Информация

Решение Верховного суда: Определение N 46-АПУ17-5 от 16.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 46-АПУ 17-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 16 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Дубовика Н.П судей Шмотиковой С.А. и Борисова О.В при секретаре Багаутдинове Т.Г с участием прокурора Коловайтеса О.Э осужденных Симанкова Б.В. и Леонтьева М.Ф в режиме видеоконференц связи, адвокатов Сухинина Ю.И. и Новикова А.А рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Симанкова Б.В. и Леонтьева М.Ф адвокатов Сурковой Л.Н., Сухинина Ю.И. и Кузнецова А.В. на приговор Самарского областного суда от 10 февраля 2017 года, по которому

Симанков Б В ,

и

Леонтьев М Ф

ранее не судимые,

1 осуждены каждый по ч.5 ст. 228 УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, п. «г» ч.4 ст. 228* УК РФ - к 8 годам лишения свободы. По совокупности преступлений на основании ч.З ст. 69 УК РФ Симанкову Б.В. и Леонтьеву М.Ф. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет каждому с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденным исчисляется с 10 февраля

2017 года, зачтено в срок отбытия наказания время содержания их под стражей с 4 июня 2016 года по 10 февраля 2017 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С.А. об обстоятельствах дела, выступления осужденных Симанкова Б.В. и Леонтьева М.Ф., адвокатов Сухинина Ю.И. и Новикова А.А., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Коловайтеса О.Э возражавшего против их удовлетворения и просившего об изменении приговора в части, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Симанков и Леонтьев признаны виновными в незаконном сбыте по предварительному сговору группой лиц психотропного вещества - амфетамина в особо крупном размере и в покушении на незаконный сбыт наркотического средства - кокаина в крупном размере совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании Симанков вину признал частично, Леонтьев свою причастность к инкриминированным ему деяниям отрицал.

В апелляционных жалобах:

осужденный Симанков Б.В. оспаривает законность и обоснованность приговора. Считает, что осужден за покушение на сбыт кокаина незаконно поскольку доказательств тому, что он собирался сбыть данное наркотическое средство, в материалах дела не имеется.

Утверждает, что кокаин, который он хранил в подвале дома по просьбе Леонтьева, добровольно выдал сотрудникам УФСБ и должен быть освобожден от уголовной ответственности.

Указывает, что выемка наркотического средства проводилась с нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку понятые подписали протокол уже после проведения следственного действия фактически при его проведении не присутствовали, в связи с чем данное доказательство является недопустимым. В подтверждение своих доводов обращает внимание на показания Г и Ш указанных в протоколе в качестве понятых и допрошенных в судебном заседании которые не смогли описать помещение подвала, где проводилась выемка кроме того указывает, что данные лица являются «штатными» понятыми по делам, которые расследуются сотрудниками УФСБ по области.

По факту незаконного сбыта амфетамина не отрицает, что П ,в отношении которого дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, попросил его найти продавца или помочь в приобретении амфетамина. 1 июня 2016 года он организовал встречу П со своим знакомым, являющимся наркозависимым. В ходе встречи его знакомый передал П черный пакет, в котором, как он догадывался, находился амфетамин, а П соответственно передал деньги. 3 июня 2016 года он провожал П и Леонтьева, которые выезжали из в г. в тот же день он был задержан за участие в незаконном сбыте амфетамина.

Кроме того, в жалобе указывает на применение к нему со стороны сотрудников УФСБ физического и психологического воздействия с целью получения признательных показаний, полагает, что к показаниям свидетеля С , сотрудника УФСБ, следовало отнестись критически, поскольку в настоящее время в отношении его расследуется уголовное дело.

Считает необоснованным отказ в удовлетворении его ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что, по его мнению, свидетельствует о предвзятости предварительного следствия и необъективности суда при оценке доказательств по уголовному делу.

Полагает, что судом при назначении наказания фактически оставлены без внимания наличие у него малолетнего ребенка, состояние здоровья его жены и престарелых родителей, нуждающихся в поддержке, положительные характеристики с места работы, а также то обстоятельство, что он впервые привлекается к уголовной ответственности.

Обращает внимание также на неправильное указание в приговоре его отчества - Владимирович, вместо Вадимович.

Просит приговор отменить.

Адвокат Сухинин Ю.И. в основной и дополнительных жалобах указывает, что по делу допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона и норм международного права назначенное наказание является излишне суровым и несправедливым, в связи с чем просит приговор в отношении Симанкова отменить и оправдать его по предъявленному обвинению.

По факту осуждения за сбыт 500 граммов амфетамина П в отношении которого дело выделено в отдельное производство, оспаривает законность проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении Симанкова, поскольку, по мнению адвоката, оснований для проведения такой проверки не имелось, доказательств, свидетельствующих о наличии у Симанкова сформированного умысла на незаконный сбыт психотропного вещества на момент проведения оперативно-розыскных мероприятий в материалах дела не имеется, ходатайство защиты о представлении данных, подтверждающий намерения Симанкова приобрести амфетамин и сбыть его, послуживших основанием для проведения ОРМ, было отклонено ходатайства осужденного в ходе следствия о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в ходе которого он мог бы изобличить лицо, у которого приобреталось психотропное вещество, также не было удовлетворено, а лицо, у которого приобретен амфетамин, не было привлечено к уголовной ответственности, в связи с чем полагает, что данное лицо являлось информатором Управления ФСБ. Ссылаясь на решения Европейского суда по правам человека, делает вывод о провокации преступления сотрудниками правоохранительных органов и нарушении права на справедливое судебное разбирательство.

Полагает, что судом необоснованно положены в обоснование обвинительного приговора показания Симанкова в ходе предварительного следствия, согласно которым он признавал вину в сбыте амфетамина и в покушении на сбыт кокаина, и фактически оставлены без внимания его показания в суде о том, что он лишь помог П приобрести амфетамин за его же деньги, а не являлся сбытчиком данного психотропного вещества, а также его показания о добровольной выдаче кокаина, который хранился у него, но принадлежал Леонтьеву.

Доводы осужденного о том, что показания, данные в ходе следствия носили вынужденный характер, оставлены без должного внимания и оценки суда. Ссылку суда на показания свидетелей Д , М С , И , опровергавших в суде применение физического и психологического насилия в отношении осужденного, адвокат находит несостоятельной, поскольку показания сотрудников оперативных служб правоохранительных органов не могут являться достоверным и допустимым доказательством ввиду их заинтересованности в исходе дела, а также в сокрытии противоправных действий.

Полагает, что судом в обоснование приговора положены недопустимые, по мнению адвоката, доказательства, в том числе, - протокол досмотра транспортного средства « » от 3 июня 2016 года, в котором находились Леонтьев и П , и содержащиеся в нем пояснения П о том, что амфетамин он приобрел у Симанкова и Леонтьева; - показания свидетеля Г поскольку он ранее неоднократно привлекался сотрудниками УФСБ к участию в качестве понятого по другим уголовным делам; - протокол обследования помещения - подвала дома по ул в г. , в ходе которого Симанков указал оперативным сотрудникам место, где находился кокаин, поскольку в протоколе указаны неверные сведения относительно участия при проведении данного следственного действия понятых ( Г иШ ), отсутствие понятых подтвердил

в суде свидетель В кроме того, протокол был составлен не на

месте проведения осмотра, а значительно позже, что является нарушением

требований ст. 177,180 УПК РФ, при проведении осмотра Симанковым были даны показания без участия адвоката, в связи с чем они не могут являться доказательством по делу; - результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные до возбуждения уголовного дела, не относятся к доказательствам перечисленным в ч.2 ст. 74 УПК РФ.

Заявленные стороной защиты ходатайства о признании указанных доказательств недопустимыми безосновательно отклонены судом.

Считает, что ссылка в приговоре на заключение эксперта, как на доказательство виновности Симанкова, несостоятельна, поскольку данным заключением установлен лишь факт того, что изъятые вещества являются кокаином и амфетамином, но не подтверждают факт причастности Симанкова к незаконному обороту наркотиков, поскольку отпечатков пальцев осужденного на пакетах с запрещенными веществами не обнаружено.

Обращает внимание, что на протяжении всего предварительного следствия Симанков активно сотрудничал со следствием, вместе с тем ему было отказано в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве данное обстоятельство не принято во внимание судом.

Ссылаясь на решения суда об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты, адвокат делает вывод о нарушении судом принципа состязательности и равноправия сторон, а также о необъективности суда при рассмотрении уголовного дела.

Анализируя показания Симанкова об обстоятельствах его участия в преступлении, связанном с незаконным оборотом амфетамина, считает, что его действия следовало квалифицировать как пособничество в приобретении психотропных веществ, поскольку он действовал в интересах приобретателя самостоятельного умысла на сбыт не имел.

В апелляционных жалобах адвокат также указывает на суровость и несправедливость приговора, несоответствие назначенного наказания личности Симанкова и обстоятельствам дела.

Ссылаясь на положения Европейской Конвенции по правам человека считает нарушением прав Симанкова его содержание в клетке в зале суда несоответствие времени фактического задержания материалам дела необоснованное длительное нахождение его под стражей в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.

Адвокат Суркова Л.Н. в своей апелляционной жалобе пишет о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела недоказанности вины осужденного Симанкова и о неправильном применении уголовного закона.

По эпизоду покушения на сбыт наркотического средства - кокаина считает, что уголовное дело подлежало прекращению, действия Симанкова следует признать добровольной выдачей наркотического средства. При этом указывает на то обстоятельство, что при задержании Симанкова кокаин у него обнаружен не был, о месте его хранения сотрудникам УФСБ производившим задержание, известно не было, подвал дома, где был спрятан кокаин, указал сам Симанков, несмотря на возможность не говорить об этом Достоверных доказательств того, что он совершал какие-либо действия направленные на сбыт наркотических средств, в материалах дела не имеется. При таких обстоятельствах, по мнению адвоката, действия Симанкова подпадают под примечание к ст. 228 УК РФ.

Приводит аналогичные с адвокатом Сухининым доводы о нарушениях уголовно-процессуального закона при проведении осмотра подвала, в ходе которого был обнаружен кокаин, ставит под сомнение показания допрошенных в судебном заседании свидетелей Г и Ш считает, что суд безосновательно отклонил ходатайства защиты о запросе детализации телефонных переговоров указанных лиц, что, по мнению адвоката, могло бы опровергнуть их показания об участии в качестве понятых при обследовании помещения.

Указывает на наличие противоречий в показаниях данных свидетелей а также свидетеля С которые не устранены в судебном заседании.

Полагает, что судом был нарушен уголовно-процессуальный закон при допросе П , поскольку он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу ложных показаний по ст. 307 УК РФ, раздельное рассмотрение уголовных дел в отношении П и осужденных Симанкова и Леонтьева не позволило всесторонне и полно установить фактические обстоятельства дела.

По эпизоду сбыта психотропного вещества-амфетамина находит вину Симанкова недоказанной. Показания его подзащитного, а также осужденного Леонтьева на следствии, положенные в основу обвинительного приговора, не являются безупречными, поскольку оба осужденных заявляли о вынужденном характере дачи признательных показаний и это утверждение по мнению адвоката, не опровергнуто.

Показания свидетелей М , Д С о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» не подтверждены материалами дела, оно проведено в нарушение закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», считает указанных свидетелей заинтересованными в исходе дела, а потому их показания не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу.

В жалобе адвокат также указывает на суровость назначенного наказания.

Просит приговор в отношении Симанкова изменить, освободить его от уголовной ответственности по эпизоду хранения кокаина, и, отменив

обвинительный приговор по ч.5 ст.2281 УК РФ, оправдать его по

предъявленному обвинению в незаконном сбыте амфетамина.

Осужденный Леонтьев М.Ф. просит об отмене приговора суда и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, мотивируя апелляционную жалобу тем, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, указывает, что ему не разъяснялись его права в ходе предварительного следствия, оперативными сотрудниками оказывалось физическое и психологическое воздействие для получения нужных им показаний, что подтверждается справкой ИВС о наличии повреждений кожных покровов, однако суд поверил показаниям оперативных сотрудников о том, что никакого насилия не применялось.

Указывает, что незаконно содержался в здании УФСБ по области с 3 по 4 июня 2016 года, когда было оформлено официальное задержание.

Адвокат Кузнецов А.В. в защиту интересов осужденного Леонтьева указывает на существенные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела, которые заключаются в следующем.

В обоснование приговора положены недопустимые доказательства, в том числе протокол досмотра автомашины « », в ходе которого было изъято психотропное вещество - амфетамин, поскольку в деле имеется только копия данного протокола, местонахождение подлинника и его соответствие копии неизвестно.

Ссылаясь на правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом РФ, о том, что результаты оперативно-розыскных мероприятий не являются доказательствами и могут стать таковыми лишь после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а также на положения ст. 84,89 УПК РФ, считает, что протокол досмотра автомашины должен был быть признан вещественным доказательством, после чего он мог бы стать допустимым доказательством по делу, что не было сделано.

Полагает, что Леонтьеву не была предоставлена возможность воспользоваться квалифицированной юридической помощью при проведении осмотра автомашины, что является нарушением уголовно процессуального закона, поскольку оперативно-розыскное мероприятие проводилось в отношении Леонтьева в связи с подозрением его в причастности к совершению преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, ему также не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя. С учетом изложенного показания Леонтьева в качестве подозреваемого, как полученные с нарушением закона, являются недопустимым доказательством.

Также, по мнению адвоката, недопустимым доказательством являются

показания П , данные им в отсутствие адвоката в ходе проведения

досмотра автомашины и не подтвержденные в судебном заседании.

Показания оперативных сотрудников С , Д и М , а также Г иШ являются производными от сведений, полученных ими в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и в результате опросов обвиняемых, непосредственными очевидцами действий Леоньева они не являются, а С в судебном заседании отказался назвать источник своей осведомленности о противоправной деятельности Леонтьева, в связи с чем показания указанных лиц, а также представленные материалы оперативно-розыскной деятельности не свидетельствуют о степени участия каждого из осужденных и их роли в совершении преступлений.

Полагает, что судом незаконно в основу приговора положены показания осужденных, в том числе Леонтьева, данные в ходе предварительного расследования и не подтвержденные в судебном заседании.

Анализируя показания Леонтьева и Симанкова в ходе следствия, делает вывод о том, что и они не подтверждают вину Леонтьева в совершении преступлений, поскольку роль его не конкретизирована, а из показаний в судебном заседании П Леонтьев какого-либо отношения к сделке с амфетамином не имел, участия в оборудовании тайника в машине для его хранения не принимал. Считает, что Леонтьев должен быть оправдан по факту сбыта амфетамина в связи с недоказанностью его вины.

По факту покушения на сбыт кокаина адвокат обращает внимания, что признательные показания Леонтьева и Симанкова о приобретении ими в г.

данного наркотического средства, перевозке его в г. и хранении в подвале дома, где проживал Симанков, данными ими в ходе предварительного следствия, не были подтверждены осужденными в судебном заседании. Их показания в суде противоречат друг другу, вместе с тем полагает, что показания Леонтьева более логичны и последовательны.

По мнению адвоката, утверждения Леонтьева о том, что в ходе предварительного следствия к нему были применены недозволенные методы расследования, о чем свидетельствуют установленные 7 июня 2016 года многочисленные поверхностные телесные повреждения, в судебном заседании не опровергнуты. Показания допрошенных оперативных сотрудников, отрицавших применение насилия к Леонтьеву, не являются бесспорными.

Кроме того автор жалобы указывает на неправильное применение судом уголовного закона.

Учитывая, что согласно обвинению Леонтьев не присутствовал при непосредственной передаче 1 июня 2016 года Симанковым амфетамина П и получении в качестве оплаты 350 000 рублей, утверждает, что его действия не могли быть квалифицированы как соисполнительство в сбыте амфетамина.

Просит приговор отменить и дело передать на новое судебное разбирательство в суд 1 инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель В.М. Негуляев указывает на законность и обоснованность приговора, просит оставить его без изменения, а жалобы осужденных и их адвокатов - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а выводы суда о виновности Симанкова и Леонтьева в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка в приговоре.

Несмотря на позицию Симанкова в судебном заседании о том, он лишь оказал содействие П в приобретении последним на его деньги амфетамина, а кокаин оставил в его машине Леонтьев, он хранил его без умысла на сбыт, а также позицию Леонтьева, отрицавшего свою причастность к преступлениям, суд пришел к обоснованному выводу о том что осужденные по предварительному сговору совершили незаконный сбыт П амфетамина в особо крупном размере, а также совершили покушение на сбыт в особо крупном размере наркотического средства кокаина по предварительному сговору.

В обоснование своих выводов судом положены показания Симанкова и Леонтьева, данные ими в ходе предварительного следствия, которые были оглашены в суде в соответствии со статьей 276 УПК РФ.

Так, при допросе в качестве подозреваемого 4 июня 2016 года и обвиняемого 6 июня 2016 года Симанков давал показания о том, что в конце мая 2016 года по просьбе Леонтьева он ездил за последним в г.

и по пути в Леонтьев сообщил о том, что у него имеется кокаин, предложил ему хранить наркотическое средство и принять участие в его реализации, на что он согласился, спрятал кокаин в подвале своего дома часть раздал для пробы в поисках клиентов для сбыта, исходя из цены 6-7 тысяч рублей за грамм. В этих же показаниях по обстоятельствам сбыта амфетамина П пояснял, что, находясь с Леонтьевым в г. в мае 2016 года, последний познакомил его с П , в ходе обсуждения вопроса о возможном сбыте кокаина П выразил желание приобрести

500 грамм амфетамина по цене за 1000 рублей за грамм. Уже в он договорился о приобретении указанного количества амфетамина за 350000 рублей, разницу от продажи в размере 150000 рублей намеревались поделить с Леонтьевым. 1 июня 2016 года по договоренности с Леонтьевым и П он пришел в гостиничный комплекс « », в котором остановился П , где обговорили условия купли-продажи амфетамина согласно которым П первоначально оплачивает 300000 рублей, а остальные 200000 рублей после перевозки амфетамина в г. . На переданные П деньги он приобрел указанную массу психотропного вещества и передал его П после чего П дополнительно передал ему 50000 рублей. 2 июня 2016 года было принято решение, что амфетамин в

П повезет совместно с Леонтьевым в тайнике оборудованном в автомашине П , которую он также купил в ,а по приезду в П переведет оставшуюся сумму на банковскую карту или отдаст Леонтьеву наличными. 3 июня 2016 года спрятав амфетамин в оборудованном тайнике, П с Леонтьевым выехали в г.

Показания Леонтьева, данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого, в полной мере согласуются с показаниями Симанкова в ходе предварительного следствия. Так, он признавал, что, находясь вместе с Симанковым в мае 2016 года в г. при встрече с П интересовался у последнего о возможности сбыта там кокаина. Примерно 31 мая он прибрел в 100 грамм кокаина, совместно с Симанковым привезли его на автомашине последнего в г. согласно договоренности Симанков должен был заниматься его сбытом. 1 июня 2016 года в гостинице « » он предложил П попробовать кокаин, часть его положил в пачку из-под сигарет, которую впоследствии взял с собой в салон автомашины, также в гостинице он интересовался у Симанкова о продаже приобретенного им кокаина, на что Симанков ответил, что подыскивает покупателей. По факту сбыта амфетамина Леонтьев пояснял что в гостиничном номере Симанков говорил П о том, что нашел для него амфетамин, а на следующий день по договоренности с Симанковым поехал с П в г. на автомашине, в которой для сохранности амфетамина они оборудовали тайник, в он должен был получить от П 150000 рублей и половину из них отдать Симанкову.

Доводы апелляционных жалоб о том, что показания осужденных данные ими в ходе предварительного следствия, получены с нарушениями требований УПК РФ и в результате оказанного на них давления, а также из зависимости от оперативных сотрудников, судом проверялись и обоснованно опровергнуты в приговоре как несостоятельные.

Судебная коллегия не может согласиться с утверждениями осужденных и их адвокатов о том, что этот вывод суда сделан исключительно на показаниях оперативных сотрудников, допрошенных в суде и заинтересованных в исходе дела.

Кроме показаний Д ,М и С о том, что никаких недозволенных методов ведения расследования ими в отношении осужденных не предпринималось, вывод суда также основан на показаниях следователя И о том, что Симанков и Леонтьев не обращались к нему с заявлениями о примененном к ним насилии, в материалах дела также имеется справка начальника изолятора временного содержания, в котором с 4 по 7 июня 2016 года содержались осужденные, о том, что за время нахождения в изоляторе жалоб и заявлений от них не поступало.

Ссылка в жалобах Леонтьева и его адвоката на выписку из журнала медицинского осмотра лиц, содержащихся в ИВС, исследованную в суде, о том, что 7 июня 2016 года у него были установлены поверхностные повреждения кожных покровов, с учетом показаний М и С об использовании наручников и применении силы при задержании Леонтьева, что не оспаривалось и самим осужденным, не является доказательством применения к Леонтьеву физического насилия с целью получения от него признательных показаний.

Кроме того, как видно из материалов дела, показания Симанковым и Леонтьевым, в том числе 4 и 6 июня 2016 года, давались в присутствии их адвокатов, после разъяснения права отказаться от дачи показаний и предупреждения о том, что в случае согласия дать показания, эти показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и при последующем отказе от дачи показаний. Протоколы допросов осужденных, которые были исследованы в судебном заседании, подписаны ими и их защитниками без каких-либо заявлений относительно использования незаконных методов расследования.

Таким образом, доводы осужденных и их адвокатов, изложенные в апелляционных жалобах, о том, что протоколы допросов Симанкова и Леонтьева в качестве подозреваемых и обвиняемых являются недопустимыми доказательствами, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Приведенные выше показания осужденных не противоречат и показаниям П в отношении которого дело выделено в отдельное производство, в судебном заседании о том, что в г. Леонтьев познакомил его с Симанковым, с которым он обсудил возможность приобретения 500 грамм амфетамина, а 31 мая 2016 года по звонку Симанкова прилетел в . В гостиницу Симанков привез ему пробник амфетамина. Проверив его качество, остаток он положил в пачку из-под сигарет и передал Симанкову предоплату - 350000 рублей, 150000 рублей он должен был перечислить на карточку Симанкову или передать Леонтьеву который вместе с ним должен был поехать в Симанков передал ему примерно 500 грамм амфетамина, в тот же день Леонтьев привез ему в номер небольшой пакет с кокаином, употребив часть, остаток также положили в ту же пачку из-под сигарет. 3 июня 2016 года, спрятав амфетамин в салоне автомашины, они с Леонтьевым выехали в г но были задержаны на посту ДПС, при досмотре автомашины амфетамин, а также «пробники» амфетамина и кокаина, находившиеся в пачке из-под сигарет, были обнаружены и изъяты сотрудниками УФСБ.

Утверждения адвокатов о том, что показания П в судебном заседании нельзя признать допустимым доказательством, поскольку он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу ложных показаний являются ошибочными.

Факт заключения с П досудебного соглашения о сотрудничестве и выделения в отношении его уголовного дела является установленным и не оспаривается сторонами.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 года № 17-П, обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении. Такое лицо в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве связанное обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу, на него не распространяются требования ст. 307 и 308 УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний и, соответственно предусмотренные Уголовно-процессуальным законом правила предупреждения допрашиваемого лица о такой ответственности.

Кроме того, виновность осужденных подтверждается протоколом досмотра транспортного средства - автомашины « » гос.номер

проведенного 3 июня 2016 года у поста ДПС по ул в г. в ходе которого в полости автомобильной панели приборов были обнаружены два свертка с порошкообразным веществом, являющимся согласно справки специалиста об исследовании и заключениям экспертов амфетамином массой 499,97 грамма, а на панели приборов в пачке из-под сигарет обнаружены два свертка с порошкообразным веществом белого цвета, которые согласно экспертным заключениям являются амфетамином

I

массой 0,49 грамма и кокаином массой 0,15 грамма. При этом в автомашине находились Леонтьев и П .

Согласно протоколу от 3 июня 2016 года обследования помещения подвала в многоэтажном жилом доме по ул. в г. в помещении кладовки, используемой Симанковым, был изъят полимерный пакет, в котором находился прозрачный полиэтиленовый сверток с комкообразным веществом весом 51,1 г и сверток с комками порошкообразного вещества светлого цвета массой 38,44 грамма. По заключению эксперта изъятое вещество является наркотическим средством кокаином.

Сведения, содержащиеся в протоколах досмотра автомашины обследования подвального помещения и заключения экспертиз в полной мере соответствуют показаниям осужденных, П , а также показаниям Д и М об обстоятельствах задержания Леонтьева и П , изъятия наркотических и психотропных веществ, находившихся в автомашине и спрятанных в подвале дома.

Оснований ставить под сомнение допустимость таких доказательств как протоколы досмотра автомашины и обследования помещения у суда не имелось, поскольку данные действия проведены на основании п.8 ст.6 Федерального Закона « Об оперативно-розыскной деятельности» и с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием понятых, при этом нарушений конституционных прав осужденных допущено не было, участие адвоката при досмотре автомашины, проведенном в рамках оперативно-розыскного мероприятия, законом не предусмотрено.

Как видно из материалов дела, замечаний, связанных с процедурой досмотра и обследования, их результатами, осужденными не высказывалось в судебном заседании ими также не оспаривался сам факт наличия и изъятия психотропных и наркотических средств при указанных в протоколах обстоятельствах. Вопреки утверждениям, содержащимся в жалобах защитников, объяснения, которые давались Леонтьевым при досмотре автомашины и Симанковым при обследовании помещения, не приведены в приговоре в обоснование выводов суда.

Доводы жалоб об отсутствии понятых при обследовании подвала и изъятия кокаина у Симанкова проверены судом и признаны необоснованными, при этом судом дана оценка показаниям В в совокупности с показаниями допрошенных в судебном заседании Г и Ш подтвердивших свое участие в качестве понятых свидетеля Д и протокола обследования помещения, подписанного Симанковым без каких-либо замечаний. Судебная коллегия соглашается с выводом суда.

Повторное участие одних и тех же лиц в качестве понятых по различным уголовным делам уголовно-процессуальным законом не запрещено. Учитывая, что согласно протоколам понятым были разъяснены цель проводимого мероприятия, их права и ответственность, законность участия Г и Ш в проведении досмотра автомашины и обследовании помещения сомнений не вызывает.

Существенных противоречий в их показаниях относительно проводимых мероприятий и процедуры изъятия наркотических и психотропных веществ, как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, которые могли бы повлиять на выводы суда при установлении фактических обстоятельств дела, не имеется.

Не свидетельствует о незаконности обжалуемого приговора и тот факт, что в отношении проводившего оперативно-розыскные мероприятия С возбуждено уголовное дело, на что обращается внимание в апелляционных жалобах. Данное обстоятельство, как следует из протокола судебного заседания, проверялось судом и установлено, что обвинение С не связано с настоящим уголовным делом, а потому оснований для признания его показаний недопустимым доказательством не имеется.

Вопреки доводам защиты, полученные в результате оперативно розыскных мероприятий протоколы досмотра автомашины и обследования помещения, упакованные в пакеты изъятые наркотические и психотропные вещества переданы следователю надлежащим образом, что подтверждается постановлением заместителя начальника Управления УФСР РФ по

области от 4 июня 2016 года о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю, поэтому использование их в качестве доказательств не противоречит статье 89 УПК РФ.

В материалах дела имеется копия протокола досмотра автомашины, а не его подлинник, что связано с выделением в отдельное производство уголовного дела в отношении П которому принадлежала данная автомашина, что соответствует требованиям ч.4 ст. 154 УПК РФ.

Судебная коллегия находит беспочвенными доводы жалобы адвоката Сухинина о провокации преступления в отношении осужденных Доказательств совершения сотрудниками УФСБ провокационных действий в отношении осужденных не имеется. Характер проводимого оперативного мероприятия не предполагал их вмешательства в совершаемые Симанковым и Леонтьевым действия, как следует из материалов уголовного дела, они лишь наблюдали за происходящим со стороны, произвели досмотр и задержание, зафиксировав полученный результат. Установленные судом фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что преступный умысел Симанкова и Леонтьева на незаконный сбыт наркотического и психотропного веществ сформировался вне зависимости от действий сотрудников УФСБ, проводивших оперативно-розыскное мероприятие.

Вопреки доводам жалоб о предвзятости предварительного следствия и необъективности суда, Судебная коллегия находит, что судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, при исследовании доказательств и их оценке нарушений, которые могли бы повлиять на правильность установленных судом фактических обстоятельств, не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, при рассмотрении дела было обеспечено равенство сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и представленных доказательств. При этом из материалов дела видно, что сторона защиты без каких-либо ограничений пользовалась правами, предоставленными законом в том числе и при исследовании доказательств.

Ходатайства, заявленные в судебном заседании, разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ.

Выделение в отдельное производство уголовного дела в отношении П также не повлияло на полноту судебного разбирательства поскольку данное лицо было допрошено в суде по обстоятельствам совершенного преступления, стороны не были ограничены в праве допросить его, что подтверждается протоколом судебного заседания.

С учетом изложенного, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, исследовал и проверил все доказательства, представленные сторонами, оценил их в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, привел в приговоре мотивы по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Тот факт, что данная судом оценка доказательствам не совпадает с позицией осужденных и их защитников, не свидетельствует о нарушении судом закона при оценке доказательств, предвзятости и необъективности суда при рассмотрении уголовного дела.

Действия осужденных правильно квалифицированы по ч.5 ст. 228 УК РФ и по ч.З ст.30,п «г» ч.4 ст. 228 УК РФ.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств дела, роли каждого из осужденных в преступной деятельности, указанных в приговоре Судебная коллегия находит правильным вывод суда о наличии между Симанковым и Леонтьевым предварительной договоренности на незаконный сбыт психотропного вещества - амфетамина в особо крупном размере и в покушении на незаконный сбыт наркотического средства - кокаина в крупном размере.

Оснований полагать, что Симанковым наркотическое средство - кокаин было выдано добровольно, в связи с чем он подлежит освобождению от уголовной ответственности по данному факту, не имеется.

В соответствии с примечанием к ст. 22 8 УК РФ не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств изъятие их при задержании лица, а также при производстве действий по их обнаружению и изъятию.

Как правильно указано в приговоре, действия Симанкова по выдаче кокаина не могут быть признаны добровольными, поскольку оперативные сотрудники приехали к нему, уже имея информацию о наличии у него данного наркотического средства, о чем сразу же сообщили Симанкову, т.е выдача кокаина произведена в ходе проведения действий по его обнаружению и изъятию.

Доводы жалоб Симанкова и его защитников об ограничении его в возможности заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, что в итоге повлияло на назначение несправедливого наказания, не могут быть признаны обоснованными.

Отказ следователя заключить с Симанковым досудебное соглашение соответствует положениям ст.3172 УПК РФ, мотивы принятого решения изложены им в постановлениях от 10 августа и 5 октября 2016 года Сведений об обжаловании Симанковым или его защитниками в установленном порядке указанных постановлений не имеется.

Наказание осужденным назначено с соблюдением требований ст.6,43,60,ч.З ст.66 УК РФ. При этом судом учтены как характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, так и другие заслуживающие внимание обстоятельства: данные, характеризующие их личности, установленные судом смягчающие обстоятельства, в том числе активное способствование раскрытию и расследованию преступления, и отсутствие отягчающих. Признать назначенное наказание несоразмерным содеянному или явно несправедливым с учетом санкции статей, по которым они осуждены, нельзя. Оснований для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ судом не установлено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с п.4 ст. 304 и п.1 ч.1 ст.308 УПК РФ во вводной и резолютивной частях приговора должны быть указаны фамилия, имя и отчество подсудимого. Однако во вводной и резолютивной частях обжалуемого приговора отчество Симанкова указано как « Владимирович тогда как его отчество согласно паспортным данным « Вадимович». Данная ошибка не повлияла на существо приговора и его законность, не ставит под сомнение факт осуждения именно этого подсудимого, вместе в тем она является основанием для внесения в приговор соответствующих изменений.

Кроме того, приговор подлежит изменению в части зачета в срок отбытия наказания времени содержания осужденных под стражей.

Суд, определяя период содержания Симанкова и Лентьева под стражей, исходил из даты, указанной в постановлении о задержании обвиняемых - 4 июня 2016 года. Вместе с тем в судебном заседании бесспорно установлено и об этом свидетельствуют материалы дела, что датой фактического задержания обоих обвиняемых является 3 июня 2016 года: в этот день были произведены досмотр автомашины и обследование помещения, изъятие наркотических и психотропных веществ, обвиняемые были доставлены в управление ФСБ, т.е. фактически были задержаны.

Учитывая изложенное, зачету подлежит срок содержания осужденных под стражей с 3 июня 2016 года по 10 февраля 2017 года.

Руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 10 февраля 2017 года в отношении Симанкова Б В и Леонтьева М Ф изменить:

указать во вводной и резолютивной частях приговора отчество Симанкова как «Вадимович» вместо «Владимирович»;

зачесть в срок отбывания наказания осужденным время содержания их под стражей с 3 июня 2016 года по 10 февраля 2017 года.

В остальном приговор в отношении осужденных оставить без изменения, а доводы апелляционных жалоб - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 89 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта