Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ13-26 от 22.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело №9-АПУ 13-26

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 октября 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Воронова А.В.,

судей Земскова Е.Ю., Семенова Н.В.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Джумаева Ж.Т. на постановление судьи Нижегородского областного суда от 8 августа 2013 года, которым жалоба гражданина Узбекистана Джумаева Ж Т на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 4 июня 2013 года о выдаче Джумаева Ж.Т. государству Узбекистан оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление адвоката Шаповаловой Н.Ю., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Химченковой М.М. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, Судебная коллегия

установила:

правоохранительными органами Республики Узбекистан Джумаев Ж.Т., являющийся гражданином республики Узбекистан, обвиняется в том что 18 марта 2011 года на территории района области Республики Узбекистан применил насилие в отношении представителя власти - дознавателя районного отделения Департамента по борьбе с НВПЛПД М который в ходе рейда выявил и оформлял в установленном законом порядке факт его незаконной деятельности, при этом Джумаев Ж.Т. причинил потерпевшему легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременное расстройство здоровья, и тем самым вынудил прекратить выполнение служебных обязанностей, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.219 УК Республики Узбекистан.

По данному факту правоохранительными органами Республики Узбекистан было возбуждено уголовное дело , которое находится в производстве прокуратуры района

области.

26 декабря 2011 года Джумаев Ж.Т. привлечен к участию в уголовном деле № в качестве обвиняемого и ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.219 УК Республики Узбекистан.

26 декабря 2011 года обвиняемый Джумаев Ж.Т. правоохранительными органами Республики Узбекистан был объявлен в розыск.

06 марта 2012 года судом по уголовным делам района Республики Узбекистан в отношении обвиняемого Джумаева Ж.Т. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

29 апреля 2013 года Генеральная прокуратура Республики Узбекистан в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г обратилась к Генеральному прокурору Российской Федерации с просьбой о выдаче в Республику Узбекистан Джумаева Ж.Т. для привлечения к уголовной ответственности за сопротивление представителю власти по ч.2 ст.219 УК Республики Узбекистан.

04 июня 2013 года заместителем Генерального прокурора Российской Федерации было вынесено постановление об удовлетворении запроса Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Джумаева Ж.Т для привлечения к уголовной ответственности за сопротивление представителю власти по ч.2 ст.219 УК Республики Узбекистан.

Судебным постановлением от 8 августа 2013 года жалоба адвоката Фатичевой Е.Н. в интересах Джумаева Ж.Т. на постановление заместителя Генерального прокурора оставлена без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Джумаев Ж.Т. ссылается на факт проживания его семьи на территории РФ, наличие у него постоянного места работы оплату им налогов, что суд не учел при принятии решения, которое он просит отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Судом установлены все юридически значимые обстоятельства необходимые для разрешения жалобы обвиняемого Джумаева.

В соответствие с ч.1 ст.460 УПК РФ основаниями выдачи лица для уголовного преследования является совершение им преступного деяния предусмотренного ч.2 ст.462 УПК РФ, на территории государства, которое направило запрос, и наличие между Российской Федерацией и государством направившим запрос, международного договора или письменного обязательства Генерального прокурора РФ выдавать в будущем на основе принципа взаимности этому государству лиц в соответствии с законодательством РФ (ч.1 ст.460 УПК РФ).

Международно-правовые отношения между Российской Федерацией и Узбекистаном по вопросам экстрадиции урегулированы Конвенцией «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (Минск, 22 января 1993 г.). Российская Федерация и Республика Узбекистан приняли на себя обязательство, закрепленное в ст. 56 Конвенции, по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности.

Запрос государства Узбекистан о выдаче Джумаева отвечает требованиям, предусмотренным ч.4,5 ст.460 УПК РФ, и содержит предусмотренные законом основания для его выдачи.

На момент поступления запроса о выдаче Джумаев являлся и является в настоящее время гражданином государства Узбекистан, гражданства Российской Федерации не имеет, за его получением в компетентные органы РФ не обращался, не является лицом, которому предоставлено убежище в РФ.

Деяние, в совершении которого на территории государства Узбекистан обвиняется Джумаев, признается преступлением по уголовному законодательству обоих государств и наказывается в каждом из государств лишением свободы на срок свыше 1 года.

Давность привлечения Джумаева к уголовной ответственности не истекла по уголовному закону обоих государств.

По делу имеется гарантия иностранного государства в лице Генеральной прокуратуры Узбекистана, что Джумаев будет преследоваться только за преступление, которое указано в запросе, и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию данного государства, а также не будет выслан, передан либо выдан третьему государству без согласия Российской Федерации (п.З ч.З ст.462 УПК РФ).

Возможность того, что Джумаев будет подвергнут пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, исследована судом, который мотивированно, с учетом характера инкриминируемого общеуголовного преступления, пришел к обоснованному выводу о беспочвенности указанных опасений стороны защиты.

Оснований, предусмотренных ст. 57 Конвенции и ст. 464 УПК РФ, при наличии которых выдача лица иностранному государству не допускается, по данному делу не усматривается.

Суд пришел к правильному выводу, что не имеется оснований ставить под сомнение законность и достоверность представленных в Российскую Федерацию копий документов для решения вопроса о выдаче Джумаева Ж.Т., которые удостоверены надлежащим образом.

Обстоятельства, указанные в апелляционной жалобе Джумаева, согласно которой он и его семья постоянно проживали на территории РФ, он имел постоянное место работы и платил налоги, в соответствии с уголовно процессуальным законодательством и международными договорами Российской Федерации и Узбекистана, не являются основаниями для отказа в экстрадиции.

Доводы защитника о незаконности выдачи Джумаева для уголовного преследования в связи с изданием в Узбекистане 5 декабря 2012 года акта об амнистии, лишены оснований.

По смыслу закона принятие в Российской Федерации либо в запрашивающем или ином государстве акта об амнистии распространяющегося на преступление, в связи с совершением которого поступил запрос о выдаче, является основанием к отказу в выдаче в том случае, если это предусматривается международным договором Российской Федерации.

Международным договором между Российской Федерацией и Узбекистаном, а именно п.«б» ч.1 ст.56 Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (Минск, 22 января 1993 года) предусмотрено, что выдача лица не производится, если на момент получения требования уголовное преследование согласно законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности либо по иному законному основанию.

Как следует из текста п.«б» ч.1 ст.57 Конвенции амнистия не указана в числе оснований, препятствующих выдаче лица для уголовного преследования.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством запрашиваемой Договаривающейся Стороны, т.е. Российской Федерации амнистия также не отнесена к числу оснований, препятствующих возбуждению уголовного преследования.

Согласно ст. 24, п.З ч.1 ст.27 УПК РФ амнистия является одним из оснований прекращения уголовного преследования, но при этом не является основанием, вследствие которого уголовное дело не может быть возбуждено а возбужденное дело подлежит прекращению. Следовательно, амнистия не подпадает под основания, предусмотренные п. «б» ч.1 ст. 56 Конвенции, при которых уголовное преследование не может быть возбуждено по законодательству запрашиваемой стороны.

Согласно ч.1,2 ст. 84 УК РФ, ч.1 ст.76 УК Узбекистана амнистия объявляется представительными органами власти указанных государств в отношении индивидуально не определенного круга лиц.

По смыслу указанных правовых норм амнистия подлежит применению индивидуально путем издания соответствующего процессуального акта в отношении конкретного лица.

Для принятия решения о прекращении уголовного преследования помимо акта об амнистии необходимо также отсутствие возражений подозреваемого и обвиняемого против прекращения уголовного преследования по данному нереабилитирующему основанию (ч.2 ст.27 УПК РФ, ч.2 ст.84 УПК Узбекистана).

Согласно указанным правовым нормам при наличии возражений обвиняемого (подозреваемого) прекращение уголовного дела вследствие амнистии не допускается, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

В этом случае, при установлении виновности лица в преступном деянии судом постановляется обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания (ч.8 ст.302 УПК РФ, ч.2 ст.84 УПК Узбекистана).

Постановление обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания является одним из видов реализации уголовной ответственности, которая достигается путем уголовного преследования.

Следовательно, акт амнистии не является безусловным основанием прекращения уголовного преследования, зависит от индивидуальных обстоятельств, устанавливаемых по уголовному делу при принятии решения о применении акта об амнистии к конкретному лицу (данных о личности обвиняемого, его позиции в отношении прекращения уголовного преследования, наличия обстоятельств, препятствующих применению амнистии к конкретному лицу, предусмотренных актом об амнистии и (или постановлением о порядке ее применения и т.п.). Учет указанных обстоятельств относится к компетенции следственных органов, в чьем производстве находится уголовное дело, и, следовательно, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством обоих государств и международным договором между ними не относится к предмету рассмотрения судебных органов, разрешающих вопрос об экстрадиции.

Поэтому указанные доводы не свидетельствуют об ошибочности выводов суда, который не усмотрел препятствий для экстрадиции Джумаева в связи с указанными доводами стороны защиты.

В связи с изложенным оснований для отмены постановления суда по доводам апелляционной жалобы не усматривается.

Помимо изложенного Судебная коллегия считает необходимым дать правовую оценку постановлению суда в части разрешения вопроса о мере пресечения.

Как следует из постановления, судом заключение под стражу оставлено без изменения на период осуществления его передачи в Республику Узбекистан.

Между тем по смыслу закона (ст. 109, 255 УПК РФ)^судебное решение об оставлении без изменения ранее избранной меры пресечения должно содержать указание на конечный срок содержания обвиняемого под стражей.

На необходимость истолкования и применения норм уголовно процессуального закона, регламентирующих сроки предварительного следствия и содержания обвиняемого под стражей, в единстве с предписаниями статей 22 и 46 Конституции Российской Федерации, статей 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, как не допускающих произвольного и неограниченного по времени продления этих сроков, неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в том числе в сохраняющих свою силу Постановлениях от 13 июня 1996 года N 14-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР, от 23 марта 1999 года N 5-П по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 УПК РСФСР, от 22 марта 2005 года N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, а также в Определении от 25 декабря 1998 года N 167-0 по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР.

Принятое судом решение в части вопроса о мере пресечения не соответствует изложенным правовым нормам, поскольку суд в отношении лица, которое еще не признано виновным в совершении уголовно наказуемого деяния, принял решение о содержании его под стражей в течении неопределенного срока без учета того, что в соответствие с ч.2 ст.

109 УПК РФ предельный срок содержания под стражей лица, обвиняемого в преступлении средней тяжести, не может превышать 6 месяцев.

Неправильное применение судом уголовно-процессуального закона повлекло нарушение прав Джумаева, который содержался под стражей с 5 апреля 2013 года (с момента фактического задержания 5.04.2013 года - л.д. 40), был освобожден по постановлению прокурора Сормовского района г Нижнего Новгорода 5.10.2013 года, в то время как предельный шестимесячный срок содержания под стражей Джумаева истек 4 октября 2013 года.

В связи с тем, что Джумаев до рассмотрения его жалобы судом апелляционной инстанции из-под стражи освобожден, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановления Нижегородского областного суда от 8 августа 2013 года в части разрешения вопроса о мере пресечения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление судьи Нижегородского областного суда от 8 августа 2013 года об оставлении без удовлетворения жалобы гражданина Узбекистана Д Ж Т на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 4 июня 2013 года о выдаче Джумаева Ж.Т. Узбекистану для привлечения к уголовной ответственности оставить без изменения, а апелляционную жалобу Джумаева Ж.Т. - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 84 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта