Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ15-20СП от 10.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № _20-АПУ15-20сп АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 10 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Червоткина А.С судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л защитников осужденных - адвокатов Квасова С В . , Гамидова А.З., Кротовой СВ., Шевченко Е.М рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Гюльмагомедова А.Ф., Гюльмагомедова И.А., защитников осужденных адвокатов Магомедова М.Г., Мирзаханова Я.У., Гамидова А.З., Квасова СВ на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 25 мая 2015 года, которым

Абдурагимов Л А

несудимый

1

осужден к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, по пп. «б»,«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет со штрафом в размере 100 тысяч рублей с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 166 УК РФ сроком на 4 года по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ) сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Гюльмагомедов А Ф

несудимый осужден к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, по пп. «б»,«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет со штрафом в размере 100 тысяч рублей с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 166 УК РФ сроком на 4 года по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ) сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Гюльмагомедов И А

несудимый осужден к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, по пп. «б»,«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет со штрафом в размере 100 тысяч рублей с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 166 УК РФ сроком на 4 года по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ) сроком на 3 года 6 месяцев, по ч. 1 ст. 167 УК РФ сроком на 1 год.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 100 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

2

Османов Г Д

несудимый осужден к лишению свободы по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет с ограничением свободы на 1 год, по пп. «б»,«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет со штрафом в размере 90 тысяч рублей с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 166 УК РФ сроком на 3 года 6 месяцев, по ч. 2 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ сроком на 2 года 6 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 90 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, Абдурагимов А.А., Гюльмагомедов А.Ф., Османов Г.Д оправданы за отсутствием в деянии состава преступления. Им разъяснения право на частичную реабилитацию.

Постановлено взыскать в пользу Б с А Г О Г в возмещение материального ущерба солидарно рублей, в счет компенсации морального вреда по рублей с каждого, и в счет восстановления поврежденного автомобиля с Г - рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Абдурагимова А.А., Гюльмагомедова А.Ф., Османова Г.Д Гюльмагомедова И.А., защитников адвокатов Квасова С В . , Гамидова А.З Кротовой СВ., Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб об отмене приговора, выступления потерпевшей Бабаевой И.Г. и ее представителя адвоката Бейбутова А.И., возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб, выступление государственного обвинителя Абрамовой З.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Абдурагимов А.А., Гюльмагомедов А.Ф., Османов Г.Д. и Гюльмагомедов И.А. осуждены за убийство С группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, за разбойное нападение на потерпевшего с целью хищения его имущества в особо

3

крупном размере с причинением тяжкого вреда его здоровью, группой лиц по предварительному сговору, за неправомерное завладение его автомобилем группой лиц по предварительному сговору с применением и угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, за незаконное приобретение, ношение, а Гюльмагомедов И.А. и за хранение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Гюльмагомедов И.А. осужден кроме того за умышленное повреждение имущества С повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления совершены ими 11 февраля 2012 года в пос. Вперед

района Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Гамидов АЗ. в защиту осужденного Османова Г.Д. указывает на незаконность и необоснованность приговора ввиду нарушений норм уголовно-процессуального закона.

Обращает внимание на то, что присяжным заседателя были представлены недопустимые доказательства, каковыми являются протокол допроса Османова в качестве подозреваемого от 30 декабря 2013 г. и протокол дополнительного допроса Османова в качестве подозреваемого от 2 января 2014 года, эти показания получены у Османова с применением пыток с нарушением права обвиняемого на защиту и путем фальсификации процессуальных документов.

Более того показания Османова на этих допросах являются противоречивыми. На допросе 30 декабря 2013 года он рассказал об обстоятельствах, в силу которых не мог быть участником убийства С , в то время как на допросе 2 января 2014 года сообщил о других обстоятельствах, при этом его показания подогнаны к будущему постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, противоречия в них не устранены.

Полагает, что оглашение этих показаний Османова в присутствии присяжных заседателей существенно повлияло на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные вопросы.

Суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о признании указанных протоколов допроса Османова недопустимыми доказательствами, при этом допрос Османова в качестве свидетеля и проверка его показания на месте преступления при тех же нарушениях закона признаны судом недопустимыми доказательствами.

Полагает, что это решение суда противоречит его решению об отклонении ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний Османова на допросах в качестве подозреваемого.

4

По этим основаниям постановление суда от 12.05.15 г. об отказе в удовлетворении ходатайства считает незаконным и необоснованным.

С такими же нарушениями закона проведены следственные действия и с другими подсудимыми.

В этой связи, защитник Магомедов А., в интересах подсудимых Гюльмагомедовых, 09.02.15 г. и 12.05.15 г. заявил письменные ходатайства о признании недопустимыми доказательствами и об исключении из перечня доказательств протоколов их допросов в качестве подозреваемых а также протоколов проверки их показаний на месте.

Однако суд также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Магомедова, допустил эти документы в качестве доказательств стороны обвинения, что существенно повлияло на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Необоснованно отклонены судом и другие ходатайства стороны защиты, правильное разрешение, которых существенно повлияло бы на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

В частности, необоснованно отказано судов в удовлетворении его ходатайства о назначении дополнительной молекулярно-генетической экспертизы. Заключение эксперта № 159 от 20.10.14 г., является, по его мнению неясным, в связи с чем не мог быть представлен на рассмотрение суда присяжных.

Суд не выяснил, могли ли сохраниться более года потожировые выделения человека, на металлической поверхности прибора бесшумной стрельбы, где, по версии обвинения, были обнаружены потожировые выделения Османова, не подвергались ли эти потожировые выделения к естественным процессам или иным изменениям, достаточен ли объем представленных образцов для дачи категорического заключения, не допросив эксперта И по указанным вопросам и для разъяснения спорного заключения, суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Не назначив дополнительную экспертизу и не привлекая специалиста, для дачи разъяснения по возникшим вопросам, суд оставил неустраненные сомнения, которые в соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ толкуются в пользу подсудимого.

Кроме этого ходатайство защитника Магомедов А. о приобщении к материалам уголовного дела и исследовании заключения специалиста о

несоответствии указанного экспертного заключения № 159 от 20.10.2014 г.

методическим и научным требованиям, предъявляемым такого рода экспертизам также оставлено без удовлетворения со ссылкой на то, что это заключение специалиста получено вне судебного заседания, а потому является недопустимым доказательством.

Полагает, что таким решением суд нарушил принцип состязательности и требования ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ, согласно которым подсудимый и защитник в ходе уголовного судопроизводства вправе собирать и

5

представлять доказательства.

Обращает внимание на то, что в судебном заседании необоснованно была просмротрена видеозапись показаний Османова на предварительном следствии, о чем государственный обвинитель не заявлял ходатайство, им было заявлено ходатайство лишь об оглашении показаний подсудимого Османова, данных им на предварительном следствии, и о просмотре видеозаписи допроса Гюльмагомедова А. в качестве подозреваемого.

Суд же, не приняв решение о просмотре видеозаписи показаний Гюльмагомедова произвольно принял решение о просмотре показаний Османова.

В связи с тем, что содержание видеозаписи не соответствует содержанию показаний Османова на бумажном носителе, при просмотре установлено, что следователь сам рассказывает обстоятельства убийства, а Османов повторяет на ним, показания Османов дает в наручниках стороной защиты было заявлено ходатайство о признании данной видеозаписи недопустимым доказательством, однако суд необоснованно его отклонил, сославшись на то, что видеоприложение не является самостоятельным доказательством.

Необоснованным считает и решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства защитника Магомедова М.Г. о признании протокола эксгумации и осмотра трупа от 21.09.14 г. недопустимым доказательством несмотря на то, что приобщенный к материалам дела протокол отличается от копии протокола, выданного на руки стороне защиты.

Незаконно отказано судом и в приобщении к материалам дела жалоб поданных защитой на предварительном следствии в порядке ст. 124 УПК РФ, о допущенных нарушениях закона.

Суд указал, что эти документы ни опровергают и не подтверждают

обстоятельства дела, и не могут быть исследован Ы в суде присяжных,

однако таким решением суд предрешил вопрос о возможности

исследования этих документов в будущем.

Считает, что суд нарушил принципы объективности и беспристрастности, не создал необходимые условия для всестороннего и

полного исследования обстоятельств дела, с участием присяжных заседателей, в связи с чем защита была ограничена в возможности

представить и исследовать все доказательства.

Обращает внимание также на то, что после вердикта коллегии

присяжных заседателей, стороне защиты стало известно, что кандидат в

присяжные заседатели И вошедшая в основной состав

коллегии присяжных и избранная старшиной, отвечая на вопросы, не

сообщила сведения о том, что ее брат работает в ФСБ.

В связи этим, в суде было заявлено ходатайство, однако суд не

рассмотрел его и, не приняв решение, возвратил его.

В связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального

закона просит приговор отменить, направить дело на новое судебное

6

разбирательство.

В апелляционной жалобе адвокат Квасов С В . в защиту Абдурагимова А.А. указывает, что в ходе рассмотрения дела имело место существенное нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в признании судом доказательств, полученных с нарушением закона, допустимыми доказательствами.

По доводам жалобы судом необоснованно признаны допустимыми доказательствами показания Абдурагимова А.А. в качестве подозреваемого от 31 декабря 2013 года., в качестве обвиняемого от 02 января 2014 года, в качестве обвиняемого от 07 марта 2014 г., а так же протокол проверки показаний на месте от 4 января 2014 года, которые получены в результате применения насилия к А что подтверждено медицинскими заключениями и выписками из журналов ИВС УВД г. и ФКУ СИЗО № в г. которыми зафиксированы вызовы скорой помощи, длительное неоказание медицинской помощи, отказ в диагностировании переломов ребер со смещением костных отломков, внутреннего обильного кровотечения экстренная госпитализация из СИЗО в городскую больницу

Кроме того в протоколах допросов Абдурагимова имеются записи адвоката о неадекватном состоянии и поведении Абдурагимова А.А., о его самооговоре и заявлено ходатайство о немедленном проведении судебно медицинской экспертизы, которое осталось без процессуального раз решения. Помимо этого Абдурагимов А.А. при наличии в г следственного изолятора и ИВС, вывозился за пределы г. в горные районы республики, где ему навязывались услуги адвокатов по назначению, минуя приглашение адвоката по соглашению, от него получались заявления об отказе от услуг адвоката по соглашению.

В судебном заседании адвокаты подсудимых заявили консолидировано ходатайство о признании недопустимым доказательством протокол эксгумации трупа С по тем основаниям, что при объявлении об окончании предварительного следствия и ознакомлении обвиняемых Абдурагимова А.А., Гюльмагомедова А.Ф., Гюльмагомедова И.А. и Османова Г.И., а так же их защитников с материалами уголовного дела с вручением копий материалов уголовного дела указанный протокол не был заполнен, в нем не отражено что именно было изъято из места захоронения и трупа потерпевшего, как упаковано и какова дальнейшая судьба изъятых материалов и предметов.

Допрошенный по данному факту в судебном заседании следователь Д осуществлявший расследование по делу (протокол судебного заседания, страница 202-204) показал суду, что действительно, заполнил протокол эксгумации после объявления обвиняемым и их защитникам об окончании предварительного следствия и ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела с выдачей копий материалов

7

уголовного дела, т.е. поле завершения предварительного следствия и вообще производства по уголовному делу.

Производство по уголовному делу вне сроков следствия, совершение следственных действий рамками предварительного расследования незаконно и является существенным нарушением уголовно процессуального закона, соответственно и все материалы, полученные таким непроцессуальным путем, не могут признаваться допустимыми доказательствами и оглашаться перед присяжными заседателями.

Однако суд признал указанное доказательство допустимым, отказав в удовлетворении ходатайства защитников об его исключении.

Судом, по сути было вынесено пресекательное решение, которое лишило защиту возможности обоснованно заявить ходатайство об исключении других доказательств, полученных по результатам эксгумации трупа.

Просит приговор в отношении Абрагимова А.А. отменить, уголовное дело передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному разбирательству в ином составе.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Гюльмагомедов А.Ф. указывает, что уголовное дело в отношении него сфабриковано. Суд не дал возможности его адвокату защитить его Обвинительный вердикт вынесен присяжными заседателями в отношении заведомо невиновных и имелись основания для постановления оправдательного приговора. В ходе прений сторон его защитником в соответствии с ч. 5 ст. 348 УПК РФ было заявлено ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение иным составом (худа. Однако указанное ходатайство судом безмотивно отклонено.

Необоснованно отклонено судом и ходатайство стороны защиты о приобщении к материалам дела заключения специалиста экспертной лаборатории АНО « » от 22 апреля 2015 года, которым заключение эксперта И признано не соответствующим требованиям, предъявляемым к заключениям эксперта, а выводы эксперта необоснованными.

Полагает, что отказ в удовлетворении этого ходатайства свидетельствует о заинтересованности председательствующего в исходе дела, в связи с чем ему был заявлен отвод. Однако в удовлетворении отвода также незаконно было отказано председательствующим.

Его защитником было также заявлено ходатайство о исключении из перечня доказательств его показаний на допросе в качестве подозреваемого от 28 декабря 2013 года, от 31 декабря 2013 года, полученных с применением к нему физического насилия. В подтверждение незаконных методов были представлены акт медицинского освидетельствования о наличии у него телесных повреждений, выписка из журнала осмотра

8

доставленных в ИВС, журнал медицинского осмотра в СИЗО, его (Гюльмагомедова И.А.) заявление от 14 января 2014 года о применении к нему пыток, рапорта заместителя руководителя 2 отдела по расследовании. ОВД СУ СК РФ по о необходимости проведения проверки по заявлениям обвиняемых о применении незаконных методов ведения следствия.

Однако судом было отказано в удовлетворении данного ходатайства Такие же незаконные решения приняты судом и по ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний Гюльмагомедова А.Ф. в качестве подозреваемого от 29 декабря 2013 года протокола проверки его показаний на месте от 3 января 2014 года показаний Османова Г.Д. в качестве свидетеля от 30 декабря 2013 года, в качестве подозреваемого от 30 декабря 2013 года, от 2 января 2014 года протокола проверки его показаний на месте от 3 января 2014 года показаний Абдурагимова А.А. в качестве подозреваемого от 31 декабря 2013 года, от 4 января 2014 года, в качестве обвиняемого от 7 марта 2014 года, которые получены в результате физического и психического насилия а также заключений эксперта от 12 марта 2014 года, от 14 марта 2014 года по показаниям Гюльмагомедова А.Ф. и Гюльмагомедова И.А стенограммы переговоров Гюльмагомедова А.В., Ахмедова Ф.Б. и Б Г., протокола осмотра ДВД диска с видеозаписью разговора между ними, полученных при проведении незаконных оперативно розыскных мероприятий, заключения эксперта по исследованию пуль поскольку обнаруженных в ходе обыска пистолет принадлежит матери Гюльмагомедов И.А., протокола осмотра места происшествия от 6 октября 2014 года, в ходе которого была обнаружена гильза, протокола осмотра места происшествия от 13 октября 2014 года, в ходе которого были обнаружены 4 гильзы, поскольку места обнаружения гильз многолюдны и гильзы не могли сохраниться там в течение 1 0 - 1 1 месяцев, протокола обыска квартиры и обнаружения пистолета, поскольку данная квартира не принадлежит Гюльмагомедову И.А., заключения эксперта, согласно которому генетический профиль, выделенный со смыва с глушителя с рукоятки пистолета совпадает с генетическим профилем Гюльмагомедова И.А., в связи с необоснованностью выводов эксперта и несоответствием его требованиям закона, заключений эксперта № 301 от 15-22 октября 2014 года, № 294 от 22 октября 2014 года по исследованию гильз, протокола эксгумации трупа потерпевшего.

Допущенные судом нарушения закона повлияли на вынесение законного и обоснованного приговора.

Кроме того в жалобе обращается внимание на то, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Присяжный заседатель А будучи заинтересованной в исходе дела при формировании коллегии присяжных заседателей, ответив на вопросы председательствующего, скрыла, что она работает и

9

проживает в г. - по месту жительства погибшего, его жены других родственников потерпевшей стороны. Прилагаемый рекламный проспект гимназии № устанавливает факт ее работы заместителем директора по УВР Дербентской гимназии №

Старшина присяжных заседателей И будучи заинтересованной в исходе уголовного дела в угоду потерпевшей стороне при формировании коллегии присяжных заседателей, скрыла свои родственные связи с капитаном полиции М

который по настоящее время работает оперуполномоченным ОП по району ИВД РФ в г.

В связи с допущенными нарушениями закона просит приговор отменить дело направить на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

В апелляционной жалобе адвокат Магомедов М.Г. в защиту Гюльмагомедова А.Ф. просит снизить назначенное осужденному наказание до 7 лет 6 месяцев, ссылаясь на то, что его исправление может быть обеспечено таким сроком наказания. Обращая внимание на возраст Гюльмагомедова А.Ф., которому исполнилось 57 лет, его положительные характеристики, наличие постоянного места жительства, жены, детей отсутствие судимости, на то, что он не состоит на учете в наркологическом и психиатрическом диспансерах, считает, что с учетом этих данных степень общественной опасности преступлений и личности самого осужденного значительно ниже.

Полагает, что осуждение Гюльмагомедова к длительному сроку лишения свободы кардинально ухудшило условия жизни его семьи Указанные обстоятельства, а также отсутствие отягчающих обстоятельств позволяли суду назначить наказание его подзащитному с применением положений ст. 64 УК РФ.

С учетом этого считает приговор несправедливым, подлежащим изменению.

В апелляционной жалобе осужденный Гюльмагомедов И.А. просит отменить приговор, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию, приводя в жалобе доводы аналогичные доводам, содержащимся в жалобе осужденного Гюльмагомедов А.Ф.

В апелляционной жалобе адвокат Мирзаханов Я.У. в защиту Гюльмагомедова И.А. указывает на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного осужденному наказания.

Полагает, что исправление Гюльмагомедова И.А. возможно при назначении ему наказания в размере 7 - 8 лет лишения свободы Положительные сведения о личности осужденного позволяют сделать

10

вывод о том, что цели наказания могут быть достигнуты в течение значительно меньшего срока.

Ссылаясь на возраст Гюльмагомедова И.А., которому исполнилось 29 лет, его положительные характеристики по месту жительства, наличие постоянного места жительства, нахождение на иждивении родителей отсутствие судимости, на то, что он не состоит на учете в наркологическом и психиатрическом диспансерах, считает, что с учетом этих данных степень общественной опасности преступлений и личности самого осужденного значительно ниже.

Полагает, что эти обстоятельства и отсутствие отягчающих обстоятельств позволяли суду назначить наказание осужденному с применением требований ст. 64 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Яхьяев М.Г. считает приговор законным, обоснованным и справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий разъясняет кандидатам в присяжные заседатели их обязанность правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства. После этого председательствующий опрашивает кандидатов в присяжные заседатели о наличии обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ « О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» от 22 ноября 2005 года сокрытие кандидатами в присяжные заседатели включенными впоследствии в состав коллегии, информации, которая могла повлиять на решение по делу и лишила стороны права на мотивированный или немотивированный отвод, является основанием для отмены приговора.

Эти требования закона не в полной мере выполнены судом по настоящему делу.

11

Как следует из протокола судебного заседания, перед формированием коллегии присяжных заседателей председательствующим была разъяснена кандидатам в присяжные заседатели их обязанность правдиво отвечать на задаваемые вопросы, (т. 25 л.д.190)

Далее в ходе формирования коллегии кандидатам в присяжные заседатели был задан вопрос о том, есть ли среди них лица, которые проживают в районе Республики

На этот вопрос положительный ответ дал только кандидат в присяжные заседатели № Кандидат в присяжные заседатели № А

ответа не дала. (т. 25 л.д. 201)

Между тем, из приобщенной к апелляционной жалобе осужденного Гюльмагомедова И.А. справки следует, что А вошедшая в основной состав коллегии присяжных заседателей и принимавшая участие в вынесении вердикта, является жителем г работает заместителем директора гимназии № .

А данный факт скрыла, он не был известен при формировании коллегии присяжных заседателей.

В связи с тем, что потерпевший С проживал вместе с семьей в г. сторонами мог быть заявлен мотивированный или немотивированный отвод А Однако сокрытие А факта проживания и работы в г. лишило стороны права на заявление ей мотивированного или немотивированного отводов.

Невыполнение кандидатом в присяжные заседатели обязанности правдиво отвечать на поставленные вопросы может поставить под сомнение его объективность и беспристрастность. Участие такого присяжного заседателя в составе коллегии присяжных заседателей свидетельствует о незаконности ее состава.

Вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей является в силу п. 2 ч. 2 ст. 389 УПК РФ основанием отмены приговора.

Нарушены судом и требования ст. 243 УПК РФ, согласно которым председательствующий судья, обеспечивая состязательность и равноправие сторон, обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных заседателей с недопустимыми доказательствами.

Из протокола судебного заседания следует, что государственным обвинителем в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей был оглашен протокол эксгумации и осмотра трупа от 21

12

сентября 2014 года. (т. 25 л.д. 213).

Впоследствии стороной защиты было заявлено ходатайство о признании указанного протокола недопустимым доказательством в связи с тем, что приобщенный к материалам дела протокол эксгумации и осмотра трупа сфальсифицирован следователем, поскольку из первоначального варианта этого протокола следует, что в результате проведенного осмотра ничего не обнаружено и не изъято.

Как указано в апелляционных жалобах при ознакомлении обвиняемых Абдурагимова А.А., Гюльмагомедова А.Ф., Гюльмагомедова И.А. и Османова Г.И. и их защитников с материалами уголовного дела адвокатам были вручены следователем копии материалов уголовного дела, в том числе протокол эксгумации и осмотра трупа С которые не был заполнен, в нем не отражено, что именно было изъято из места захоронения и трупа потерпевшего, как упаковано и какова дальнейшая судьба изъятых материалов и предметов.

В ходе разрешения заявленного ходатайства и допроса следователя Д производившего следственное действие, было установлено, что принимавшие участие в осмотре понятые подписали не до конца заполненный протокол, в нем отсутствовало описание извлеченного из места захоронения, данные об обнаруженных пулях, факт их извлечения и упаковки, не отражено время окончания следственного действия. Копию такого протокола была выдана адвокатам обвиняемых при их ознакомлении с материалами дела.

Как пояснил следователь в судебном заседании, до ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами дела он забыл заполнить протокол, а когда адвокаты сказали ему об этом, он заполнил протокол полностью и выдал его копию его.

Сопоставление показаний следователя с протоколом эксгумации осмотра трупа от 21 сентября 2014 года свидетельствует о том, что на момент подписания протокола участниками следственного действия понятыми, судебно-медицинским экспертом, помощником судебно медицинского эксперта и родственником покойного С был заполнен только первый и часть второго листа протокола, на которых указаны участвующие в следственном действии лица и отражен факт разъяснении им прав, что удостоверено их подписями.

Листы 3, 4, 5 протокола, на которых отражен ход следственного действия, результаты осмотра трупа, факт извлечения пуль, способ их упаковки были заполнены следователем после ознакомления обвиняемых и

13

их защитников с материалами дела. С содержанием протокола участвующие в следственном действии лица в нарушение требований ст. 166 УПК РФ не были ознакомлены, им не была предоставлена возможность сделать замечания и дополнения, подлежащие внесению в протокол.

В судебном заседании ни понятые, ни другие участники следственного действия с целью восполнения полученных в результате осмотра трупа результатов, проверки правильности отраженных в протоколе сведений также не были допрошены.

При таких данных решение председательствующего об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании протокола эксгумации и осмотра трупа недопустимым доказательством, со ссылкой на то, что отраженные в нем сведения соответствуют действительности нельзя признать законным и обоснованным.

Изложенное свидетельствует о том, что до сведения присяжных заседателей было доведено доказательство, полученное с нарушением уголовно-процессуального закона, что является недопустимым, и, как правильно отмечается в жалобах, повлияло на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные вопросы.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона выразившиеся в несоблюдении процедуры судопроизводства, что могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения являются в силу ч. 1 ст. 389 17 , ч. 1 ст. 389 22 УПК РФ основанием отмены приговора и направления дела на новое судебное разбирательство.

Иных оснований для отмены приговора Судебная коллегия не усматривает, однако в связи с направлением дела на новое судебное разбирательство, не дает оценку доводам жалоб о недопустимости доказательств, которые подлежат проверке и оценке при новом рассмотрении дела.

Принимая во внимание тяжесть предъявленного Абдурагимову А.А Гюльмагомедову А.Ф., Османову Г.Д. и Гюльмагомедову И.А. обвинения данные об их личности, отсутствие оснований для изменения и отмены избранной в отношении них меры пресечения Судебная коллегия находит необходимым оставить без изменения избранную в отношении подсудимых меру пресечения в виде содержания под стражей, и для обеспечения возможности назначения нового судебного разбирательства продлить ее срок до 10 декабря 2015 года.

14

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38913, 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 25 мая 2015 года в отношении Абдурагимова А А Гюльмагомедова А Ф Гюльмагомедова И А Османова Г Д отменить. Дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения в отношении Абдурагимова А А Гюльмагомедова А Ф Гюльмагомедова И А , Османова Г Д оставить содержание под стражей, продлив ее срок до 10 декабря 2015 года Председательствующий

Судьи:

15

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 86 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта