Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-О09-68 от 03.11.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-009-68

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 03.11.2009

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Червоткина АС судей Зеленина С Р . и Фетисова СМ при секретаре Назаровой Т.Д. рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Легуша В.А., его защитников Топольсковой М.Д., Плотникова А.П., Пожетнова А.А. на приговор Приморского краевого суда от 30.10.2008, по которому

Легуш В А осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 19 годам лишения свободы ст. 167 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний — к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен также гражданский иск потерпевшего и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление осужденного Легуша В.А., с использованием систем видеоконференц-связи, и его защитников Топольсковой М.Д. и Плотникова А.П., поддержавших доводы кассационных жалоб о незаконности приговора, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Курочкиной Л.А., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб, судебная коллегия

установила:

Легуш В.А. осужден за убийство С группой лиц по предварительному сговору и за умышленное уничтожение имущества потерпевшего, повлекшее причинение значительного ущерба совершенные 06.03.2007 в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

Осужденный Легуш В.А. просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела.

Ссылается на алиби, которое подтвердили в суде допрошенные по ходатайству защиты свидетели, а также свидетели обвинения З П ., Б .

Показания свидетелей Б Ж и К считает недостоверными, противоречивыми и опровергнутыми другими доказательствами. В частности, чистосердечное признание К полностью опровергается экспертизой, не нашедшей следы крови в гараже и багажнике автомашины, экспертизами, проведенными по обнаруженным частям трупа (по количеству ран и местам их нанесения и расчленения).

Приводит доводы в подтверждение заинтересованности Р З ,Р и ряда других лиц в его оговоре с целью завладения его бизнесом.

Утверждает, что 19.09.2008 по состоянию здоровья не мог принимать участие в заседании суда, однако ходатайство об отложении дела удовлетворено не было.

Считает приговор чрезмерно суровым.

В дополнениях воспроизводит доводы жалобы защитника Топольсковой М.Д.

Защитник Топольскова М.Д. в интересах осужденного Легуша В.А просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также нарушениями уголовно процессуального закона, дело направить на новое рассмотрение.

Ссылается на то, что после оглашения приговора в его текст вносились исправления, в приговоре не указаны все участники судебного разбирательства, вывод о тяжести причиненных С повреждений противоречив, не разграничены действия каждого лица и не установлено от чьих конкретно действий наступила смерть потерпевшего, показания К о расчленении трупа противоречат заключениям судебно медицинских экспертиз, причина смерти С не установлена наличие на трупе следов самообороны противоречит показаниям К иШ , в приговоре не указано в какие жизненно важные органы были нанесены удары и произведен выстрел.

К фактически был задержан 07.04.2007 и на него было оказано давление оперативными сотрудниками, что не нашло своего отражения в приговоре, показания К были оглашены в суде в нарушение требований закона, об уголовной ответственности за заведомо ложные показания он не предупреждался, на момент судебного следствия никакого процессуального статуса не имел. К имел намерение признаться в оговоре Легуша, однако в этот день был убит. Показания К об оружии Легуша противоречивы. Данные судом оценки противоречий в показаниях К и заключениях экспертиз не основаны на материалах дела, поскольку К признан вменяемым. Выводы суда о зависимости К от Легуша не подтверждаются доказательствами, имеющиеся в деле материалы о привлечении К к административной ответственности 09.03.2007 противоречивы, свидетель К показала, что сообщила следователю о намерении К поменять показания, однако эти показания в приговоре отсутствуют.

В приговоре суд ссылается в качестве доказательства на протокол осмотра гаража без учета того обстоятельства, что заключением экспертизы установлено отсутствие в нем следов крови, которые также не обнаружено и на других вещественных доказательствах, что опровергает показания К . Вывод суда о том, что свидетели видели на улице

одну и ту же машину, основан на противоречивых доказательствах, в частности, показания У свидетельствуют о том что он дал показания не о событиях 06.03.2007. В деле имеются многочисленные данные, свидетельствующие о заинтересованности свидетелей обвинения в оговоре Легуша, а свидетель Р ранее привлекался к ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Судом отказано в проведении следственного эксперимента для проверки показаний свидетеля Ж , а показания свидетеля Б противоречивы, оценка показаниям этих свидетелей, а равно свидетелей Ш и З дана без учета доводов защиты. Показания специалиста Ш в суде носят предположительный характер оценка протоколам телефонных соединений Легуша и К дана без учета показаний Легуша.

Опознание С цепочки и крестика сына проведено с нарушением требований закона, содержащееся в доказательствах описание сумки, с которой был потерпевший, имеет противоречия, показания свидетелей К и В опровергаются другими доказательствами, в том числе фактом работы клуба с 9 часов утра показания свидетелей О и относительно автомашины

противоречат друг другу, чему судом оценка не дана, показания свидетелей о месте проживания С противоречивы, при допросе судом С . судом не было выяснено ее отношение к подсудимому, при производстве геномных экспертиз не устанавливалось являются ли С и С биологическими родителями потерпевшего, что является существенным для результатов экспертизы.

На момент опознания Легуша у него имелись телесные повреждения результаты проверки заявления К от 17.07.2007 отсутствуют, судом необоснованно отказано в просмотре видеозаписи допроса К в присутствии свидетеля С , необоснованно отклонено ходатайство Легуша о дополнительном допросе специалиста Шоб истребовании экспертного материала и технической документации по заключениям экспертиз, также необоснованно отклонены и иные ходатайства защиты. Суд не принял решение по ходатайству о признании протокола задержания недопустимым доказательством, в суде не исследовались документы об условиях хранения автомашин ООО»,

был осмотрен диск с фотографиями, который получен в нарушение процессуальных норм.

Свидетель С дал противоречивые показания, что не получило оценку суда, при допросе В ,А , Б были нарушены требования закона, в суде осматривалась карта части г. без указания того, кем она предоставлена, в приговоре суд сослался на джипиэс исследование, на указав его результаты, в приговоре не отражено что защитой был представлен топор-колун, не устранено противоречие между звонком С С и показаниями С показавшему что он общался только с Легушем.

Давность обнаруженных останков экспертизой не установлена отвергнув показания специалиста В о дактилоскопической экспертизе, суд нарушил требования ст.ст.18, 88 УПК РФ, показания специалиста Н , не имеют доказательственного значения поскольку требовали экспертного исследования, решив в приговоре судьбу автомашин , суд не указал, что они являются вещественными доказательствами по делу, постановление об отказе в удовлетворении ходатайств от 04.05.2008 вынесено с процессуальными нарушениями, не рассмотрено ходатайство защитника Топольсковой о приобщении к делу фотографий автомобилей.

Ходатайство о проведении следственного эксперимента, исключении из числа доказательств рапортов и ряд других ходатайств отклонены необоснованно, в заключениях экспертиз отсутствует техническая документация.

Показания свидетеля Л . являются ложными, в приговоре не приведены показания свидетеля К ., экспертом К не дан ответ на поставленный перед ним вопрос, в вызове эксперта защите было отказано, не устранены противоречия в количестве листов в материалах доследственной проверки, судьба изъятых экспертом А объектов не установлена, необоснованно снят вопрос к следователю о том, каким образом им устанавливались личности свидетелей, а также иные вопросы защиты.

Необоснованно отклонено ходатайство защиты об отводе гособвинителя и ходатайство о признании показаний Л недопустимыми, показания эксперта Д содержат противоречия разрешенные судом 07.08.2008 отклонены необоснованно, а о назначении почерковедческой экспертизы не разрешено, изложенные свидетелями Л . и Л показания от 18.09.2008 не приведены в приговоре, в заседании не исследовались документы по заявлению Л

о применении мер защиты, необоснованно отказано в истребовании данных о переоформлении абонентских номеров, в повторном вызове свидетелей Ш , К , К , в назначении комплексной экспертизы по повреждениям, в запросе материалов по жалобе защитника А

Суд не привел в приговоре часть показаний свидетеля Л снял ряд дополнительных вопросов к подсудимому, необоснованно отказал в признании недопустимыми показаний К и заключения почерковедческой экспертизы.

В судебном заседании 19.09.2008 был допущен ряд нарушений, в том числе продолжение судебного заседания при наличии необходимости оказания Легушу медпомощи, отказ в отложении дела для подготовки к защите.

Специалист Ш была допрошена по инициативе суда, не дана оценка противоречиям в показаниях свидетелей С и М необоснованно отказано в приобщении заключения специалиста и назначении почерковедческой экспертизы, ссылки суда на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении следователя и работников милиции незаконны, группа крови С не совпадает с группой крови найденных частей тела, эксперт А самостоятельно собрал образцы для производства геномной экспертизы, следователь Л во время судебного заседания дал разрешение на кремацию останков С , показания Ш противоречат выводам суда, 04.05.2008 необоснованно отказано Легушу в удовлетворении ряда ходатайств, справка о наличии у Легуша оружия судом не оглашалась показания специалиста Н являются его частным мнением необоснованны отказы суда в удовлетворении ходатайств от 21.08, 25.08, 09.09.2008.

Защитник Пожетнов А.А. в интересах осужденного просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение с участием присяжных заседателей.

Утверждает, что показания Легуша В.А. подтверждаются доказательствами. Во время расследования дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, однако суд не был беспристрастным.

Защитник Плотников А Н . в интересах осужденного Легуша В.А утверждает, что доказательств виновности осужденного нет, приговор основан на предположениях и выводах, не соответствующих установленным обстоятельствам дела, на недостоверных и недопустимых доказательствах. Просит приговор отменить и принять решение о прекращении дела в отношении Легуша В.А. вследствие его непричастности к совершению преступлений.

Мотив совершения преступления Легушем надуман, а доводы Легуша о захвате его бизнеса подтверждаются доказательствами.

Считает, что не установлено событие преступления - убийство С , который мог скрыться. Принадлежность ему останков не установлена, не выяснена причина смерти, время исчезновения С изменено следствием. Фототаблица опровергает выводы суда о давности смерти. На месте происшествия не обнаружено такое количество крови, какое должно быть, а пули должны были застрять в голове потерпевшего.

Показания свидетелей обвинения выглядят сомнительно. Все свидетели и эксперты перед допросом подвергались обработке работниками правоохранительных органов. Практически все доказательства фальсифицированы, изъятые патроны к комплексу «Оса» и резиновая пуля с места происшествия являются недопустимыми доказательствами, как и опознание крестика и цепочки С Подписи в протоколах, по почерковедческому исследованию проведенному стороной защиты, не принадлежат соответствующим лицам.

Показания К получены с нарушением требований закона, отказы в возбуждении уголовного дела незаконны. К перед убийством собирался заявить о своей и Легуша невиновности. Показания К об ударах потерпевшему и выстрелах опровергаются заключением экспертизы. Выводы геномной экспертизы недостоверны, заключение дактилоскопической экспертизы носит предположительный характер.

Наказание является чрезмерно суровым.

Государственный обвинитель Рогозная Н А . возражает на кассационные жалобы осужденного и защитников, утверждая, что всем доказательствам дана в приговоре надлежащая оценка, приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Легуш В.А. осужден по ст. 167 ч.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Данное преступление в соответствии со ст. 15 ч.2 УК РФ является преступлением небольшой тяжести.

В силу требований ст. 78 ч.1 п. «а» УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истек срок два года.

Поскольку этот срок истек после постановления приговора, но до вступления его в законную силу, судебная коллегия освобождает Легуша В.А. от назначенного за совершение указанного преступления наказания.

В тоже время выводы приговора о виновности Легуша В.А. в убийстве С и в уничтожении его имущества полностью подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами обоснованно признаны показания К,

данные им в ходе предварительного расследования дела.

Из этих показания видно, что 3-4 марта 2007 Легуш предложил ему убить С из-за конфликта, связанного с работой такси в г и желания С , по словам Легуша, отобрать у него его фирму такси. Уважая Легуша и работая у него, он согласился. 5 марта они разработали план и отрепетировали свои действия. Подробные показания К о событиях 6 марта свидетельствуют о том, что исполняя ранее намеченный план, Легуш трижды выстрелил из пистолета в голову С , отчего тот упал, после чего они нанесли потерпевшему несколько ударов ножами в область груди, затем погрузили труп в багажник машины и уехали с места преступления. Позже они приняли меры к сокрытию следов преступления, Легуш разбил телефон потерпевшего, а он расчленил труп и отвез части тела к реке.

Доводы стороны защиты о недопустимости этих показаний тщательно проверялись и обоснованно отвернуты судом с приведением убедительных мотивов.

Как видно из материалов дела, протоколы допросов К полностью соответствуют требованиям закона, следственные действия проведены с участием защитника, который в судебном заседании подтвердил их законность, видеозаписи допроса подозреваемого К.

и проверки его показаний на месте также свидетельствуют о том, что они давал показания добровольно, без принуждения.

Законность действий должностных лиц в связи с задержанием К также проверялась в соответствии с требованиями ст. 144 УПК РФ. В возбуждении уголовного дела было оказано за отсутствием состава преступления.

Утверждения стороны защиты о том, что К был незаконно задержан 07.04.2007, опровергаются материалами уголовного дела проанализированными в приговоре суда, из которых следует, что он был подвергнут административному аресту за совершенное 08.04.2007 административное правонарушение, а 10.04.2007 задержан по подозрению в совершении преступления.

Данные на следствии показания К были получены с соблюдением требований закона, поэтому оснований для исключения их из числа доказательств не имелось, и они были правомерно предъявлены стороной обвинения и исследованы в судебном заседании.

Факт того, что К не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний не является основанием для признания его показаний недопустимыми, поскольку он допрашивался в качестве подозреваемого и обвиняемого, и в этом качестве не мог быть предупрежден об ответственности по ст. 307 УК РФ поскольку давал показания и в отношении вменяемых ему действий.

Утверждения стороны защиты о том, что К имел намерение признаться в оговоре Легуша, однако в тот день был убит, не основаны на материалах дела и являются предположениями, на которых не могут основываться выводы суда.

В судебном заседании на основании доказательств установлено, что Легуш и его близкие заставляли изменить К показания в пользу Легуша, однако свидетельств о том, что он имел намерение сделать это и обращался с такой просьбой к следствию, не имеется.

При этом, вопреки доводам кассационной жалобы, в приговоре приведены показания свидетеля К по вопросу об изменении К оказаний и им дана мотивированная и обоснованная оценка.

Лицо, виновное в смерти К . осуждено за это, какой-либо связи его действий с уголовным делом в отношении Легуша и К не установлено.

Достоверность показаний К о совершении им совместно с Легушем убийства С тщательно и всесторонне проверена в судебном заседании.

Доводы стороны защиты о том, что заключения судебно-медицинских экспертиз опровергают показания К о наносимых потерпевшему ударах и о расчленении трупа, проверены в судебном заседании и отвергнуты судом обоснованно, с приведением убедительных мотивов связанных с тем, что с учетом обстоятельств убийства и расчленения трупа, а также после дующего сокрытия его частей, показания К не противоречат другим доказательствам, в том числе факту обнаружения фрагментов тела в районе р. , а также заключениям судебно медицинских и криминалистических экспертиз, описавшим повреждения на фрагментах трупа и определившим механизм их образования.

Ставить под сомнение обоснованность выводов суда в этой части оснований не имеется.

Показания свидетеля С об обстоятельствах обнаружения фрагментов тела являются последовательными, они получили правильную оценку в приговоре суда как доказательства, имеющие достоверный источник. Доводы защитника об обратном являются предположительными и не основаны на материалах дела.

Показания специалиста Ш о вопросах требующих специальных познаний для правильной оценки детализации телефонных переговоров соответствуют требованиям ст. 80 УПК РФ, а потому являются допустимыми доказательствами.

Детализация телефонных переговоров К и Легуша была представлена обвинением в подтверждение показаний К как достоверных и, поскольку эти доказательства соответствуют друг другу судом сделан правильный вывод о том, что в совокупности с другими доказательствами, указанная детализация подтверждает вину осужденного.

В тоже время показаниям Легуша, в том числе и по поводу его телефонных соединений с К судом дана надлежащая оценка.

Эта оценка, в частности, касается взаимоотношений Легуша и К . Вывод суда о наличии зависимости последнего от осужденного является обоснованным, поскольку вытекает из показаний множества свидетелей, в том числе жены К , работников фирмы такси. Доводы защиты в этой части являются голословными, предположительными и не опровергают данной судом оценки доказательствам.

Ссылки защиты на заключение судебно-психиатрической экспертизы в опровержение выводов суда об особом эмоциональном состоянии К в момент совершения преступных действий и, следовательно особенностей их восприятия и дачи о них показаний, являются несостоятельными, поскольку экспертами решались вопросы, касающиеся вменяемости обвиняемого К , а выводы суда сделаны об иных вопросах, не затрагивающих способность виновного осознавать характер своих действий и руководить ими.

Все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты относительно факта привлечения К . к административной ответственности, исследованы в судебном заседании и получили оценку суда, имеющиеся в них противоречия устранены путем проверки. Выводы суда об указанных обстоятельствах не вызывают сомнений в их обоснованности.

В судебном заседании тщательно проверялись утверждения Легуша об алиби, были допрошены свидетели, по мнению защиты подтверждающие показания осужденного, всем этим доказательствам дана в приговоре надлежащая оценка.

В частности, суд правильно указал, что показания свидетелей П , С А носят характер предположений и относятся ко времени, когда преступление было уже совершено.

Показания родственников подсудимого также не являются бесспорными подтверждениями его алиби, в том числе и с учетом их заинтересованности в улучшении положения осужденного, наличия в них противоречий и опровержения их совокупностью других доказательств, не вызывающих сомнений в их достоверности.

Также обоснованно отвергнуты и показания Легуша об алиби по событиям вечера 06.03.2007 со ссылками на показания К ,Ж Ш и других.

Показания свидетеля Б приведены в приговоре и оценены в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Имевшиеся в них незначительные расхождения устранены в ходе его допроса в судебном заседании. Содержание показаний Б подтверждено и свидетелем О Таким образом, доводы стороны защиты о ложности показаний Б являются несостоятельными.

В целом доводы стороны защиты относительно показаний свидетелей обвинения сводятся к их переоценке и, таким образом, не могут являться поводом к отмене приговора, поскольку суд кассационной инстанции не вправе переоценивать достоверность доказательств, получивших оценку суда первой инстанции в силу требований ст. 17 УПК РФ.

Так, показания свидетеля Ж подробно проанализированы в приговоре, проверены в судебном заседании и обоснованно признаны достоверными, поскольку соответствуют другим доказательствам по делу в том числе показаниям свидетеля З и других.

Незначительные неточности в показаниях допрошенных лиц, в том числе по поводу цвета наблюдаемой ими автомашины, описания сумки потерпевшего, проверялись в ходе судебного следствия и разъяснены в приговоре с учетом того, что фактические обстоятельства не могут не восприниматься конкретным человеком без его субъективной оценки.

Показания свидетелей О и О не содержат противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность.

Проверив показания допрошенных лиц, сопоставив их друг с другом и с иными доказательствами, оценив доводы защиты, судом сделан обоснованный вывод о том, что свидетели наблюдали именно автомобиль в котором Легуш ожидал С для совершения его убийства, а затем - и само событие преступления.

Показания свидетеля У . получили оценку в приговоре с учетом как анализа содержания его показаний, так и с учетом мнения специалистов об особенностях его памяти и воспроизведения событий.

Оснований ставить под сомнение то обстоятельство, что его показания касаются именно времени совершения преступления, а не другого дня, не имеется.

В проведении следственного эксперимента судом отказано обоснованно, поскольку воспроизвести всю обстановку в том виде, какой она была в момент преступления, не представляется возможным.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ судом в приговоре приведены и мотивы, по которым суд отверг утверждения защиты о том, что свидетели Р , З и другие оговорили его с целью завладения его бизнесом.

Несмотря на то, что указанные свидетеля являются друзьями погибшего С , их показания, будучи оцененными в совокупности с другими допустимыми и достоверными доказательствами обоснованно положены судом в основу своих выводов о виновности осужденного.

Показания этих свидетелей получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, после предупреждения их об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Сам по себе факт прежней судимости Р по ст. 307 УК РФ не имеет преюдициального значения для оценки достоверности его показаний по данному делу.

При оценке указанных доводов стороны защиты суд принял правильные решения о том, что ряд документов, о приобщении которых к делу ходатайствовала защита, являются неотносимыми к существу рассматриваемого дела.

Ссылки стороны защиты на противоречие в показаниях свидетеля С с детализацией телефонных переговоров С являются необоснованными, поскольку таких показаний, на которые ссылается защита, свидетель не давал.

Показания свидетелей К и В , вопреки доводам кассационных жалоб, не противоречат иным доказательствам и получили убедительную оценку в приговоре в совокупности с иными доказательствами, свидетельствующими о том, что С в момент совершения в отношении него преступления, находился уже на ул.

как это установлено следствием и судом.

Противоречия в показаниях свидетеля С были устранены в процессе его допроса в судебном заседании, их причина и оценка показаний свидетеля отражены в приговоре суда.

Время совершения преступления установлено как следствием, так и судом на основании совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда.

Утверждения защитника Плотникова А.П. о том, что следствие специально изменило время исчезновения потерпевшего, голословны и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Мотив совершения Легушем преступления установлен на основании совокупности доказательств, приведенных в приговоре, в том числе показаний К , подробно проанализированных судом.

Таким образом, выводы суда о виновности Легуша основаны на тщательно проверенных и оцененных судом доказательствах, признанных достоверными.

Приговор суда является обоснованным.

Квалификация действий осужденного по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ является правильной, соответствующей фактическим обстоятельствам установленным судом.

Действия осужденного Легуша описаны в приговоре в той мере, как они установлены в соответствии с доказательствами. При этом суд сделал правильный вывод о том, что смерть потерпевшего наступила от совместных действий нападавших, поскольку они заранее договорились об убийстве С и оба применили к нему насилие с целью причинения смерти.

По делу об убийстве предметом доказывания является причинение смерти потерпевшему, а не тяжесть причиненного его здоровью вреда.

То обстоятельство, что заключениями судебно-медицинских экспертиз не установлена конкретная причина смерти С не ставит под сомнение выводы суда о причинении потерпевшему смерти действиями осужденного.

Исследованные в судебном заседании допустимые и достоверные доказательства неопровержимо свидетельствуют том, что Легушем совместно с другим лицом, были совершены действия, направленные на причинение смерти - несколько выстрелов в голову и удары ножом в область груди, что судебно-медицинской экспертизой установлено наличие повреждений, которые могли и должны были повлечь быстрое наступлением смерти потерпевшего, что на момент погрузки тела в багажник С уже не подавал признаки жизни.

Наличие на трупе повреждений, которые, по мнению эксперта, могут свидетельствовать о самообороне, не опровергают показаний как К,

так и Ш поскольку последняя не видела непосредственно нанесения ударов ножами потерпевшему, а показания К не свидетельствуют о том, что С не могли быть нанесены повреждения на руках и в области бедер.

Напротив, вывод суда о том, что все колото-резаные и резаные раны обнаруженные на фрагментах тела С , были причинены ему при убийстве 06.03.2007, является обоснованным.

Доводы стороны защиты о том, что в приговоре не указано в какие жизненно важные органы были нанесены удары и произведены выстрелы опровергаются текстом приговора, в котором указано, что выстрелы были произведены Легушем в область головы потерпевшего, а удары ножами нанесены в область его головы и тела.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям о том, что принадлежность обнаруженных останков С не доказана, выводы суда по этому вопросу полностью соответствуют совокупности собранных доказательств.

Место обнаружения фрагментов тела соответствуют указанному К месту сокрытия им пакетов с телом С

В ходе следствия останки были опознаны отцом потерпевшего, так же как и крестик и цепочка, найденная вместе с останками. Протокол опознания, будучи оцененным в совокупности с показаниями С

и Л свидетельствует о том, что опознание было проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона Соответствующие выводы суда, приведенные в приговоре, являются мотивированными и убедительными.

Кроме того, заключениями молекулярно-генетических экспертиз с большой степенью вероятности установлено, что фрагменты трупа могли принадлежать С

Факт того, что С и С являются родителями погибшего, установлен из их показаний и не противоречит выводам указанной экспертизы.

Вопросы допустимости и достоверности данной экспертизы разрешены в приговоре с учетом доводы стороны защиты, выводы суда о доброкачественности данного доказательства являются обоснованными Действия эксперта А не выходили за рамки его полномочий поскольку то обстоятельство, что при производстве им экспертизы он отобрал образцы для производства следствием другой экспертизы не является нарушением закона.

Противоречий в показаниях эксперта Д которые бы ставили под сомнение их достоверность, не имеется. Опечатка, имеющая место в одном из заключений эксперта, разъяснена экспертом при допросе в суде. Доводы защиты о необъективности эксперта не основаны на материалах дела и опровергаются как заключением, так и содержание показаний эксперта, ответившего на вопросы сторон. Вопрос стороны защиты по поводу вымышленных событий был обоснованно снят председательствующим судьей.

Также в соответствии с требованиями закона дана оценка заключению дактилоскопической экспертизы. В совокупности с другими доказательствами, подтверждающими, что на указанном К месте были обнаружены именно останки С это заключение обоснованно признано подтверждающим вину Легуша. Формулировка ответа эксперта на поставленный перед ним вопрос не противоречит требованиям закона. Содержание выводов эксперта опровергает доводы защиты, основанные на произвольном изложении существа проведенного исследования.

В приговоре приведен анализ заключения судебно-медицинского эксперта относительно групповой принадлежности крови с учетом показаний эксперта в суде и справки биологического отделения бюро судебно-медицинской экспертизы. Доводы защиты, касающиеся этого обстоятельства, являются несостоятельными, поскольку не учитывают всей совокупности доказательств, исследованных судом.

Данные, а также иные приведенные в приговоре доказательства, в их совокупности приводят к обоснованному выводу о том, что изъятые при осмотре места происшествия останки тела принадлежали С .

Выводы суда о допустимости и достоверности заключения дактилоскопической экспертизы являются обоснованными, сделанными с учетом как показаний специалиста В , так и показаний специалиста Ш . Нарушений требований уголовно процессуального закона при оценке указанных доказательств не имеется.

Вопросы, по которым был допрошен в суде специалист Н , не требовали экспертного исследования, а были направлены на разъяснение ряда медицинских понятий и объяснения процессов, происходящих в организме после смерти, на которые ссылалась сторона защиты. При таких обстоятельствах показания этого специалиста обоснованно положены судом в основу своих выводов.

Утверждение защиты о ложности показаний свидетеля Л противоречит материалам дела, поскольку никаких оснований ставить под сомнение достоверность его показаний не имеется. Все обстоятельства, по поводу которых Л допрашивался, получили надлежащую оценку в приговоре, в том числе о материалах проверки.

Права защиты, как это видно из протокола судебного заседания нарушены при допросе свидетеля не были.

Доводы защиты, касающиеся биологических объектов, изъятых при экспертизе трупа, не могут повлиять на законность приговора, поскольку ни следствием, ни судом эти объекты в процессуальном порядке не исследовались и доказательствами не признаны.

Поскольку оснований ставить под сомнение протоколы допрошенных на следствии лиц не имелось, судом обоснованно снять вопрос свидетелю Л , не касающийся существа уголовного дела.

Также не могут повлиять на законность приговора и действия следователя, выдавшего останки погибшего его родственникам после проведения всех следственных действий.

Свидетель Л был допрошен с соблюдением требований закона, по ходатайству защиты, оснований для удовлетворения ходатайства защиты об исключении его показаний из числа доказательств не было.

Показания свидетеля П соответствуют требованиям закона и получили надлежащую оценку в приговоре, доводы защиты в этой части являются надуманными и носят характер предположения.

Таким образом, выводы суда о доказанности факта убийства С и его совершения именно Легушем В.А., несмотря на отсутствие очевидцев преступления, являются обоснованными.

Установленная экспертами давность наступления смерти и расчленения трупа не противоречит выводам суда о времени совершения убийства С

Доводы защитника о том, что протокол осмотра места происшествия опровергает выводы экспертов о давности наступления смерти является несостоятельным, поскольку сама по себе фототаблица не содержит прямых указаний на давность совершения преступления, а зафиксированные на ней вещественные доказательства являются объектами экспертного исследования, в ходе которого и определяется, в частности, давность имеющихся повреждений.

Поскольку сторона обвинения отказалась от представления доказательств, связанных с приобретением К топора, и установления этого факта, суд в приговоре не привел как указанных доказательств, таки доводов защиты, опровергающих их.

Протокол опознания Легуша свидетелем Ж соответствует требованиям закона, подписан Легушем и его защитником без замечаний поэтому утверждение стороны защиты о том, что имевшееся у Легуша повреждение - покраснение глаза, могло повлиять на результаты опознания является несостоятельным.

Вопрос о месте проживания С не относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по данному делу, поэтому указание защиты на противоречия в этом вопросе не влияет на законность приговора.

Вопрос об орудии преступления - травматическом комплексе «Оса из которого Легушем были произведены выстрелы в потерпевшего тщательно исследовался в судебном заседании.

С учетом справки, согласно которой за Легушем В.А. числится оружие самообороны «Оса», результатов обыска, в ходе которого в жилище Легуша обнаружены патроны к этому оружию, показаний свидетелей С ,С Ш , видевших указанный пистолет у Легуша уже после того, как по его словам он был утерян, а также показаний К об обстоятельствах убийства С с применением указанного оружия, судом сделан правильный и основанный на доказательствах вывод об оружии преступления.

Этот вывод согласуется также с результатами судебно-медицинских исследований, согласно которым обнаруженные в области головы трупа повреждения могли быть причинены выстрелами указного пистолета, а также с протоколом смотра места происшествия, в ходе которого обнаружена пуля от травматического комплекса «Оса».

Противоречий в указанных доказательствах, в том числе показаниях К которые могли бы поставить под сомнение достоверность выводов суда, не имеется.

Также, вопреки доводам защитника, не усматривается противоречий и в показаниях свидетелей С и М . Как видно из содержания этих показаний, они лишь взаимно дополняют друг друга относительно обстоятельств разговора Легуша и С и передачи пистолета.

Доводы кассационных жалоб о том, что отсутствие следов крови в машине и гараже опровергает показания К и выводы суда являются несостоятельными, поскольку факт необнаружения следов крови по существу показаниям К не противоречит и выводов суда о виновности Легуша, основанных на достаточной совокупности достоверных доказательств, не опровергает.

При этом в приговоре, как это предусмотрено законом, суд привел в приговоре все исследованные доказательства, в том числе протокол осмотра гаража и заключение экспертизы, согласно которой крови в изъятых из гаража образцах не обнаружено.

Существо показаний свидетеля К , допрошенного по характеристике личности подсудимого, в приговоре приведено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Во вводной части приговора указаны участники судебного разбирательства на момент его вынесения. Каких-либо данных свидетельствующих о внесении в текст приговора изменений после его провозглашения, не имеется.

Утверждения стороны защиты о том, что все свидетеля и эксперты перед допросом подвергались «обработке» работниками правоохранительных органов являются неконкретными предположительными и не подтверждаются материалами уголовного дела из которого видно, что свидетели и эксперты были допрошены с соблюдением требований закона, достоверность их показаний проверена и оценена судом с приведением в приговоре убедительных выводов.

Как следует из протокола судебного заседания, при допросах свидетелей в судебном заседании нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было.

Поскольку свидетель С судом не допрашивалась, ее отношение к подсудимому судом не выяснялось.

При допросе свидетелей В иА право сторон задать свидетелям вопросы нарушено не было.

Выяснение причин противоречий в показаниях допрашиваемых лиц не является нарушением закона и не может быть истолковано как оказание незаконного давления, поскольку наличие таких противоречий влечет предусмотренные законом процессуальные последствия.

В ходе допроса свидетеля Р также не было допущено нарушений, ставящих под сомнение допустимость его показаний, а также нарушающих права сторон. Вопрос стороны защиты был отведен обоснованно, поскольку не касался существа предъявленного обвинения.

Карта части г. , на которую ссылается сторона защиты, в качестве доказательства сторонами суду не представлялась, в приговоре не приведена, поэтому соответствующие доводы кассационных жалоб не могут повлиять на законность приговора.

Результаты джипиэс исследования, проведенного с целью проверки документа о времени, которое может быть затрачено на прохождение различных маршрутов, получили свою оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами как не противоречащие доказательствам подтверждающим виновность Легуша В.А.

Доводы стороны защиты о необъективности суда опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что председательствующим судьей не было допущено предвзятости, права сторон на представление доказательств и выражение своей позиции были соблюдены и обеспечены.

Замечание стороны защиты о том, что государственный обвинитель якобы подсказывал свидетелю кивком головы было обоснованно снято председательствующим, что подтверждается протоколом судебного заседания.

Вызов и допрос специалиста Ш по инициативе суда не противоречит требованиям закона и не свидетельствует о необъективности суда.

Суд обоснованно не придал доказательственную силу почерковедческим исследованиям, проведенным по просьбе защиты приглашенными ей специалистами, поскольку эти исследования проведены не в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, а объекты исследований не являлись подлинными предоставленными соответствующими процессуальными лицами.

Все заявленные сторонами, в том числе защитой, ходатайства были разрешены судом с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон, с вынесением мотивированных и основанных на законе решений, в том числе об отказе в удовлетворении ходатайств о допросе эксперта К о проведении осмотра, о приобщении заключения специалиста, об исключении из числа доказательств протоколов следственных действий по мотиву повторного участия понятых и медиадиска с фотографиями, об отводе государственного обвинителя, о назначении почерковедческой экспертизы, о запросе сведений о переоформлении телефонных номеров, о повторном допросе ряда свидетелей и проведении повторной судебно-медицинской экспертизы.

Ходатайство об исключении из доказательств протокола задержания Легуша отклонено обоснованно, поскольку сам по себе протокол задержания подозреваемого доказательством его вины не является и следовательно, не может быть исключен из числа доказательств.

Аналогичная оценка касается и ходатайства об исключении из числа доказательств рапортов оперативных работников милиции.

Ходатайство о приобщении к делу фотографий удовлетворено и представленные защитой фотографии к делу приобщены.

В приговоре приведено существо показаний свидетелей Л и Л данные ими на дополнительно допросе 18.09.2008, то есть сообщенные ими сведения, имеющие значение для уголовного дела, равно как и показания свидетеля Л в той части, в которой они являются относимыми.

В тоже время в оглашении документов по факту нападения на Л

необходимости не было, поскольку этот факт не являлся предметом судебного следствия по делу Легуша В.А.

В судебном заседании просматривалась видеозапись допроса К и был допрошен свидетель С

С учетом содержания показаний С суд обоснованно отказал в повторном воспроизведении видеозаписи в присутствии свидетеля с учетом также того обстоятельства, что существенных противоречий в этих доказательствах не имелось.

Ходатайство защиты об исключении из числа доказательств заключения почерковедческой экспертизы отклонено судом обоснованно.

Также обоснованно было отказано в повторном допросе специалиста Ш , поскольку те вопросы, которые защита намеревалась задать специалисту, выяснялись при его допросе в судебном заседании.

В уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют нормы обязывающие эксперта приобщать к заключению экспертизы всю техническую документацию, описывающую проведенные исследования По этим основаниям соответствующие ходатайства стороны защиты отклонены обоснованно, поскольку имеющиеся в деле заключения экспертиз не вызывают сомнений в их научной обоснованности и полноте.

04.07.2008 по заявленному в этот же день ходатайству подсудимого адвокат Плотников А.П., наряду с другим защитником, был допущен в дело после выяснения его полномочий. При таких обстоятельствах нарушения права подсудимого на защиту допущено не было.

Решения прокуратуры по заявлениям К были исследованы судом и приняты во внимание при оценке достоверности его показаний Вопреки доводам защиты, в судебном заседании исследовался данный К прокуратурой ответ на его заявление от 17.07.2007. с учетом того что ранее прокуратурой принималось решение об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению К , необходимости в повторной проверке его доводов в порядке ст. 144 УПК РФ, по мнению прокуратуры не имелось.

Решения следственных органов об отказе в возбуждении уголовного дела на момент постановления приговоре не были отменены и в совокупности с другими материалами свидетельствовали о том, что нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было.

Нарушений прав участников судопроизводства в судебном заседании 19.09.2008 допущено не было.

Как видно из протокола судебного заседания, в связи с заявлением стороны защиты о плохом самочувствии Легуша была вызвана «скорая помощь», бригада которой установила, что Легуш по состоянию здоровья может продолжать участвовать в судебном заседании.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты, были рассмотрены в соответствии с законом. Нарушений прав Легуша и его защитника допущено не было, у стороны защиты было достаточно времени и возможностей для представления доказательств, в том числе вызовов свидетелей, и обоснования своей позиции.

Судебное следствие закончено в этот день с соблюдением установленный процедуры, предусмотренной ст. 291 УПК РФ.

Вопрос о разрешении ходатайства о применении к Легушу Э.А. мер защиты не относится к существу оспариваемого приговора суда, а потому соответствующие доводы кассационной жалобы не могут повлиять на законность приговора.

Судьба вещественных доказательств решена судом в соответствии с требованиями закона.

Назначенное осужденному за совершение убийства наказание является соразмерным содеянному, его вид и размер соответствуют требованиям закона.

При его назначении учтены характеризующие осужденного данные наличие смягчающего и отсутствие отягчающих обстоятельств.

Оснований для смягчения наказания, назначенного по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского краевого суда от 30.10.2008 в отношении Легуша В А изменить: освободить его от наказания назначенного по ст. 167 чЛ УК РФ в связи с истечением сроков давности предусмотренных ст. 78 УК РФ, исключить назначение наказания по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч.З УК РФ.

Этот же приговор об осуждении Легуша В.А. по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения, кассационные жалобы в этой части - без удовлетворени Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 80 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта