Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-О11-99 от 19.01.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №11-011-99

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 января 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Борисова В.П.,

судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е В .

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Захарова М.Д., кассационную жалобу потерпевших Д ­

иД кассационную жалобу осужденного Хетагури Т.С. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 2 апреля 2009 г по которому

Хетагури Т С

судимый 23 августа 2006 г. Альметьевским городским судом Республики Татарстан по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден:

по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы,

по ч. 1 ст. 158 УК РФ на 1 год лишения свободы,

по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ постановлено отменить условное осуждение по приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 23 августа 2006 г. и с частичным присоединением неотбытого наказания окончательно Хетагури назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски и судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 июля 2009 г. приговор в отношении Хетагури Т.С. оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2011 г. кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 июля 2009 г. в отношении Хетагури Т. С. отменено и уголовное дело передано на новое кассационное рас смотрение.

В отношении Каримова Э К , осужденного по ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ и оправданного по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления, дело не рассматривается.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ламин цевой С.А. о содержании приговора и доводах, изложенных в кассационном представлении и кассационных жалобах, а также возражениях на них, объяснения адвоката Бицаева В.М. в защиту интересов Хетагури Т.С, мнение прокурора Копалиной П.Л., не поддержавшей доводы, содержащиеся в кассационном представлении и полагавшей оставить кассационные жалобы без удовлетворения, а приговор изменить в соответствии с новым законодательством, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Хетагури Т.С. признан виновным в убийстве Д из корыстных побуждений, тайном хищении сотового телефона стоимостью руб коп. и денег в сумме руб. коп. из сейфа магазина ООО».

Преступления им совершены 4 ноября 2008 г. в Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Хетагури Т.С. виновным в предъявленном обвинении себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Захаров М.Д. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в ином составе судей. По мнению автора представления, судом не дано надлежащей оценки доказательствам, представленным стороной обвинения и свидетельствующим о том, что убийство Д Хетагури совершил в группе лиц - совместно с Каримовым Э.К. По этой причине государственный обвинитель находит неправильной квалификацию действий Хетагури в части убийства Д

Конкретно государственный обвинитель считает, что суд не дал должной оценки показаниям Хетагури Т.С. на предварительном следствии, в которых он подробно излагая события совершенных преступлений, признавал совершение убийства и последующих хищений чужого имущества совместно с Каримовым Э.К.; показаниям матери Каримова Э.К. о том, что ее сын стремился быть лиде ром среди друзей и знакомых; перехваченной сотрудниками следственного изолятора записке, в которой Каримов Э.К. сообщает Хетагури Т.С. о необходимости дать показания о его, Каримова, непричастности к убийству; показаниям самого Каримова на предварительном следствии о наличии у него сговора с Хетагури на то, чтобы под обманным предлогом вывезти потерпевшего из магазина в безлюдное место, где впоследствии потерпевший был убит; показаниям свидетеля Х об участии Каримова в совершении преступлений, в том числе и убийстве Д

По мнению государственного обвинителя, суд первой инстанции не принял во внимание тот факт, что место нападения на Д и последующего лишения его жизни выбирал Каримов, поскольку хорошо ориентировался в го роде, а не Хетагури, который даже не знал, куда ехать, а также то обстоятельство, что Каримов Э.К. скрыл на предварительном следствии место своей работы поскольку последнее, как считает автор представления, свидетельствовало о его причастности к убийству.

Государственный обвинитель полагает, что суд без достаточных оснований отверг заключение судебно-медицинского эксперта и его разъяснения в судебном заседании о механизме причинения телесных повреждений потерпевшему Д которые, как пояснил эксперт, могли образоваться при обстоятельствах, указанных Хетагури Т.С. в его показаниях, изобличающих Каримова в совершении убийства.

Далее государственный обвинитель ссылается на то, что суд не отразил в приговоре в полном объеме показания потерпевших Д и не дал должной оценки сообщаемым ими фактам о том, что погибший Д был крепкого телосложения, занимался спортом, поэтому Хетагури не смог бы с ним справиться без помощи посторонних лиц.

Эти обстоятельства, как указывает государственный обвинитель, также подтверждены показаниями свидетелей Ш Н , М , В,

В К , а также показаниями самого осужденного Хетагу ри, показавшего, что после нанесения им удара ножом в живот Д последний оказал сопротивление, нанес ему, Хетагури, удар бутылкой по голове в связи с чем он, Хетагури, вынужден был звать на помощь Каримова, который прибежав на крики, нанес Д 5 - 6 ударов палкой, а он, Хетагури, нанес удары ножом в шею потерпевшего, после чего потерпевший упал.

Суд, как утверждает государственный обвинитель, не оценил надлежащим образом заключение судебно-медицинского эксперта о наличии у Хетагу ри телесных повреждений как результата борьбы с Д

Эти доказательства, по мнению государственного обвинителя, свидетельствуют о том, что в силу своего крепкого телосложения и физического превосходства над осужденными потерпевший Д оказал активное сопротивление, которое было погашено лишь благодаря согласованным действиям Хета гури и Каримова, направленным на лишение жизни потерпевшего.

Государственный обвинитель акцентирует внимание на том, что суд пер вой инстанции не дал надлежащей оценки и заключению эксперта-биолога о том, что на куртке Каримова обнаружена кровь, которая не принадлежит ни ему, ни Хетагури, а, вероятнее всего, происходит от погибшего Д

При этом суд, по мнению государственного обвинителя, неправомерно сослался на показания Хетагури о том, что куртку Каримова испачкал он, Хета гури, когда ехал на заднем сиденье автомобиля. Такие показания, как указывает автор представления, даны на завершающей стадии судебного процесса, что свидетельствует, как считает государственный обвинитель, об их недостоверности.

Далее в представлении указывается на то, что согласно заключению судебно-медицинского эксперта, проводившего генетическое исследование, кровь на футболке красного цвета и на чехлах сиденья автомобиля принадлежит Хе тагури. Из этого государственный обвинитель делает вывод о том, что на куртке Каримова должна быть кровь Хетагури, а не потерпевшего Д чего не оказалось в действительности.

По мнению государственного обвинителя, суд сделал неправильный вы вод о том, что заключение эксперта, проводившего психофизиологическое ис следование, не подтверждает причастность Каримова к убийству. Государственный обвинитель в связи с этим обращает внимание на то, что из содержания акта названной экспертизы следует, что информация об убийстве полу чена Каримовым в момент нахождения на месте совершения преступления.

Государственный обвинитель находит неправильной квалификацию кражи телефона из одежды потерпевшего Д по ч. 1 ст. 158 УК РФ, полагая что содеянное в этой части необходимо квалифицировать по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку кража совершена из одежды потерпевшего.

Автор представления указывает на нарушения судом ст. 307 УПК РФ при описании фактических обстоятельств, установленных судом, а также акцентирует внимание на неприменении судом положений ст. 70 УК РФ при назначении Хетагури наказания.

Государственный обвинитель оспаривает и назначенное Хетагури наказание, считая его чрезмерно мягким.

В кассационных жалобах

просят:

потерпевшие Д и - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей Они считают, что суд необоснованно исключил из обвинения Хетагури в части убийства Д п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, при этом они приводят по существу те же доводы, что и государственный обвинитель в кассационном представлении.

Так, они утверждают, что вина Хетагури в убийстве Д в группе лиц подтверждается данными протокола явки с повинной Хетагури Т.С, в ко тором Хетагури пояснил, что убийство Д он совершил совместно с Каримовым. Потерпевшие обращают внимание на то, что протокол явки с повинной составлен оперуполномоченным Д который, будучи до прошенным в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснил, что при составлении этого документа давления на задержанного Хетагури не оказывалось, все сведения он сообщил добровольно.

Помимо этого, как считают потерпевшие, вина Хетагури в убийстве Д н в группе лиц подтверждается первоначальными показаниями Хетагури Т.С. на предварительном следствии, в которых он подробно сообщил об обстоятельствах совершенного им совместно с Каримовым убийства Д показаниями свидетеля И о том, что в ходе допроса на Хетагури не законного давления не оказывалось; показаниями свидетеля З о том, что информация о причастности Каримова к убийству Д была по лучена от задержанного Хетагури; заключениями судебно-медицинского экс перта о том, что на теле Хетагури до написания явки с повинной и допроса свежих телесных повреждений не обнаружено.

Потерпевшие обращают внимание на то, что на момент составления протокола явки Хетагури с повинной и дачи им первоначальных показаний судебно-медицинская экспертиза еще не была проведена, а потому задержанный не знал о выводах, к которым придут эксперты, следовательно, сообщал соответствующие действительности сведения о нанесении Д ударов палкой.

Потерпевшие также указывают на заключение эксперта-биолога о том что на куртке Каримова обнаружена кровь, которая могла произойти от потер певшего Д оспаривая вывод суда о достоверности показаний Каримова относительно того, что эта кровь появилась на куртке Каримова лишь потому что была испачкана Хетагури Т.С.

Потерпевшие обращают внимание на то, что в первоначальных показаниях на предварительном следствии Каримов не сообщал о том, что снимал с себя куртку, к тому же, как указывают потерпевшие, снимать куртку не было необходимости, так как на улице стояла холодная погода.

Потерпевшие акцентируют внимание и на протоколе осмотра предмета видеозаписи на жестком диске, которая, по мнение потерпевших, подтверждает нахождение автомобиля Каримова на территории гаражей в течение времени достаточного для убийства Д

Потерпевшие также считают назначенное Хетагури наказание несправедливым вследствие его мягкости.

Таким образом, государственный обвинитель в кассационном представлении, а потерпевшие в кассационных жалобах, анализируя доказательства по делу, просят об отмене приговора в отношении Хетагури и направлении дела на новое судебное рассмотрение, находя неправильной квалификацию его действий и назначенное ему наказание;

осужденный Хетагури Т.С. просит об отмене приговора с прекращением производства по делу, ссылаясь на то, что он не совершал преступлений, за которые осужден, или о переквалификации его действий на статьи, предусматривающие более мягкое наказания, находя назначенное ему наказание слишком суровым. Автор жалобы указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом оспаривает доказательства, положенные в основу приговора, в частности протокол его явки с повинной и его первоначальные показания на предварительном следствии, утверждая, что эти доказательства получены в результате применения к нему незаконного воздействия со стороны работников правоохранительных органов.

Обращает внимание на то, что при осмотре места происшествия следов его рук не обнаружено; заявляет, что дата задержания, указанная в протоколе на предварительном следствии, не соответствует действительности. Настаивает на том, что защищался от нападения Д и вынужденно лишил жизни последнего, при этом умысла на убийство, на причинение тяжкого вреда здоровью в отношении потерпевшего Д у него не было.

Ссылаясь на показания свидетеля К - охранника ООО,

заявляет, что не совершал краж чужого имущества, поскольку постоянно находился в поле зрения последнего и, кроме того, на сейфе организации не обнаружено следов его рук.

Далее автор жалобы указывает на недостоверность показаний потерпев шей Д о том, что она видела его, Хетагури, около сейфа, из которого похищены деньги, при этом ссылается на то, что эти показания противоречат показаниям свидетеля К . Считает назначенное наказание слишком суровым. Обращает внимание на неполноту отражения в протоколе судебного заседания его показаний.

Государственный обвинитель Загидуллин Ф.Х. принес возражения на кассационную жалобу Хетагури Т.С, в которых просит в ее удовлетворении отказать, а приговор отменить по доводам, содержащимся в кассационном представлении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных представлении и жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит что вывод суда о виновности Хетагури Т.С. в совершении преступлений, за которые он осужден, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

В судебном заседании Хетагури Т.С. не отрицал, что нанес Д

несколько ударов ножом в различные части тела, от чего наступила смерть потерпевшего.

В протоколе явки с повинной Хетагури относительно своих действий сообщил, что договорился с Каримовым Э.К. совершить кражу денежных средств из сейфа ООО « ». 4 ноября 2008 г. он, Хетагури, убил сотрудника этой организации Д , нанеся ему несколько ударов ножом в различные части тела, причем первый удар он нанес Д ножом в живот. Затем он завладел сотовым телефоном погибшего и похитил деньги ООО «».

На допросе в качестве подозреваемого, который проводился 6 ноября 2008 г., Хетагури подтвердил сведения, изложенные в явке с повинной, и полностью признал свою вину в убийстве Д , краже сотового телефона из его куртки и последующего хищения денег из сейфа ООО « , со вершенных им 4 ноября 2008 г.

При этом Хетагури пояснил, что для облегчения доступа к сейфу ООО « » и создания видимости причастности к этой краже сотрудника названного ООО Д он, Хетагури, обманным путем вместе с Каримовым вывез Д в район гаражей, где ножом нанес последнему множество ранений, завладел его сотовым телефоном, который впоследствии спрятал возле дома.

Рассказывая о конкретных событиях совершенных преступлений, Хетагу ри пояснил, что возле гаражей он нанес Д удар ножом в живот, от чего Д упал на землю. Тогда он, Хетагури, подошел к сидевшему на корточках и державшему в руке бутылку Д чтобы завершить убийство, но Д встал и нанес ему один удар бутылкой по голове, от чего бутылка раз билась. Тогда он, Хетагури, вновь достал из кармана нож, которым нанес два или три удара в шею Д Д упал на землю и уже не подавал при знаков жизни. Во время убийства куртка Д оказалась на земле, и он Хетагури, забрал из кармана куртки сотовый телефон. Затем вместе с Каримовым он, Хетагури, приехал к зданию ООО « проник внутрь помещения, где из сейфа похитил денежные средства. Создавая себе алиби, он рассказал охраннику ООО « » и прибывшим по вызову последнего работникам милиции придуманную историю о том, что он и Д были об манным путем вывезены незнакомыми лицами к гаражам, где подверглись на падению и избиению со стороны последних. При этом он, Хетагури, вырвавшись, убежал.

Оценивая показания Хетагури, данные им на предварительном следствии суд сделал правильный вывод о том, что достоверными в части, касающейся места, времени, способа совершения убийства Д , являются показания Хетагури, данные им 6 ноября 2008 г. на допросе в качестве подозреваемого поскольку в названной части именно эти показания объективно подтверждаются другими доказательствами.

Так, согласно акту психофизиологической судебной экспертизы в ходе проведенного исследования у Хетагури были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что он располагал информацией о деталях случившегося. Судя по характеру, степени выраженности и соотношению психофизиологических реакций, эта информация была получена Хетагури вследствие отображения обстоятельств, связанных с тем, что 4 ноября 2008 г. он на территории частных гаражей г. спланировав убийство Д первым нанес Д удар ножом в живот, а затем похитил денежные средства из сейфа ООО « ».

Выводы этой экспертизы обоснованно не вызвали сомнений у суда.

Согласно данным протокола осмотра места происшествия в месте, на званном Хетагури, обнаружен труп Д с резаными ранениями левой и правой боковой поверхностей шеи, проникающими ранениями передней брюшной стенки и паховой области. На расстоянии 17 метров от трупа на земле обнаружена куртка с надписью . Обнаружены также осколки от бутылки.

Согласно выводам эксперта-медика смерть Д наступила от множественных резаных ран, в том числе в области передней и боковой поверхностей шеи, осложнившихся острой массивной кровопотерей и малокровием внутренних органов. Не исключена возможность причинения резаных и ко лото-резаных ран одним и тем же предметом. Учитывая характер, локализацию и количество обнаруженных телесных повреждений, можно предположить что потерпевшему было причинено не менее 29 травматических воздействий.

Эксперт-медик Ш пояснила в судебном заседании, что возможность образования телесных повреждений на трупе Д при обстоятельствах, выявленных в ходе проверки показаний Хетагури на месте происшествия, где он указал, что Д сам наткнулся на нож, нападая на него, Хетагу ри, исключается.

Согласно выводам генетической экспертизы на предметах одежды Хета гури Т.С. выявлена кровь, которая произошла от потерпевшего Д

В ходе выемки около дома по ул. г. , то есть в месте, указанном Хетагури, обнаружен и изъят сотовый телефон, принадлежавший Д

Потерпевшая Д показала, что в день убийства своего мужа видела Хетагури Т.С. У последнего на лице были следы побоев. Он сообщил что вместе с ее мужем был обманным путем вывезен в гаражи, где они подверглись нападению, но ему удалось убежать. В этот же день, находясь в салоне ООО « », она видела, как Хетагури копался в сейфе компании, ку да он не имел права доступа. Она потребовала, чтобы он отошел от сейфа. Тогда он закрыл сейф на ключ и, пытаясь спрятать какой-то пакет во внутреннем кармане куртки, вышел из магазина, сел в автомобиль сотрудников милиции и уехал с ними.

На предварительном следствии на допросе в качестве подозреваемого проводившегося 6 ноября 2008 г., Хетагури пояснял, что похитить деньги из сейфа ООО « он решил в связи с тем, что у него образовались большие долги. Сам он доступа к сейфу не имел. Сейф был закреплен за Д

и еще одним менеджером. Не совершив убийство Д было не возможно завладеть денежными средствами, находящимися в сейфе ООО.

Свидетель В - сотрудник ООО пояснил, что 4 ноября 2008 г., когда он уходил с работы, видел супругу Д которая искала своего мужа. Последнего не было на рабочем месте. Магазин был оставлен без присмотра. В какой-то момент он, В , увидел, что к помещению ООО « пробежал Хетагури.

Свидетель К - охранник ООО , сообщил что примерно в 20 час. 4 ноября 2008 г. в салон ООО забежал Хетагури, который был весь в крови, одежда на нем была порвана. Хетагури сообщил, что его иД «убивают», а ему, Хетагури, удалось вырваться и убежать. Хетагу ри просил вызвать работников милиции, что он, К и сделал. Хетагури заходил в кассу магазина, где некоторое время находился у сейфа. Затем Хета гури уехал с прибывшими сотрудниками милиции.

Свидетель Г - сотрудник РУВД, пояс нил, что прибыл по вызову охранника ООО Со слов Хетагури ему стало известно о нападении на него и Д неизвестных лиц, которые предварительно обманным путем вывезли их в гаражи.

Свидетель В - гражданская жена Хетагури Т.С, сообщила, что Хетагури Т.С. передал своей матери вместе со своими вещами деньги в сумме около рублей. Откуда взялись деньги, ей неизвестно. На следующий день она по совету матери Хетагури Т.С. отвезла деньги в прокуратуру, где их добровольно выдала.

Из протокола выемки от 5 ноября 2008 г. следует, что В выдала деньги в сумме руб.

Согласно акту ревизии в ООО « выявлена недостача де нежных средств на сумму руб. коп.

Проанализировав приведенные выше доказательства в совокупности с другими материалами дела, суд первой инстанции обоснованно отверг версию Хетагури о совместном с Д хищении денежных средств из сейфа ООО « »; о причинении Д смерти при самообороне; о за владении мобильным телефоном случайно.

При наличии изложенных выше и других доказательств, полно изложенных в приговоре, суд первой инстанции сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Хетагури в совершении тех преступлений, за которые он осужден.

Доводы кассационной жалобы осужденного Хетагури об обратном Судебная коллегия находит несостоятельными.

Доводы Хетагури о применении к нему на предварительном следствии незаконных методов со стороны работников правоохранительных органов при отобрании явки с повинной и в ходе допроса его в качестве подозреваемого вследствие чего он вынужденно оговорил себя, проверялись судом и не нашли своего подтверждения.

Так, свидетели Д ,З ,К И - работники милиции, принимавшие участие в раскрытии преступления, показали, что указанные следственные мероприятия проводились в полном соответствии с требованиями закона. В качестве подозреваемого Хетагури допрашивался с участием адвоката, то есть в условиях, исключающих возможность незаконного воздействия на него.

Допрошенные в судебном заседании эксперты Р иЩ проводившие освидетельствование Хетагури, подтвердили, что последний не сообщал им о применении к нему насилия со стороны работников милиции, а имевшиеся у него телесные повреждения Хетагури объяснял тем, что получил их во время борьбы с Д

По заявлению Хетагури о применении к нему незаконного воздействия в установленном законом порядке отказано в возбуждении уголовного дела.

При таких условиях Судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационной жалобы осужденного Хетагури.

Вопреки доводам Хетагури, изложенным в его жалобе, в приговоре дана правильная юридическая оценка показаниям потерпевшей Д и потерпевшего Д - суд сослался на них, в той части, в которой они подтверждаются совокупностью других доказательств.

Тот факт, что потерпевшие являются близкими людьми погибшего, сам по себе не может служить основанием для признания их показаний недопустимыми доказательствами.

Несостоятельна ссылка осужденного Хетагури в подтверждение своей невиновности на то, что в ходе осмотра места происшествия как на месте убийства Д так и в помещении ООО « », откуда похищены денежные средства, не обнаружено следов его рук, так как его вина в со вершении преступлений, за которые он осужден, в полном объеме доказана другими доказательствами.

Судебная коллегия отвергает ссылку Хетагури в жалобе на показания свидетеля К о том, что он, Хетагури, постоянно находился в поле зрения К , а потому не мог совершить кражу денег из сейфа салона ООО, поскольку К об этом не свидетельствовал. Кроме того, вина Хе тагури Т.С в краже денежных средств из сейфа ООО подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного Хетагури, в жалобах потерпевших, а также вопреки доводам, изложенным в кассационном представлении, Судебная коллегия находит, что суд исследовал обстоятельства дела всесторонне, полно, объективно.

Доказательства, исследованные в судебном заседании, получили надлежащую оценку в приговоре; судом выяснены и оценены причины противоречий в показаниях Хетагури и Каримова на предварительном следствии и в судебном заседании.

На основании совокупности доказательств, проверенных в судебном заседании, суд сделал правильный вывод о том, что Хетагури тщательно спланировал и совершил убийство Д и кражу чужого имущества.

Судом правильно установлено, что Хетагури решил совершить кражу де нежных средств ООО Для облегчения доступа к сейфу, где хранились денежные средства, он спланировал убийство сотрудника ООО « Д

Спланировав убийство Д , Хетагури привлек Каримова, который должен был оказать содействие Хетагури в том, чтобы под обманным предлогом вывезти Д в безлюдное место, а затем доставить Хетагури к зданию ООО « » для совершения кражи из сейфа ООО. Договорившись об этом, Хетагури и Каримов вывезли Д к гаражам, где Хетагури не ставя в известность Каримова о своих действительных намерениях относи тельно Д с целью убийства нанес последнему множественные ножевые ранения, от которых Д скончался. Забрав ключи от сейфа ООО « в котором хранились денежные средства, забрав сотовый телефон из куртки погибшего стоимостью руб. коп., Хетагури был доставлен Каримовым к зданию ООО где из сейфа похитил деньги в сумме руб. коп.

В соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными в судебном заседании, действия Хетагури Т.С. правильно квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ч. 1 ст. 158 УК РФ и по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ .

Судебная коллегия не соглашается с доводами государственного обвини теля, изложенными в кассационном представлении, о том, что действия Хета гури, выразившиеся в краже сотового телефона из куртки Д должны быть квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, поскольку по смыслу закона подобное возможно только в отношении живых лиц.

Судом же правильно установлено, что Хетагури завладел сотовым теле фоном Д после наступления смерти последнего.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами государственного обвинителя в кассационном представлении, а также с доводами потерпевших в их жалобе о том, что суд при квалификации действий Хетагури необоснованно исключил из обвинения Хетагури п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ вследствие того что сделал неправильный вывод о непричастности Каримова к убийству Д ­

при этом Судебная коллегия исходит из следующего.

В обоснование виновности Хетагури в совершении убийства Д в группе лиц - совместно с Каримовым - сторона обвинения представила протокол явки с повинной Хетагури и показания последнего на предварительном следствии о соучастии в убийстве со стороны Каримова.

Согласно ч. 2 ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в со вершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Вопреки доводам государственного обвинителя и потерпевших Д ­

и , изложенным соответственно в кассационном представлении и кассационных жалобах, показания Хетагури в этой части ничем не подтверждены.

Так, Хетагури в судебном заседании отрицал факт участия Каримова в убийстве Д Эти показания стороной обвинения не опровергнуты.

Представленные суду и исследованные в судебном заседании видеозапись, распечатка телефонных переговоров, заключение эксперта, проводившего психофизиологические исследования, подтверждают факт общения между Хе тагури и Каримовым, доставку Д к гаражам, где было совершено убийство последнего, нахождение Каримова на месте преступления, однако не свидетельствуют о совершении убийства Д группой лиц.

Обнаруженные экспертом-медиком у потерпевшего Д телесные повреждения в виде царапин правой кисти, кровоподтеков и ссадин плеча, лоб ной и скуловой части, левой кисти, множественных ссадин на передней поверхности грудной клетки, как пояснил Хетагури Т.С, стало возможным в результате борьбы между ним и Д и последующего волочения тела Д ­

что не опровергнуто стороной обвинения.

В акте судебно-медицинской экспертизы и в разъяснениях о механизме возникновения телесных повреждений у Д судебно-медицинский экс перт Ш подтвердила возможность получения Д этих телесных повреждений от ударов кулаком или ботинком, при неоднократном падении с высоты собственного роста, при волочении тела Д

Перечисленные доказательства не давали суду оснований для вывода об убийстве Д группой лиц.

Не является доказательством убийства Д группой лиц содержание перехваченной сотрудниками следственного изолятора записки Каримова, адресованной Хетагури, о необходимости дать показания о непричастности автора к указанному преступлению, поскольку из текста записки не следует, что Каримов совершил убийство Д совместно с Хетагури.

Не подтверждают совершение убийства Д группой лиц показания свидетеля Х так как последний не свидетельствовал о наличии у Хетагури и Каримова единого умысла на совершение этого преступления и их совместном участии в лишении жизни Д

Данные, зафиксированные в показаниях матери Каримова о стремлении сына к лидерству, показания потерпевших Д и ряда свидетелей, на показания которых имеются ссылки в кассационных представлении и жалобах о физическом превосходстве Д над Хетагури и вследствие этого невозможности совершения убийства Д одним Хетагури без посторонней помощи, а также ссылка стороны обвинения на то, что Каримов сам выбирал место, куда они вывезут Д , хорошо знал расположение улиц, скрыл от органов следствия свое предыдущее место работы, являются предположениями о причастности Каримова к убийству Д а потому не могут быть поло жены в основу обвинительного приговора.

Вопреки доводам государственного обвинителя и потерпевших Д,

содержащимся соответственно в кассационном представлении и жалобах суд дал надлежащую оценку заключению эксперта-биолога о наличии на куртке Каримова Э.К. крови потерпевшего Д

По этому факту суд обоснованно сослался на показания осужденного Хе тагури о том, что он случайно испачкал одежду Каримова кровью потерпевше го, когда сел в автомашину Каримова после убийства Д Тот факт, что показания в этой части даны Хетагури на завершающем этапе судебного следствия, не свидетельствует об их недостоверности.

Те же обстоятельства попадания крови потерпевшего на его куртку под твердил на предварительном следствии и в судебном заседании Каримов.

Свидетель М пояснил, что 4 ноября 2008 г. около 19 часов 30 ми нут к его дому подъехал Каримов на своем автомобиле. На заднем сидении автомобиля сидел Хетагури, одежда, лицо и голова которого были обильно ис пачканы кровью. Следы крови были и на задних чехлах автомобиля Каримова На лице Каримова и одежде последнего крови не было.

Судебная коллегия считает, что все доказательства, представленные сто роной обвинения относительно обстоятельств убийства Д были проверены судом и оценены в приговоре в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Государственный обвинитель в кассационном представлении, потерпевшие в кассационной жалобе предлагают свой подход к оценке доказательств, с которым Судебная коллегия согласиться не может.

При наличии приведенных выше и других доказательств, полно изложенных в приговоре, суд пришел к правильному выводу о том, что убийство Д

совершил один Хетагури, в связи с чем суд обоснованно исключил из обвинения Хетагури квалифицирующий признак убийства «группой лиц по предварительному сговору», предусмотренный п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Вопреки доводам государственного обвинителя, изложенным в кассационном представлении, приговор суда составлен в соответствии с требования ми закона, в том числе ст. 307 УПК РФ. В приговоре, как этого требует закон приведены мотивы, по которым суд принял одни и отверг другие доказательства.

Наказание осужденному Хетагури по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Правильно назначено наказание и по ч.1 ст. 158 УК РФ.

Выводы суда по виду и размеру наказания в этой части подробно мотивированы в приговоре.

Ссылка Хетагури Т.С. на неверное указание даты его задержания в соответствующем протоколе не является поводом для отмены или изменения при говора, поскольку это не влияет на правильность выводов суда по фактическим обстоятельствам дела, квалификации содеянного и назначенному наказанию. К тому же в материалах дела нет данных, позволяющих считать, что дата задержания Хетагури судом установлена неверно.

Смягчающие наказание обстоятельства учтены судом в соответствии с требованиями закона.

Оснований для смягчения Хетагури наказания по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ч.1 ст. 158 УК РФ Судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам государственного обвинителя и потерпевших Д

изложенным соответственно в кассационном представлении и кассационных жалобах, у Судебной коллегии нет оснований считать назначенное Хетагу ри наказание явно несправедливым вследствие мягкости.

Вместе с тем, приговор в отношении Хетагури подлежит изменению по следующим основаниям.

Преступление, квалифицированное по ч.1 ст. 158 УК РФ, Хетагури со вершил 4 ноября 2008 г. Это преступление является преступлением небольшой тяжести.

В соответствии с п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ срок давности по этой категории преступлений составляет два года, то есть срок давности по ч.1 ст. 158 УК РФ истек 4 ноября 2010 г.

При таких условиях Хетагури надлежит освободить от назначенного ему наказания по ч.1 ст. 158 УК РФ за истечением сроков давности, то есть на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Кроме того, действия Хетагури Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать на п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ в редакции Федерального за кона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, поскольку последняя редакция названного за кона, убравшая низший предел наказания в виде лишения свободы, то есть смягчившая наказание в виде лишения свободы, в соответствии со ст. 10 УК РФ имеет обратную силу.

Наказание по п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ Судебная коллегия назначает Хетагури в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного и данных о личности виновного.

Наказание Хетагури по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ, Судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями закона.

Наказание по совокупности приговоров Судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ.

Что касается протокола судебного заседания, то Хетагури принес замечания на него, которые рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 2 апреля 2009 г. в отношении Хетагури Т С изменить:

освободить его от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 158 УК РФ, за истечением сроков давности на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ;

переквалифицировать действия Хетагури с п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ на п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26- ФЗ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на 3 года 5 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, назначить Хетагури Т.С. наказание в виде лишения свободы на 16 лет 9 месяцев.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 23 августа 2006 г.

На основании ст. 70 УК РФ к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 23 августа 2006 г. и окончательно Хетагури Т.С назначить наказание в виде 17 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Хетагури Т С оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 77 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта