Информация

Решение Верховного суда: Определение N 46-АПУ17-9 от 10.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 46-АПУ 17-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 10 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Шмотиковой С.А судей ДубовикаН.П. и ЗателепинаОК при секретаре Багаутдинове Т.Г с участием прокурора Саночкиной Е.А адвокатов Чиркова В.Д. и Ломако В.В рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Чиркова В. Д. и Гуровой ТВ. в защиту интересов осужденного Шефера М.Л., а также потерпевшего Е на приговор Самарского областного суда от 28 апреля 2017 года, по которому

Шефер М Л,

осужден по ч.З ст. 159 УК РФ ( в редакции ФЗ от 07.12.2011 года) к лишению свободы сроком на 3 года, по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Шеферу М.Л. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, в течение которого установлены ограничения, предусмотренные ст. 53 УК РФ.

Срок отбывания наказания Шеферу М.Л. исчисляется с 28 апреля 2017 года, зачтено в срок отбывания наказания время его содержания под стражей с 20 января 2016 года по 27 апреля 2017 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С.А. об обстоятельствах дела, содержании приговора и доводах апелляционных жалоб, выступления адвокатов Чиркова В.Д. и Ломако ВВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ - прокурора Саночкиной Е.А. об отсутствии оснований для их удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Шефер М.Л. признан виновным в хищении в декабре 2009 года путем обмана денежных средств в размере 700000 рублей, принадлежащих потерпевшему С т.е. в крупном размере и в совершении 11 января 2014 года убийства Е из корыстных побуждений.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Шефер вину не признал.

В апелляционных жалобах:

Адвокат Чирков В.Д. утверждает, что доказательств виновности Шефера в инкриминированных ему деяниях органами обвинения не представлено.

По эпизоду мошеннических действий, анализируя показания осужденного, а также свидетелей по делу К иМ , делает вывод о том, что, возможно, деньгами потерпевшего завладели именно они, а не Шефер, текст расписки, написанной осужденным, согласно заключению эксперта от 14.10.2016 года выполнен в момент, когда Шефер находился в состоянии сильного душевного волнения, что, по мнению адвоката подтверждает версию осужденного об оказании на него физического и морального давления со стороны указанных свидетелей. Согласно имеющимся в деле документам собственником квартиры в результате сделки стал К , а не Шефер.

Указывает на противоречивость показаний данных свидетелей, а также на болезненное состояние потерпевшего С в момент заключения сделки по отчуждению квартиры, который по заключению судебно психиатрической экспертизы в указанный период времени лечился от алкогольной зависимости и не мог адекватно оценивать ситуацию и понимать значение своих действий. Вместе с тем, последующие показания потерпевшего С , которые он давал в декабре 2015 года об обстоятельствах продажи квартиры в декабре 2009 года, следователем и судом признаны допустимыми доказательствами.

Обращает внимание на показания К в рамках рассмотрения гражданского дела по признанию сделки недействительныой о передаче им денежных средств в размере 700000 рублей С .

Полагает, что вывод о причастности Шефера к обману потерпевшего и завладению денежными средствами опровергается заявлением С от 2 марта 2010 года о привлечении к уголовной ответственности неустановленных лиц, которые обманным путем завладели его квартирой претензий к Шеферу он не имел, в противном случае, он указал бы на него т.к. был с ним знаком.

В апелляционной жалобе адвокат Чирков также утверждает об отсутствии у Шефера мотива для убийства потерпевшего Е обращает внимание, что другие версии о возможной причастности к убийству иных лиц следствием не проверены, вместе с тем указывает на наличие материальных разногласий между потерпевшим и его родным братом. Ссылаясь на обнаруженную в автомашине Е расписку от В о получении денег, утверждает, что деньги потерпевшим были переданы некому В , а Шефер к исчезновению денег потерпевшего отношения не имеет.

Опровергает утверждение суда о том, что именно Шефер находился на даче вместе с погибшим Е , поскольку объективных доказательств данному обстоятельству, по мнению адвоката, в материалах дела не имеется Опознание Шефера свидетелем Ш проведено в нарушение требований ст. 193 УПК РФ, показания данного свидетеля не могут быть положены в обоснование обвинительного приговора.

Обвинение Шефера в том, что он завладел деньгами Е в размере 300000 рублей под предлогом предоставления ему земельных участков, и последующее убийство им потерпевшего, по утверждению защитника, основано на предположениях и догадках, которые не подтверждены доказательствами.

Просит приговор в отношении Шефера отменить и прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава преступления.

Адвокат Гурова Т.В. оспаривает приговор, считая его незаконным и необоснованным.

Свою жалобу обосновывает тем, что Шефер не обладает специальными познаниями в области психологии и психиатрии, чтобы определить болезненное состояние С и его зависимость от алкоголя потому вывод суда об осведомленности Шефера о наличии у потерпевшего данного заболевания, считает несостоятельным. Полагает, что такой вывод суда опровергается показаниями Б ,К иМ , которые поясняли в судебном заседании, что С принимал участие в переговорах с ними по поводу продажи квартиры и вел себя при этом адекватно, внешних признаков злоупотребления им алкоголем не проявлялось. В подтверждение данного аргумента приводит содержание протоколов опросов К , Б С , а также материалы гражданского дела по иску С ( ). Обращает внимание, что показания свидетелей Б К иМ в ходе следствия и судебного разбирательства менялись, однако данному обстоятельству суд должной оценки не дал.

Полагает, что формулировка обвинения о том, что умысел Шефера был направлен на « хищение денежных средств третьих лиц», а не денежных средств С указывает на то, что С не мог быть признан потерпевшим по делу. Кроме того, сам С в своих показаниях не указывал на то, что деньги в размере 700000 рублей от продажи им квартиры взял Шефер.

Считает, что инициатором возбуждения уголовного дела является К и это связано с решением суда по гражданскому делу, по которому был удовлетворен иск С о возврате ему квартиры. По мнению адвоката, судом также остался невыясненным вопрос о принадлежности 700000 рублей, хищение которых вменено Шеферу.

Также необоснованным адвокат находит приговор в части признания Шефера виновным в убийстве Е и указывает, что вывод об этом суд сделал на основании детализации телефонных звонков, совершенных «якобы» Шефером Е Вместе с тем, по мнению адвоката, в материалах дела отсутствуют достоверные сведения, что указанным в приговоре абонентским номером пользовался Шефер, полагает доказательств тому, что Шефер 11 января 2014 года был на даче потерпевшего, имел мотив для его убийства и именно от его действий погиб Е не имеется.

Просит приговор отменить и оправдать Шефера по предъявленному ему обвинению.

Потерпевший Е просит приговор в отношении Шефера изменить и усилить назначенное ему наказание, считает его несправедливо мягким с учетом обстоятельств дела и отношения осужденного к содеянному.

В возражениях на жалобы адвокатов государственный обвинитель Н.Н Бажитова и потерпевший Е просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб адвокатов и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Шефера в совершенных преступлениях правильными основанными на доказательствах, исследованных и проверенных в судебном заседании, которым суд дал надлежащую оценку в приговоре.

Доводы, изложенные в жалобах, о непричастности осужденного к совершению преступлений, отсутствии в материалах дела доказательств подтверждающих виновность Шефера, а также о том, что обвинение построено на предположениях, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Несмотря на отрицание Шефером своего участия в отчуждении квартиры, принадлежащей С , и завладения денежными средствами в размере 700000 рублей от ее продажи, виновность осужденного по факту мошеннических действии, совершенных им в отношении С подтверждается: -показаниями потерпевшего, данными им в ходе предварительного следствия 24.12.2015 года, и оглашенными в судебном заседании в соответствии с п.1 ч.2 ст. 281 УПК РФ в связи со смертью, о том, что его знакомый Шефер, зная, что он злоупотребляет алкоголем, находится в запое не работает и имеет большую задолженность по квартплате, неоднократно приносил ему спиртные напитки, предложил погасить долг за квартиру, взяв кредит; в его присутствии знакомый Шефера передал ему деньги, дома они взяли документы на квартиру и квитанции, заехали в ЖКХ, где Шефер оплатил долги и дал ему 1000 рублей на личные нужды, после чего он находился в наркологическом диспансере. После выписки из наркологического отделения он получил уведомление о выселении из квартиры, обратился в суд, на основании судебного решения квартиру вернули; - показаниями свидетеля Б о том, что он оказывал посреднические услуги в получении займов и к нему обратился ранее незнакомый Шефер с просьбой получить кредит под залог квартиры. При встрече Шефер представил свидетельство на двухкомнатную квартиру, собственником которой являлся С , и пояснил, что это его брат. К являющийся владельцем ломбарда, отказался давать деньги под залог этой квартиры, сказав, что может дать 700000 рублей только при оформлении договора купли-продажи, о чем он сообщил Шеферу, и последний согласился на это. Он передал Шеферу в присутствии С 50000 рублей для погашения долга по квартплате, по внешнему виду С было понятно, что он длительное время злоупотребляет спиртным, после оформления сделки купли-продажи квартиры в регистрационной палате в помещении ломбарда К , ставший собственником квартиры, передал 700000 рублей Шеферу, который контролировал действия С , он же и написал текст расписки о получении денег, т.к. у С тряслись руки он смог поставить только подпись. За посреднические услуги Шефер заплатил ему 20000 рублей; - показаниями свидетелей К и М о том, что от Б стало известно о желании Шефера получить кредит и согласии оформить договор купли-продажи квартиры, собственником которой был С которого Шефер представил как своего брата, все переговоры по поводу сделки велись с Шефером, при оформлении договора в регистрационной палате присутствовал и С , который расписался в договоре. В тот же день в ломбарде К передал деньги 700000 рублей, которые забрал Шефер, позже им стало известно, что С деньги переданы не были расписку о получении денег писал Шефер, С в ней лишь расписался впоследствии данный договор был признан недействительным по решению суда; - показаниями свидетеля Ю о том, что по просьбе К она производила оценку квартиры; -показаниями свидетеля К о том, что узнав о продаже квартиры принадлежащей С и о его выселении, он обратился за помощью к юристу, с которым они навестили С в наркологическом диспансере и выяснили, что тот не собирался продавать квартиру и денег за нее не получал, в связи с чем было оформлено заявление в суд, который вынес решение в пользу С -показаниями К о том, что по просьбе К она оказывала помощь С в возврате принадлежавшей ему квартиры; со слов сожительницы С О выяснила, что в сделке участвовал его знакомый Шефер, который приносил ему спиртные напитки, С получение денег категорически отрицал, она поняла, что его обманули воспользовавшись болезненным состоянием. При встрече Шефер признал что деньги от продажи квартиры С он действительно забрал себе обещал вернуть их и написал об этом расписку; - договором купли-продажи квартиры; - выпиской из единого государственного реестра на недвижимое имущество подтверждающей факт регистрации 29 декабря 2009 года права собственности К на квартиру дома по ул г. , а также права собственности на указанную квартиру С от 12 марта 2015 года на основании решения Центрального районного суда г.Тольятти от 21 октября 2010 года; - заключением почерковедческой экспертизы о том, что расписка от 29 декабря 2009 года о получении С от К денежных средств в размере 700000 рублей выполнены Шефером, а также другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Ставить под сомнение показания С от 24.12.2015 года приведенные в приговоре, у суда оснований не имелось.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы установившей у С хроническое психическое расстройство в форме синдрома зависимости от алкоголя второй стадии, в результате которой на фоне длительной и массивной алкоголизации проявились черты алкогольной деградации личности, на момент подписания договора купли-продажи квартиры 29.12.2009 года он был не способен к принятию решения и адекватному волеизъявлению, не мог понимать значения своих действий и руководить ими. Однако, как отмечено в заключении эксперта, в момент допросов С 17 марта 2015 года , а также 24 декабря 2015 года у него отмечалась ремиссия данного заболевания, и он мог давать правильные показания о внешних, фактических сторонах произошедших событий.

Таким образом, доводы адвокатов, оспаривающих допустимость и достоверность показаний С 24.12.2015 года, являются необоснованными.

Изложенные выше доказательства, положенные в обоснование приговора, опровергают показания Шефера в судебном заседании о том, что он лишь оказывал помощь С в погашении задолженности по квартплате, присутствовал при его разговоре с К и возил его в регистрационную палату для оформления договора, а также в ломбард, где С получал от К деньги в сумме 700000 рублей.

Доводы жалоб о том, что показания свидетелей К иМ противоречивы, а их показания в рамках разрешения гражданского дела ставят под сомнение выводы суда о виновности Шефера, являются несостоятельными.

Как следует из материалов уголовного дела и приговора суда, судом проанализированы все показания данных свидетелей, противоречиям об обстоятельствах совершения сделки по купле-продаже квартиры судам дана оценка, с которой соглашается и Судебная коллегия.

Вывод суда о том, что показания свидетелей К иМ которые они давали в период разбирательства по гражданскому делу об оспаривании сделки, о передаче денег в размере 700000 рублей непосредственно С были вызваны стремлением добиться признания договора законным, является правильным, он соответствует показаниям свидетелей о причинах изменения ими показаний в этой части, и согласуется с показаниями иных лиц, допрошенных в суде, а также заключениями экспертиз.

Утверждение в судебном заседании осужденного Шефера о том, что расписки о получении денег он писал под давлением К и других лиц проверено судом и с приведением мотивов отвергнуто, как не состоятельное.

С учетом показаний свидетелей К М ,К в судебном заседании об обстоятельствах передачи денежных средств 29 декабря 2009 года, а также получения в Центральном РУВД 8 февраля 2010 года расписки о том, что Шефер должен вернуть К 700000 рублей, а также отсутствия каких-либо сведений о том, что Шефер после обозначенных событий и до приговора суда обращался в правоохранительные органы с заявлением о противоправных действиях данных свидетелей, что подтверждало бы его утверждение о вынужденном характере написания им расписок, данный вывод суда является правильным.

Несмотря на имеющийся в заключении экспертизы вывод о том, что расписки о получении денег выполнены Шефером под действием «сбивающих факторов», каковыми могли быть состояние стресса, сильного душевного волнения, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обстоятельства, при которых совершался обман С могли вызвать определенное волнение при выполнении текста расписки.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалоб о том что Шефер не знал о болезненном состоянии С в период совершения в отношении него мошеннических действий.

Совокупность представленных обвинением доказательств подтверждает тот факт, что С длительное время злоупотреблял спиртными напитками, страдал запоями и об этом было известно Шеферу который накануне сделки неоднократно приобретал для С спиртное О спаивании С осужденным перед оформлением сделки показала в суде и свидетель С

Ссылка в жалобе адвоката Гуровой на показания К и М , данных ими в рамках гражданского дела, о том, что им не было известно о зависимости С от алкоголя, является несостоятельной поскольку в судебном заседании свидетели, в том числе и К с М , показали, что по внешнему виду и поведению С было видно, что он страдает алкоголизмом, у него тряслись руки и он не мог сам писать расписку о получении денег. При этом наличия специальных познаний в области психиатрии для определения зависимости лица от алкоголя не требуется.

Принимая во внимание, что Шефер длительное время был знаком с С , знал, что последний не работает, злоупотребляет спиртными напитками, регулярно проходит лечение от алкоголизма, суд пришел к обоснованному выводу о том, что именно этими обстоятельствами осужденный воспользовался и путем обмана потерпевшего совершил мошеннические действия, в результате которых было совершено отчуждение квартиры С и завладение Шефером денежными средствами от ее продажи.

Также обоснованным является вывод суда о виновности Шефера в умышленном причинении смерти Е из корыстных побуждений.

Показания Шефера в судебном заседании о невиновности в убийстве потерпевшего, об отсутствии доказательств, подтверждающих обвинение, о наличии у него алиби на день совершения преступления тщательно проверены в судебном заседании. Суд мотивированно опроверг данные заявления осужденного, расценив их как средство защиты продиктованное стремлением избежать ответственности за содеянное.

Из материалов дела усматривается, что труп Е был обнаружен 12 января 2014 года его матерью Е в парильном помещении бани, расположенной на дачном участке № улицы СНГ

района области, в котором стоял густой дым, химический запах, при этом древесина в полу имела прогары.

В ходе осмотра места происшествия обнаружены также фрагменты горелой бумаги, а на деревянном полу следы возгорания.

Согласно заключению экспертизы от 28.04.2014 года вероятной причиной пожара являлся источник открытого пламени. Проведенной по делу комиссионной судебной пожарно-технической экспертизой от 18 апреля 2016 года установлены признаки поджога, при этом пожар мог произойти в 24-часовой период времени, предшествующий моменту обнаружения его Е

По заключению судебно-медицинской экспертизы № 3/Т от 02.06.2014 года причиной смерти Е стало острое ингаляционное отравление окисью углерода ( угарным газом). В результате повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведенной 30 сентября 2016 года после эксгумации трупа Е подтвердившей причину смерти потерпевшего, были установлены также линейные переломы носовых костей, образовавшиеся прижизненно от локального ударного воздействия твердого тупого предмета.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что смерть Е носит криминальный характер и наступила от умышленных действий.

Несмотря на отрицание Шефером своей причастности к причинению смерти Е его виновность установлена совокупностью доказательств приведенных в приговоре, каждому из которых дана оценка в соответствии с правилами, установленными ст. 88 УПК РФ.

Так из показаний потерпевшего Е следует, что со слов погибшего брата ему было известно о предложении Шефера, который является родственником жены брата, вложить деньги под большой процент с целью получения прибыли. В ноябре 2013 года брат просил его снять со счета, на котором находились их общие деньги, 200000 рублей. 23 ноября 2013 года брат приехал с Шефером и они вместе поехали в банк, при этом Шефер убеждал брата, что у него тот получит большие проценты. Когда он был уже в банке, брат позвонил из автомашины и сказал, что не надо снимать деньги и просил не афишировать это обстоятельство. В начале декабря 2013 года они с братом решили переложить деньги в и всю сумму в размере 560000 рублей разместили на два счета на имя брата. Уже после его смерти узнал, что тот снял с одного из счетов 300000 рублей Также со слов брата знал, что Шефер накануне Нового 2014 года неоднократно просился к ним в баню и просил никому об этом не говорить объясняя, что хочет поехать с женщиной, при этом брат говорил, что не хочет приглашать Шефера.

О намерении Шефера поехать на дачу Е и нежелании погибшего принимать его показала в суде и свидетель Е которой об этом было известно со слов самого Е

Свидетель Е сын погибшего, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании утверждал, что 11 января 2014 года около 11 часов утра на телефон отца позвонили и на экране высветилось имя « », он передал телефон отцу, после чего отец уехал из дома сказав, что поедет по делам, а потом на дачу.

Несмотря на оспаривание осужденным факта звонка потерпевшему в указанное время, данное обстоятельство подтверждено детализацией телефонных соединений, в том числе с номером телефона которым пользовался потерпевший. Так, 11 января 2014 года с 10 часов 22 минут до 13 час. 40 минут между абонентским номером и телефоном Е установлено 5 соединений Судом бесспорно установлено, что номером пользовался осужденный. К такому выводу суд пришел на основании данных операторов сотовой связи, из которых следует, что абонентский номер

зарегистрированный на осужденного, и номер в исследуемый судом период времени использовался с телефонным аппаратом, имеющим один ГМЕ1.

Указанными доказательствами, показаниями допрошенных в суде свидетелей о том, что Шефер иногда звонил с неизвестного им ранее номера а также имеющимися в деле документами, из которых следует, что сим карта с номером оформлена на несуществующее лицо Б опровергнуто утверждение Шефера о том, что телефонный номер никогда им не использовался.

Допрошенная в качестве свидетеля Щ , соседка Е по даче, пояснила, что 11 января 2014 года видела Е на даче, который сказал, что ждет приезда родственника, проходя мимо их дома около 16 часов, видела на участке незнакомого мужчину крепкого телосложения.

Детализацией телефонных соединений и билингом, которые тщательно изучены судом и проанализированы в приговоре, а также справкой ООО « », установлено, Шефер с телефона 11 января 2014 года в 22.04 и 22.11, находясь в районе с. ( район расположения дачи), вызывал к КПП такси из фирмы « для проезда до ул. в районе г. и в 22.13 получил СМС сообщение.

Из показаний свидетеля Ш следует, что он, работая в такси выполнял данный заказ, прибыл к КПП дачи и забрал именно подсудимого которого в суде уверенно опознал, при этом показал, что обратил внимание на запах горелый бумаги и алкоголя, исходившие от него. Кроме того свидетель пояснил, что по пути следования, осужденный попросил его остановить на остановке « , а не как был сделан заказ.

Оснований подвергать сомнению показания данного свидетеля, у суда не имелось. Аналогичные показания он давал на очной ставке с осужденным которая проводилась в ходе предварительного расследования, его показания согласуются с данными билинга телефонных соединений, а также со справкой ООО о том, что заявку, поступившую 11.01.2014 года в 22.11 с телефона ( дачи, , пункт КПП) принял для исполнения водитель Ш

Доводы адвокатов о том, что опознание Ш в ходе предварительного расследования Шефера проводилось с нарушением требований ст. 193 УПК РФ, Судебная коллегия находит несостоятельными поскольку документов, подтверждающих проведение такого следственного действия как опознание, в материалах дела не имеется. Показания Ш в ходе очной ставки о том, что ранее сотрудники полиции показывали ему фотографию и он подтверждал, что именно его вез 11 января 2014 года, не ставят под сомнение правдивость его показаний как в ходе следствия, так и в судебном заседании.

Судом тщательно проверялись доводы защиты о наличии у Шефера алиби на 11 января 2014 года. С этой целью в судебном заседании допрашивались жена и дочь осужденного, исследовались их показания на стадии предварительного следствия, подробно выяснялись события происходившие в этот день. С учетом наличия в их показаниях существенных противоречий относительно времени нахождения самих свидетелей дома и о времени нахождения дома обвиняемого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что их показания не свидетельствуют о наличии у осужденного алиби на момент совершения преступления в отношении Е , а вызваны желанием помочь Шеферу избежать ответственности за содеянное.

Вопреки доводам жалоб стороны защиты, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что у суда имелись достаточные основания признать корысть мотивом совершенного преступления.

В пользу данного вывода суда свидетельствуют показания потерпевшего Е свидетеля Е о наличии денежных средств у погибшего и желанием Шефера получить часть их под предлогом вложения их в выгодное приобретение земельных участков и желанием избежать огласки об этом, о чем им было известно от погибшего справкой о движении денежных средств на счете Е подтверждающей, что 26 декабря 2013 года им было снято со счета 300000 рублей.

Обнаруженная в автомашине на месте совершения преступления расписка В года рождения от 10 января 2014 года о получении от Е 300000 рублей с условием их возврата 30.01.2014 года и заключение эксперта о том, что расписка выполнена не Шефером, с учетом обстоятельств совершения преступления не опровергает вывод суда о завладении данными денежными средствами именно осужденным, поскольку судом тщательно исследовался вопрос наличия среди окружения Е знакомого с такой фамилией, что было опровергнуто допрошенными в судебном заседании свидетелями, а согласно справки ГУ МВД России по Самарской области, лицо с такими данными отсутствует.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы адвоката Чиркова о возможной причастности к совершению преступления иных лиц поскольку в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Кроме того, вопреки утверждению адвоката, в ходе предварительного следствия проверялась причастность к совершению убийства Е иных лиц, что подтверждается материалами дела.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, в том числе протокол судебного заседания, пришла к выводу о том, что возникшие в ходе судебного заседания противоречия в показаниях свидетелей были разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. При этом суд в приговоре указал, почему он принимает одни из доказательств и отвергает другие. Правила оценки доказательств установленные ст. 88 УПК РФ, судом не нарушены, приговор соответствует требованиям ст. 307-309 УПК РФ.

Изложенные выше доказательства и другие, перечисленные в приговоре, судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности Шефера в совершении преступлений и его действия правильно квалифицированы по ч.З ст. 159 ( в отношении С ) и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в отношении Е .

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, Судебная коллегия также не усматривает.

Судебная коллегия не может также согласиться с доводами жалобы потерпевшего о несправедливости приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания.

При назначении наказания судом учтены конкретные обстоятельства совершенных Шефером преступлений, характер и степень общественной опасности содеянного, данные, характеризующие осужденного, и другие заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе установленные судом смягчающие обстоятельства, а при назначении наказания за мошенничество обоснованно признано отягчающим обстоятельством наличие в его действиях рецидива преступлений, поскольку на момент его совершения Шефер имел непогашенную судимость по приговору от 18.09.2002 года.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденного во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности, позволяющих при назначении наказания применить положения ст. 64 УК РФ.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание назначенное Шеферу, соразмерно содеянному, оснований для признания его несправедливым не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-389 , 389 , 38928, 38933УПКРФ, Судебная коллегия

опр еделила:

приговор Самарского областного суда от 28 апреля 2017 года в отношении Шефера М Л оставить без изменения апелляционные жалобы адвокатов Чиркова В.Д. и Гуровой ТВ потерпевшего Е - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 88 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта