Информация

Решение Верховного суда: Определение N 58-АПУ14-13 от 27.03.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 58-АПУ14-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 27 м а р т а 2 0 1 4 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зеленина СР.

судей Фроловой Л.Г. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А.

с участием осужденных Федотова К.С., Еремина СВ., адвокатов Денисова К.Г. и Мательского В.А., прокурора Кузнецова СВ.,

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2014 года дело по апелляционным жалобам осужденных Федотова К.С, Еремина С. В адвокатов Денисова К.Г., Изотовой Т.М., Мательского В.А., Кондратьевой Л.И. на приговор Хабаровского краевого суда от 9 сентября 2013 года которым

Федотов К С

судимый:

- 02. 10. 2009 г. Центральным районным судом г. Хабаровска

по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы, 27. 01. 2012

г. постановлением Кировского районного суда г. Хабаровска

приговор изменен. Действия Федотова К.С

переквалифицированы на ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции

Федерального закона от 07. 03. 2011 г. №26 - ФЗ, по которой

назначено наказание 6 лет 10 месяцев лишения свободы,

осужден:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) - к 12 (двенадцати) годам лишения свободы со штрафом пятьсот тысяч рублей;

по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 06. 02. 2004 г. - к 10 (десяти) годам лишения свободы со штрафом двести тысяч рублей;

по ст. 162 ч. 4 п. п. «а, б» УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 22. 04. 2004 г. - к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы со штрафом двести пятьдесят тысяч рублей;

по ст. 162 ч. 4 п. п. «а, б» УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 27. 05. 2004 г. - к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы со штрафом двести пятьдесят тысяч рублей;

по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона № 162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 02. 12. 2004 г. - к 10 (десяти) годам лишения свободы со штрафом двести тысяч рублей;

по ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ (в редакции Федерального закона №63 - ФЗ от 13. 06. 1996 г.) за преступление, совершенное 02. 12. 2004 г. - к 13 (тринадцати) годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 09. 12. 2005 г. - к 10 (десяти) годам лишения свободы со штрафом двести тысяч рублей;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) - к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ Федотов К.С. освобожден от наказания, назначенного ему по ст. 222 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено Федотову К. С. наказание, с применением принципа частичного сложения - 17 (семнадцать) лет лишения свободы со штрафом один миллион рублей.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено Федотову К. С. наказание, с применением принципа частичного сложения - 22 (двадцать два) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом один миллион рублей.

Еремин С В ,

не

работающий, не судимый,

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) с применением ст. 64 УК РФ - к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом сто тысяч рублей с лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания капитан милиции;

по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона №162 - ФЗ от 08. 12. 2003 г.) за преступление, совершенное 09. 12. 2005 г. с применением ст. 64 УК РФ - к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом сто тысяч рублей с лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания капитан милиции;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено Еремину С. В. наказание, с применением принципа частичного сложения наказаний - 9 (девять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом сто пятьдесят тысяч рублей с лишением на основании ст. 48 УК РФ специального звания капитан милиции.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Федотова К.С. и Еремина СВ., адвокатов Денисова К.Г., Мательского В.А., в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору, Федотов в начале 2003 года в целях нападения на граждан создал банду, в состав которой вошли Мирный, Репка и Еремин и руководил ею.

Федотов и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с лицами, не входившими в ее состав 06. 02. 2004 г совершили разбой в отношении Ц В Т С Л

Федотов и Мирный (осужден приговором от 21 октября 2010 года) в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с Абдурахмановым (осужден приговором от 20 апреля 2006 года), не входившим в ее состав 22. 04. 2004 г. совершили разбой в отношении М

Федотов, Репка (осужден приговором от 29 декабря 2010 года) и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с Абдурахмановым и другими лицами, не входившими в ее состав 27. 05. 2004 г. совершили разбой в отношении Л П Л,

Л Л Л

Федотов и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды 02. 12. 2004 г. совершили разбой в отношении Л В тот же день Федотов умышленно убил Л .

Федотов, Репка, Еремин и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды 09. 12. 2005 г. совершили разбой в отношении Г иФ

Федотов незаконно приобрел, носил огнестрельное оружие и боеприпасы;

Преступления совершены в г. при обстоятельствах приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Еремин СВ., адвокаты Мательский В.А. и Кондратьева Л.И., не соглашаясь с приговором утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного Еремина о непричастности к преступлениям, за которые он осужден оговоре его ранее осужденным по данному делу Мирным на следствии и в суде - ради комфортных условий содержания, осужденным Репка на следствии под принуждением, Л , чтобы его не привлекали к уголовной ответственности и другими свидетелями обвинения фальсификации материалов дела. Считают, что судом не установлены и в приговоре не приведены обстоятельства вхождения Еремина в банду Федотова. Обвинение его в этой части строится на предположениях и данных о том, что он был знаком с Федотовым. Считают, что показания потерпевших Ф и Г и других, свидетеля П ,М , были оглашены в нарушение требований закона Показания потерпевших в части суммы причиненного ущерба, большем числе нападавших были судом поставлены под сомнение и отданы в этой части предпочтения показаниям Мирного и Репки. Ссылаются на то, что свидетель под псевдонимом « не упоминал о Еремине в своих показаниях, свидетель П не подтвердил, что Еремин был осведомлен о наличии у Федотова огнестрельного оружия, свидетели К М ,С ,А Л не подтвердили его участие в преступлениях, Репка отказался от данных на предварительном следствии уличающих его показаний. Утверждают, что Еремин в 2004- 2005 годах был материально обеспечен и не имел мотива к совершению корыстных преступлений. Считают, что суд неверно оценил все исследованные в судебном заседании доказательства, данные о личности Еремина, и пришел к ошибочному выводу о его виновности в совершении указанных преступлений. Относят к нарушению прав Еремина на защиту то, что уголовное дело по ст. 209 ч. 2 УК РФ не возбуждалось. Относят к недопустимым все доказательства, полученные с участием в следственной группе следователя Б на том основании, что фамилия этого следователя в постановлении о создании следственной группы, как они полагают, допечатана в более поздние сроки, ссылаются на заключение специалиста. Находят необоснованными выводы, изложенные в заключении судебно-технической экспертизы, проведенной в судебном заседании и не установившей факта допечатывания фамилии следователя Б Считают эксперта Б некомпетентной. Полагают также, что с боснованно отказал с защиты в удовлетворении ходатайств о назначении различных судебных экспертиз, в том числе повторной судебно-технической. Считают, что при избрании Еремину меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении сроков содержания под стражей допущены нарушения уголовно-процессуального закона Адвокат Мательскии так же считает, что приговор противоречит постановлению о привлечении Еремина в качестве обвиняемого и обвинительному заключению, а также приговору в отношении Абдурахманова в части размера похищенного у потерпевших Ц

и других имущества. Суд необоснованно отклонил ход

ны защиты о направлении данного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, о признании недопустимыми ряда доказательств и в их числе показаний Мирного, пули, приобщенной к делу в качестве вещественного доказательства, судебных экспертиз № 895, 1440. Утверждает, что при изъятии и исследовании пули из трупа Л допущены нарушения закона. Сомневается в правильности ния личности трупа подвергавшегося исследованию как Л Авторы жалоб считают противоречивыми выводы эксперта, в том числе о дистанции выстрелов в этого потерпевшего, считают, что обстоятельства причинения смерти Л

остались не установленными. Находят необоснованным решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы, с исследованием пули и куртки потерпевшего Л Считают, что суд без оснований к тому, наряду с адвокатом по соглашению, назначил для защиты интересов Еремина адвоката Кондратьеву, отклонил заявленный ей Ереминым отвод, провел судебные прения по делу в отсутствие адвоката Мательского, который с 22 июня по 22 июля 2013 года находился в отпуске с выездом из г. о чем уведомлял суд Относят к нарушению закона то, что в постановлении от 5 апреля 2011 года о назначении судебного заседания по результатам предварительного слушания, суд указал о закрытости судебного заседания, затем, в отсутствие сторон 19 апреля 2011 года вынес уточняющее постановление указав о технической компьютерной ошибке в этой части. Находят необоснованным отказ в ходатайстве стороны защиты об изготовлении протокола судебного заседания по частям и ознакомлении с ними, о приобщении к протоколу судебного заседания аудиозаписи процесса произведенной стороной защиты. Ссылаются на то, что в ходе допроса свидетеля П посредством видеоконференц-связи с Белгородским областным судом, указанным судом производилась видеозапись, которая направлялась в Хабаровский краевой суд. Председательствующий по делу необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о просмотре данной видеозаписи, и вернул видеозапись в указанный суд. Считают, что свидетель П в своих показаниях ссылался лишь на собственные предположения. Показания свидетеля М противоречат заключениям экспертов, специалиста и показаниям э а Л о расстоянии с которого были произведены выстрелы в Л направленности выстрела. Пуля, представленная в судебное не соответствует данным о пуле, признанной доказательством по делу. Выступление Еремина с последним словом прерывалось председательствующим для разрешения вопроса о продлении срока содержания его под стражей, в отсутствие адвоката Мательского. Суд необоснованно вынес частное постановление в адрес адвоката Мательского в связи с его отсутствием в прениях. Это постановление отменено судом апелляционной инстанции Председательствующий, проявляя необъективность, по собственной инициативе направлял запросы в государственные и иные органы фактически инициировал проведение ОРМ. В том числе, суд направлял запрос в ФКУ СИЗО о совместном вызове Мирного и Чудинова, с целью опровержения показ ий Чудинова. Суд, после предоставления сторонами доказательств, по собственной инициативе допросил в судебном заседании свидетеля М и специалиста Л тогда как аналогичное ходатайство стороны защиты судом было отклонено. Допущены нарушения при назначении и проведении на предварительном следствии всех экспертиз по делу, с постановлениями об их назначении Еремин ознакомлен одновременно с самими заключениями. Суд необоснованно, в нарушение правил ст. 90 УПК РФ, отказал в приобщении к делу протокола допроса свидетеля К Ф М из другого уголовного дела и других доказа из него, в исследовании самого приговора в отношении Мирного от 28 марта 2007 года. Считают, что из заключения судебно-баллистической экспертизы следует, что пуля, изъятая из тела Л,

выстреляна из вероятно самодельного огнестрельного оружия по признакам совпадающим с оружием, использованным при убийстве Мирным М Считают, что суд в нарушение принципа состязательности процесса по собственной инициативе направил органам предварительного следствия для проверки утверждений Репки о самооговоре под принуждением следствия, выписку из протокола судебного заседания, содержащую показания Репки об этом. Показания свидетелей М иП об участии в банде Еремина, данные ими на предварительном следствии необоснованно оглашены в судебном заседании, в условиях возражения стороны защиты. В действиях Л признаки преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ суд на это не отреагировал. Находят немотивированными, и не соответствующими действительному ходу судебного разбирательства решения суда, отклонившего, большую часть замечаний Еремина и адвоката Мательского на протокол судебного заседания, вернувшего им диски с аудиозаписями хода судебного разбирательства и стенограммы процесса. Не соглашаются с выделением части уголовного дела по одному из эпизодов обвинения Еремина (в отношении Р и направлением его прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. С что конструкция обвинения не позволяет выделить этот эпизод из единого обвинения в совершении преступлений в составе банды. Адвокат Кондратьева, помимо этого, считает, что нарушен процессуальный порядок сбора доказательств по делу, в том числе показаний свидетелей М , П « , П Л С чьи я в асед лед П бо бвинительного приговора, направлении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ либо постановлении оправдательного приговора в отношении Еремина.

В апелляционных жалобах осужденный Федотов К.С, адвокаты Денисов К.Г. и Изотова Т.М., приводят аналогичные доводы, полагают что суду следовало данное уголовное дело вернуть в целом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а не выделять для этих целей один эпизод обвинения. Считают, что выделение одного эпизода отразилось на полноте и объективности рассмотрения дела. Находят нарушенной процедуру принятого судом решения, поскольку с предложением вернуть дело прокурору в указанной части государственный обвинитель обратился к суду лишь в прениях, стороны были лишены возможность высказаться по этому вопросу. Полагают, что материалами дела не опровергнуты утверждения осужденного Федотова о том, что он не совершал инкриминируемых ему преступлений, Мирный оговаривает его, чтобы переложить на него ответственность за совершенные им самим преступления, в том числе убийство Л Считают, что Мирный из одного и того же огнестрельного оружия совершил убийство М,

за что осужден, а также Л Полагают, что суд не разобрался в деле, проявил необъективность, необоснованно отклонил большую часть ходатайств стороны защиты, в том числе, об исключении множества доказательств, как недопустимых, проведении большого количества судебных экспертиз, в том числе направленных на установление фальсификации постановления о расследовании данного дела следственной группой с допечатыванием фамилии следователя Б , на выяснение обстоятельств убийства Л его положения в момент вхождения пуль в его тело, что имеет значение для оценки показаний Мирного об этом, как лживых, а также для установления того, что пули изъятые из тела М иЛ выстреляны из одного оружия Суд допустил оглашение показаний ряда свидетелей, в том числе М и П , в условиях возражения стороны защиты и при отсутствии к тому законных оснований, в связи с не установлением их места нахождения. Не позволил стороне защиты исследовать ряд доказательств, содержащихся в уголовном деле в отношении Мирного и приговор в отношении него, постановленный в 2007 году. Из этого приговора следует, что Мирный создал банду и с конца 2002 года по ноябрь 2005 года совершал в ее составе нападения на граждан совершил убийство М Тогда как по данному делу Федотов обвиняется в создании с начала 2003 года банды, действовавшей до 9 декабря 2005 года, в которую вошли Федотов, Еремин, Мирный и Репка (Мирный и Репка осуждены за эти преступления в 2010 году), совершении нападений на граждан и республики и убийстве Л Полагают, что Мирны мог участвовать в двух бандах, а в составе созданной им самим в 2002 году банды совершил все инкриминируемые Федотову и Еремину по данному делу преступления и оговаривает их с целью избежать сурового наказания. Находят необоснованными решения суда, отклонившего ходатайства стороны защиты о проведении ряда экспертиз по исследованию пуль изъятых из тел потерпевших М и Л запрете специалисту определить угол вхождения пули с иссл куртки потерпевшего Л Считают, что представленная в судебном заседании государственным обвинителем пуля не относится к делу, не соответствует по весу, цвету изъятой из трупа потерпевшего, находилась в различных учреждениях, а не при деле, в связи с чем, невозможно проследить ее движение. Приводят анализ показаний свидетеля М и других доказательств по делу, дают им собственную оценку, отличную от оценки суда, приведенной в приговоре Считают, недоказанной виновность Федотова и в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ, в том числе, на том основании, что по делу не обнаружено и не изъято огнестрельное оружие Ссылаются на оговор Федотова Мирным, как заинтересованным лицом и в связи с тем, что следствие подкупало его, предоставляло спиртные напитки, свидания с сожительницей, находят его показания противоречивыми не согласующимися с заключениями экспертов. Репка оговорил Федотова на предварительном следствии из-за принуждения лиц производивших расследование, Ч под принуждением со стороны Мирного, Л из-за опасений самому быть привлеченным к уголовной ответственности. Считают, что последний, подлежит привлечению к уголовной ответственности. Утверждают, что судом необоснованно отвергнуто как не подтвердившееся приводимое Федотовым алиби, а именно о нахождении его в г. во время совершения преступления в отношении Л Полагают, что суд в приговоре неправильно отразил показания свидетеля Н подтвердившего алиби Федотова по другому эпизоду обвинения Ссылаются на то, что уголовное дело по ст. 209 ч. 1 УК РФ в отношении Федотова не возбуждалось, в связи с чем он необоснованно осужден за это преступление. Считают также, что допущены нарушения закона при передаче данного дела от одного следователя другому, влекущие признание всех доказательств по делу недопустимыми. Ссылаясь на то, что ряд потерпевших из числа граждан по сведениям компетентных органов официально не зарегистрированы, как въезжавшие в 2004-2005 годах на территорию Х края, встававшие на миграционный учет, ООО « , как заявляли ряд таких потерпевших они работали ально не зарегистрировано, - утверждают, что тем самым, не установлен следствием и судом объект посягательства Утверждают также, что адвокат Изотова была навязана судом Федотову многократные отказы Федотова от этого адвоката судом были необоснованно отклонены. Федотов был несвоевременно ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз по делу и самими заключениями чем было нарушено его право на защиту. Судом необоснованно оглашены показания свидетелей М иП , а Федотов хотел задать им вопросы о порядке их д поч али показания против него при этом могли быть раскрыты преступные действия лиц, производивших допросы. Относят к нарушению закона то, что судья Г дважды принимал данное дело к производству. Высказыва верие к профессионализму эксперта Б Считают, что судом неверно оценены данные о личности а, назначено чрезмерно суровое наказание, в том числе по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ не зачтено наказание, отбытое по предыдущему приговору. Не соглашаются с выделением дела в части обвинения Федотова по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ в отношении Р и направлением его прокурору, приводят те же аргументы, что и сторона защиты осужденного Еремина. Находят необоснованным и необъективным решение суда об отклонении большей части замечаний на протокол судебного заседания принесенных осужденным Федотовым и адвокатом Денисовым. Просят приговор и постановление суда отменить, дело в полном объеме направить прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы, государственный обвинитель Семенина Л.Г. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Федотова и Еремина в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Федотова и Еремина в совершенных ими преступлениях подтверждается показаниями свидетелей М Р « », А М , об обстоятельствах совершенных осужденными преступлений, Л П К М А Ч , М М К К , С и других, об известных им обстоятельствах совершенных преступлений, показаниями в судебном заседании потерпевших М Л Л П Л

и на следствии - Т Ц В Ч

Л Л Ч Л данными зафиксированными в протоколах осмотра мест происшествия, опознаний данными, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами полно и правильно приведенными в приговоре.

Анализ перечисленных доказательств позволил суду установить, что Федотов в начале 2003 года, в г. в целях нападения на граждан создал банду, в состав которой вошли Мирный, Репка и Еремин и руководил ею. Федотов и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с лицами, не входившими в ее состав 06. 02. 2004 г. совершили разбой в отношении Ц В Т С О Федотов и Мирный, который осужден приговором от 21 октября 2010 года, в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с Абдурахмановым, который осужден приговором от 20 апреля 2006 года, не входившим в ее состав 22. 04. 2004 г. совершили разбой в отношении М Федотов, Репка который осужден приговором от 29 декабря 2010 года и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды, в группе с Абдурахмановым и другими лицами, не входившими в ее состав 27. 05. 2004 г. совершили разбой в отношении Л П Г., Л ( ), Л Л Л Федотов и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды 02. 12. 2004 г. совершили разбой в отношении Л В тот же день Федотов умышленно убил Л.

Федотов, Репка, Еремин и Мирный в составе созданной и руководимой Федотовым банды 09. 12. 2005 г. совершили разбой в отношении Г и Ф Федотов незаконно приобрел носил огнестрельное оружие и боеприпасы.

Судом тщательно проверялись все приводимые осужденными Федотовым и Ереминым, а также их адвокатами доводы в защиту осужденных и обоснованно отвергнуты, как не подтвердившиеся опровергающиеся материалами дела.

В приговоре судом приведены убедительные мотивы принятого решения по каждому из приводимых доводов.

Оснований не согласиться с данными решениями суда не имеется поскольку они основаны на результатах тщательной проверки и анализа материалов уголовного дела.

Судом обоснованно признаны правдивыми показания свидетеля Мирного об обстоятельствах совершенных осужденными Федотовым и Ереминым преступлений, поскольку они согласуются с показаниями других свидетелей обвинения, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях свидетеля М , чему дана правильная оценка в приговоре. При этом судом обоснованно учтены пояснения Мирного о запамятовании отдельных деталей преступлений, по прошествии длительного промежутка времени после их совершения, о заблуждении в отношении номера пистолета, в связи большим количеством информации по разным уголовным делам.

Судом не установлено оснований у Мирного к оговору осужденных Федотова и Еремина, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Как видно из материалов дела, Мирный дал показания о совершении Федотовым и Ереминым преступлений, в том числе об убийстве Федотовым Л когда уголовное дело в этой части было приостановлено. Судом не установлено нарушений закона в ходе допросов свидетеля М .

Показания свидетеля Р данные им на предварительном следствии обоснованно признаны судом правдивыми, как согласующиеся с показаниями свидетеля М , другими доказательствами по делу.

Судом тщательно проверялись утверждения свидетеля Р об оговоре Федотова и Еремина на предварительном следствии в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, для проверки доводов Репки о недопустимости его показаний на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с ним, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, вынесенное по результатам проверки доводов Репки о вынужденной даче им показаний на предварительном следствии.

Из дела усматривается, что проверка указанных доводов Репки является полной, выводы в соответствующем постановлении мотивированы и сомнений не вызывают.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Репкой проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвоката, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Репки.

В том числе, на очной ставке с Федотовым, Репка уличал его в совершенных преступлениях, на очной ставке с Мирным подтвердил правдивость показаний Мирного, заявил, что и он сам не оговаривает Федотова и Еремина в совершении преступлений.

Показаниям свидетеля Б судом дана правильная оценка подробно изложенная в приговоре.

Исследованными в суде материалами дела и показаниями свидетеля М в судебном заседании установлено отсутствие у следователей Ч и С возможности представить Репке протоколы допросов Мирного, Парфенова и Федотова об обстоятельствах совершения разбойного нападения 27. 05. 2004 г. в отношении Л П Л Л Л Л поскольку к моменту допроса Репки, во время которого он сообщил о своем, Федотова, Мирного и других лиц участии в совершении ряда преступлений, в том числе и этого, Мирный показаний об обстоятельствах совершения разбоя 27. 05. 2004 г. не давал, а дал их впервые 12. 04. 2010 г., т. е. более чем через пять месяцев после Репки.

Показания Мирного, в этой части, обоснованно признаны судом объективными в связи с тем, что они подтверждаются другими доказательствами по делу.

Так, допрошенный 06. 11. 2009 г. Репка, в присутствии защитника подробно рассказал о своем, Федотова, Мирного и других лиц участии в разбое, совершенном группой под руководством Федотова 27. 05. 2004 г В ходе этого допроса Репка пояснял о роли, экипировке, оснащенности техническими средствами, вооруженности каждого из участников нападения, что впоследствии было подтверждено Мирным, при его допросе.

До указанного допроса Репки никто, из допрошенных к тому времени лиц, не сообщал следствию об участии в разбое 27. 05. 2004 г Федотова и Мирного, о том, что именно Федотов во время нападения был одет в милицейскую форму. Репкой в ходе этого допроса была описана и особенность оружия Федотова, примененного при совершении разбоя пистолет, переделанный из газового пистолета ИЖ под 9 мм. патрон к пистолету Макарова, который внешне ничем не отличается от пистолета Макарова. При допросе 05. 11. 2009 г. Репкой первым заявлено о длительной и тщательной подготовке преступной группы Федотова к совершению разбоя в отношении Л П Л (Л Л , Л Л разработке детального плана совершения нападения с распределением ролей между участниками нападения. Тогда же от Репки следствию стало известно, что автомобиль « », похищенный в процессе нападения был передан Федотовым своему знакомому для продажи и был продан Приведенные показания Репки в полной мере согласуются с показаниями Мирного, о передаче Федотовым похищенной автомашины своему знакомому для продажи, и показаниями свидетеля Л которому Федотов передал похищенную автомашину и тот ее продал неустановленному следствием лицу.

Федотов и Парфенов никаких показаний об обстоятельствах совершения разбоя 27. 05. 2004 г. никогда не давали, следовательно ориентируясь на их показания при допросе 06. 11. 2009 г. Репка сообщить какие - либо подробности этого преступления, событий предшествовавших его совершению и последовавших за его совершением не мог.

В судебном заседании проверены доводы Репки о том, что его показания трижды проверялись на месте следователем Ч с участием одних и тех же понятых, но поскольку он не был участником событий, о которых нужно было давать показания, следователь подсказывал ему все, исходя из показаний Мирного.

Приведенные пояснения Репки судом обоснованно признаны надуманными, противоречащими остальным доказательствам исследованным в судебном заседании.

Из пояснений свидетеля Ч , признанных судом правдивыми, и материалов дела судом установлено, что Ч Репка был допрошен в период с 5 по 11 ноября 2009 г. в качестве подозреваемого и никаких других следственных действий с его участием, в том числе проверок показаний на месте, он не проводил. Проведший же проверку показаний Репки на месте следователь С и свидетели К и Ш чьи показания в этой части, судом признаны соответствующими действительности, сообщили о своем участии соответственно в качестве следователя и понятых при проверке показаний Репки на месте, которая проводилась только один раз и никто ничего Репке при этом не подсказывал. Все пояснения Репка дал самостоятельно, без каких - либо подсказок.

Приведенные показания Репки, данные им 6. 11. 2009 г. согласуются вплоть до деталей с показаниям потерпевших по делу Л П Л (Л Л Л , Ли При этом Репка никогда не заявлял, что показания потерпевших представлялись ему кем либо для изучения.

Анализ приведенных данных позволил суду прийти к правильному выводу о том, что 6. 11. 2009 г. Репкой были сообщены следователю в присутствии защитника сведения об обстоятельствах совершения разбоя 27. 05. 2004 г., ставшие ему известными в связи с непосредственным его участием в совершении этого преступления, а не при других обстоятельствах.

Из показаний Репки, а также Мирного следует, что у Репки, во время совершения указанного преступления, была наклеена на нос полоска лейкопластыря.

О том, что у одного из разбойников на носу был лейкопластырь следует из показаний потерпевшего Л опознавшего на предварительном следствии Репку. Допущенная неточность в указании потерпевшим года совершения нападения, как правильно указано в приговоре, не лишает данное следственное действие доказательственного значения, поскольку события, описанные потерпевшим, имели место один раз и только в 2004 году.

Потерпевшие Л (Л так же поясняли о том, что нос одного из нападавших был заклеен лейкопластырем. С учетом перечисленных данных, в том числе пояснений потерпевших, суд обоснованно отнес к добросовестному заблуждению то, что потерпевшая П через пять лет после разбоя, совершенного в отношении нее и ее близких на следствии и еще позже в суде, показала, что пластырь был наклеен на нос нападавшего, одетого в милицейскую форму остановившего их автомашину.

Об особенности строения носа Репки показал и свидетель П

Показания о своем, Федотова, Мирного и других лиц участии в совершении разбоя 27. 05. 2004 г. в отношении Л П Л

(Л Л Л Л в присутствии адвокатов Репка подтвердил на очных ставках с Федотовым и Мирным.

Допрошенные в судебном заседании потерпевшие Л Л

Л ( и П показали, что 27. 05. 2004 г подсудимый Федотов участвовал в нападении на них. Каждым из них сообщены действия, совершенные им во время нападения. Л Л

П а также, свидетелем М , независимо друг от друга сообщено, что во время нападения на них Федотов был одет в милицейскую форму (ГИБДД) и действовал, как сотрудник милиции, что и побудило потерпевшего Л подчиниться команде Федотова остановить свою автомашину, предъявить тому документы и проследовать с ним к автомашине разбойников.

Оснований оговаривать Федотова у потерпевших Л П

иЛ судом не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Об участии Федотова в нападении 27. 05. 2004 г. в доме по ул.

свидетельствуют, также показания потерпевших Л ()

и Л правильно сообщивших о нем, как о самом крепком крупном из нападавших, ростом примерно 185 см., подтвердивших показания потерпевших П Л иЛ о Федотове одетом в начале нападения в милицейскую форму, как о мужчине европейского типа, крупного телосложения, ростом чуть больше см со светлыми волосами, короткой стрижкой, на вид лет, с большой головой, с круглым лицом.

Свидетель М , чьи показания в этой части, судом обоснованно признаны соответствующими действительности, опровергая показания Федотова о приобретении последним у него в 2005 г. автомашины «»

показал, что Федотов у него никаких автомашин, в том числе этой не приобретал. Названная автомашина, похищенная участниками банды Федотовым, Репкой и им, а также знакомыми Федотова 27. 05. 2004 г. у , примерно через неделю после ее похищения, Федотовым была передана ( Л .

Л , с учетом уточнений, после исследования его показаний на предварительном следствии сообщено, что в мае - июне 2004 г. он приобрел у Федотова автомашину « ».

Таким образом, показания Репки на предварительном следствии и Мирного на следствии и в суде свидетельствуют о том, что 27. 05. 2004 г автомобиль был похищен преступной группой под руководством Федотова, который и решал судьбу похищенного, в том числе и автомобиля. Мирный лишь выполнял его указания, в частности арендовал гараж, в который и была временно помещена похищенная автомашина впоследствии переданная Л

О передаче Л похищенного джипа не в 2005 г., как показал в суде Федотов, а в мае - июне 2004 г., т. е. вскоре после его похищения, свидетельствуют и показания Репки на предварительном следствии, о том, что в течение недели Федотов передал ему еще долларов США от продажи похищенного автомобиля «».

Как следует из обвинительного заключения и приговора суда следствием и судом установлено фактически одно и то же место совершения преступления в отношении Л и других потерпевших по этому эпизоду.

Уточнение же судом названия улицы г. с исследованием в судебном заседании схемы района и схемы расположения домов, не нарушает право осужденных на защиту.

Указание в приговоре Краснофлотского районного суда г Хабаровска от 20. 04. 2006 г., которым осужден Абдурахманов, того же самого места совершения преступления, но иной улицы, с учетом приведенных данных, также не может быть отнесено к нарушению закона в том числе правил ст. 90 УПК РФ.

Судом тщательно проверены доводы осужденного Федотова о его непричастности к разбою в отношении Л и его убийству 2 декабря 2004 года, в том числе, в связи с нахождением Федотова во время названных событий в г.

Заявленное Федотовым алиби подтвердили его сожительница Р , мать К ее муж К Ш С ,Р ,иС

В судебном заседании исследовались, представленные адвокатом фотографии Федотова, по утверждению стороны защиты свидетельствующие о том, что они сделаны в указанный период в г.

Показания свидетелей К , Ш иР судом обоснованно признаны недостоверными, данными ими в силу близких и родственных отношений, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей из числа не заинтересованных, всей совокупностью доказательств по делу.

Кроме того, судом установлено, что показания Р содержат существенное противоречие показаниям осужденного Федотова, свидетеля Р , а показания К содержат другое существенное противоречие показаниям Родионовой, Репки и Федотова.

Так, из показаний допрошенной в марте 2009 г. К следует, что фотографии, на которых она запечатлена в г. с Федотовым во время его пребывания с октября 2004 г. по март 2005 г. в г.

представленные ей посторонними людьми, Федотов забрал с собой. Таким образом, из показаний К следует, что фотографии, о которых идет речь, Федотов забрал с собой, т. е. не позже чем в марте 2005 г.

Из показаний свидетелей Р в суде, эти фотографии Федотов показывал ему весной или летом 2005 года, тогда как свидетель Р , сожительница Федотова, на предварительном следствии 17. 04. 2009 г. поясняла, что фотографий, о которых идет речь, по возвращении Федотова из г. в том числе в марте 2005 года у него не было и не могло быть до 2009 г., (а следовательно представить их Репке или кому либо другому, вплоть до 2009 г., он не имел возможности). Из ее же показаний следует, что эти фотографии были привезены в г матерью Федотова К в январе 2009 г., т. е. за три месяца до допроса Р следователем. Факт приезда в указанное время К в г. подтвержден самой свидетелем К

При таких данных, показания свидетеля Р , в части времени доставления в г. фотографий, на которых Федотов изображен на фоне достопримечательностей г. обоснованно признаны судом соответствующими действительности, поскольку согласуются с другими доказательствами по делу. Показания же Репки в указанной части, как противоречащие доказательствам по делу суд признал данными под влиянием лиц, заинтересованных в уклонении Федотова от ответственности за содеянное.

Показания свидетеля С о том, что звонивший ему в ноябре - декабре 2004 г. Федотов сообщил о своем нахождении в г.

как правильно указано в приговоре, сами по себе, не могут быть доказательствами действительного нахождения Федотова в указанном месте, поскольку сообщение об этом по телефону могло быть сделано из любого города России. По каким номерам телефонов связывались при этом Федотов и С , ни один из них не назвал.

Доказательствами нахождения Федотова в г. во время преступлений, совершенных в отношении Л являются показания свидетелей Л и П признанные судом соответствующими действительности, в связи с отсутствием у каждого из них оснований для оговора Федотова, из которых следует, что в период с октября 2004 года и по март 2005 г. каждый из них неоднократно видел Федотова в г. и лишь впоследствии Федотов сообщил им о своем намерении поехать в .

Из показаний свидетеля А усматривается, что он отдыхал в компании с Федотовым, Мирным, С ,Б К на втором в период с сентября до конца 2004 года, в конце 2004 года- начале 2005 года, он сдал Федотову в аренду гараж.

Свидетелем С ) уточнено время совместного с Федотовым и другими лицами времяпрепровождения, сообщенное А - начало декабря 2004 года.

Показания А и С , в указанной части, обоснованно признаны судом достоверными, поскольку подтверждаются показаниями свидетелей П и Л , а также Мирного, пояснившего что в 2004 году Федотов из г. в г. не выезжал, вместе с ним 2 декабря 2004 года совершил разбойное нападение на Л и застрелил потерпевшего.

Согласно показаниям Репки на предварительном следствии признанным судом соответствующими действительности, за несколько дней до события, имевшего место 10. 03. 2005 г. в служебном кабинете Еремина на кондитерской фабрике в г. он встречался с Ереминым, Мирный и Федотовым.

О нахождении Федотова в период с декабря 2004 г. по март 2005 г. в г. а не в г. следует из показаний свидетелей М о том, что в начале 2005 г. его познакомили с Федотовым; П о доставлении им по ледовой переправе, которая как подтвердили Федотов и П открывается 1 января, по просьбе Репки, на остров Федотова зимой 2005 года.

Анализ приведенных доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о нахождении осужденного Федотова 2 декабря 2004 года в г. и несоответствии действительности его и других лиц показаний о нахождении Федотова в указанное время в г.

Об участии Федотова 2. 12. 2004 г. в составе банды в разбойном нападении на Л на предварительном следствии и в суде показал соучастник этого преступления, участник банды, созданной и руководимой Федотовым, осужденный за это преступление, Мирный. Им же - очевидцем убийства Л сообщено о совершении этого преступления Федотовым. На очной ставке с Федотовым Мирный подтвердил, что разбой в отношении Л совершен им и Федотовым, после чего Федотовым совершено убийство потерпевшего в его присутствии. Оснований подвергать сомнениям правдивость показаний Мирного, по этим фактам у суда не имелось, поскольку они подтверждаются другими доказательствами по делу.

Из показаний Мирного следует, что убит Л Федотовым был выстрелами из пистолета, переделанного для стрельбы 9 мм патронами к пистолету Макарова (ПМ), которыми Федотов и заряжал свой пистолет.

Производство выстрелов в потерпевшего из огнестрельного оружия подтверждено заключениями: судебно - медицинской экспертизы трупа Л №344, согласно которой на трупе обнаружены огнестрельные ранения. Из тела трупа извлечена пуля, которая, в соответствии с заключением эксперта №1749 является частью 9 мм. патрона к пистолету конструкции Макарова (ПМ). Пуля стреляна из нарезного огнестрельного оружия имеющего 4 правых нареза с шириной полей нарезов 2, 7 мм. и углом наклона 8, 5 градуса, вероятнее всего самодельного. На одежде, в которой Л был доставлен в лечебное учреждение, как следует из заключения экспертов №№214/152, были обнаружены огнестрельные повреждения. Допрошенные в судебном заседании эксперты К , Ш Л и специалист Л подтвердили правильность выводов этих экспертиз об огнестрельном характере повреждений на трупе Л и одежде, в которую был одет потерпевший в момент доставления в больницу.

Перечисленные заключения в судебном заседании тщательно исследовались, и правильность их выводов, с учетом пояснений экспертов специалиста и свидетелей, обоснованно не вызвала у суда сомнений.

Судом не установлено нарушений при изъятии и исследовании пули извлеченной из трупа Л

Свидетель П , при допросе его на предварительном следствии, пояснял о стрельбе Федотовым на стрельбище из имевшегося у него пистолета Макарова.

Судом выяснялись обстоятельства появления в заключении № 344 ряда ошибок, в том числе допрашивался судебно-медицинский эксперт К следователи Ш , . При этом ошибки на титульном листе заключения в фамилии следователя, назначившего экспертизу и в указании года проведения экспертизы (закончена на год раньше, чем начата), обоснованно отнесены судом к техническим, которые не могут поставить под сомнение законность и обоснованность данного заключения и выводов, содержащихся в нем.

Не соответствующими действительности, преследующими цель ввести суд в заблуждение и уклониться от ответственности за совершение разбоя в отношении Л и его убийства судом признаны доводы Федотова о звонке Мирного ему в г. примерно в середине декабря 2004 г. и сообщении о конфликте с Л из - за отказа последнего рассчитываться за автомобиль « в кузове.

Свидетель Л , чьи показания в этой части, судом обоснованно признаны объективными, показал, что автомашина «

в кузове ему была передана Федотовым в то время, как Мирный сидел в другой автомашине и ждал Федотова. Никогда никаких дел с Мирным он не имел, и все автомашины, в том числе «»

в кузове, приобретал только у Федотова.

Указанный довод Федотова опровергнут в судебном заседании свидетелем М , давшим, по этому факту показания аналогичные показаниям Л

С учетом изложенного, показания Мирного, не имевшего никаких отношений с Л судом обоснованно признаны правдивыми.

Несостоятельными, опровергающимися доказательствами по делу признаны судом доводы Федотова об оговоре его Мирным в совершении преступлений в отношении Л по указанию следователей и оперативных сотрудников, обещавших снижение ранее назначенного наказания, о чем, ему якобы сообщил сам Мирный.

Мирный в судебном заседании отрицал сам факт беседы с Федотовым об этом. Более того, до контактов со следователями и оперативными сотрудниками 21. 07. 2008 г. Мирный отбывавший уголовное наказание в исправительной колонии, обратился к начальнику исправительного учреждения с заявлением о его допросе по факту убийства гражданина Л в 2005 году, похищенного из поселка им. (т. 1 л. д. 31).

Виновность осужденного Федотова в совершении указанного преступления подтверждается также показаниями свидетеля Р .

В том числе о наличии у Федотова пистолета, о котором сообщил Мирный, показал на предварительном следствии и Репка профессиональный военный, рассказавший, что у Федотова был газовый пистолет ИЖ - 79, внешне неотличимый от ПМ, который, со слов Федотова, был переделан под боевой патрон путем замены газового ствола на нарезной. С учетом показаний Репки о практически полном внешнем сходстве пистолета Макарова (ПМ) и газового пистолета ИЖ - 79 судом дана оценка показаниям ряда свидетелей по настоящему делу о наличии у Федотова пистолета Макарова (ПМ).

На том же допросе Репка сообщил о том, что со слов Федотова ему стало известно, что тот избавился от этого оружия после задержания Мирного, поскольку на одном из преступлений он из него стрелял.

С учетом совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, судом установлено производство Федотовым выстрелов из указанного пистолета при совершении двух преступлений: 27. 05. 2004 г. в лесу, в районе завода ЖБИ в землю и 02. 12. 2004 г. в Л

Других, кроме двух приведенных фактов производства Федотовым выстрелов из находившегося у него нарезного огнестрельного оружия имеющего 4 правых нареза с шириной полей нарезов 2, 7 мм. и углом наклона 8, 5 градуса, вероятнее всего самодельного, внешне неотличимого от пистолета Макарова (ПМ) при совершении преступлений судом не установлено.

Последнее обстоятельство, в совокупности с иными доказательствами по делу, позволили суду сделать правильный вывод о том, что преступление, в ходе которого Федотов стрелял и о котором сообщил Репке, связано с убийством Л

Показания Мирного об убийстве Федотовым Л подтверждены также свидетелем Л , которому сразу после отобрания Федотовым и Мирным у потерпевшего автомашины»

с государственным регистрационным номером регион она была передана Федотовым. Через день - два после получения автомашины от Федотова Л по телевизору увидел репортаж об убийстве китайского предпринимателя и похищении у того автомашины « ». При встрече с Федотовым, состоявшейся после этого Л интересовался принадлежностью полученной от Федотова автомашины убитому китайцу, о котором сообщили по телевизору Федотов дал понять, что это именно так, что автомобиль «был с убийства»

Таким образом, из показаний свидетеля Л судом установлено, что Федотов, будучи хорошим его знакомым, вне следственной ситуации признался в убийстве потерпевшего Л

У суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность показаний свидетеля Л поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности его в оговоре осужденного.

Показания Мирного о том, что выстрелы в Л были произведены из пистолета, переделанного для стрельбы боевыми патронами к пистолету Макарова (ПМ) подтверждены заключением эксперта №1749 о том, что пуля, изъятая из трупа Л ранее являлась частью 9 мм. патрона к пистолету конструкции Макарова (ПМ) и стреляна из нарезного огнестрельного оружия, имеющего 4 правых нареза с шириной полей нарезов 2, 7 мм. и углом наклона 8, 5 градусов, вероятнее всего самодельного, пояснениями эксперта Л о том, что указанная пуля выпущена из самодельного огнестрельного оружия, о чем свидетельствует большой угол полей нарезов, отразившихся на ней который в разы больше, чем угол полей нарезов оружия, выпускаемого промышленными предприятиями. Категоричный вывод о самодельности ствола оружия, в котором стрелян патрон, с представленной на исследование пулей не дан, лишь в связи с не представлением для исследования самого оружия.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям приведенные выводы эксперта.

В судебном заседании проверены утверждения защитников и осужденного Федотова о представлении суду пули, которая не была предметом экспертного исследования №1749 и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом судом подвергались анализу и оценке утверждения защитника Мательского о том, что цвет и вес пули, осмотренной в судебном заседании не соответствуют цвету и весу, указанным в заключении эксперта. Анализировались и подвергались оценке показания эксперта Л о степени точности, достаточной, по его мнению, с которой им была взвешена пуля при проведении экспертизы представленные им документы о движении пули, его показания также об идентификации им этой пули по возвращении ее из Федеральной пулегильзотеки и (после осмотра пули в суде), о том, что именно она была предметом его экспертного исследования.

Анализ и оценка приведенных данных, позволили суду прийти к правильному выводу о необоснованности доводов защитников и подсудимого Федотова о представлении суду пули, не имеющей отношения к делу.

Протокол осмотра вещественных доказательств от 26. 02. 2005 г., в котором указано об осмотре пули следователем, при наличии оснований к тому, признан судом недопустимым доказательством.

При этом установлена ошибочность включения в указанный протокол указания об осмотре пули находившейся в то время в г. в Федеральной пулегильзотеке.

Судом выяснялись обстоятельства составления постановления о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств в том числе пули, изъятой 4. 12. 2004 г. при производстве судебно медицинской экспертизы трупа Л и обоснованно отнесено к технической погрешности указание в постановлении даты его составления 26. 02. 2004 г., вместо 26. 02. 2005 г.

Приведенное упущение следствия, как правильно указано в приговоре, не может быть основанием для сомнений в законности данного постановления.

В судебном заседании, желая подвергнуть сомнениям, объективность показаний свидетеля М об обстоятельствах убийства Л защитники Закоморная, Денисов и Мательскии, подсудимый Федотов ссылаясь, в том числе на заключения экспертов и специалиста Лиенко утверждали, что показания Мирного об обстоятельствах причинения ранений потерпевшему - расстояние, с которого были произведены выстрелы, взаимное расположение стрелявшего и потерпевшего и другие обстоятельства, противоречат заключениям экспертов и специалиста, что свидетельствует о недостоверности показаний Мирного.

В судебном заседании тщательно проверены показания Мирного в этой части на соответствие их выводам экспертов и специалиста Л ,и обоснованно признаны не противоречащими им.

Так, в судебном заседании свидетель М сообщил, что наиболее точно расстояние, с которого Федотов стрелял в Л им указано при проверке его показаний на месте. Он сообщил при первом допросе, что расстояние, с которого Федотовым велась стрельба из пистолета в потерпевшего, составляло 2 0 - 3 0 метров. В ходе же проверки показаний на месте, с условной привязкой к местности, им указаны места нахождения стрелявшего и потерпевшего в момент производства выстрелов, которое при измерении оказалось равным 4, 6 м.

Как правильно указано в приговоре, разногласия в показаниях Мирного при указании в метрах расстояния с которого Федотов производил выстрелы в Л не свидетельствует о недостоверности его показаний о происшедшем в целом.

Давая такую оценку приведенным обстоятельствам, суд учел пояснения Мирного о том, что наблюдаемая им сцена убийства Федотовым Л была для него внезапной и психотравмирующей настолько, что после происшедшего он не смог управлять автомашиной Он наблюдал за Федотовым и Л когда те находились в движении Л пытался убегать, а Федотов его преследовал, сам Мирный также, находился в движении (следовал за Федотовым и Л).

С учетом изложенного следует признать правильными выводы суда о том, что перечисленные обстоятельства препятствовали Мирному объективно воспринять, как расстояние от него до каждого из удалявшихся от него лиц, так и между потерпевшим и Федотовым, лишили его возможности точнее определить расстояние между Федотовым и Л

в момент производства выстрелов Федотовым.

Кроме того, из пояснений эксперта Л и специалиста Л в судебном заседании, следует, что дистанция выстрела из оружия произведенного не в промышленных условиях, может быть установлена относительно точно лишь при условии предоставления для исследования такого оружия. Выводы о дистанции выстрелов, содержащиеся в заключениях экспертов и специалиста верны для образцов огнестрельного оружия, перечисленных в заключениях, но не для оружия, переделанного из какого - либо иного путем замены ствола на нарезной.

Фактическое совпадение мнения экспертов и специалиста Л о различности дистанции одного и другого выстрелов в потерпевшего обоснованно связывается стороной защиты с изменением расстояния между стрелявшим и Л во время первого и второго выстрелов.

Это же следует и из показаний свидетеля М , пояснившего, что стрелять в потерпевшего Федотов стал остановившись.

Судом тщательно выяснялись все обстоятельства убийства Федотовым потерпевшего, приняты все необходимые и возможные меры для установления дистанции, с которой производились выстрелы в потерпевшего, взаимного расположения потерпевшего и Федотова при этом.

По результатам надлежащей проверки доказательств суд пришел к правильному выводу о том, что показания Мирного не противоречат каким - либо заключениям экспертов и их пояснениям по настоящему делу по вопросу о дистанции выстрелов, произведенных Федотовым в Л.

В то же время, противоречат доказательствам, исследованным в судебном заседании утверждения стороны защиты, о несоответствии показаний свидетеля М о стрельбе Федотова по горизонтали в сторону удалявшегося Л

Показания Мирного в этой части в полной мере согласуются с выводами, содержащимися в заключениях экспертов №№344, 214/152, заключений специалиста №№ 578/5, 579/5, в пояснениях экспертов К Л , специалиста Л из которых следует, что выстрел произведен практически горизонтально.

В судебном заседании осужденным Федотовым и защитниками Денисовым, Мательским оспаривались показания свидетеля М об обстоятельствах производства выстрелов из пистолета Федотовым в Л

со ссылкой на то, что в заключениях экспертов №№344, 214/152, заключениях специалиста №№578/5 и 579/5 отмечено об образовании повреждений от одного из снарядов при выстреле слева направо, сверху вниз, несколько сзади наперед. Мирным же показаний о производстве выстрела в Л сверху вниз на предварительном следствии и в суде не дано.

Приведенные выводы экспертов и специалиста Л , их пояснения не содержат противоречий показаниям Мирного на следствии и в суде, как и показания Мирного не противоречат приведенным заключениям экспертов и специалиста Л , их показаниям.

Тщательный анализ заключений экспертов по указанному вопросу, с учетом показаний экспертов Л Н и Ш в судебном заседании, с учетом мнения специалиста Л , позволили суду прийти к выводу о том, что установление направления раневого канала от входного огнестрельного ранения, обозначенного под № 2 (на схеме к заключению эксперта № 344) и до места обнаружения пули при производстве судебно - медицинской экспертизы трупа Л - «сверху вниз», не свидетельствует о недостоверности показаний свидетеля М о происшедшем, поскольку угол наклона, под которым расположен раневой канал, незначителен.

Установленные экспертами данные согласуются с показаниями Мирного о том, что выстрелы Федотовым, обладающим большим, чем потерпевший ростом, производились в Л из положения стоя с вытянутой вперед рукой с небольшого расстояния.

Из материалов дела видно, что судом первой инстанции рассмотрены и обоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о назначении экспертиз: повторной судебно-баллистической экспертизы вещественного доказательства приобщенного к материалам настоящего уголовного дела пули; о назначении комплексной баллистической экспертизы двух пуль пули изъятой из трупа М и из трупа Л (для проверки алиби подсудимого Федотова К.С.); о назначении повторной баллистической экспертизы двух пуль: пули изъятой из трупа М и из трупа Л о назначении судебной комплексной баллистической экспертизы двух пуль: пули изъятой из трупа М и из трупа Л о назначении комплексной экспертизы с привлечением специалистов в области судебной медицины и баллистики с исследованием указанных пуль; о назначении дополнительной баллистической экспертизы с исследованием куртки потерпевшего Л.

В соответствующих постановлениях, судом приведены убедительные мотивы принятого решения по каждому из заявленных ходатайств (т. 20 л.д. 75-76, 124-126, 132-134, 174-176, 182-185, 205-206, 223-224).

Судебная коллегия не находит оснований сомневаться в обоснованности принятых судом первой инстанции решений по каждому из заявленных ходатайств.

Противоречит исследованным в судебном заседании доказательствам утверждение в жалобах о нахождении места происшествия в ином, чем указано свидетелем М месте.

Судом тщательно проверено и обоснованно отвергнуто, как не подтвердившееся утверждение стороны защиты об оговоре Мирным Федотова в совершении убийства Л с целью самому избежать ответственности за совершение этого преступления.

Из материалов дела следует, что Мирный не был заподозрен в совершении убийства Л и никаких действий в момент обращения его к начальнику исправительного учреждения о допросе по факту совершения убийства Л дававших основание ему полагать о возможном его привлечении к уголовной ответственности по этому факту, не проводилось. Следовательно, оснований оговаривать кого - либо, в том числе Федотова, в совершении убийства Л с целью самому избежать ответственности за это не было.

Из материалов дела видно, что судом первой инстанции рассмотрены ходатайства стороны защиты о назначении указанных в настоящем определении и других экспертиз.

В перечисленных ходатайствах к суду первой инстанции о проведении экспертиз, сторона защиты приводила доводы, аналогичные тем которые приводятся осужденными и адвокатами в апелляционных жалобах, осужденным Федотовым и адвокатом Денисовым в ходатайствах о назначении экспертиз, адресованных суду апелляционной инстанции.

Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению ходатайств стороны защиты о проведении экспертиз по делу. Вынесенные судом первой инстанции постановления по разрешению аналогичных ходатайств признаются судебной коллегией законными и обоснованными.

Проверены судом и обоснованно отвергнуты, как не подтвердившиеся доводы стороны защиты о том, что фамилия следователя Б была допечатана в постановление о расследовании данного дела следственной группой намного позже, чем это постановление было вынесено и о признании на этом основании недопустимыми доказательствами всех доказательств, полученных с участием следователя Б .

Судом исследовалось, представленное адвокатом Мательским составленное по его заказу заключение специалиста, допрошены в качестве свидетелей следователь Б и следователь Ш являвшийся руководителем следственной группы, об обстоятельствах создания следственной группы и участия в ней следователя Б исследовано оспариваемое постановление, в котором следователь Б указан как входящий в следственную группу, аналогичное постановление содержавшееся в надзорном производстве и представленное государственным обвинителем для сравнения, допрашивался следователь С , пояснивший, что указанное постановление находилось в деле в том виде, в каком оно и подшито в нем в настоящее время, а также о том что копии материалов дела при ознакомлении с ним, защитники и сожительница Федотова - Р снимали на своем оборудовании без его участия.

Помимо этого, судом, по ходатайству адвоката Мательского, с соблюдением требований закона была назначена судебно-техническая экспертиза указанного постановления. Согласно выводам эксперта Бежиной, которая допрошена в судебном заседании, ею не установлено элементов допечатки в тексте постановления.

Убедительным признано судом мнение эксперта Б о том, что для ответа на вопрос имела ли место допечатка, выполненная в иное, чем остальной текст время, светокопий документа недостаточно. Необходимо наличие оригинала этого документа. Ответ на вопрос о времени изготовления документов может быть дан в относительно короткий период времени после изготовления оригинала документа.

Выводы же специалиста, содержащиеся в соответствующем заключении, представленном стороной защиты, сделаны по светокопиям постановления, представленным специалисту стороной защиты, без исследования его подлинника. При этом с достоверностью не представляется судить об условиях и обстоятельствах изготовления указанных светокопий.

Анализ и надлежащая оценка всей совокупности приведенных данных позволила суду прийти к правильному выводу о том, что выводы представленного стороной защиты заключения специалиста не влияют на разрешение вопроса о том, имела ли место допечатка в оспариваемом документе или нет.

Сведения, содержащиеся в заключении эксперта №1706/3 - 1 от 24. 10. 2012 г., с учетом пояснений эксперта Б , свидетелей Б Ш , С в судебном заседании, дали суду основания для обоснованного вывода о наличии в деле постановления начальника отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Хабаровского края от 3. 12. 2004 г. о производстве предварительного следствия следственной группой не подвергавшегося изменениям, в котором имеется указание о включении следователя Б в состав следственной группы по расследованию уголовного дела по факту обнаружения 02. 12. 2004 г. в районе км. автодороги гражданина Л

с огнестрельными ранениями грудной клетки.

Из материалов дела также усматривается, что нарушений при назначении и проведении по делу судебно-технической экспертизы не допущено. Оснований сомневаться в компетентности эксперта Б у суда не имелось.

С учетом приведенных данных, следует признать, что судом обоснованно отказано стороне защиты в ходатайствах о проведении повторных судебно-технических экспертиз в отношении указанного постановления.

Как правильно указано в приговоре, неодинаковое указание фамилии и имени потерпевшего: Л Л Л Л

Л объясняется трудностью произношения, восприятия и перевода этих данных и не свидетельствует о не установлении личности потерпевшего.

Выяснялись судом также обстоятельства, связанные с техническими погрешностями в следственных документах в части указания дня совершенного в отношении Л преступления, что обоснованно признано не нарушающим право осужденного Федотова на защиту.

Судом проверены утверждения Федотова о его неучастии в разбое совершенном 06. 02. 2004 г. в отношении Ц В Т С Л О оговоре его Мирным под незаконным воздействием на последнего следователей и оперативных работников, и обоснованно признаны несоответствующими действительности, поскольку опровергаются, признанными судом объективными доказательствами.

Из пояснений в судебном заседании свидетеля М следует, что на предварительном следствии следователями и оперативными сотрудниками в отношении него недозволенных методов ведения следствия, в том числе подкупа не применялось. На предварительном следствии, и теперь в суде, им добровольно даны правдивые показания.

Давая оценку показаниям Мирного, как полученным в установленном законом порядке и достоверным, судом обоснованно учтены выводы, содержащиеся в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователей Ч С оперативных уполномоченных уголовного розыска П и Ц , вынесенное, по результатам проверки аналогичных доводов, в котором приведены убедительные мотивы принятого решения.

При этом судом в полной мере приведены в приговоре показания свидетеля Б и им дана правильная оценка.

Показания свидетеля М об участии Федотова, одетого в форму сотрудника милиции, вооруженного огнестрельным оружием, в совершении 06. 02. 2004 г. разбоя в доме по ул. в г фактически подтвердили потерпевшие Т Ц сообщившие об участии в нападении на них мужчины, похожего на русского, одетого в милицейскую форму, приметы, которого - рост комплекция, форма головы, возраст соответствуют внешности Федотова Со слов потерпевшего Ц составлен фоторобот одного из нападавших, на котором во время нападения была форменная меховая шапка.

О прибытии зимой 2004 г. на автомашине под управлением Мирного А. в район дома по ул. в г. Федотова намеревавшегося посетить с целью забирания «долга», в чем предлагал поучаствовать и А на предварительном следствии и в суде показал свидетель А при этом Федотов не ссылался на необъективность показаний этого свидетеля.

Свидетель А кроме того, пояснил, что отказался участвовать в «выбивании долга» у после того, как он увидел несколько «кавказцев», с которыми Федотов собирался это делать.

Об участии в разбое нескольких нерусских мужчин показали потерпевшие Т и Ц которые успели рассмотреть некоторых из нападавших.

О вооруженности преступной группы осуществившей нападение 06. 02. 2004 г. на граждан в квартире по ул. в г.

пистолетом, предметами, внешне похожими на пистолеты и автоматом Калашникова, кроме Мирного сообщили потерпевшие Т Ц В показания которых приведены в приговоре сообщившие об угрозах им нападавшими применением пистолетов и автомата Калашникова, что дало суду основание признать показания перечисленных лиц, в этой части объективными.

Судом тщательно проверены утверждения Федотова о его непричастности к разбою, совершенному 22. 04. 2004 г. в отношении М,

оговоре его Мирным.

Свидетель М , чьи показания в этой части, судом признаны соответствующими действительности, опровергая показания Федотова о приобретении последним у него в 2005 г. автомашины «

показал, что Федотов у него никаких автомашин, в том числе этой не приобретал. Названная автомашина, похищенная участниками банды - Федотовым и им, а также знакомым Федотова 22. 04. 2004 г. у , в тот же день была передана Л

Показания Мирного на следствии и в суде свидетельствуют о том что 22. 04. 2004 г. указанный автомобиль и другое имущество было похищено преступной группой под руководством и с участием Федотова который и решил судьбу похищенного, в том числе и автомобиля Мирный, лишь выполняя его распоряжение, мог перегнать автомобиль, в указанное Федотовым место, впоследствии переданный Л

Л с учетом уточнений, после исследования его показаний на предварительном следствии, подтверждены показания Мирного о приобретении им - Л автомашины «

в конце апреля 2004 г. у Федотова.

Пояснения потерпевшего М о телефонных переговорах нападавших, в пустынном месте, куда он ими был доставлен подтверждены свидетелем Л пояснившим о звонке ему Федотова, предлагавшего срочно встретиться, состоявшемся незадолго до передачи этому свидетелю похищенной у М автомашины Пояснения потерпевшего М и свидетеля Л по этому обстоятельству, подтверждающему отношения между Федотовым и Л как между поставщиком и приобретателем похищенных автомашин, судом обоснованно признаны объективными, поскольку даны каждым из них независимо друг от друга.

Потерпевшим М и свидетелем М , независимо друг от друга, даны показания о том, что во время совершения разбоя в отношении М Федотов был одет в форму сотрудника милиции (ГИБДД) и действовал, как сотрудник милиции, что и побудило потерпевшего подчиниться команде Федотова и остановить свою автомашину предъявить тому документы и проследовать с ним к его автомашине.

На очной ставке с Федотовым Мирный подтвердил, что Федотов с использованием милицейской формы принимал участие в разбое в отношении М в процессе которого Федотовым применялся пистолет Макарова (ПМ).

Перечень и количество похищенного, как сообщил в суде потерпевший, он лучше помнил, когда был допрошен на предварительном следствии, в связи с чем, суд при установлении перечня и стоимости похищенного при совершении разбоя в отношении М обоснованно принял во внимание показания потерпевшего, данные им по этому обстоятельству на предварительном следствии, не противоречащие показаниям Мирного в этой части.

Показания Мирного о применении в процессе разбоя в отношении М огнестрельного оружия - пистолета, подтверждено показаниями потерпевшего о том, что один из нападавших приставлял к его голове пистолет и грозил убить, сообщив, что ранее из этого оружия убил двух человек.

В ходе предварительного следствия М при проведении опознаний опознал Мирного и Абдурахманова, как участников нападения совершенного на него 22.04. 2004 г.

Как правильно указано в приговоре, арифметическая ошибка следователя при подсчете размера ущерба причиненного М преступлением, не препятствовала суду принять окончательное решение по делу в части указанного эпизода.

Судом не установлено нарушений закона в ходе проведения следственных действий с потерпевшим М В приговоре приведено убедительное основание принятого решения, с которым судебная коллегия соглашается.

Судом проверены также доводы Федотова и Еремина о их непричастности к разбою, совершенному 09. 12. 2005 г. в отношении Г

и Ф нахождении Федотова во время совершения этого преступления на станции технического обслуживания « », в связи с чем, он не мог принять участие в его совершении, и признаны необоснованными, поскольку опровергаются, признанными судом допустимыми и достоверными доказательствами.

В судебном заседании никем из участников процесса не поставлена под сомнение объективность сведений, содержащихся в ответе ИП Ш защитнику Денисову и показаниях свидетеля защиты Н о том, что длительность выполнения работ, перечисленных в акте выполненных работ №00002119 от 09. 12. 2005 г., как правило, составляет 1 рабочий день.

У суда также отсутствовали основания подвергать сомнениям эту информацию.

Вместе с тем, показания Федотова о его нахождении 9. 12. 2005 г. - в день сдачи автомашины Р « для технического обслуживания, в том числе для установки охранной сигнализации на автомашину на станции технического обслуживания « », во время совершения разбоя в отношении Г иФ противоречат всей совокупности доказательств по делу.

Так, согласно акту выполненных работ №00002119 от 09. 12. 2005 г выполнение работ на названной автомашине было завершено в указанный день.

Однако, из пояснений свидетеля Н , устанавливавшего охранный комплекс на автомашину Р следует, что эта автомашина, в день представления ее для технического обслуживания была не первой в очереди для его производства и времени для окончания на ней работ, с учетом их объема и необходимости затратить на их производство - полный рабочий день, в день передачи автомашины на обслуживание завершены быть не могли. Автомашина была выдана заказчику на следующий после сдачи день во второй половине дня.

Судебной коллегией не усматривается искажений судом в приговоре показаний свидетеля Н . Содержание показаний этого свидетеля в приговоре, в полной мере соответствует содержанию его показаний зафиксированных в протоколе судебного заседания. Замечания на протокол судебного заседания, поданные стороной защиты, судом рассмотрены в установленном законом порядке.

Приведенный анализ, представленных стороной защиты и стороной обвинения и исследованных в судебном заседании доказательств дал суду основание для вывода о том, что окончание работ на автомашине Р « » 09. 12. 2005 г. и выдача автомашины во второй половине названного дня, свидетельствует о начале работ на этой машине накануне, т. е. 08. 12. 2005 г.

При таких обстоятельствах препятствий Федотову 09. 12. 2005 г участвовать в совершении разбоя в отношении Г иФ не было.

Виновность Федотова и Еремина в совершении этого преступления подтверждается показаниями свидетеля Р в той части, в которой они признаны судом достоверными.

Так, допрошенный 10. 11. 2009 г. Репка, в присутствии защитника подробно рассказал о своем, Федотова, Мирного и Еремина участии в разбое, совершенном бандой под руководством Федотова 09. 12. 2005 г При этом допросе Репка пояснил о роли, экипировке, оснащенности техническими средствами каждого участника нападения, вооруженности Федотова огнестрельным оружием - пистолетом ПМ и его - пистолетом ТТ, что подтверждено Мирным при его допросе.

До указанного допроса Репки никто, из допрошенных к тому времени лиц, не сообщал следствию о возвращении всех нападавших с потерпевшими из района ул. к дому по ул. . Никто до того не сообщал, что в квартиру потерпевших с Ф вместе с Федотовым и Ереминым ходил Мирный. Лишь после допроса Репки и дачи им показаний об этих обстоятельствах, Мирный подтвердил, что Репка и Г вместе с остальными 09. 12. 2005 г. возвращались с пустыря по ул. к дому по ул. Им же подтверждены показания Репки о том, что последний вместе с Г оставался в машине возле названного дома, а он вместе с Федотовым, Ереминым и Ф ходили в дом, где потерпевшей в своей квартире были переданы Федотову деньги, в то время, как он и Еремин оставались в подъезде на лестничной площадке.

Из пояснений, данных Репкой в ходе проверки его показаний на месте, следует, что к тому времени показаниями Мирного о ряде обстоятельств разбоя в отношении Г иФ о которых сообщил Репка, следствие не располагало. О них ничего не было сообщено и потерпевшими и только впоследствии подтверждено Мирным.

Виновность осужденных подтверждается показаниями потерпевших Г иФ

Показания потерпевших, об ином количестве нападавших, о том, что из квартиры деньги не похищались, судом обоснованно отнесены к добросовестному заблуждению потерпевших, находившихся в стрессовой ситуации.

Сообщение Репкой и Мирным, независимо друг от друга о хищении преступной группой денег из квартиры потерпевших, правильное указание Репкой места расположения дома, а Мирным и места расположения квартиры потерпевших, сообщение Репкой о количестве денег полученных каждым из участников нападения после дележа похищенного сумма которых соответствует количеству похищенных денег, дали суду основание для вывода о совершении Федотовым, Ереминым, Репкой и Мирным преступных действий, в том числе и о которых потерпевшими не было сообщено.

Несоответствие ряда сообщенных Мирным деталей преступления в отношении Г иФ другим доказательствам по делу, не может поставить под сомнение само его, Репки, Федотова и Еремина участие в этом преступлении и, как это правильно указано в приговоре свидетельствует о запамятовании им ряда обстоятельств, совершенного разбоя в связи с прошествием значительного периода времени с момента совершения до момента допросов, с учетом множественности совершенных Мирным преступлений.

Судом не установлено оснований у Репки и Мирного к оговору Еремина и Федотова в совершении преступлений, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

О вооруженности Федотова огнестрельным оружием, снаряженным боеприпасами к нему - 9 мм. патронами к пистолету конструкции Макарова (ПМ) 06. 02. 2004 г., 22. 04. 2004 г., 27. 05. 2004 г., 02. 12. 2004 г и 09. 12. 2005 г. на предварительном следствии и в суде показал Мирный пояснивший, что Федотов всегда носил при себе это оружие, а перед совершением каждого из перечисленных преступлений доставал из рукоятки пистолета обойму, проверял наличие в ней патронов, после чего возвращал ее на место и досылал патрон в патронник, чтобы оружие было готово к применению. Показания Мирного в этой части судом обоснованно признаны соответствующими действительности, поскольку подтверждены другими, признанными судом объективными доказательствами.

Показания Мирного об огнестрельном характере имевшегося у Федотова оружия, производстве 02. 12. 2005 г. Федотовым выстрелов именно из этого оружия, подтверждены заключениями и показаниями экспертов, специалиста Л , приведенными в приговоре.

Ошибочным судом признано мнение осужденного Федотова о невозможности решения вопроса о его виновности в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ в связи с непредставлением органом предварительного следствия экспертам и суду самого оружия либо его основных узлов.

Судом с достоверностью установлено, что пуля, изъятая из трупа Л

стреляна из самодельного огнестрельного нарезного оружия Обнаружение множества следов огнестрельного выстрела на трупе и одежде Л образовавшихся в результате двух выстрелов из огнестрельного оружия, пояснения свидетелей Р М К С А потерпевших Г ,Ф М Ц и других, видевших это оружие, Репки, Мирного иП , явившихся очевидцами стрельбы Федотова из этого оружия боевыми 9 мм. патронами, - судом обоснованно признаны достаточными для вывода о совершении Федотовым незаконных действий с самодельным нарезным огнестрельным оружием.

Из признанных судом объективными пояснений М на предварительном следствии, Л на предварительном следствии и в суде, Репки на предварительном следствии, Мирного на предварительном следствии и в суде следует, что каждому из них Федотов предлагал войти в банду для совершения нападений на граждан с целью похищения их имущества. Из показаний свидетеля М на предварительном следствии и свидетеля, допрошенного под псевдонимом « на предварительном следствии и в суде следует об их информированности о том, что преступная группа в составе Федотова Репки и Мирного А. занималась нападениями на с целью похищения их имущества. Свидетелями П , Па А М и Р даны показания об участии в преступной группе Федотова, Репки, Мирного А. и Еремина. О преступной группе в составе Федотова и Мирного, занимавшейся нападениями на китайцев с целью хищения их имущества показал свидетель К . Показания всех перечисленных свидетелей судом в названной части обоснованно признаны достоверными, поскольку сообщив информацию известную каждому из них, они фактически подтвердили показания друг друга о существовании преступной группы в разном составе в разное время, занимавшейся нападениями на граждан

с целью хищения их имущества.

Из показаний перечисленных лиц следует, что лидером в названных группах был Федотов. Из показаний свидетелей П Р и М и других, обоснованно признанных судом в этой части достоверными, следует, что члены банды соблюдали меры конспирации не реже одного раза в месяц меняли телефоны, на улице проверялись на предмет слежки за ними.

Преступную группу Федотова отличали стабильность состава банды т. е. нахождение в ее составе постоянно, сначала Федотова и Мирного, а позже, кроме них, Репки и Еремина, постоянство организационной структуры банды, согласно которой руководителем ее был всегда Федотов постоянство форм и методов преступной деятельности, в том числе использование форменной одежды сотрудников правоохранительных органов, оружия имевшегося у Федотова и предметов, используемых в качестве оружия, имевшихся у Репки, Мирного и лиц, не входивших в состав банды.

Как правильно указано в приговоре, неучастие кого - либо из участников банды в совершении одних нападений и участие в других, не может свидетельствовать о ее неустойчивости, а свидетельствует лишь о том, что участников каждого отдельного нападения определяло одно лицо - руководитель банды.

Таким образом, следует признать, что выводы суда об устойчивости банды, ее вооруженности, цели ее деятельности, основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

В судебном заседании подсудимый Федотов, желая опорочить доказательственное значение показаний свидетеля М в целом утверждал о даче тем ложных показаний о ношении Федотовым во время совершения ряда разбоев милицейского бушлата с погонами старшего сержанта, приобщенного в качестве вещественного доказательства к настоящему уголовному делу, со ссылкой на то, что бушлат ему не подходит по размеру (мал).

Проверив данное утверждение, суд нашел его необоснованным.

Из показаний свидетеля Ч на предварительном следствии и в суде, признанных судом, в этой части, правдивыми, следует, что примерно в 2007 - 2008 г. Федотов привез и оставил ему на хранение сумку с вещами, при изъятии которой сотрудниками правоохранительных органов в ней оказались, в том числе милицейский бушлат с погонами старшего сержанта, другие вещи, являющиеся милицейским и военным обмундированием.

Потерпевший Ц пояснил, что один из нападавших был одет в момент нападения в милицейский бушлат с погонами старшего сержанта, с его слов составлен фоторобот.

Из показаний потерпевшего М и свидетеля М следует что во время совершения в 2004 - 2005 годах преступлений, Федотов был значительно стройнее и бушлат был ему в пору.

Пояснения свидетеля Ч при дополнительном его допросе в суде 12. 05. 2012 г. о том, что ранее он оговорил Федотова в передаче последним ему на хранение сумки с вещами, которую на самом деле, в 2002 - 2003 г. передал ему на хранение Мирный, обоснованно признаны судом несостоятельными после проведения соответствующей проверки Убедительные мотивы принятого решения, судом приведены в приговоре.

Оснований к оговору свидетелем Ч осужденного Федотова в показаниях, признанных судом достоверными, не установлено.

С учетом исследованных по делу доказательств, суд не нашел оснований сомневаться в правдивости показаний Мирного о приобретении им летом 2004 г. пневматического пистолета и владении им вплоть до 09. 12. 2005 г. Указание же им при допросе в судебном заседании номера пневматического пистолета МР - 654 К калибра 4, 5 мм., выпущенного в 2008 году, как номера пистолета, приобретенного им и примененного при совершении преступлений в 2004 году, обоснованно отнесено судом (с учетом прошествия длительного периода времени, множества преступлений, в которых Мирный принимал участие) - к добросовестному заблуждению.

Обоснованно судом признано ошибочным, мнение стороны защиты 0 том, что приговор, которым Мирный осужден 28. 03. 2007 г. по ст. 209 ч. 1 УК РФ за преступления, не инкриминированные по данному делу Федотову, является основанием для ответственности Мирного за действия инкриминированные Федотову, как составляющие преступление предусмотренное ст. 209 ч. 1 УК РФ, поскольку, по мнению стороны защиты, названный приговор, имеет преюдициальное значение.

Осуждение Мирного Хабаровским краевым судом 28. 03. 2007 г., в том числе по ст. 209 ч. 1 УК РФ никак не связано с преступлениями, в совершении которых обвинены по данному делу Федотов и Еремин.

21. 10. 2010 г. Мирный осужден Хабаровским краевым судом и 29. 12. 2010 г. Дальневосточным окружным военным судом - Репка, за совершение преступлений, за которые в 2007 г. Мирный не осуждался, а потому постановленный в 2007 году в отношении Мирного приговор не может иметь преюдициального значения для разрешения настоящего дела.

При этом, как правильно указано в приговоре, участие одного лица в качестве создателя и руководителя одной банды, не исключает его участие в тоже время в качестве рядового бандита в другой банде.

Утверждение стороны защиты о производство выстрелов в М,

за убийство которого осужден Мирный приговором 2007 года, и Л

из одного экземпляра оружия, не подтверждается заключением эксперта. Помимо этого, судом обоснованно учтено, что производство выстрелов из одного и того же экземпляра оружия, само по себе не может быть доказательством производства всех выстрелов одним и тем же лицом.

Данное дело судом первой инстанции рассмотрено в точном соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ.

В том числе обоснованно отказано стороне защиты в исследовании не имеющего к данному делу отношения приговора в отношении Мирного (2007 года) и доказательств из этого дела.

Из материалов дела усматривается, что суд в соответствии с предусмотренными законом требованиями проводил судебное заседание объективно, с учетом принципа состязательности сторон и их равноправия.

В том числе, как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и, осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Все ходатайства заявленные сторонами, рассмотрены судом в установленном законом порядке с вынесением мотивированных постановлений. Оснований сомневаться в правильности принятых судом решений не имеется.

В соответствии с правилами ст. 86 УПК РФ суд вправе участвовать в собирании доказательств.

Согласно требованиям ст. 87 УПК РФ суд обязан проверить доказательства путем сопоставления их с другими доказательствами имеющимися в уголовном деле, установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Таким образом, действия суда направленные на принятие мер к вызову в судебное заседание подлежащих допросу лиц, истребование сведений имеющих значение для проверки доказательств не противоречат требованиям закона и не свидетельствуют о необъективности суда.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, у судьи председательствующего по делу не имелось препятствий к участию в рассмотрении дела.

Данное дело передавалось для рассмотрения разным судьям Хабаровского краевого суда при наличии к тому оснований, с указанием в постановлениях руководителя суда убедительных мотивов принятого решения.

Обоснованным является решение суда об оглашении в судебном заседании показаний свидетелей М и П , а также показаний ряда потерпевших из числа граждан

При этом из дела усматривается, что государственным обвинителем а также и судом приняты все возможные и необходимые, настойчивые меры к установлению места нахождения перечисленных лиц для их допросов в судебном заседании. Им неоднократно направлялись судебные повестки, проводились розыскные мероприятия, направлялись запросы в адресно-справочную службу УФМС России по краю опрашивались соседи в ранее арендованном М иП жилье, о чем в деле имеются документы, в их числе, соответствующие ответы, рапорты оперативных сотрудников. Помимо этого, в отношении потерпевших из числа граждан , делались запросы в Федеральную миграционную службу, в Консульство , на имя генерального директора ОАО « (т. 18 л.д. 50-52, 53, 54, 105, 106, 108, 109, 111,112, 114, 115).

При этом судебной коллегией учитывается, что свидетели М и П , а также потерпевшие из числа граждан , показания которых были оглашены в судебном заседании, не являются ключевыми свидетелями совершенных Федотовым и Ереминым преступлений, их показания не являлись решающими для выводов суда о виновности осужденных, оценивались судом наряду и в совокупности с другими доказательствами по делу.

Так М и П не являлись очевидцами совершенных Федотовым и Ереминым преступлений. Об этих преступлениях полно и подробно вплоть до деталей их совершения, пояснили: в судебном заседании свидетели М « », Л П К и на следствии свидетель Р Показания потерпевших из числа граждан , также не являлись для суда решающими, ключевыми, поскольку об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений пояснили свидетели М Р ,А Л и другие. Помимо этого, оглашенные в суде показания потерпевших Л и Л в полной мере согласуются с показаниями потерпевших Л Л П , Л допрошенных в судебном заседании.

Помимо этого, из апелляционных жалоб осужденного Федотова усматривается, что свидетелям М и П он намеревался задать вопросы не по обстоятельствам дела, а по процедуре их допросов что бы выяснить допущенные следователями нарушения.

То, что в отношении ряда потерпевших из числа граждан , в деле не имеется данных о наличии у них регистрации на территории Российской Федерации, в том числе на территории края, а указанное некоторыми из них предприятие « » также числится не зарегистрированным на территории края, не может свидетельствовать о фальсификации протоколов их допросов.

С учетом показаний свидетелей М , Р , У Ш М Ч С и других, у суда не имелось оснований сомневаться в том, что преступления были совершены в отношении указанных потерпевших, допросы потерпевших имели место в действительности и что личности потерпевших установлены правильно.

В том числе, в протоколах допросов содержатся данные о личности потерпевших, имевшихся при них документах, в том числе паспортах данные об участии переводчиков. Протоколы составлены и подписаны всеми участвовавшими в допросах лицами, замечаний не зафиксировано.

Помимо этого, из ответа заместителя начальника УФМС России по

краю усматривается, что срок хранения заявлений о постановке на регистрационный учет составляет 5 лет.

Из материалов дела также усматривается, что по окончании судебного следствия, сторона защиты заявляла различные ходатайства, о дополнении судебного следствия, которые разрешены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона.

В то же время, стороной защиты не делалось заявлений о невозможности закончить судебное следствие без допросов в судебном заседании свидетелей М и , а также не явившихся в судебное заседание потерпевших из числа граждан

Сторона защиты заявила, что закончила представлять доказательства, не возражает закончить судебное следствие, ходатайств и дополнений к судебному следствию не имела (т. 36 л.д. 5-48).

Не допущено судом нарушений и при обеспечении осужденных Федотова и Еремина защитниками.

Назначение судом для защиты интересов Федотова адвоката Изотовой (наряду с участием в деле защитника по соглашению), было направлено на обеспечение прав самого осужденного. При этом суд убедился в том, что указанный адвокат изучила материалы дела, а также в том, что позиция по делу защитника не расходится с позицией осужденного Федотова.

Отводы, заявленные Федотовым указанному адвокату, рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона и мотивированно отклонены с вынесением постановлений.

Также с соблюдением требований закона назначен для защиты интересов в суде Еремина адвокат Кондратьева.

Из материалов дела усматривается, что адвокат Мательский представлявший интересы в суде Еремина по соглашению, к моменту прений сторон убыл в отпуск с выездом из г. на месяц с 22 июня по 22 июля 2013 года. При таких данных, руководствуясь правилами ст.ст. 50, 51 УПК РФ судом был назначен Еремину адвокат Кондратьева которая изучила материалы дела, расхождений в позиции защиты с Ереминым не имела.

Отводы, заявленные указанному адвокату Ереминым, суд разрешил в установленном законом порядке.

В данном случае суд исходил из требований закона о необходимости рассмотреть дело без неоправданной задержки в разумные сроки, которые затрагивают законные интересы и других участников процесса, в том числе потерпевших.

При этом, как видно из дела, адвокатом Мательским для выступления Еремина в прениях была подготовлена в письменном виде речь-выступление, которая Ереминым и была оглашена в прениях приобщена к материалам дела.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденных Федотова и Еремина на предварительном следствии и в судебном заседании была активной профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Федотовым и Ереминым преступлений, в том числе и то, что убийство Л при установленных судом обстоятельствах совершил именно Федотов, а не иное лицо, прийти к правильному выводу о виновности Федотова и Еремина в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Доводы стороны защиты о том, что Федотов и Еремин не могут быть осуждены по ст. 209 УК РФ, в связи с отсутствием в деле постановления о возбуждении уголовного дела по этой статье, обоснованно признаны судом первой инстанции несостоятельными.

В данном конкретном случае, привлечение Федотова и Еремина к уголовной ответственности за бандитизм без наличия в деле отдельного постановления о возбуждении уголовного дела по ст. 209 УК РФ, нельзя отнести к существенному нарушению уголовно-процессуального закона препятствующему их осуждению за это преступление, поскольку уголовное дело, по которому были привлечены Еремин и Федотов в качестве обвиняемых соответственно по ч. 2 и ч. 1 ст. 209 УК РФ, к тому моменту уже было возбуждено по статьям 162, 105 УК РФ.

Из материалов дела следует, что обвинение Федотова и Еремина по ст. 162 УК РФ, фактически содержит информацию и все данные о деятельности Федотова, как создателя и руководителя банды принимавшего непосредственное участие в нападениях на граждан, и Еремина, как участника банды, принявшего участие в нападении на граждан.

При таких данных следует признать, что отсутствие в деле отдельного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Федотова и Еремина, соответственно по ч. 1 и ч. 2 ст. 209 УК РФ, не нарушило прав осужденных, в том числе на защиту.

Не установлено судом первой инстанции также нарушений закона при принятии данного дела к производству разными следователями, в том числе П и М нарушений закона при производстве расследования по делу следователями К , Ч П и другими, нарушений закона при продлении сроков следствия не усматривается таких нарушений и судебной коллегией.

При этом мотивы принятого по указанным вопросам решения судом в приговоре подробно мотивированы и судебная коллегия с ними соглашается.

Тщательно проверялись судом также утверждения стороны защиты о составлении следователем протоколов следственных действий, в которых указано о проведении их с участием Мирного при фактическом отсутствии последнего на допросах.

В судебном заседании свидетелем М подтверждено выполнение этих следственных действий с его участием.

Участие Мирного в проведении оспариваемых стороной защиты следственных действиях с его участием подтверждено наличием в них подписей Мирного, ответами должностных лиц ФКУ СИЗО - 1 г.

адресованных адвокату Мательскому и председательствующему по делу о вывозе Мирного из следственного изолятора для проведения следственных действий.

Позднее ознакомление обвиняемых Федотова и Еремина с рядом постановлений о назначении экспертиз и заключениями экспертов, как правильно указано в приговоре, связано с их назначением и проведением во время, когда причастность Федотова и Еремина к совершению преступлений установлена не была, что исключало саму возможность ознакомления Федотова и Еремина с названными документами.

Ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов, через продолжительный период времени после задержания Федотова и Еремина, не привело к нарушению их прав на предварительном следствии, поскольку им и их защитникам представлялась возможность ознакомиться с постановлениями и заключениями, заявить ходатайства, в том числе о назначении дополнительных, повторных экспертиз, недоверии к экспертам, заявлять другие ходатайства, связанные с назначением и проведением экспертиз которой они воспользовались в полной мере. Решения следователя оставившего ходатайства обвиняемых и их защитников без удовлетворения, сами по себе, не могут свидетельствовать о нарушении права обвиняемых Федотова и Еремина на защиту. Оснований для вывода о необоснованности этих отказов нет.

Из протокола судебного заседания усматривается, что осужденные Федотов и Еремин, а также их защитники активно пользовались в судебном заседании своими правами в части назначения различных экспертиз, заявляя об этом ходатайства, которые судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Обращалась сторона защиты с ходатайствами о назначении экспертиз и к суду апелляционной инстанции.

Таким образом, следует признать, что осужденные и их адвокаты в полном объеме реализовали предусмотренные законом права касающиеся назначения по делу судебных экспертиз.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях проведенных по данному делу судебных экспертиз, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений не вызывают.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденными Федотовым и Ереминым, адвокатами Мательским и Денисовым судом рассмотрены, в установленном законом порядке, с вынесением мотивированных постановлений. При этом, как усматривается из постановлений, правильность значительной части поданных замечаний председательствующим удостоверена.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования предусмотренные ст. 260 УПК РФ: замечания рассмотрены председательствующим незамедлительно после их поступления в суд, по результатам их рассмотрения вынесены постановления, в которых приведены доводы осужденных Федотова и Еремина, адвокатов Мательского и Денисова, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об их обоснованности либо необоснованности, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемым вопросам.

Поскольку постановления председательствующего судьи соответствуют требованиям закона, являются обоснованными по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для их отмены либо изменения не имеется.

По смыслу закона, замечания на протокол судебного заседания могут быть поданы сторонами, участвовавшими в судебном заседании и не согласными с тем, как ход судебного разбирательства отражен в протоколе.

Из дела усматривается, что адвокат Мательский не присутствовал в судебном заседании 19 апреля 2011 года, в своем заявлении озаглавленном как «замечания на протокол судебного заседания фактически оспаривает действия председательствующего, проведшего 19 апреля 2011 года судебное заседание без участия стороны защиты.

По смыслу закона, лицо, не участвовавшее в судебном заседании не может иметь замечания на протокол такого судебного заседания.

То обстоятельство, что данные «замечания» не рассмотрены председательствующим, в процедуре, предусмотренной ст. 260 УПК РФ, а разрешены им как жалоба - ходатайство и дан ответ заявителю, не нарушило прав стороны защиты.

Из материалов дела усматривается, что постановлением Хабаровского краевого суда по итогам предварительного слушания от 5 апреля 2011 года назначено судебное заседание по данному делу.

19 апреля 2011 года, судом проведено судебное заседание без уведомления осужденных и их адвокатов и по его результатам вынесено постановление об уточнении постановления от 5 апреля 2011 года с указанием о назначении открытого, а не закрытого судебного заседания, со ссылкой на компьютерную техническую ошибку при составлении постановления от 5 апреля 2011 года в котором указанно о закрытом судебном заседании.

В протоколе судебного заседания от 19 апреля 2011 года отражен ход обсуждения указанного вопроса, в том числе то, что в судебном заседании участвовал только государственный обвинитель Семенина Л.Г.

Из материалов дела следует, что оснований к проведению судебного заседания по нему в режиме закрытости не имеется.

Судом решение о проведении закрытого судебного заседания не принималось.

Обнаруженная судом техническая погрешность в постановлении от 5 апреля 2011 года, судом исправлена путем вынесения 19 апреля 2011 года уточняющего определения.

Упущение суда, не пригласившего в судебное заседание осужденных и их адвокатов, фактически не нарушило прав стороны защиты, поскольку 19 апреля 2011 года судом обсуждался лишь вопрос о наличии в постановлении от 5 апреля 2011 года опечатки и необходимости ее исправления. Вынесенное по результатам обсуждения постановление носит уточняющий характер, ни касается каких-либо процессуальных моментов и не причинило ущерб конституционным правам и свободам стороны защиты.

Судебной коллегией учитывается и то, что данное дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. 241 УПК РФ в открытом судебном заседании, что стороной защиты не оспаривается.

Судом не допущено нарушений закона при выделении из данного дела материалов по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Ро Е Супа и направлении дела в этой части прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Закон не содержит запрета высказывать государственному обвинителю в прениях свое мнение по делу, в том числе заявлять о необходимости выделения дела в части предъявленного подсудимым обвинения и направления дела в этой части прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

При этом, как видно из материалов дела, сторона защиты не была ограничена в возможности возражать государственному обвинителю на его заявление.

Выступив в прениях с репликами (после высказанного государственным обвинителем мнения по указанному эпизоду осужденные Федотов и Еремин, адвокаты Денисов, Изотова и Кондратьева не высказывали возражений в связи с предложением государственного обвинителя, о выделении в отдельное производство дела в части предъявленного Федотову и Еремину обвинения и направлении дела в этой части прокурору (т. 37 л.д. 103-106).

Утверждения в жалобах о том, что выделение в отдельное производство уголовного дела по обвинению Федотова и Еремина в совершении 10 марта 2003 года нападения на Р и возвращение дела в этой части прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ невозможно, не соответствует материалам дела, в том числе формулировке предъявленного Федотову и Еремину обвинения, из которой усматривается, что обвинение их в нападении на Р представляет собой отдельный конкретный эпизод, квалифицированный отдельно от других преступлений по соответствующей норме закона.

При таких данных, выделение из дела обвинения Федотова и Еремина в части указанного эпизода не могло отразиться на принятии судом решения по другим эпизодам предъявленного им обвинения.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что принятое судом решение о возвращении части уголовного дела прокурору противоречит требованиям ст. 237 УПК РФ, со ссылкой на то, что постановление не содержит предусмотренных ст. 237 УПК РФ оснований к возращению уголовного дела (в части) прокурору, противоречат содержанию постановления суда.

Суд, возвращая дело в указанной части прокурору, сослался в постановлении на то, что обвинительное заключение по эпизоду обвинения Федотова и Еремина в нападении на Р составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, обосновал принятое решение указал почему данное нарушение препятствует рассмотрению судом дела в этой части.

Данное основание прямо предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ как основание возвращения дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Судебной коллегией учитывается и то, что сторона защиты в ходе судебного разбирательства, неоднократно ходатайствовала о возвращении дела в полном объеме прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в том числе и в части обвинения Федотова и Еремина в нападении на Р

Судом не установлено оснований к возвращению данного дела в полном объеме прокурору, с приведением в постановлениях убедительных мотивов принятого решения.

То, что судом ранее было отказано стороне защиты в удовлетворении ходатайства о возвращении дела в полном объеме прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, не препятствовало суду в принятии иного решения в части одного из эпизодов предъявленного осужденным обвинения, с учетом выявления обстоятельств, препятствующих рассмотрению судом дела в указанной части.

Не нарушена судом также и процедура выделения из настоящего уголовного дела в отдельное производство уголовного дела в части предъявленного Федотову и Еремину обвинения в совершении 10 марта 2003 года нападения на Р

Ссылки стороны защиты на то, что апелляционные жалобы на данное постановление суда следовало рассмотреть судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда, основаны на ошибочном толковании закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ, для обеспечения полноты протокола судебного заседания, при его ведении могут быть использованы технические средства.

Из дела усматривается, что судом не принималось решение о применении технических средств, в том числе, о проведении аудиозаписи хода судебного разбирательства.

Аудиозапись проводилась стороной защиты по собственной инициативе, что не противоречит требованиям закона, направлено на реализацию прав стороны защиты.

Помимо этого из дела усматривается, что 56 СД дисков приобщались стороной защиты к апелляционным жалобам на постановления председательствующего о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания. После рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, принятия по ним решения, вынесения соответствующих постановлений, в которых приведены мотивы принятого решения, по миновании надобности, диски были возвращены заявителю адвокату Мательскому что не противоречит требованиям закона.

По изложенным основаниям судебной коллегией отказано стороне защиты в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу указанных 56 СД дисков.

Как видно из протокола судебного заседания, судом не принималось решение о проведении видеозаписи допроса свидетеля П который был осуществлен в судебном заседании посредством видеоконференц-связи с Белгородским областным судом. Судья указанного суда по собственной инициативе произвел видеозапись допроса и в части этого допроса прислал видеозапись в Хабаровский краевой суд. С учетом приведенных данных председательствующий по делу обоснованно вернул в Белгородский областной суд видеозапись.

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель П был подробно допрошен сторонами в судебном заседании, стороны, в том числе и сторона защиты, задали свидетелю П все интересующие их вопросы.

При таких данных следует признать, что возвращение указанной видеозаписи в Белгородский областной суд не нарушило прав осужденных и их адвокатов.

Не допущено нарушений закона и при произнесении последнего слова осужденными.

Из зафиксированного в протоколе судебного заседания последнего слова Еремина, усматривается, что он высказал суду все, что пожелал (т. 37 л.д. 107).

После произнесения Ереминым последнего слова в судебном заседании был разрешен вопрос о мере пресечения в отношении него (в связи с возникшей необходимостью и ходатайством государственного обвинителя об этом), после чего, было предоставлено последнее слово Федотову (т. 37 л.д. 108).

Таким образом, доводы апелляционных жалоб о том, что для разрешения вопроса о мере пресечения судом было прервано последнее слово осужденного Еремина, противоречат материалам дела.

Все замечания на протокол судебного заседания, поданные стороной защиты, председательствующим судьей рассмотрены в установленном законом порядке.

Из материалов дела усматривается, что осужденные Федотов и Еремин по окончании предварительного следствия в полном объеме ознакомились с материалами дела. Стороной защиты Федотова были сняты копии практически всего уголовного дела (т. 16 л.д. 47-52).

Жалоб и заявлений о невозможности знакомиться с материалами дела по состоянию здоровья Федотовым и его адвокатом не делалось.

Из ответа начальника ФКУ ИЗ усматривается, что Федотов с 13 октября по 1 ноября 2010 года находился на лечении в режиме дневного стационара, противопоказаний для его участия в следственных действиях не было.

Помимо этого, судом было удовлетворено ходатайство Федотова, и он ознакомился до судебного разбирательства с интересующими его материалами дела.

Утверждения Федотова о том, что он не ознакомлен со всеми материалами дела необходимыми для подготовки к апелляционному обжалованию приговора являются несостоятельными. Как видно из материалов дела, Федотов ознакомлен с 26 томами уголовного и 3 томами выделенных из данного дела материалов, о чем имеются соответствующие расписки. В томах же уголовного дела с 27 по 44, на ознакомлении с которыми настаивал Федотов, содержится протокол судебного заседания копия которого Федотову вручена, жалобы участников процесса возражения государственного обвинителя на них, копии которых, как затрагивающие интересы Федотова ему также вручены. В Верховный Суд РФ судом первой инстанции направлен диск, с содержанием приговора по данному делу, копия которого Федотову также вручена в установленном законом порядке.

При назначении Федотову и Еремину наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, получившие правильную оценку суда, смягчающие и отягчающие обстоятельства, все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое им наказание.

Назначение Федотову и Еремину наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Федотову наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных им преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Оснований к назначению Еремину наказания с применением правил предусмотренных ст. 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных им преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции также не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

При наличии к тому законных оснований основное наказание Еремину за совершенные им преступления назначено судом с учетом правил ст. 64 УК РФ.

Назначенное Федотову и Еремину наказание, в том числе дополнительное, соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Из дела усматривается, что судом в срок назначенного Федотову наказания фактически зачтено время содержания его под стражей и время отбытия им наказания по приговору суда от 2 октября 2009 года, а также время содержания его под стражей по приговору от 9 сентября 2013 года.

По первому приговору Федотов содержался под стражей с 14 октября 2008 года по 14 октября 2009 года. По данному приговору Федотов содержался под стражей с 16 октября 2008 года по 14 октября 2009 года.

Повторный зачет одних и тех же промежутков времени содержания под стражей в срок наказания законом не предусмотрен.

Судом, при постановлении приговора от 9 сентября 2013 года указано об исчислении срока наказания Федотову с 14 октября 2008 года со дня его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ.

При таких данных, отсутствие в приговоре ссылки на то, что в окончательное наказание Федотову засчитывается наказание, отбытое им по первому приговору суда, не нарушает прав осужденного, не ухудшает его положение и не порождает неясностей и сомнений при исполнении приговора.

С учетом изложенного, доводы осужденного Федотова о том, что ему при назначении наказания не зачтено, наказание, отбытое им по первому приговору, признаются судебной коллегией несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

В том числе, не может служить основанием к отмене либо изменению приговора ошибочное указание в приговоре тома и листов дела нахождения постановления следователя К , ссылка в приговоре на то, что показания свидетеля С не оглашались, тогда, как они в действительности оглашались в судебном заседании и приняты судом во внимание при рассмотрении доводов осужденных, а также ссылка в приговоре как на окончание существования банды на 9 декабря 2009 года тогда, как судом правильно установлена и неоднократно упомянута в приговоре дата - 9 декабря 2005 года.

По изложенным основаниям приговор в отношении Федотова и Еремина оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Хабаровского краевого суда от 9 сентября 2013 года в отношении Федотова К С и Еремина С В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня его оглашения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 90 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта