Информация

Решение Верховного суда: Определение N 14-АПУ15-10 от 16.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 14-АПУ15-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 16 с е н т я б р я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.

судей Эрдыниева Э.Б. и Шмотиковой С.А.

при секретаре • Багаутдинове Т.Г рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Баскакова Ю.С., Фурсова А.Г., адвоката Аветисова Г.С. на приговор Воронежского областного суда от 31 марта 2015 года, по которому

Баскаков Ю С ,,

не судимый;

осужден к лишению свободы:

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет без штрафа и без ограничения свободы,

- по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы сроком на 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

Фурсов А Г,

не судимый,

- осужден по п.п. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ на 4 года 8 месяцев лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Баскакова Ю.С. в пользу Г в счет компенсации морального вреда - один миллион рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденных Баскакова Ю.С, Фурсова А.Г адвокатов Аветисова Г.С, Романова СВ., прокурора Кисилевой М.В Судебная коллегия

установила:

Баскаков Ю.С. признан виновным в совершении разбойного нападения на Г в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в убийстве последнего, совершенном с целью скрыть другое преступление.

Фурсов А.Г. признан виновным в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Преступления совершены в ночь на 6 октября 2013 года в р.п.

района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах: - осужденный Фурсов А.Г. считает несправедливым назначенное ему наказание в связи с его чрезмерной суровостью. Указывает, что суд не принял во внимание совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, то есть явку с повинной, помощь следствию, раскаяние в содеянном положительные характеристики, наличие престарелой матери, нуждающейся в его уходе, отсутствие отягчающих обстоятельств, и не применил при назначении наказания положения ст.62, ч.б ст. 15 УК РФ. Также полагает, что имелись основания для назначения наказания с применением ст.64 УК РФ Просит рассмотреть его жалобу с учетом изложенного; - осужденный Баскаков Ю.С. выражает несогласие с приговором, указывая что выводы суда не соответствуют материалам дела, в частности, показаниям осужденного Фурсова А.Г., а также считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание. Просит отменить приговор и вынести новый приговор; - адвокат Аветисов Г.С. в интересах осужденного Баскакова Ю.С. считает выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела Указывает, что выводы суда о наличии между Баскаковым и Фурсовым предварительного сговора на хищение имущества Г не подтверждаются материалами дела, при этом из показаний Фурсова следует что каких-либо разговоров, намеков, действий о совершении хищения после того, как Фурсов в кафе на предложение Баскакова «бомбануть» Г ответил отказом, между ними не было, поэтому все действия по хищению имущества были совершены Фурсовым лично без участия и содействия ему в этом Баскакова, что подтверждает отсутствие у Баскакова умысла на хищение имущества Г в момент совершения хищения Фурсовым, то есть непричастность Баскакова к совершению разбоя. В связи с этим полагает, что у Баскакова отсутствовал мотив совершения убийства Г как с целью сокрыть другое преступление. Также полагает, что признанные судом доказательства виновности Баскакова в убийстве Г , его вину в этом не подтверждают, при этом указывает, что с учетом дачи свидетелем Б противоречивых показаний, его показания подлежат критической оценке, а показания осужденного Фурсова с учетом его возможной причастности к данному убийству, могут содержать оговор Баскакова, чтобы самому уйти от ответственности. Указывает, что судом не приведены в приговоре и не дана оценка противоречивым показаниям свидетелей Б ., ., свидетеля Б относительно первоначальных показаний свидетеля Б а также судом было отказано в удовлетворении ходатайства о назначении психолого лингвистической экспертизы для оценки показаний осужденных Баскакова Фурсова, свидетеля Б Считает несправедливым назначенное Баскакову наказание вследствие его чрезмерной суровости, полагая, что суд формально учел смягчающие обстоятельства. Просит отменить приговор и вынести новое решение с оправданием Баскакова Ю.С.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевший Г его представитель адвокат Гнеднева Н.В. и государственный обвинитель Харьков А.И. считают доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Баскакова Ю.С. и Фурсова А.Г. в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний осужденного Фурсова А.Г., данных им в судебном заседании, следует, что еще при распитии спиртного в кафе совместно с потерпевшим Г , Баскаков предложил ему ограбить последнего, поскольку у Г с собой есть деньги и телефон, но он ему ничего не ответил. После кафе они также распили спиртное на автостанции и затем они все направились к железной дороге. Перейдя ее, Баскаков попросил его пойти с ним. Куда, он у него не спрашивал, а на улице

он (Фурсов) схватил Г рукой за шею, повалил на землю, а когда потерпевший попытался встать, ударил его кулаком в область левой щеки. Подбежавший Баскаков ударил Г ногой по лицу и стал избивать ногами по всему телу, нанеся в общей сложности около 20 ударов,

после чего он (Фурсов) забрал лежавший рядом с Г сотовый телефон потерпевшего, а из внутреннего кармана его куртки - кошелек с

рублями. Когда он достал деньги из кошелька, чтобы пересчитать их Баскаков забрал у него из рук рублей, а остальные вместе с кошельком и телефоном он (Фурсов) положил себе в карман. В этот момент Г был еще жив. Баскаков сказал, что с ним надо кончать, так как последний хорошо знает его, то есть Баскакова и его родителей, и, отойдя в сторону, вернулся с похожим на кусок бетона камнем, которым нанес потерпевшему около четырех-пяти ударов по голове. После этих ударов Г больше не подавал признаков жизни.

Свои показания Фурсов подтвердил в ходе их проверки на месте, а также в ходе следственного эксперимента, где он продемонстрировал, каким образом и куда он нанес удар Г

По существу аналогичные показания по обстоятельствам совершения Баскаковым и Фурсовым противоправных действий в отношении Г были даны свидетелем Б как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, при этом он пояснил, что Фурсов первым напал на Г и свалил его на землю, после чего Баскаков стал избивать Г руками и ногами, несмотря на то, что потерпевший и он (Б просили его прекратить избиение. После того, как Фурсов вытащил у Г кошелек и телефон, Баскаков, забравший у Фурсова тысячу рублей, сказал, что надо его, то есть Г «кончать», нашел кусок бетона и нанес им Г не менее 6 ударов по голове. Этот кусок бетона Баскаков забрал с собой и выбросил в камыши, при этом попросил их с Фурсовым никому ничего не рассказывать.

Свои показания Б дважды подтвердил и в ходе проверки показаний на месте, где с применением манекена продемонстрировал механизм причинения Г телесных повреждений Баскаковым и Фурсовым.

Кроме того Б пояснил, что на первоначальном этапе предварительного следствии он (являясь несовершеннолетним) устно в присутствии своего отца под воздействием со стороны Баскакова, пояснил следователю о виновности Фурсова, а не Баскакова, но в последующем он решил рассказать, как все было, поняв, что каждый должен отвечать за свои поступки, и данные пояснения свидетеля Б подтвердили в судебном заседании его родители - свидетели Б и ., при этом противоречий их показания не содержат, имевшиеся неясности в их показаниях в судебном заседании выяснены и устранены, необходимости дачи оценки судом показаниям свидетелей в данной части не имелось.

Оснований считать недостоверными показания свидетеля Б как и осужденного Фурсова по обстоятельствам причинения осужденным Баскаковым телесных повреждений Г и совершения его убийства не имеется, при этом их показания соответствуют другим исследованным по делу доказательствам: - заключению эксперта № от 11 ноября 2013 года, согласно которому при судебно-медицинском исследовании трупа Г обнаружены повреждения в области головы, лица, шеи, тела, конечностей, при этом раны и соответствующие им переломы костей черепа отражают воздействие под разными углами к поверхности головы потерпевшего твердого тупого предмета (предметов) с преобладающей относительно зоны контакта неравномерно выраженной травмирующей поверхностью, которая, наиболее вероятно, ограничена неравномерно выраженными ребрами (краями) и трехгранными углами. Смерть Г наступила от черепно мозговой травмы, осложнившейся отеком, сдавлением и дислокацией головного мозга; - заключению эксперта (дополнительное) № от 11 декабря 2013 года согласно которому количество, локализация и взаиморасположение обнаруженных при судебно-медицинской экспертизе трупа Г повреждений, результаты медико-криминалистического исследования позволяют считать, что всего было причинено не менее 33-х травматических воздействий тупым предметом. Из них в область головы - не менее 20-ти, в область шеи - не менее 3-х, в область правой верхней конечности - не менее 7-ми, в область левой верхней конечности - не менее 2-х, в область левой нижней конечности - не менее одного; - заключению эксперта (ситуационная экспертиза) № от 5 февраля 2014 года, согласно которому при сравнительном анализе локализации и механизма образования обнаруженных на трупе Г повреждений в области головы, приведших к его смерти, с описываемыми Фурсовым А.Г. и Б механизмами их причинения и местами приложения травмирующей силы установлено совпадение действовавшего орудия (твердый тупой предмет), механизма образования (ударный локализации (различные отделы волосистой части головы и лица, различные области тела) и примерного количества (неоднократные) повреждений, что не исключает возможности их образования по механизму, указанному Фурсовым А.Г. и Б Образование повреждений в области шеи при захвате ее правой рукой исключается; - заключению эксперта (дополнительное) № от 21 февраля 2014 года согласно которому взаиморасположение и морфологические особенности повреждений в области шеи позволяют считать, что они образовались по механизму неоднократных ударных воздействий тупого предмета, что исключает возможность их образования при «обхвате» или «захвате» шеи правой рукой в передне-заднем направлении; - заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы № .14 от 8 апреля 2014 года, согласно которому возможность образования кровоподтека в левой щечной области Г при указанных Фурсовым А.Г. и Б обстоятельствах не исключается. Раны №№ 1-4 и соответствующие им переломы черепа и повреждения головного мозга и его оболочек причинены при не менее чем 6-тикратном воздействии тупого твердого предмета с преобладающей относительно зоны контакта неравномерно выраженной травмирующей поверхностью, которая, наиболее вероятно, ограничена неравномерно выраженными ребрами (краями) и трехгранными углами. Возможно, при ударах бетонным камнем при наличии у него соответствующих травмирующих поверхностей; - протоколу осмотра места происшествия от 9 октября 2013 года, согласно которому в ходе осмотра местности неподалеку от дома по ул.

с. района области участвующий в следственном действии Фурсов А.Г. указал на лежащий в листве сотовый телефон « » в корпусе черного цвета, пояснив, что данный телефон он похитил у Г 6 октября 2013 года, и согласно протоколу опознания, данный телефон опознан потерпевшим Г как телефон, находившийся в пользовании его сына Г - заключению эксперта № (комиссионная судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств) от 13 ноября 2013 года, согласно которому на куртке Баскакова Ю.С. обнаружена кровь, вероятность происхождения которой от Г составляет не менее 99, 999.999.999.999.90 %. На свитере, джинсовых брюках, куртке и паре мокасин Фурсова А.Г. кровь не обнаружена; - заключению эксперта № (экспертиза вещественных доказательств) от 9 декабря 2013 года, согласно которому на болоньевой куртке Баскакова Ю.С. обнаружены следы крови в виде брызг и помарок Следы крови от брызг образовались в результате отрыва от окровавленной поверхности и последующего разлета частиц крови под действием импульса силы, превышающего силу поверхностного натяжения крови, по периметру отрыва под различными углами относительно следовоспринимающих поверхностей болоньевой куртки при встряхивании окровавленной поверхности (поверхностей). Следы крови в виде помарок образовались при контактах, местами скользящих, с окровавленными поверхностями; - заключению эксперта № от 14 февраля 2014 года, согласно которому на куртке, джемпере и брюках Баскакова Ю.С. имеются шерстяные волокна общей родовой и общей групповой принадлежности с двумя из четырех разновидностей волокон трикотажного полотна жакета (свитера) с трупа Г а на его куртке и брюках - хлопковые волокна общей родовой принадлежности с одной из двух разновидностей волокон джинсовой ткани брюк с трупа Г

На одежде с трупа Г имеются хлопковые волокна голубого цвета (на куртке и брюках) общей родовой принадлежности с одной из двух разновидностей волокон ткани брюк (джинсов) Баскакова Ю.С. и сине черного цвета (на куртке, жакете и брюках) общей групповой принадлежности с одной из пяти разновидностей волокон трикотажа его джемпера (свитера); - заключению эксперта № от 13 февраля 2014 года, согласно которому на джемпере (кофте) Фурсова А.Г. имеются шерстяные волокна общей родовой принадлежности с одной из четырех разновидностей волокон трикотажного полотна жакета (свитера) с трупа Г - протоколу осмотра помещения магазина « », расположенного в р.п.

согласно которому потерпевший Г указал на один из лежащих на прилавке кошельков, пояснив, что именно такой был похищен у его сына Г в ночь на 6 октября 2013 года.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено. В удовлетворении ходатайства адвоката Аветисова Г.С. о дополнительном допросе осужденных Баскакова Ю.С, Фурсова А.Г., свидетеля Б с использованием видеозаписи и назначении на основании данной записи допросов психолого-лингвистической экспертизы с целью установления правдивости показаний об обстоятельствах совершенных преступлений судом отказано обоснованно, поскольку, как правильно указал суд, эти лица уже были допрошены в судебном заседании, а данное исследование по существу представляет собой оценку показаний с точки зрения их достоверности, что согласно части первой ст. 17 УПК РФ во взаимосвязи с положениями статей 85 и 88 УПК РФ отнесено к исключительной компетенции суда.

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Баскакова Ю.С. и Фурсова А.Г. в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку их действиям.

Доводы об отсутствии предварительной договоренности между осужденными на открытое похищение имущества, принадлежащего Гончарову, являются несостоятельными.

Так, из показаний Фурсова, данных на предварительном следствии следует, что еще в кафе Баскаков предложил ему ограбить Г , а после распития спиртного Баскаков позвал его (Фурсова) с собой, при этом кивнул головой, давая тем самым понять, что желает осуществить ранее высказанное намерение отобрать у потерпевшего деньги и ценности. Он решил поддержать Баскакова, так как нуждался в деньгах и сотовом телефоне, и на улице обхватив рукой шею, повалил Г на землю ударил кулаком в область левой щеки, а затем Г стал наносить удары ногами и руками Баскаков. После того, как он понял, что лежащий на земле Г не может оказывать сопротивления, он забрал из кармана его куртки кошелек с деньгами и лежавший рядом сотовый телефон Похищенные деньги они с Баскаковым разделили, а телефон он забрал себе.

В судебном заседании Фурсов стал пояснять, что сговора с Баскаковым на причинение Г телесных повреждений и похищение его имущества у него, то есть Фурсова, не было, и избивать потерпевшего он не намеревался. Однако, по какой причине в таком случае он первым напал на Г повалив его на землю, при этом каких-либо ссор между ними (то есть Баскаковым и Фурсовым) и Г не было, как и никаких оскорблений со стороны Г в их адрес, что суду, кроме самого Фурсова, также подтвердил и свидетель Б Фурсов пояснить не смог. Доводы Баскакова о том, что он стал избивать Г в связи с тем что последний стал их оскорблять, также являются несостоятельными и опровергаются указанными показаниями Фурсова, Б при этом и сам Баскаков на предварительном следствии не пояснял о каких-либо оскорблениях со стороны Г

Таким образом, анализ вышеприведенных показаний осужденных и свидетеля Б сам характер действий осужденных в отношении потерпевшего непосредственно при совершении преступных действий свидетельствуют о наличии предварительного сговора между осужденными на открытое хищение имущества потерпевшего Г

Кроме того, судом правильно установлено, что после избиения Г Баскаковым с целью завладения его имуществом, в результате чего потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, Баскаков совершил убийство Г с целью сокрытия совершенного нападения на потерпевшего, что, в частности, подтверждается вышеуказанными показаниями Фурсова, из которых следует, что после того, как они разделили деньги, Баскаков сказал, что Г его знает и его надо «кончать», иначе их «посадят» за то, что они ограбили Г и затем нанес камнем похожим на кусок бетона, около 5-6 ударов по голове Г

Данные действия Баскакова, выразившиеся в нанесении не менее 6 ударов куском бетона в голову потерпевшего, свидетельствуют о наличии у Баскакова прямого умысла на лишение жизни потерпевшего.

Наказание Баскакову Ю.С. и Фурсову А.Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих обстоятельств, то есть активное способствование как Фурсова, так и Баскакова раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию соучастника преступления, положений ч.1 ст. 6 2 УК РФ, а также данных характеризующих их личности.

Доводы Фурсова о том, что суд не учел в качестве смягчающих обстоятельств его явку с повинной, наличие престарелой матери нуждающейся в его уходе, являются несостоятельными и не основанными на материалах дела, поскольку явка с повинной Фурсовым не заявлялась, а также из протокола судебного заседания видно, что его мать Фурсова И.В., 2 декабря 1966 года рождения, является трудоспособным лицом, работает машинистом крана в ЗАО « ».

С учетом фактических обстоятельств преступлений и степени их общественной опасности суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для применения в отношении обоих осужденных положений ч.б ст. 15 УК РФ, предусматривающей право суда изменить категорию преступления на менее тяжкую.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, и оснований для его смягчения, в том числе с применением ст.64 УК РФ ввиду отсутствия исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.З89-20, 389-28, 389- 1 О УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 31 марта 2015 года в отношении Баскакова Ю С и Фурсова А Г оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Баскакова Ю.С, Фурсова А.Г., адвоката Аветисова Г.С. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта