Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ15-81 от 14.01.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №4-АПУ 15-81

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 14 января 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

при секретаре Прохорове А.С,

с участием прокурора Щегловой К.В., осужденных Лобанова П.И Устинова А.В., Доронина М.В., Капустина М.А. (в режиме видеоконференц-связи), их защитников - адвокатов Артеменко Л.Н Баскаевой М.Р., Щипакина Д.В., Мисаилиди О.С, а также защитников осужденных Кутузова Р.А. и Ломаковой Е М . - адвокатов Прохоровой С.А. и Лунина Д.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Щегловой К.В. и апелляционные жалобы осужденного Лобанова П.И., осужденного Устинова А.В. и его защитника - адвоката Жильцова Д.П., осужденного Капустина М.А. и его защитника - адвоката Зыкова К.Г., осужденного Доронина М.В. и его защитника - адвоката Шипакина Д.В. на приговор Московского областного суда от 21 апреля 2014 г., по которому

Лобанов П И ,,

судимый 31 июля 1998 г. по

ч. 4 ст. 111 УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения свободы,

освобожденный по отбытии наказания 7 июня 2010 г.,

осужден:

- по ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 11 годам лишения свободы;

- по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 10 годам лишения свободы за каждое из четырех преступлений;

- по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 10 годам лишения свободы за каждое из четырех преступлений;

- по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений;

- по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы;

- по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

Устинов А В ,,

судимый 25

декабря 2006 г. по ч. 3 ст. 30, пп. «в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к

2 годам лишения свободы, освобожденный по отбытии

наказания 1 декабря 2008 г.,

осужден:

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 9 годам лишения свободы;

- по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 10 годам лишения свободы за каждое из трех преступлений;

- по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 9 годам лишения свободы за каждое из трех преступлений;

- по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений;

- по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 1 году лишения свободы; на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ от наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ освобожден в связи с истечением срока давности;

- по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Капустин М А.,

судимый 2 декабря 2009 г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3

годам 6 месяцам лишения свободы условно с

испытательным сроком 4 года,

осужден:

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы за каждое из трех преступлений;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 8 годам 6 месяцам лишения свободы;

- на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Доронин М В ,,

судимый 12

декабря 2007 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения

свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 9 годам лишения свободы;

- по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 10 годам лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ) к 9 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений;

- по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы;

- на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Ломакова Е М

несудимая,

осуждена:

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 5 годам лишения свободы за каждое из трех преступлений;

- по п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 5 годам лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 5 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений;

- по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно к 8 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет с возложением следующих обязанностей: трудиться, пройти курс лечения от наркомании, не менять постоянного места жительства, работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденной ежемесячно являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденной.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в отношении 5,58 г героина); ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в отношении 1,82 г героина); ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ ( в отношении 1,88 г героина) Ломакова Е.М. оправдана на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 и п. 1 ч.1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью к совершению данных преступлений;

Сапунова С И ,,

несудимая,

осуждена:

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам лишения свободы;

- по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет с возложением следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденной; ежемесячно являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденной.

По данному уголовному делу также осужден Кутузов Р.А., в отношении которых апелляционные жалобы и представление не принесены.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных представления и жалоб, а также возражений на них выслушав выступления осужденных Лобанова П.И., Устинова А.В Доронина М.В., Капустина М.А. и адвокатов Артеменко Л.Н. (в защиту Лобанова П.И.), Щипакина Д.В. (в защиту Доронина М.В.), Баскаевой М.Р. (в защиту Устинова А.В.), Мисаилиди О.С. (в защиту Капустина М.А.), поддержавших апелляционные жалобы, выступление адвоката Лунина Д.М. (в защиту Ломаковой Е.М.), просившего приговор в отношении его подзащитной оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя без удовлетворения, выступление адвоката Прохоровой С.А. (в защиту Кутузова Р.А.), а также выслушав прокурора Щеглову К.В., предложившую апелляционное представление в отношении Ломаковой Е.М. удовлетворить, приговор в части ее осуждения изменить назначив ей реальное наказание в виде лишения свободы, в остальном же приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору признаны виновными:

Лобанов П.И. - в создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в руководстве этим сообществом (организацией) и входящими в него структурными подразделениями, а также в незаконных сбыте и пересылке наркотических средств в крупном размере организованной группой, в покушениях на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой (в том числе в крупном и особо крупном размерах), приготовлениях к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой в крупном и особо крупном размерах;

Устинов А.В. - в участии в преступном сообществе (преступной организации), в сбыте наркотических средств в крупном размере организованной группой, покушениях на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой (в том числе в крупном размере приготовлениях к сбыту наркотических средств организованной группой (в том числе в крупном и особо крупном размерах), хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере;

Доронин М.В. - в участии в преступном сообществе (преступной организации), в сбыте наркотических средств в крупном размере организованной группой, приготовлениях к сбыту наркотических средств в крупном размере организованной группой;

Капустин М.А. - в участии в преступном сообществе (преступной организации), покушении на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой;

Ломакова Е.М. - в участии в преступном сообществе (преступной организации), покушениях на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой, приготовлениях к сбыту наркотических средств в крупном размере организованной группой, незаконной пересылке наркотических средств в крупном размере организованной группой;

Сапунова СИ. - в участии в преступном сообществе (преступной организации), покушении на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой.

Преступления совершены в период времени с 26 апреля 2009 г. по 17 ноября 2009 г., 4 января 2010 г., 13 сентября 2010 г. на территории и областей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Щеглова К.В., соглашаясь в целом с приговором, считает его незаконным в части назначения наказания осужденной Ломаковой Е.М. Считает, что назначенное данной осужденной с применением положений ст. 64 УК РФ и ст. 73 УК РФ наказание ниже низшего предела, установленного ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, условно не соответствует характеру и степени общественной опасности ею содеянного, обстоятельствам дела и личности виновной Отмечает, что Ломакова Е.М., выполнявшая активную роль в деятельности организованной группы, на следствии и в суде не признавала себя виновной не давала признательных показаний в отношении себя и других соучастников. Подчеркивает, что судом при назначении наказания Ломаковой Е.М. учтено состояние ее здоровья, однако вместе с тем признано, что заболеваний, препятствующих отбыванию ею наказания в виде лишения свободы, не имеется. Просит исключить применение при назначении наказания Ломаковой Е.М. ст. 64, 73 УК РФ и назначить ей как по отдельным преступлениям, так и по их совокупности наказание в виде реального лишения свободы.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденный Лобанов П.И оспаривает приговор, считая его постановленным с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Полагает что в основу выводов суда о его виновности положены доказательства полученные с нарушением закона. К таковым относит, в частности, сведения полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий которые, по его мнению, не должны были проводиться, так как уже 12 мая 2009 г. у правоохранительных органов были достаточные данные позволяющие установить личности людей, причастных к незаконному обороту наркотических средств (в том числе его), и пресечь их деятельность Подчеркивает, что после незаконного сбыта наркотического средства 24 августа 2009 г. для правоохранительных органов стал очевидным весь механизм организации сбыта наркотических средств, в том числе его причастность, но ввиду бездействия оперативных служб преступная деятельность продолжалась. С учетом таких обстоятельств настаивает на том, что действия, связанные с незаконным сбытом наркотиков, начиная с 24 августа 2009 г., подлежат исключению из объема обвинения. Утверждает, что его причастность к сбыту наркотических средств Т Г

М никакими доказательствами не подтверждается, не подтвержден и общий источник происхождения сбытых этим лицам наркотических средств, в связи с чем дело в этой части подлежит прекращению. Ссылки на приговоры Люберецкого городского суда Московской области от 1 сентября, 4 августа, 1 декабря 2009 г. в отношении указанных лиц несостоятельны, так как эти приговоры не могут иметь преюдициального значения в отношении него, поскольку в них говорится о приобретении наркотических средств у неустановленных лиц. Заявляет о том, что квалификация его действий, связанных с пересылкой гашиша (анаши) и марихуаны (каннабиса), как совокупности преступлений является неправильной, поскольку эти действия образуют единое преступление приготовление к сбыту наркотических средств. Настаивает на исключении из обвинения фактов покушения на незаконный сбыт наркотических средств П П С поскольку оперативно розыскные мероприятия, в ходе которых осуществлялся сбыт наркотических средств, носили характер провокации. Также полагает подлежащим исключению из осуждения квалификации как самостоятельных преступлений фактов приготовления к незаконному сбыту героина массой 1,8 г, 5,58 г и 1,82 г, поскольку они охватываются единым умыслом и подлежат квалификации как единое преступление. Полагает, что квалификация его действий по ч. 1 ст. 210 УК РФ не соответствует фактическим обстоятельствам дела, равно как не соответствует им квалификация действий, связанных со сбытом наркотических средств, как совершенных организованной группой; утверждает, что фактически все эти действия были основаны на обычных дружеских контактах. Поясняет, что просто через своих наркозависимых знакомых оказывал обращающимся к нему лицам помощь в приобретении наркотических средств, руководствуясь исключительно материальной заинтересованностью; ничьи действия он не направлял и не контролировал, т.к. не имел для этого необходимых условий Полагает также ошибочной квалификацию действий с героином массой 5,58 г и 1, 82 г как приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, поскольку в силу ст. 10 УК РФ при определении размера наркотического средства надлежало исходить из постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. №1002, согласно которому такой размер героина расценивается как крупный.

Указывает на то, что обвинение в отношении него построено на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела (в частности, Ш,

который заключил досудебное соглашение, не предупреждался об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и допрашивать которого он был лишен возможности). Отмечает, что назначенное ему наказание является чрезмерно строгим, суд, признав в качестве смягчающего его наказание обстоятельства наличие хронических заболеваний, не указал названия этих заболеваний. Просит приговор отменить, направив уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Устинов А.В. в апелляционной жалобе (с дополнениями выражает свое несогласие с приговором Московского областного суда считая его постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона В частности, находит, что суд в приговоре неточно отразил его позицию относительно осуждения, т.к. фактически он признал свою виновность только в части приготовления к сбыту наркотического средства массой 5,58 г и 1,82 г, отрицая свою виновность в остальной части обвинения. В том числе он отрицает свою виновность в участии в преступном сообществе (преступной организации), ставя под сомнение само существование такого сообщества (такой организации), поскольку не установлено никаких устойчивых связей между отдельными лицами и группами лиц, совместного планирования и участия в совершении преступлений. Считает также необоснованным применение признака совершения преступления организованной группой при сбыте наркотических средств в связи с тем, что фактически речь может идти только о совершении преступлений группой лиц по предварительному сговору. Утверждает о необоснованности его осуждения за совершение преступлений в отношении Т Г и М характеризуя положенные в основу осуждения показания этих лиц, а также отдельных свидетелей, как противоречивые и голословные, а ссылки на постановленные в отношении указанных лиц приговоры противоречащими ст. 90 УПК РФ. Обращает внимание на имеющееся, на его взгляд, несоответствие проведенных в отношении его и других осужденных повторных оперативно-розыскных мероприятий требованиям Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», на их провокационный характер. Утверждает, что на основании примечания 1 к ст. 228 УК РФ из объема обвинения подлежит исключению приготовление к сбыту 1,82 г героина, которые он добровольно выдал. Его действия, связанные с выдачей наркотика, должны расцениваться как активное способствование раскрытию и расследованию преступления и быть признаны смягчающим наказание обстоятельством. Считает, что все инкриминируемые ему преступления, с учетом наличия признаков организованной группы и особо крупного размера, должны расцениваться как одно преступление, охватываемое единым умыслом. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат Жильцов Д.П. в апелляционной жалобе в защиту Устинова А.В., выражая несогласие с приговором, обращает внимание на то, что суд не учел ряд доказательств, имеющих существенное значение по делу обосновывал свои выводы недопустимыми доказательствами, не привел мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие. Подвергает сомнению вывод суда о том, что Г приобрела 10 мая 2009 г. 0,72 г героина у Устинова А.В. за 1500 руб., поскольку показания Г на этот счет весьма противоречивы, не согласуются с фактическими обстоятельствами; другие же весьма вероятные версии приобретения ею наркотика следствием и судом не проверялись. Полагает недоказанным и сбыт Устиновым А.В. героина Т 12 мая 2009 г., подчеркивая что, по утверждению Т протокол изъятия у него героина его заставили подписать. Недоказанной полагает также причастность Устинова А.В. к сбыту 0,34 г героина С поскольку ничем не подтверждено, что полученный для него героин был положен в закладку в ноябре 2009 г. из той партии, которую доставлял Устинов А.В. Отсутствуют по мнению адвоката, и доказательства передачи Устиновым А.В. 1,8 г героина Ломаковой Е.М. Отмечает, что единственным доказательством осуществления Устиновым А.В. закладки 1,72 г героина для М являются данные на предварительном следствии показания самого Устинова А.В., от которых он впоследствии отказался; обнаружение же у М чека на перевод денежных средств в сумме 1500 руб. на счет и 2 г героина никоим образом не подтверждает наличие связи между этими двумя вещественными доказательствами и причастность Устинова А.В. к сбыту этого наркотика. Заявляет о том, что проводимые 28-29 октября 2009 г и 12 ноября 2009 г. оперативно-розыскные мероприятия являются незаконными, поскольку никаких оснований для их проведения не было указано, осужденный Кутузов Р.А. фактически был спровоцирован на совершение преступлений. Обращает внимание на то, что дозы героина обнаруженные у Г Т М различаются как между собой, так и с партиями наркотиков, изъятых у осужденных, по технологии изготовления, что ставит под сомнение вывод о том, что все их сбывал Устинов А.В. Оспаривает осуждение Устинова А.В. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, т.к. само по себе обнаружение в его вещах анаши недостаточно для вывода о виновности в хранении наркотического средства, а возможные версии попадания анаши в вещи осужденного опровергнуты не были Обращает внимание на то, что в ходе предварительного следствия Устинов А.В. давал показания, находясь в состоянии наркотической ломки. Просит приговор отменить и вынести новый приговор, по которому Устинова А.В оправдать ввиду его непричастности к фактам сбыта наркотических средств Г Т М , П , С

на ср аков анения анаши

самим; действия, связанные с хранением наркотика, изъятого после 12 ноября 2009 г. дома у Устинова А.В. и в закладке, признать совершенными не в составе организованной группы, учтя добровольную выдачу наркотического средства, активную помощь следствию, наличие на иждивении малолетнего ребенка, положительные характеристики наркозависимость.

Осужденный Доронин М.В. в апелляционной жалобе (с дополнениями просит признать постановленный в отношении него приговор неправосудным в связи с несоответствием изложенных в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с нарушением его права на защиту. Отмечает, что прокурор, в нарушение положений ст. 14 УПК РФ не выполнил свою обязанность по доказыванию обвинения и опровержению доводов стороны защиты, голословно заявляя о том, что подсудимые не желают нести уголовную ответственность. Фактически государственный обвинитель переложил функцию обвинения на суд, который нарушил как нормы уголовно-процессуального закона, так и положения Конституции РФ Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Отрицая свою причастность к сбыту наркотического средства М отмечает, что в протоколе судебного заседания неточно отражены обстоятельства допроса этого свидетеля в суде, в том числе в части ее утверждений о том, что информацию, содержащуюся в протоколе ее допроса, она не сообщала, и что она боялась правоохранительных органов. Обращает внимание на то, что в судебном заседании свидетель К указала, что впервые видит его, а показания свидетеля Л отражены в протоколе не полностью Утверждает, что оперативно-розыскное мероприятие, проведенное с 3 на 4 января 2010 г., по результатам которого он был привлечен к уголовной ответственности, являлось незаконным, т.к. документы, служащие основанием для проведения этого мероприятия, оформлялись «задним числом», в них ничего не говорилось об участии в мероприятии Ш

осуществлявшего провокационные действия, фонограммы телефонных переговоров приобщены к материалам дела избирательно (без записей от 2, 3, 4 января 2010 г.). Полагает, что о незаконности проводимых в отношении него мероприятий свидетельствует и то, что в отношении таджика сбытчика наркотиков никаких мероприятий не проводилось, несмотря на то что с 17 декабря 2009 г. оперативные службы располагали данными о нем, а также то, что Ш после приобретения героина не досматривался и героин у него не изымался. Обращает внимание на то, что его досмотр производился через 2 часа 40 минут после задержания, хотя возможность провести его раньше имелась. Оспаривает относимость и допустимость ряда доказательств, в частности: обнаруженных по месту его проживания весов поскольку члены его семьи владельцами жилища и части находившегося в нем имущества не являлись; показаний свидетелей П иП

поскольку они отказались от этих показаний, а ольку

вовали в следственных действиях и по другому делу, между собой давно знакомы. Утверждает, что в силу ст. 90 УПК РФ в ее новой редакции государственный обвинитель и суд не могли ссылаться на данные установленные в приговоре по выделенному уголовному делу в отношении Ш Отмечает, что обвинение в приготовлении к сбыту 126 г и 1,4 кому из участников группы больше не предъявлялось, хотя он обвинен в совершении преступления в составе организованной группы.

Указывает на имеющиеся противоречия в показаниях его, Лобанова П.И. и Ш однако следствие и суд не принимало мер к их устранению, в том числе путем проведения очных ставок, в судебном же заседании и Лобанов П.И., и Ш отрицали его причастность к распространению наркотиков в г.

Просит приговор отменить, его оправдать по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (событие с 3 на 4 января 2010 г.) на основании п. 2 ч. 2 ст. 302, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Считает возможным признание его виновным в хранении с целью личного потребления 1,46 г героина, который был им добровольно выдан сотрудникам правоохранительных органов. Настаивает также на незаконности решения суда об отмене условного осуждения, назначенного ему по приговору от 12 декабря 2007 г., и о частичном присоединении неотбытого им по этому приговору наказания к вновь назначенному наказанию в соответствии со ст. 70 УК РФ. Возражает против решения суда о взыскании с него процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения адвокату, в сумме 76608 руб. 50 коп., отмечая, что суд не исследовал вопрос о наличии у него материальной возможности уплатить указанную сумму, и не учел то, что он с 4 января 2010 г. содержится под стражей, имеет хронические заболевания, его супруга имеет на иждивении малолетнего ребенка, а больная мать нуждается в дорогостоящем лечении.

Адвокат Щипакин Д.В. в апелляционной жалобе в защиту Доронина М.В. заявляет о своем несогласии с постановленным в отношении его подзащитного приговором ввиду его незаконности и необоснованности Оспаривая причастность Доронина М.В. к сбыту наркотических средств М подчеркивает, что в судебном заседании М не подтвердила свои показания, данные в ходе предварительного следствия заявив, что не помнит своих прежних показаний и что опасается всех, в том числе и сотрудников правоохранительных органов. Суд, однако, оценку таким заявлениям этого свидетеля не дал. Участвовавшие в совершении этого преступления Лобанов П.И. и Устинов А.В., не будучи знакомыми с Дорониным М.В. и не зная о его местонахождении 24 августа 2009 г., не могли давать изобличающие его показания; свидетель К сообщившая о том, что видела на берегу пруда мужчину по имени М не опознала этого «М » в Доронине М.В., заявив о том, что впервые его видит. Утверждает, что обвинение в приготовлении Доронина М.В. к сбыту героина массой 126,96 г основано на результатах незаконных действий сотрудников правоохранительных органов и показаниях заинтересованного в исходе дела Ш Считает, что в отношении Доронина М.В сотрудниками правоохранительных органов были совершены явно незаконные действия по созданию условий для его привлечения к уголовной ответственности. Полагает, что сотрудники службы наркоконтроля обладали достаточными сведениями об источниках поступления наркотиков и по имеющейся у Ш информации могли прекратить их деятельность, в связи с чем считает все действия по изобличению деятельности Доронина М.В. избыточными, незаконными и свидетельствующими о нежелании этих органов пресечь деятельность Доронина М.В. и других лиц. Обращает внимание на то, что аудиозаписи полученные в результате ОРМ «прослушивание телефонных переговоров носили выборочный характер, что объясняется тем, что на них могла содержаться информация, свидетельствующая о провокационном характере действий Ш в отношении Доронина М.В. Отмечает необоснованность оценки действий Доронина М.В., связанных с хранением в его жилище героина массой 1,46 г, как приготовления к сбыту этого наркотического средства, тогда как установлено, что Доронин М.В. страдал наркотической зависимостью, а поэтому этот наркотик находился у него с целью личного потребления. Просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Капустин М.А. в апелляционной жалобе (с дополнениями) отрицает свою роль в поддержании деятельности организованной группы, осуществляющей незаконный оборот наркотиков отрицая само существование организованной группы, никаких действий связанных с обеспечением деятельности преступного сообщества, он не совершал. Считает, что суд осудил его за одни и те же действия дважды, как по ст. 228 УК РФ, так и по ст. 210 УК РФ. Также отмечает несправедливость наказания при наличии ряда смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих обстоятельств. Сообщает о том, что наркотик для С взял из закладки по просьбе Ш и Лобанова П.И., поскольку С сам плохо ориентировался на местности Никаких планов относительно этого наркотика у него не было, поскольку он понимал, что тот принадлежит Ш и Лобанову П.И. Полагает что его действия могут быть квалифицированы как соучастие в покушении на приобретение наркотического средства. Оспаривает квалификацию его действий относительно сбыта С 0,34 г героина, отмечая, что этот наркотик принадлежал самому С а он фактически выступал только в роли посредника в извлечении этого наркотика из тайника. Каких-либо объективных доказательств того, что он сбывал наркотик представлено не было.

Просит приговор в части осуждения его по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ, наказание снизить, применить положения ст. 61, 62, 64 УК РФ.

Адвокат Зыков К.Г. в апелляционной жалобе в защиту Капустина М.А утверждает о незаконности приговора, несоответствии изложенных в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несправедливости назначенного наказания ввиду чрезмерной его суровости. Отмечает, что Капустин М.А. на протяжении многих лет страдал наркотической зависимостью, поэтому, узнав в 2009 г. от Лобанова П.И. о наличии возможности приобретать героин через систему электронных платежей « , стал этим пользоваться для личных нужд. 8 ноября 2009 г. при получении из закладки наркотического средства для собственного потребления, он, по просьбе Лобанова П.И., взял и второй пакетик с наркотиком для того, чтобы передать его другому лицу, который оказался оперуполномоченным С Полагает, что эти его действия надлежит квалифицировать как пособничество в приобретении наркотического средства без цели сбыта. Оспаривает участие Капустина М.А. в преступном сообществе, поскольку он являлся рядовым потребителем наркотических средств, никаких указаний Лобанова П.И. или ША.В. не выполнял, оплачивал приобретаемые наркотики на общих основаниях. Обращает внимание на то, что Капустин М.А. положительно характеризуется, имеет поощрительные грамоты, у него есть дочь проживающая у бабушки, он является инвалидом третьей группы, имеет ряд заболеваний, требующих постоянной медицинской помощи. Просит Капустина М.А. по ч. 2 ст. 210 УК РФ оправдать, его действия квалифицировать как пособничество в приобретении наркотических средств снизить размер назначенного наказания.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя осужденная Ломакова Е.М. указывает на несогласие с ним настаивая на недоказанности ее вины в инкриминируемых ей преступлениях.

Государственный обвинитель Щеглова К В . в письменных возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников просит оставить их без удовлетворения.

Приговор в отношении Сапуновой С И . не обжалован и рассматривается в порядке ч. 2 ст. 389.19 УПК РФ лишь в части решения по вопросу о взыскании с нее процессуальных издержек.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, письменных возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Ссылки авторов апелляционных жалоб на то, что ряд доказательств не мог быть положен в основу приговора в связи с допущенными при их получении нарушениями закона, не подтверждаются материалами уголовного дела.

В частности, не усматривается оснований для признания недопустимыми доказательствами материалов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, носивших, по мнению осужденных Лобанова П.И. и Устинова А.В., провокационный характер Между тем само по себе то, что в отношении ряда лиц, занимающихся в составе преступного сообщества незаконным оборотом наркотических средств, было проведено несколько проверочных закупок, не свидетельствует о незаконности этих оперативно-розыскных мероприятий поскольку их проведение было обусловлено тем, что в деятельности входящих в преступное сообщество групп, действующих на различных территориях, участвовало значительное число лиц, занимающихся, к тому же, сбытом различных наркотических средств, выявление которых, а также существующих между ними связей путем проведения единичного оперативно-розыскного мероприятия было бы невозможным.

Кроме того, каких-либо данных, свидетельствующих о наличии в действиях сотрудников правоохранительных органов признаков подстрекательства, склонения, побуждения в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, из материалов дела не усматривается.

Проведенными в рамках предварительного следствия и судебного разбирательства проверками не выявлено и иных оснований для поставления под сомнение законности проведенных в связи с настоящим уголовным делом оперативно-розыскных мероприятий (в том числе по мотивам фальсификации документов).

Не имеется также оснований для признания недопустимыми доказательствами показаний ряда свидетелей, положенных в основу приговора.

То обстоятельство, что использованные судом в качестве доказательств по делу показания Ш были получены в результате его допросов без предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, не может служить причиной для признания их недопустимыми, поскольку Ш привлекавшийся по этому же уголовному делу в качестве подозреваемого и обвиняемого (до выделения уголовного дела в отношении него в отдельное производство), в соответствии с установленными уголовно-процессуальным законом правилами не подлежал предупреждению об уголовной ответственности за заведомо ложные показания; оглашение его показаний, данных в ходе досудебного производства, осуществлялось в соответствии с предписаниями ст. 281 УПК РФ. Оснований полагать, что Ш воспользовавшись тем, что он не предупрежден об уголовной ответственности, оговорил Лобанова П.И. и других осужденных в целях смягчения своей участи, не имеется; выступая в судебном заседании по настоящему делу в качестве свидетеля, он подтвердил свои показания данные в ходе предварительного следствия.

Положенные в основу приговора показания М Г,

Т П П также сомнений с точки зрения их допустимости не вызывают, поскольку они были получены с учетом особенностей процессуального статуса указанных лиц, в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, надлежащим образом оформлены. Доводы адвоката Жильцова Д.П. о том, что протокол допроса Т фальсифицирован, т.к. этого свидетеля заставили подписаться под сведениями, которые он не сообщал, подтверждения в судебном заседании не получили, равно как не получили подтверждения и заявления о вынужденном характере дачи показаний другими названными свидетелями.

Тот факт, что свидетель М в судебном заседании заявила о том, что боится давать показания, опасаясь окружающих, в том числе сотрудников правоохранительных органов, а затем покинула зал судебного заседания, не может служить основанием для признания ранее данных ею показаний недопустимыми доказательствами по делу.

Что же касается утверждений осужденных и их защитников о том, что показания как названных, так и некоторых иных свидетелей (в частности П К голословны и противоречивы, и что сами свидетели от них отказались, то эти доводы тщательно проанализированы в приговоре, в котором приведены убедительные мотивы, по которым суд оценив эти показания в совокупности с другими доказательствами, положил их в основу приговора.

Несостоятельными следует признать утверждения осужденных Лобанова П.И., Устинова А.В. о том, что суд, ссылаясь в обоснование своих выводов о доказанности виновности осужденных в сбыте наркотических средств, в частности, Т Г М на постановленные в отношении этих лиц обвинительные приговоры, а также на приговор в отношении Ш нарушил предписания ст. 90 УПК РФ. В силу данной статьи обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, при определенных условиях признаются судом прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки Постановляя же приговор по настоящему уголовному делу, суд не руководствовался приведенным положением о преюдициальном значении судебных решений, а лишь сослался на установленные в ранее постановленных приговорах обстоятельства, анализируя и оценивая их в единстве с совокупностью собранных по делу доказательств, что положениям ст. 90 УПК РФ не противоречит.

Рассмотрев приведенные в апелляционных жалобах доводы относительно необоснованности выводов суда о виновности осужденных в создании преступного сообщества (преступной организации) и участии в нем (ней), а также в совершении преступлений в составе организованной группы Судебная коллегия находит их неосновательными.

О том, что созданная Лобановым П.И. и другим лицом, ранее осужденным за эти действия, группа лиц представляла собой преступное сообщество (преступную организацию), свидетельствует целевая направленность данной группы на систематическое извлечение прибыли путем совершения тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств на территории различных регионов.

Данная группа отличалась высокой степенью сплоченности, что проявлялось, в частности, в наличии тесных связей между ее участниками являющимися лицами, употребляющими наркотические средства, в высокой степени внутренней организации, при которой во главе группы лиц находились Лобанов П.И. и Ш ее создавшие и руководившие ею, организовавшие как снабжение членов группы наркотическими средствами для последующего их сбыта, так и сам сбыт наркотиков распоряжавшиеся денежными средствами, которые поступали на счета членов группы в качестве оплаты за сбыт наркотических средств, направляя их на свои личные нужды и на нужды других участников группы и преступного сообщества в целом.

О высоком уровне организованности данного преступного сообщества свидетельствует, в частности, то, что ее деятельность осуществлялась на территории нескольких населенных пунктов: так, Лобанов П.И., помимо сообщества в целом, руководил организованной преступной группой осуществляющей незаконный оборот наркотических средств преимущественно в г. области, а Ш такой же группой в г. области. При этом, несмотря на то, что обе организованные преступные группы действовали самостоятельно в пределах различных населенных пунктов, каждая из них входила в общую структуру преступного сообщества, в связи с чем, в частности, Лобанов П.И обладал полномочиями по решению различных вопросов, возникающих в деятельности любого из структурных подразделений этого сообщества. При этом, несмотря на то, что Лобанов П.И. и Ш находились в местах лишения свободы, высокая степень организованности сообщества позволяла им управлять действиями членов преступного сообщества подчиняясь общим правилам. Для деятельности всего преступного сообщества характерными являлось использование единых методов при получении заказов на наркотические средства, организации закладок получении из них наркотических средств и перечислении на номера банковских счетов денежных средств в качестве оплаты за приобретенные наркотики, а также использование различных средств конспирации и обеспечения безопасности членов преступного сообщества.

Деятельность преступного сообщества в течение нескольких месяцев 2009 г., совершение его членами ряда преступных операций по сбыту наркотических средств свидетельствуют об устойчивом характере как самого сообщества, так и осуществляемой им деятельности. Причем, в планы участников преступного сообщества входило дальнейшее расширение контактов с выходцами из Республики , поставляющими в

наркотические средства, и расширением сферы сбыта наркотических средств в рамках других населенных пунктов области.

Доводы осужденных о том, что никаких организованной группы и преступного сообщества не было, а их деятельность по сбыту наркотических средств осуществлялась в рамках спонтанно функционирующих групп лиц действующих по предварительному сговору, следует признать неубедительными. Ссылка осужденного Лобанова П.И. на то, что отношения между ним и другими членами преступного сообщества строились, как правило, на ранее возникших их личных взаимоотношениях, носящих дружеский характер, а не на взаимоотношениях руководителя и подчиненных, не опровергает вывод суда о существовании преступного сообщества и о выполнении в нем Лобановым П.И. роли организатора и руководителя. Дружеские же его отношения с членами группы в данном случае служили только основой для выбора в качестве соучастников преступлений определенных лиц и выражения им необходимого при этом доверия. В то же время, как это признавал в своих показаниях и в апелляционной жалобе сам Лобанов П.И., его действия в полной мере подчинялись материальным интересам, связанным с получением доходов от сбыта наркотических средств.

Не может служить доказательством отсутствия в действиях осужденных признаков участия в преступном сообществе (преступной организации), а также совершения преступлений в составе организованной группы и то, что не все члены преступного сообщества были знакомы между собой и взаимодействовали при совершении конкретных преступлений. В силу особенностей организации данного преступного сообщества и его деятельности взаимная осведомленность членов этого сообщества друг о друге и о выполняемых ими обязанностях не предполагалась; более того информация об участниках сообщества, производящих закладки наркотических средств, целенаправленно не разглашалась, что, в частности подтвердила в своих показаниях К

Не усматривает Судебная коллегия и оснований для признания недоказанным участия осужденного Устинова А.В. в сбыте наркотических средств Т Г М поскольку его причастность к совершению соответствующих преступлений в полной мере подтверждается показаниями как указанных приобретателей наркотических средств, данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном разбирательстве, так и обвиняемых Лобанова П.И. и Устинова А.В., свидетелей Л С К Д

М а также приобщенными к уголовному делу материалами оперативно-розыскных мероприятий, заключениями экспертов другими доказательствами, для сомнений в достоверности которых оснований нет.

Получили свое подтверждение в судебном заседании также выводы суда о причастности к сбыту наркотического средства М Доронина М.В. Так, Ш будучи допрошенным в качестве обвиняемого показал, что в конце августа - начале сентября 2009 г. именно Доронин М.В ездил приобретать наркотические средства для закладок в г. где он оставлял наркотики для Устинова А.В., за что получал от Устинова А.В соответствующие денежные средства на находившуюся у него банковскую карту. Свидетель М пояснила, что 24 августа 2009 г. она, по договоренности, перевела 1500 руб. на указанный ей Лобановым П.И. номер банковского счета (как впоследствии выяснилось счет был открыт на имя Устинова А.В. в « , после чего Лобанов П.И. указал ей, где находится закладка, и она в пачке из-под сигарет обнаружила заказанный ею героин, оставленный в условленном месте Устиновым А.В. Свидетель К.

показала, что Лобанов П.И. ей не говорил, кто делает в г закладки, из которых она брала для продажи героин, но однажды летом 2009 г. по указанию Лобанова П.И. она встречалась возле магазина в г. с мужчиной по имени « которому должна была передать 30 000 руб. за наркотическое средство. То, что впоследствии К

не опознала в Доронине М.В. мужчину по имени «М », с которым она встречалась в г. и которому передавала деньги за наркотическое средство, не исключает его причастность к сбыту наркотических средств.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Капустина М.А. и его защитника - адвоката Зыкова К.Г. о том, что Капустин М.А. 8 ноября 2009 г взял из закладки пакетик с наркотиком для С не с целью сбыта, а только с целью передать его последнему, исходя из того, что этот наркотик принадлежит С и им же уже оплачен. Между тем как установлено в судебном заседании, в том числе на основании показаний свидетеля С пояснившего, что по указанию Лобанова П.И он перевел на указанный им счет денежные средства в сумме 1500 руб после чего Лобанов П.И.сообщил ему, что у торгового центра парень передаст ему наркотическое средство; этим парнем был Капустин М.А., который, подсев у торгового центра в подвозившую его служебную автомашину, передал ему наркотическое средство в пакетике Обстоятельства передачи наркотика подтвердила Д которая вместе с Капустиным М.А. садилась в машину и ехала с ним до его дома.

Судебная коллегия находит неубедительными ссылки осужденного Доронина М.В. на необоснованность признания его виновным в приготовлении к сбыту в составе организованной группы двух порций наркотического средства - героина массой 16,96 г и 1,46 г. Мотивируя это свое решение, суд сослался на то, что, приготовляя наркотические средства к сбыту, Доронин М.В., на которого в рамках созданного и руководимого Лобановым П.И. и Ш преступного сообщества возлагались в частности, приобретение, хранение и расфасовка героина, исходил из того что и эти его действия также осуществлялись в интересах преступного сообщества. Данный вывод основывается, в частности, на показаниях Доронина М.В. о том, что он приехал покупать героин вместе с Ш увидев которого, таджик продал ему наркотики в долг При таких фактических обстоятельствах оснований для признания ошибочной квалификации вмененного в вину Доронину М.В. приготовления к приобретению наркотических средств 4 января 2010 г. как совершенного в составе организованной группы не имеется.

Не может быть принято во внимание и заявление адвоката Жильцова Д.П. о том, что не подлежат квалификации как совершенные в составе организованной группы преступления Устинова А.В., имевшие место после 12 ноября 2009 г., поскольку наркотики, изъятые сотрудниками правоохранительных органов 12 и 13 ноября 2009 г. (за исключением хранившихся у Устинова А.В. 6,5 г гашиша) были приготовлены с его участием для сбыта именно в рамках деятельности организованной группы, в которую входил Устинов А.В.

Нет также оснований для исключения из осуждения Устинова А.В инкриминируемого ему приготовления к сбыту 1,82 г героина, якобы в связи с тем, что он добровольно выдал его. Согласно примечанию 1 к ст. 228 УК РФ лицо, добровольно сдавшее наркотические средства и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, освобождается от уголовной ответственности за предусмотренные ст. 228 УК РФ действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств без цели сбыта. Устинов А.В между тем обвинен в приготовлении наркотического средства к сбыту и поэтому освобождению от уголовной ответственности в случае добровольной выдачи наркотического средства не подлежит. Кроме того, как следует из текста указанного примечания, сама по себе выдача наркотического средства не является достаточным основанием для освобождения от уголовной ответственности - она должна сочетаться с активным способствованием раскрытию и пресечению преступлений и другими указанными в законе активными действиями, чего в данном случае не установлено.

Не усматривает Судебная коллегия и каких-либо обстоятельств которые бы позволяли согласиться с Устиновым А.В. в том, что все инкриминируемые ему действия, связанные со сбытом наркотических средств, должны быть квалифицированы как единое преступление. Несмотря на то, что большинство преступлений, за которые Устинов А.В. осужден были совершены в составе организованной группы, созданной с целью осуществления сбыта наркотических средств, умысел на совершение каждого из этих преступлений формировался самостоятельно, по мере приобретения участниками группы наркотических средств для сбыта и поступления «заказов» на наркотики от их потребителей.

По этим же причинам нельзя согласиться с позицией осужденного Лобанова П.И. о квалификации как единого преступления его действий в отношении героина массой 1,8 г, а также массой 5,58 г и 1,82 г.

Кроме того, не основанным на законе является утверждение Лобанова П.И. о том, что с учетом Постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. № 1002 приготовление им к сбыту героина массой 5,58 г и 1,82 г должно квалифицироваться как совершенное в крупном, а не в особо крупном размере. Установленные указанным Постановлением размеры наркотических средств подлежат применению лишь в единстве с положениями ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ, которые, однако устанавливают более строгую ответственность за аналогичные действия по сравнению с предшествующим уголовным законом и потому не могут иметь обратную силу.

Не имеется правовых оснований и для удовлетворения жалобы Капустина М.А. в той ее части, в которой он указывает на незаконность квалификации его действий, связанных с незаконным сбытом наркотических средств в составе преступного сообщества, как по ст. 228.1 УК РФ, так и по ч. 2 ст. 210 УК РФ. Дело в том, что, выполняя возложенные на него в рамках преступного сообщества обязанности по извлечению из закладок наркотических средств и их сбыту потребителям, Капустин М.А. фактически совершал два преступления: 1) предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ участие в преступном сообществе посредством обеспечения бесперебойной его деятельности и получения незаконных доходов и 2) предусмотренный ст. 228.1 УК РФ незаконный сбыт наркотических средств. Эти преступления посягая на различные объекты и различаясь между собой составообразующими признаками объективной и субъективной стороны составляют идеальную совокупность преступлений и влекут самостоятельные уголовно-правовые последствия.

В то же время Судебная коллегия находит обоснованной позицию осужденного Лобанова П.И., настаивающего на несоответствии закону квалификации вменяемых в вину ему и Ломаковой Е.М. действий, связанных с пересылкой и приготовлением к сбыту гашиша и каннабиса, как двух самостоятельных преступлений, предусмотренных соответственно п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Как пересылка, так и сбыт наркотических средств указаны в качестве альтернативных деяний образующих единый состав предусмотренного ст. 228.1 УК РФ преступления и не создающих совокупности преступлений в случае, если они касаются одного и того же предмета и охватываются единым умыслом. В данном случае пересылка и приготовление к сбыту одной и той же массы гашиша и каннабиса не только осуществлялись в рамках реализации единого умысла но и проявлялись фактически в одних и тех же действиях, а именно приготовление к сбыту свелось к пересылке наркотических средств к месту их реализации. При таких данных действия Лобанова П.И. и Ломаковой Е.М связанные с пересылкой и приготовлением к сбыту одной и той же массы гашиша и каннабиса, подлежат переквалификации с п. «а» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ охватывающий оба инкриминируемые им деяния связанные с пересылкой и приготовлением к сбыту одной и той же массы гашиша и каннабиса, подлежат переквалификации с п. «а» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ охватывающий оба инкриминируемые им деяния.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личностях, состояния их здоровья, влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей. Учтены судом при определении вида и размера наказания каждому из осужденных имеющиеся у Лобанова П.И. и Устинова А.В отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений, а также смягчающие обстоятельства, в том числе и те, на учете которых настаивают осужденные и их защитники. Каких-либо обстоятельств, обусловливающих необходимость смягчения назначенного осужденным наказания, но не учтенных судом или учтенных в недостаточной степени, не имеется.

Отсутствуют также основания для признания обоснованным довода Доронина М.В. о незаконности отмены ему условного осуждения по приговору от 12 декабря 2007 г. и о присоединении части не отбытого по этому приговору наказания в порядке ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию по приговору от 21 апреля 2014 г. Согласно ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам предусмотренным ст. 70 УК РФ. Поскольку преступления, за которые Доронин М.В. осужден по приговору от 21 апреля 2014 г., были им совершены до окончания ранее установленного ему испытательного срока суд, руководствуясь положениями ст. 74 и 70 УК РФ, совершенно обоснованно учел при назначении окончательного наказания часть неотбытого наказания по предыдущему приговору.

Рассмотрев доводы апелляционного представления государственного обвинителя о необходимости изменения приговора в части назначенного Ломаковой Е.М. наказания с целью его усиления, Судебная коллегия не находит их подлежащими удовлетворению.

Суд, решая вопрос о наказании Ломаковой Е.М., тщательно проанализировал и оценил все имеющие значение для принятия решения обстоятельства: он признал ее виновной в участии в преступном сообществе и в совершении одного оконченного и пяти неоконченных преступлений связанных со сбытом наркотических средств, на чем акцентирует внимание государственный обвинитель, но вместе с тем он учел и тот подтвержденный материалами дела факт, что она отказывалась распространять героин пытаясь прекратить противоправную деятельность. Как следует из материалов дела, участие ее в сбыте наркотических средств обусловливалось не целью получения наживы, а, главным образом, возможностью иметь доступ к источнику наркотиков, с учетом состояния ее здоровья и склонности к потреблению наркотиков. Между тем никаких данных о том что после раскрытия деятельности преступного сообщества в период производства по уголовному делу или после постановления приговора Ломакова Е.М. продолжала совершение противоправных действий не имеется. Судом дана правильная оценка данным о молодом возрасте осужденной, наличии у нее тяжких хронических заболеваний и о болезненном состоянии ее родителей, как обусловливающим проявление к ней снисхождения вплоть до назначения ей наказания, не связанного с реальным лишением свободы. То обстоятельство, на которое ссылается в апелляционном представлении государственный обвинитель, что Ломакова Е.М. не признала свою вину и заняла позицию, не способствующую раскрытию и расследованию совершенных преступлений, не может расцениваться как основание для усиления наказания осужденной, поскольку это противоречило бы фундаментальным положениям, закрепленным в ст. 49 и 51 Конституции Российской Федерации.

По приговору с осужденных по настоящему уголовному делу взысканы в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждений защищавшим их адвокатам, в следующих размерах: с Лобанова П.И. - 20678 руб.; с Устинова А.В. - 127 404 руб. 50 коп.; с Доронина М.В. - 76 608 руб. 50 коп.; с Капустина М.А. - 135 407 руб. 50 коп.; с Сапуновой СИ. - 105 630 руб.; с Ломаковой Е.М. - 144 564 руб. По смыслу уголовно-процессуального закона, такое решение принимается судом в судебном заседании с учетом мнения участвующих в деле лиц, в том числе осужденного, на которого возлагаются соответствующие процессуальные издержки. Между тем, как усматривается из содержания приговора и протокола судебного заседания, суд, принимая решение о взыскании процессуальных издержек с осужденных по настоящему уголовному делу, не выяснял в судебном заседании позицию осужденных относительно сумм подлежащих взысканию с них процессуальных издержек, материального положения их и их семей, наличия обстоятельств, позволяющих освободить их от выплаты процессуальных издержек. При таких условиях вынесенное судом решение, как принятое с нарушением прав участников уголовного судопроизводства, не может быть признано законным и подлежит отмене.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 21 апреля 2014 г. в отношении Лобанова П И и Ломаковой Е М изменить:

- действия Лобанова П.И. и Ломаковой Е.М., связанные с незаконной пересылкой наркотических средств - гашиша и марихуаны и с приготовлением их к незаконному сбыту, переквалифицировать с п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ по которому назначить Лобанову П.И. наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет, Ломаковой Е.М., с применением ст. 64 УК РФ, - наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет;

- назначить Лобанову П.И. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ); п. «а» ч. 3 ст. 228.1; п. «а ч. 3 ст. 228.1; п. «а» ч. 3 ст. 228.1; п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ окончательно путем частичного сложения наказаний 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

- назначить Ломаковой Е.М. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ); ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1; п. «а» ч. 3 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ), окончательно путем частичного сложения наказаний 7 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 5 лет, с возложением на нее следующих обязанностей: трудиться, пройти курс лечения от наркомании, не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденной, 1 раз в месяц являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации.

Этот же приговор в отношении Лобанова П И Ломаковой Е М , Устинова А В Доронина М В Капустина М А Сапуновой С А в части решения о взыскании с них в федеральный бюджет Российской Федерации процессуальных издержек отменить, направить дело в этой части на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином его составе.

В остальном указанный приговор оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы без удовлетворения Председательствующий-

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 90 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта