Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-О09-9 от 24.02.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-009-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 24 февраля 2009 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Лаврова Н.Г. и Кондратова П.Е рассмотрела в судебном заседании 24 февраля 2009 года кассационные жалобы осужденного Маляренко А.В. и его защитника - адвоката Горб Е.В на приговор Новосибирского областного суда от 4 декабря 2008 года, по которому

Маляренко А В ,

осужден к лишению свободы: 1) по ч. 3 ст. 30, п.п. «д, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 14 лет; 2) по ч. 1 ст. 161 УК РФ - на 3 года; 3) по ч. 1 ст. 167 УК РФ - на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений осужден к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре также решен вопрос о взыскании с Маляренко А.В.

рублей в порядке компенсации морального вреда, рублей - в возмещение похищенных денежных средств и рублей - в возмещение расходов по оплате услуг адвоката - представителя потерпевшей. Также признано право Т на рассмотрение ее исковых требований о возмещении вреда, причиненного уничтожением ее имущества.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора и кассационных жалоб, а также мнение прокурора Сафонова Г.П. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Маляренко А.В. признан виновным в покушении на умышленное лишение жизни Т из корыстных побуждений и с особой жестокостью, открытом похищении ее имущества, а также в умышленном уничтожении ее имущества, причинившем потерпевшей значительный ущерб. Преступления, как следует из приговора, совершены 10 января 2008 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В ходе судебного разбирательства Маляренко А.В. не признал себя виновным в совершении указанных преступлений.

В кассационных жалобах осужденный Маляренко А.В. и его защитник - адвокат Горб Е.В. указывают, что выводы суда в приговоре о виновности осужденного в инкриминируемых ему преступлениях не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а изобличающие его показания потерпевшей противоречивы и не согласуются с другими материалами дела. Заявляют, что потерпевшая Т оговорила его из-за сложившихся между ними неприязненных отношений Утверждают, что Маляренко А.В. не совершал никаких действий направленных на лишение жизни Т и уничтожение ее имущества, а только в ответ на предпринятую Т . попытку ударить его молотком и на оскорбления с ее стороны нанес ей несколько ударов, в том числе по голове, а затем закрыл в багажнике автомобиля « и оставил там. Считают, что такие обстоятельства события 10 января 2008 года подтверждаются показаниями свидетелей А К М Р А , К , Д , П и Л , показаниями специалистов и Ш справками компании « » от 29.09.08, 11.11.08, 26.11.08, детализацией телефонных переговоров, протоколами следственных действий заключениями экспертов. Полагают, что выводы суда о совершении Маляренко А.В. преступлений опровергаются исследованными в судебном заседании данными о том, что из бензобака автомобиля невозможно слить бензин, что ожог на шее Маляренко А.В. мог образоваться в результате прижигания прикуривателем, что, судя по детализации телефонных переговоров, во время, когда со счета были сняты рублей осужденный находился в районе ДК « , а не по адресу,

где находится банкомат, что ь человека, запечатленного камерами наблюдения банка, отличается от внешнего вида осужденного Считают недостоверными показания свидетелей Б и Т

о том, что при задержании Маляренко А.В. он пытался надеть чужую одежду и что в его куртке было рублей. Настаивают на признании недопустимыми доказательствами технического заключения о причинах пожара, а также протоколов личного досмотра вещей Маляренко А.В. и осмотра предметов от 15 марта 2008 года.

Просят приговор в части обвинения в совершении преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 161 и ч. 1 ст. 167 УК РФ, отменить, уголовное дело в этой части прекратить ввиду непричастности Маляренко А.В. к совершению преступлений; в части обвинения в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30, п.п. «д, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, приговор изменить, действия осужденного переквалифицировать на ст.ст. 116 и 125 УК РФ, снизив соответственно назначенное ему наказание. Также полагают, что ввиду недоказанности вины Маляренко А.В. в совершении преступлений причинивших потерпевшей вред, в удовлетворении заявленного ею гражданского иска должно быть отказано.

На кассационные жалобы осужденного и его защитника государственным обвинителем Привалихиньш Н.П. поданы возражения, в которых он настаивает на доказанности вины Маляренко А.В. и просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений государственного обвинителя, Судебная коллегия полагает выводы суда о виновности Маляренко А.В. в инкриминируемых ему преступлениях основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Судом установлено, что 10 января 2008 года Маляренко А.В возвращаясь вместе с Т на принадлежащем ей автомобиле»

из домой, решил лишить ее жизни с целью избавиться от необходимости возврата ей долга в сумме рублей. Реализуя свой преступный умысел, он предложил остановить машину на безлюдной проселочной дороге возле и выйти полюбоваться окрестностями, а когда Т вышла из автомобиля и прошла к оврагу в сторону водоема, Маляренко А.В. нанес ей несколько ударов по голове заранее приготовленным молотком. После того как ручка молотка сломалась, он продолжал наносить ей удары кулаком и ногой в область головы, а затем, во исполнение умысла на лишение ее жизни стал душить, сдавливая шею руками. Однако по причине активного сопротивления потерпевшей осуществить свой умысел до конца он не смог Тогда он подвел Т к автомобилю и потребовал, чтобы она залезла в багажник, а когда она отказалась выполнить это требование, силой затолкал ее в багажник и закрыл там.

После этого Маляренко А.В., обнаружив в сумочке потерпевшей принадлежащую ей кредитную карту банка решил завладеть хранящимися на ней деньгами, для чего потребовал у Т назвать пин-код данной карты; после того, как она его назвала, осужденный получил реальную возможность снять деньги со счета и распорядиться ими по своему усмотрению.

одолжая осуществлять свой умысел на причинение смерти Т , он облил автомобиль бензином из бензобака и, имея цель уничтожить автомобиль и лишить жизни потерпевшую с особой жестокостью, поджег автомобиль вместе с закрытой в багажнике потерпевшей, после чего с места преступления скрылся.

Однако по не зависящим от осужденного причинам его умысел на лишение жизни Т не был реализован, т.к. в результате пожара крышка багажника открылась, и потерпевшая смогла выбраться из горящего автомобиля и обратиться за помощью. В результате действий Маляренко А.В ей были причинены телесные повреждения в виде ожога пламенем 2-3 АБ IV степени туловища, верхних и нижних конечностей площадью 25% (22 % глубокого) с развитием ожоговой болезни и септического состояния, который расценивается как тяжкий вред здоровью, ушибленной раны на лице с исходом в рубец, которая является стойким и неизгладимым телесным повреждением и расценивается как легкий вред здоровью, трех ран на голове кровоподтеков в области ягодиц и поясничной области.

Покинув место происшествия, Маляренко А.В. в тот же вечер воспользовался принадлежащей Т кредитной картой банка

и сообщенным ею пин-кодом - получил в банкомате филиала ОАО « наличные деньги со счета в сумме рублей и похитил их.

Выводы суда о виновности Маляренко А.В. в указанных действиях подтверждаются показаниями потерпевшей Т свидетелей Б , К , А М Д,

П ,А ., П ., Т Б Т ; протоколами осмотра места происшествия от 11 января 2008 года, от 15 января 2008 года и от 16 марта 2008 года; актами судебно-медицинских экспертиз потерпевшей Т № и № актами судебно-медицинских (биологических) экспертиз вещественных доказательств № и № актом судебно криминалистической экспертизы № ; документами банка о принадлежности кредитной карты № и об операциях с ней 10 января 2008 года; другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Суд обоснованно признал не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела доводы осужденного и его защитника относительно того, что он не совершал указанных преступлений, а только защищался от нападения на него Т и пытался пресечь оскорбления с ее стороны, закрыв в багажнике.

Утверждение Маляренко А.В., что Т пыталась напасть на него с молотком возле автомобиля, стоящего на проселочной дороге опровергаются не только показаниями потерпевшей, но и данными осмотра места происшествия от 15 января 2008 года. Как видно из протокола этого следственного действия, многочисленные хаотично расположенные следы ног, а также следы падений, борьбы и волочения, свидетельствующие о происходившей борьбе, обнаружены на участке местности возле трубы ведущей в золоотвал ТЭЦ , что согласуется с показаниями потерпевшей. На этом же месте были обнаружены сломанная ручка от молотка и сам молоток, а также дужка и стекло от очков, части минигарнитуры к сотовому телефону, зеленый камешек, что также опровергает показания осужденного, что драка происходила на дороге возле автомобиля.

Не соответствуют материалам дела и показания Маляренко А.В. о том что поместить Т в багажник он решил после того, как она прижгла ему шею прикуривателем. Как было установлено в судебном заседании, прикуриватель состоит из раскаляемой спирали, помещенной в трубку на глубину примерно 1 см, что защищает от непосредственного соприкосновения со спиралью. Сама трубка не нагревается. Остывание раскаленной спирали происходит в течение примерно 3 секунд. С учетом этих обстоятельств утверждение осужденного, что потерпевшая прижгла ему шею прикуривателем, является неубедительным. Вывод же суда о получении осужденным ожога в процессе поджога автомобиля согласуется с установленными судом обстоятельствами совершения преступлений.

Сделанные в кассационных жалобах выводы о том, что осужденный не мог облить автомобиль бензином, т.к. слить его из бензобака невозможно опровергаются материалами дела. Как следует из справки компании

от 11 ноября 2008 года, слив топлива с автомобиля этой марки возможен при любом механическом повреждении топливной магистрали Кроме того, из протокола осмотра кузова автомобиля от 16 марта 2008 года видно, что на горловине бензобака, и внутри нее отсутствуют какие-либо крышки или сетки, которые могли бы препятствовать сливу топлива.

То, что Маляренко А.В. перед тем, как поджечь автомобиль, облил его бензином, подтверждается также показаниями свидетеля П утверждавшей, что когда Т постучала к ней в дом, от нее исходил сильный запах бензина, который еще долго сохранялся в комнате.

Об этом же свидетельствует техническое заключение по причине пожара № , из которого следует, что наиболее вероятным источником возгорания автомобиля явился открытый огонь, возможно, с применением интенсификатора горения - бензина, а также подкрепляющие это заключение показания в судебном заседании специалиста К Причем, при обливании автомобиля бензином не исключалась возможность его проникания в багажник через заднюю полку салона, т.к. именно в той области находился очаг возгорания. То, что указанное заключение было подготовлено специалистом без специального о том постановления следователя и что специалист не предупреждался об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, не дает оснований для исключения заключения специалиста из числа доказательств. По смыслу ч. 3 ст. 80 УПК РФ, для получения данного доказательства не является обязательным вынесение о том специального постановления. Согласно ст. 307 УК РФ специалист (в отличие от эксперта может быть привлечен к уголовной ответственности лишь за дачу заведомо ложных показаний, а не заключений. Об уголовной же ответственности за дачу заведомо ложных показаний специалист К подтвердивший в суде объективность своего заключения, был предупрежден.

Доводы кассационных жалоб о противоречивости сообщенных потерпевшей сведений об обстоятельствах совершения против нее преступлений не соответствуют исследованным судом доказательствам и не колеблют общей оценки выводов суда о виновности Маляренко А.В.

На всем протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства, равно как и в беседах со свидетелями П и Д непосредственно после совершения преступлений, Т

последовательно описывала как ключевые обстоятельства, так и основные детали происшедших событий. Отдельные дополнения и уточнения, которые она сделала в ходе производства по делу в связи с вновь возникающими вопросами, не вступают в противоречие с ранее данными ею показаниями.

Ссылки стороны защиты на несоответствие действительности сообщенной потерпевшей информации о том, что Маляренко А.В. собирался на самолет, что он хотел продать машину брату, живущему в , и что ранее он уже совершал покушения на женщин, - с учетом того, что эта информация подавалась потерпевшей со слов Маляренко А.В свидетельствуют не о заведомой ложности показаний Т ,ао предпринимавшихся осужденным попытках ввести ее в заблуждение и устрашить.

В кассационных жалобах обращается внимание на то, что сообщенные потерпевшей данные о нанесенных ей побоях не соответствуют реальному количеству обнаруженных на ней телесных повреждений. Однако с учетом обстоятельств нанесения телесных повреждений, состояния потерпевшей, а также того, что побои наносились через норковую шубу, в которую была одета потерпевшая и которая смягчала удары, подобное несоответствие не может расцениваться как свидетельство ложности показаний потерпевшей.

Отсутствуют противоречия и в показаниях Т относительно того, как Маляренко А.В. обливал машину бензином Фактические обстоятельства в этой части ею излагались последовательно и конкретно - насколько это возможно с учетом того, что она находилась в тесном закрытом багажнике в темное время суток. Имеющиеся в деле справки компании « Центр» о том, что проникновение бензина через крышку багажника исправного автомобиля невозможно, не опровергают показания потерпевшей о том, что в багажник лился бензин, поскольку принадлежавший ей автомобиль был уже не новым, 2003 года выпуска, имел износ порядка 35 % и, соответственно, уплотнитель на багажнике мог быть ослаблен, тем более при морозе ниже -20". Кроме того, проникновение бензина в багажник не исключалось и через задние стенку и полку салона.

Заявление адвоката о ложности показаний потерпевшей относительно наличия на месте происшествия водоема не основано на материалах дела среди которых имеется схема, прилагаемая к протоколу осмотра места происшествия от 15 января 2008 года (т.1, л.д. 32), на которой четко зафиксирован в районе места происшествия водоем золоотвала ТЭЦ

Приводимые в кассационных жалобах доводы относительно недостоверности и противоречивости ряда других доказательств по уголовному делу не нашли своего подтверждения. В частности, из различных актов экспертиз молотка и деревянной ручки (т. 2, л.д. 142-144, 218-222, 189- 190), вопреки утверждениям стороны защиты, со всей определенностью усматривается, что эти экспертизы проводились в отношении одних и тех же молотка и деревянной ручки и что на молотке была обнаружена кровь.

Использованные для обоснования выводов суда в приговоре доказательства были получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и при этом каких-либо нарушений, влекущих признание их недопустимыми, допущено не было.

Проверив доводы осужденного и его защитника об отсутствии в действиях Маляренко А.В. корыстной цели, Судебная коллегия приходит к выводу об их несостоятельности. Судом установлено, что в ноябре-декабре 2007 года Маляренко А.В. одолжил у Т рублей на приобретение автомобиля « », пообещав их вернуть после продажи этого автомобиля. В обеспечение данного долга автомобиль был временно зарегистрирован на Т В начале января стала напоминать о необходимости возврата долга, что и побудило Маляренко А.В. к решению убить ее.

Ссылка осужденного на то, что к 10 января 2008 года он долг уже вернул, заняв рублей у своей матери, и, следовательно, у него не могло быть корыстных побуждений для убийства Т не подтверждается материалами дела.

Потерпевшая Т факт возврата долга отрицает. Возврат долга был необходим ей для того, чтобы погасить задолженность по кредиту которая, как следует из документов, представленных банком действительно существовала. Однако ни 9 января 2008 года, когда, по словам осужденного, он вернул рублей, ни на следующий день она деньги на счет не положила, что указывает на отсутствие их у нее.

О недостоверности показаний Маляренко А.В. о возврате им долга свидетельствует и его заявление потерпевшей относительно договоренности о продаже автомобиля его брату в . Ссылаясь на необходимость поездки для осуществления продажи в другой город, он тем самым добивался оформления генеральной доверенности на распоряжение автомобилем еще до возврата долга. В конечном счете, такая доверенность была оформлена 10 января 2008 года, что не освобождало Маляренко А.В. от обязанности вернуть деньги Т

Именно с целью избежать необходимости возврата денег он решил расправиться с потерпевшей, что свидетельствует об обоснованности квалификации его действий, направленных на причинение смерти потерпевшей, как совершенных из корыстных побуждений.

Основанной на законе и материалах уголовного дела является и оценка действий, направленных на причинение смерти Т как совершенных с особой жестокостью, поскольку способом лишения жизни потерпевшей было избрано сожжение ее заживо в багажнике автомобиля, чем ей были причинены особые страдания и мучения.

Квалификация действий, выразившихся в уничтожении автомобиля и другого принадлежавшего Т имущества, по ч. 1 ст. 167 УК РФ в связи с причинением ими значительного ущерба потерпевшей, является правильной. Вопреки доводам кассационных жалоб, вопрос о значимости для Т уничтоженного имущества исследовался в судебном заседании, и суд обоснованно пришел к выводу, что с учетом ее заработной платы в рублей потеря автомобиля стоимостью рублей является для нее значительным ущербом.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не считает возможным удовлетворить просьбу стороны защиты о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 167 УК РФ и переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 30, п.п. «д, з» ч. 2 ст. 105 на ст.ст. 116 и 125 УК РФ.

Судебная коллегия не находит оснований и для признания обоснованными доводов осужденного и его защитника о недоказанности завладения Маляренко А.В. кредитной картой Т и похищения ее денежных средств в размере рублей и о прекращении уголовного дела в этой части в связи с непричастностью осужденного к совершению этого преступления. В подтверждение своих требований они ссылаются, в частности, на то, что человек, снимавший деньги в банкомате, был во вязаной шапке, а свидетель А встречавшийся с Маляренко А.В. 10 января 2008 года, шапки на нем не видел. Однако сами по себе эти показания не доказывают отсутствие у осужденного в тот день шапки: поскольку встреча происходила в автомобиле, Маляренко А.В. шапку мог снять. Кроме того, из исследованных судом доказательств следует, что, несмотря на то, что Маляренко А.В. после событий 10 января 2008 года не заходил домой, в последующие дни он был в черной вязаной шапке (т.1, л.д. 18).

Ссылка осужденного и его защитника на то, что примерно в то же время, когда происходило получение денег в банкомате по телефоном Маляренко А.В. был принят звонок по другому адресу, также не опровергает вывод о том, что именно он снял деньги со счета. Поскольку в тот вечер осужденный ехал на такси, он имел возможность за короткое время переместиться с одной улицы на другую.

Действия Маляренко А.В., заключающиеся в завладении кредитной картой Т получении у нее данных о пин-коде и изъятии денег в сумме рублей из банкомата, квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ Оснований для изменения этой квалификации не усматривается.

Наказание Маляренко А.В. назначено в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, личности виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, а также иные обстоятельства уголовного дела, имеющие значение для назначения наказания. Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

С учетом доказанности вины осужденного в инкриминируемых ему преступлениях решение суда о взыскании с Маляренко А.В. в пользу Т рублей в счет компенсации морального вреда рублей - в возмещение похищенных денег и рублей - в возмещение расходов по оплате труда адвоката - представителя потерпевшей следует признать законным и обоснованным. Размер компенсации морального вреда определен соразмерно последствиям преступлений, тем физическим и моральным страданиям, которые пережила потерпевшая, поэтому оснований для его снижения не имеется.

В ходе досудебного производства по уголовному делу, а также при рассмотрении уголовного дела судом нарушений права обвиняемого на защиту, лишения и ограничения иных его прав, а также других нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Новосибирского областного суда от 4 декабря 2008 года в отношении Маляренко А В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника- без удовлетворения Председательствующ

Судьи :

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 80 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта