Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ17-16 от 21.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ17-16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 21 с е н т я б р я 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

при секретаре Быстрове Д.С.

с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденного Иванова Д.А адвоката Романова СВ.,

рассмотрела в судебном заседании от 21 сентября 2017 года дело по апелляционной жалобе осужденного Иванова Д.А. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 30 мая 2017 года, которым

Иванов Д А

несудимый,

осужден:

- по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 16 лет,

- по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на 12 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Иванову Д.А наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Иванова Д.А., адвоката Романова С В . в поддержание доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Иванов Д.А. осужден за нападение 13 марта 2016 года на гражданина КНР Ю в целях хищения его имущества, с применением насилия, опасного для его жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в его убийстве сопряженном с разбоем.

Преступления совершены при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Иванов Д.А., не соглашаясь с приговором, утверждает, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании был нарушен уголовно-процессуальный закон, влекущий отмену приговора. Считает, что в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту в связи с тем, что его интересы представлял адвокат Климентьев А.Ю., который является отцом оперативного сотрудника К который участвовал в раскрытии данного дела, оказывал на него - Иванова психологическое и физическое воздействие, в результате которого он оговорил как себя, так и осужденного по делу Н в разбойном нападении на потерпевшего группой лиц по предварительному сговору, а себя и в убийстве потерпевшего. В судебном заседании оперативный сотрудник К сказал неправду, что участвовал лишь в задержании Н , никаких процессуальных действий по делу не совершал. Ссылается на то, что адвокат Климентьев А.Ю., являясь родственником оперативного сотрудника, заставлял его подписывать протоколы допросов. Утверждает, что не был ознакомлен с материалами дела по окончании предварительного следствия. Считает, что труп потерпевшего при транспортировке в морг или переодели или подменили, поскольку в протоколе осмотра места происшествия и в заключении эксперта указан разный цвет трусов одетых на трупе. Утверждает также, что резаные телесные повреждения, обнаруженные на трупе потерпевшего, не могли образоваться при обстоятельствах, установленных судом. Ссылается на наличие противоречий в его показаниях и показаниях Н . Считает что дело по ст. 162 ч. 4 УК РФ возбуждено несвоевременно. Просит разобраться в деле.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Мархандаева И В . просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Иванова в совершенных им преступлениях, основанными на доказательствах полученных в порядке, установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так виновность осужденного Иванова в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями, а также показаниями осужденного по данному делу Н , в которых они подробно, вплоть до деталей поясняли об обстоятельствах совершенных преступлений, подтвердили эти показания с выходом на место совершения преступлений продемонстрировав каждый свои действия и действия друг друга.

Судом в приговоре показания Иванова и Н , обоснованно признанные достоверными в той части, в которой они согласуются между собой, дополняют друг друга и подтверждаются другими доказательствами по делу, приведены полно и правильно.

Выяснялись судом также причины наличия некоторых разногласий в показаниях Иванова и Н чему дана надлежащая оценка в приговоре.

Судом проверялись приводимые Ивановым и Н доводы о самооговоре и оговоре друг друга в результате применения физического и психологического принуждения со стороны оперативных сотрудников.

Для проверки этих доводов, судом исследовались все данные о задержании Иванова и Н порядке назначения им адвокатов проверялись порядок проведения следственных действий с ними, при этом исследовались форма и содержание протоколов следственных действий просматривалась видеозапись, зафиксировавшая проверку показаний Иванова и Н на месте происшествия, допрашивались свидетели из числа лиц, участвовавших в задержании осужденных, в расследовании дела Б , К , Щ Б Е , Ц Ш

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Ивановым и Н проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием назначенных по их просьбе адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Иванова и Н .

При этом Иванову и Н разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

С учетом установленных данных, в том числе, об отсутствии у Иванова и Н на момент их задержания и допросов, проведения иных следственных действий телесных повреждений, данных об отсутствии у Н в указанный период времени признаков алкогольного опьянения, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности их доводов о самооговоре на предварительном следствии и оговоре друг друга из-за применения к ним незаконных методов расследования.

Доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, суд обоснованно отнес к способу их защиты от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, в которых они признавали в полном объеме свою вину, уличали друг друга в содеянном.

Судом проверены и обоснованно отвергнуты утверждения Иванова о нарушении его права на защиту, в связи с тем, что в ходе предварительного следствия его защиту осуществлял адвокат Климентьев А.Ю., отец оперуполномоченного К

Так, допрошенный в судебном заседании К пояснил, что по поручению руководства он осуществлял только лишь задержание Н . Оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по делу он не проводил, с Ивановым не беседовал, поскольку такие действия ему не поручались, а также еще и потому, что п. Саган-Нур, где было совершено преступление, не является зоной его оперативного обслуживания (т. 6 л.д. 147-153).

Приведенные показания К обоснованно признаны судом правдивыми, поскольку подтверждаются материалами дела, в которых не содержится данных об участии К в производстве по делу согласуются с показаниями свидетелей из числа лиц проводивших расследование и оперативное сопровождение по делу: Б Щ ,Б Е ,Ц ,Ш

Помимо этого из материалов дела следует, что адвокат Климентьев был назначен для защиты интересов Иванова на предварительном следствии в связи с ходатайством об этом самого Иванова (т. 2 л.д. 80-81).

В ходе допросов на предварительном следствии с участием адвоката Климентьева, Иванов, изменял свои показания, отрицая более тяжкое обвинение (т. 2 л.д. 114-117).

То, что Иванов изменял в части свои показания в ходе предварительного и судебного следствия, следует отнести к свободе выбора им позиции защиты по делу.

О доверии Иванова к адвокату Климентьеву свидетельствуют также его заявления о предоставлении в связи с болезнью адвоката Климентьева другого «дежурного» адвоката, а в дальнейшем в связи с выздоровлением адвокат Климентьева о предоставлении ему именно этого адвоката (т. 3 л.д. 72,75).

Каких либо замечаний по качеству предоставляемой ему адвокатом Климентьевым защиты, осужденный Иванов не имел.

В связи с госпитализацией адвоката Климентьева, подтвержденной медицинской справкой, судом для защиты Иванова был назначен другой адвокат - Михеева Е.М.

Помимо этого из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов, представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной, профессиональной направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной, замена адвокатов производилась в порядке, установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, показания Иванова и Н признанные судом достоверными, согласуются с другими доказательствами по делу и подтверждаются ими.

Так, установленные при осмотре места происшествия данные соответствуют данным, приведенным Ивановым и Н в показаниях, признанных судом достоверными и при проверке этих показаний на месте.

Выводы судебно-медицинской экспертизы о наличии телесных повреждений на трупе Ю о причине его смерти, согласуются с приведенными показаниями Иванова о механизме, количестве, локализации области их причинения.

Из показаний свидетеля Л данных им в ходе предварительного следствия и обоснованно признанных судом правдивыми следует, что ночью 13 марта 2016 года Иванов и Н были у него дома. Иванов говорил, что они приехали в Саган-Нур чтобы ограбить китайца. Он отговаривал их и, испугавшись, что они могут действительно ограбить китайца, он проводил их до выезда из поселка. Утром, узнав об убийстве, он сразу подумал, что его совершили Иванов и Н .

Показания свидетеля Л в указанной части в полной мере согласуются с показаниями Иванова и Н об указанных обстоятельствах.

Судом выяснялись причины изменения Л показаний который при допросе на предварительном следствии 18 марта 2016 года признался, что в ранее данных показаниях он сказал неправду о том, что его племянник Н , а также Иванов 13 марта 2016 года к нему в дом не приходили. В судебном заседании Л стал отрицать, что Иванов рассказывал ему о готовящемся преступлении.

Последнее утверждение свидетеля Л с учетом всех обстоятельств дела, суд обоснованно отнес к стремлению облегчить участь Н , в силу родственных отношений с ним.

Показания осужденного Иванова о том, что он проживал на территории пилорамы, где также проживал потерпевший и его показания о том, что он похитил четыре телефона, принадлежавшие потерпевшему, подтверждаются показаниями свидетеля Р в том числе о том, что у потерпевшего имелось четыре телефона, показаниями об этом свидетеля Г Описание телефонов имевшихся у потерпевшего совпадает с описанием телефонов, приведенным Ивановым на допросах.

Судом проверялись и обоснованно отвергнуты как не подтвердившиеся утверждения осужденного Иванова о том, что потерпевший должен был ему деньги за ремонт ворот и шел Иванов к нему не с целью нападения, а забрать заработанные деньги.

Эти доводы осужденного, как правильно указано в приговоре опровергаются показаниями генерального директора ООО Р , пояснившего, что Иванов в ООО « трудоустроен не был не работал, потерпевший Ю правом принимать на работу и выплачивать заработную плату не обладал. Из показаний свидетеля Л также следует, что Иванов никаких работ на пилораме не выполнял, а просто жил на ее территории, сообщил ему о том, что хочет именно ограбить «китайца».

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний допрошенных по делу свидетелей, в том числе Л в части признанной судом достоверными, поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденных.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания, Иванова и Н признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Из материалов дела усматривается, что в удовлетворении некоторых ходатайств, судом обоснованно и мотивированно отказано.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела доказательства, достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Как видно из материалов дела личность потерпевшего установлена надлежащим образом, органами предварительного следствия предпринимались меры к установлению родственников погибшего, которые результатов не дали.

Утверждения в жалобе о том, что труп потерпевшего при транспортировке в морг «подменили» относятся к ничем не подтвержденным предположениям. Ссылки осужденного при этом на указание в протоколе осмотра места происшествия и в заключении экспертов разного цвета трусов (голубые, серые), одетых на трупе, не подтверждает указанных утверждений Иванова, поскольку объясняется особенностями восприятия одного и того же цвета разными людьми.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований по делу необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений не вызывает.

Решение суда о вменяемости Иванова основано на материалах дела данных о его личности, принято судом также с учетом выводов изложенных в заключении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

С учетом изложенного, следует признать, что тщательный анализ и данная в соответствии с требованиями закона оценка, исследованным в судебном заседании доказательствам в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Ивановым преступлений, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Выводы суда, в том числе о совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего основаны на материалах дела, надлежащим образом мотивированы в приговоре, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности не вызывают.

Судом обоснованно отвергнуты как несостоятельные доводы стороны защиты о том, что Иванов не желал наступления смерти потерпевшего и о переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку, о наличии у Иванова прямого умысла на убийство потерпевшего, сопряженного с разбоем, свидетельствует характер его действий, когда он, путем сдавления шеи рукой, совершил удушение потерпевшего, прекратил свои действия лишь после того, как потерпевший перестал подавать признаки жизни, что с очевидностью свидетельствует о том, что Иванов желал наступления смерти потерпевшего для дальнейшего завладения его имуществом.

Доводы осужденного Иванова о том, что в результате сдавления шеи потерпевший лишь потерял сознание и затем был жив, опровергаются выводами, содержащимися в заключении судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть Ю наступила в результате механической асфиксии от удавления органов шеи.

Также не имелось у суда оснований для оценки действий осужденного Иванова по причинению смерти потерпевшему как необходимая оборона либо превышение ее пределов, поскольку действия потерпевшего, взявшего нож в целях самообороны от нападения со стороны Иванова, не являлись посягательством. Кроме того, как установлено судом, непосредственно в момент причинения смерти, ножа в руках потерпевшего не было.

При назначении Иванову наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, характер и степень его фактического участия в совершенном преступлении, данные о его личности, которым дана объективная оценка, смягчающие и отягчающее обстоятельства.

Выводы суда о назначении Иванову наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией его от общества, в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Иванову наказания с применением правил предусмотренных ст. ст. 62, 64, 73 УК РФ, также как и к изменению категорий совершенных им преступлений на менее тяжкие, судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Иванову наказание соответствует требованиям закона является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе при возбуждении уголовных дел, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

В том числе не нарушены требования закона при выполнении с Ивановым требований ст. 217 УПК РФ. По окончании предварительного следствия Иванов был в полном объеме, без ограничения во времени совместно с адвокатом ознакомлен со всеми материалами дела, замечаний не имел, о чем собственноручно Иванов и его адвокат указали в соответствующем протоколе (т. 4 л.д. 187-198).

В судебном заседании материалы дела исследовались в присутствии и с активным участием Иванова и его адвоката. После постановления приговора Иванов совместно с адвокатом еще раз ознакомился со всеми материалами уголовного дела.

По изложенным основаниям приговор в отношении Иванова оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 30 мая 2017 года в отношении Иванова Д А оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 87 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта