, отягчающим наказание.

Вопреки утверждениям, изложенным в жалобах, наказание Бухаринову Зрячих и Косикову, назначено в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 69 УК РФ поскольку при этом окончательное наказание по совокупности преступлений не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Поскольку санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает 20 лет лишения свободы, то по совокупности преступлений, исходя из смысла ч. 3 ст. 69 УК РФ можно было бы назначить 30 лет лишения свободы, однако ч. 4 ст. 56 УК РФ ограничивает назначаемый по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы 25 годами. В связи с этим наказание Бухаринову, Косикову и Зрячих также назначено в соответствии с требованиями уголовного закона.

С учетом всех обстоятельств дела Судебная коллегия не находит фактических и правовых оснований для применения ст. 10 УК РФ и для изменения категорийности преступлений в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ в ст. 15 УК РФ, в отношении Бухаринова, Зрячих и Косикова.

Оснований считать назначенные наказания Бухаринову, Зрячих и Косикову явно несправедливыми вследствие их суровости не имеется.

Гражданские иски потерпевшей Ш разрешены в соответствии с законом, а именно с учетом характера причиненных нравственных страданий,

степени вины Бухаринова, Зрячих и Косикова, их материального положения,

исходя из требований разумности и справедливости.

Судьба вещественных доказательств также разрешена в соответствии с

законом.

Оснований для отмены и изменения приговора Судебная коллегия не

усматривает, поскольку он является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 9 февраля 2012 г. в отношении Бухаринова С Ю Зрячих А М Косикова С С оставить без изменения, а кассационные жалобы Бухаринова СЮ Зрячих А.М. и Косикова С.С, адвокатов Михеева Ю.Н^и Федюхина А.Ю. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта