Информация

Решение Верховного суда: Определение N 55-АПУ17-3 от 05.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №55-АПУ 17-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 05 а п р е л я 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Щукиной Ю.В рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Шкурова В.В., Маева В.А. и Кузнецова И.В., а также адвоката Теплова К.П. в интересах осужденного Маева В.А. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 23 января 2017 года, по которому

Шкуров В В

судимый:

- 15.02.2006 Яйским районным судом Кемеровской области, с

учетом постановления Беловского городского суда Кемеровской

области от 27.02.2012, по п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 166, ч.З ст. 158

УК РФ, ч.З ст.69, ч.1 ст.71 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения

свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным

сроком 2 года (все преступления совершены до достижения

совершеннолетия); постановлением Анжеро-Судженского городского

суда от 10.05.2007 испытательный срок продлен на 1 месяц;

30.06.2008 Анжеро-Судженским городским судом

Кемеровской области, с учетом постановления Беловского городского

суда Кемеровской области от 27.02.2012, по ч.1 ст. 161 УК РФ

(преступление совершено 30.10.2007), ч.5 ст.74, ст.70 УК РФ

(приговор от 15.02.2006), окончательно к 2 годам 2 месяцам лишения

свободы;

08.09.2008 Анжеро-Судженским городским судом

Кемеровской области, с учетом постановления Беловского городского

суда Кемеровской области от 27.02.2012, по ч.4 ст. 111 УК РФ

(преступление совершено 22.01.2008), ч.5 ст.69 УК РФ (приговор от

30.06.2008), окончательно к 6 годам 11 месяцам лишения свободы в

колонии строгого режима; освобожден из мест лишения свободы

19.12.2014 по отбытии наказания осужден по:

• п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к лишению свободы на срок 10 (десять) лет;

• пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 15

(пятнадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6

(шесть) месяцев, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ

обязанности два раза в месяц являться для регистрации в

специализированный государственный орган, осуществляющий надзор

за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы

(уголовно-исполнительную инспекцию), и установлением ему

ограничений: не менять место жительства или пребывания и не

выезжать за пределы территории соответствующего муниципального

образования (по месту жительства после отбытия лишения свободы)

без согласия указанного специализированного государственного

органа.

На основании чч.3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Шкурову ВВ. наказание в виде лишения свободы на срок 19 (девятнадцать лет в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанности два раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы (уголовно исполнительную инспекцию), и установлением ему ограничений: не менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (по месту жительства после отбытия лишения свободы) без согласия указанного специализированного государственного органа.

Маев В А

несудимый осужден по:

• п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к лишению свободы на срок 9 (девять) лет;

• пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 14

(четырнадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6

(шесть) месяцев, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ

обязанности два раза в месяц являться для регистрации в

специализированный государственный орган, осуществляющий надзор

за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы

(уголовно-исполнительную инспекцию), и установлением ему

ограничений: не менять место жительства или пребывания и не

выезжать за пределы территории соответствующего муниципального

образования (по месту жительства после отбытия лишения свободы)

без согласия указанного специализированного государственного

органа.

На основании чч.3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Маеву В.А. наказание в виде лишения свободы на срок 16 (шестнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанности два раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы (уголовно исполнительную инспекцию), и установлением ему ограничений: не менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (по месту жительства после отбытия лишения свободы) без согласия указанного специализированного государственного органа.

Кузнецов И В

несудимый осужден по:

• п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к лишению свободы на срок 8 (восемь) лет 6

(шесть) месяцев;

• пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 12

(двенадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6

(шесть) месяцев, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ

обязанности два раза в месяц являться для регистрации в

специализированный государственный орган, осуществляющий надзор

за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы

(уголовно-исполнительную инспекцию), и установлением ему

ограничений: не менять место жительства или пребывания и не

выезжать за пределы территории соответствующего муниципального

образования (по месту жительства после отбытия лишения свободы)

без согласия указанного специализированного государственного

органа.

На основании чч.3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Кузнецову И.В. наказание в виде лишения свободы на срок 14

(четырнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с

ограничением свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, с

возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанности два раза в

месяц являться для регистрации в специализированный государственный

орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в

виде ограничения свободы (уголовно-исполнительную инспекцию), и

установлением ему ограничений: не менять место жительства или

пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего

муниципального образования (по месту жительства после отбытия лишения

свободы) без согласия указанного специализированного государственного

органа.

Дополнительное наказание каждому из осужденных в виде

ограничения свободы постановлено исполнять после отбытия осужденным

основного наказания.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснения осужденных

Шкурова В.В., Маева В.А. и Кузнецова И.В., выступления защитников-

адвокатов Живовой Т.Г., Волобоевой Л.Ю. и Арутюновой И.В.,

поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Кечиной И.А., полагавшей

приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Шкуров ВВ., Маев В.А. и Кузнецов И.В. осуждены за разбой, то есть

нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия,

опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с

применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением

тяжкого вреда здоровью потерпевшего С

Кроме того, Шкуров В.В., Маев В.А. и Кузнецов И.В. осуждены за

умышленное убийство С то есть умышленное причинение

смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору,

сопряженное с разбоем.

Преступные деяния совершены 31 октября 2015 г. на территории

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

• осужденный Шкуров В.В. просит приговор отменить как чрезмерно

суровый и несправедливый по отношению к нему, назначить ему более

мягкое наказание. По его мнению, в ходе судебного разбирательства не

представлено доказательств того, что потерпевший погиб от ран,

причиненных непосредственно им, Шкуровым В.В. Выводы суда о

совершении преступлений по предварительному сговору не соответствуют

фактическим обстоятельствам дела, так как действия каждого не

оговаривались, а на месте происшествия все произошло спонтанно. При

назначении наказания суд не принял во внимание обстоятельства,

смягчающие наказание: явку с повинной, активное способствование

раскрытию преступлений, содействие органам следствия, раскаяние в

содеянном. • осужденный Маев В.А. просит приговор отменить, постановить в

отношении него новое итоговое решение. Полагает, что по ч. 2 ст. 105 УК РФ

он должен быть оправдан за недоказанностью его вины, а итоговое наказание

должно быть назначено ему с применением положений ст. 96 УК РФ. При

этом указывает, что судом не учтено, что на момент происшествия ему

недавно исполнилось 18 лет, в связи с легкой умственной отсталостью он

обучался в коррекционной школе, находился под наблюдением врача-

психиатра. Суд не принял во внимание его положительные характеристики с

места учебы, места работы и проживания, судья отнесся к ним предвзято и

был заинтересован в том, чтобы назначить большие сроки наказания, просит

запросить в суде первой инстанции аудиозапись допроса свидетелей И

иГ , чтобы убедиться в предвзятом отношении судьи, также просит

исключить из приговора досудебные показания осужденных. Считает, что в

его действиях отсутствует обстоятельство, отягчающее наказание -

совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, так как

наркологического освидетельствования подозреваемые по делу не

проходили. Указывает, что назначенное ему наказание является

несправедливым, так как за аналогичные действия осужденному Кузнецову

И.В. назначено более мягкое наказание, просит снизить наказание, по ч.4

ст. 162 УК РФ - оправдать.

• защитник Теплов К.П. в интересах осужденного Маева В.А.

просит приговор отменить, направить дело на новое судебное

разбирательство, мотивируя свои доводы тем, что действия Маева В.А.

квалифицированы неверно, назначенное наказание является необоснованно

суровым, суд неверно признал наличие алкогольного опьянения

обстоятельством, отягчающим наказание. Считает, что в основу приговора

положены только досудебные показания подсудимых, а оценка другим

доказательствам не дана, что противоречит положениям ч. 2 ст. 77 УПК РФ.

Считает, что судом не устранены противоречия в досудебных показаниях

подсудимых, из их показаний, приведенных в приговоре, сделан неверный

вывод о наличии у осужденных предварительного сговора на

совершение преступлений, не сопоставлены показания обвиняемых с

заключением судебно-медицинской экспертизы, хотя между ними имеются

противоречия.

Указывает, что судом не дана оценка показаниям Шкурова В.В. о

нанесении в салоне автомобиля ударов ножом в левый бок водителю и

отсутствию колото-резаных ранений на данном участке тела у потерпевшего;

в приговоре не приведены доказательства стороны защиты и не дана их

оценка. Полагает, что квалификация действий подсудимых при нападении

на водителя такси как разбой, дана неверно, поскольку в суде не установлено наличие ножа у нападавших. Обращает внимание, что суд не привел в приговоре показания свидетеля М охарактеризовавшего подсудимых. Судом не дана оценка показаниям Маева В.А. о том, что в сложившихся обстоятельствах он действовал по принуждению Шкурова ВВ., опасаясь последнего; судом необоснованно отклонено его ходатайство о проведении психолого-психиатрической экспертизы в отношении Маева В.А.

Кроме того, считает, что судом сделан неверный вывод о причине отсутствия синяков и кровоподтеков у потерпевшего, показания обвиняемых о нанесении ими ударов потерпевшему ногами ничем не подтверждены Вывод суда о наличии в действиях Маева В.А. обстоятельства, отягчающего наказание - состояния опьянения, вызванного употреблением алкоголя, не мотивирован, не приведено убедительных доводов, поясняющих, почему суд пришел к подобному заключению.

• осужденный Кузнецов И.В. просит приговор изменить квалифицировать его действия по лишению жизни С как пособничество в убийстве по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, либо рассмотреть вопрос о квалификации его деяний по фактически совершенным действиям, причинившим легкий вред здоровью, снизить размер назначенного ему наказания. Ссылается на свои показания на досудебной стадии, где он стабильно пояснял, что наносил удары ногами по телу потерпевшего, в дальнейшем нанес 2-3 удара потерпевшему ножом в правый бок. Причиненные им ранения отнесены экспертом к легкому вреду здоровью. Кроме того, удары ножом он наносил после перемещения тела потерпевшего к железной дороге, спустя значительное время после того, как потерпевшему уже были нанесены Маевым В.А. проникающие ранения грудной клетки и шеи, состоящие в причинной связи с его смертью. До происшествия они роли не распределяли, последовательность действий не оговаривали, был разговор только об угоне автомобиля. Каждый из находящихся на месте происшествия лиц действовал самостоятельно действия каждого не были связаны с действиями других лиц. Шкуров В.В использовал нож, чтобы завладеть машиной. Лично он, Кузнецов И.В убивать водителя такси не хотел, все действия по лишению жизни потерпевшего выполнены Маевым В.А.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель Н.М.Аева и потерпевший С выражают согласие с приговором считают его законным и обоснованным, приводят доводы, в соответствии с которыми просят оставить приговор без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания самих осужденных об обстоятельствах совершения преступлений, данные на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании в связи с отказом подсудимых от дачи показаний, с согласия сторон; показания свидетеля Г -непосредственного очевидца содеянного, данные на предварительном следствии и подтвержденные в судебном заседании; показания потерпевших С и С протоколы следственных действий заключения экспертов; другие доказательства, исследованные судом и изложенные в приговоре.

В судебном заседании Шкуров В.В., Кузнецов И.В. вину в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, признали полностью, при этом Шкуров В.В. пояснил, что предварительного сговора на совершение преступлений у них не было, роли они не распределяли, свои действия не планировали. Подсудимый Маев В.А свою вину в инкриминируемых деяниях не признал, пояснил, что убийство водителя такси не планировалось, сам он ударов потерпевшему ножом не наносил, на месте преступления оказался по принуждению Шкурова В.В.

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшего №1342 от 30.12.2015, смерть С наступила в результате множественных проникающих колото-резаных ранений шеи и грудной клетки, с повреждением мышц, общих сонных артерий, яремных вен щитовидного хряща, пищевода, пристеночной плевры, верхней доли правого легкого, нижней и верхней доли левого легкого, насечкой на хрящевой части четвертого ребра слева, осложнившихся обильной кровопотерей.

Допрошенная в суде судебно-медицинский эксперт З подтвердила выводы экспертизы о причине смерти и о характере повреждений, повлекших смерть, указала, что всего на теле потерпевшего имеется 39 непроникающих колото-резаных ранений, причиненных предметом с колюще-режущими свойствами. В причинной связи со смертью состоят три проникающие раны, которые причинены в быстрой последовательности, сопровождались кровотечением, каждая из проникающих ран опасна для жизни, так как при естественном течении влекла последствия в виде смерти от кровопотери. Очередность повреждений определить невозможно, поскольку характеристики, морфологические признаки у ран все одинаковые и приблизительно они произошли в один промежуток времени в быстрой последовательности. Разграничить их по промежутку времени невозможно. Потерпевший погиб от совокупности трех проникающих колото-резаных ранений, вызвавших обильную кровопотерю.

Неясностей и сомнений заключение экспертов № 1342 от 30.12.2015 г и показания эксперта З не содержат, поэтому суд обоснованно признал данное заключение допустимым доказательство.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что виновность подсудимых Шкурова ВВ Маева В.А. и Кузнецова И.В. в разбойном нападении на водителя такси С и его убийстве доказана.

Суд дал оценку приведенным в приговоре, исследованным в судебном заседании доказательствам, придя к обоснованному выводу о том, что доказательства стороны обвинения соответствуют требованиям допустимости и относимости и в своей совокупности являются достаточными для правильного разрешения дела.

Судом дана также подробная оценка доводам стороны защиты и указаны основания, по которым они признаны несостоятельными.

Показания Шкурова ВВ., Кузнецова И.В. на досудебной стадии, с учетом дополнений при последующих допросах в качестве обвиняемых, а также показания Маева В.А. при первом допросе в качестве обвиняемого суд признал достоверными, поскольку они детальны и последовательны дополняют друг друга, согласуются между собой в юридически значимых обстоятельствах, в полной мере согласуются с другими доказательствами представленными суду.

Судом правильно указано, что отсутствие синяков и кровоподтеков на теле потерпевшего в заключении судебно-медицинской экспертизы не противоречит выводам эксперта о значительной кровопотере в результате трех проникающих колото-резаных ран (при наличии еще 39 непроникающих ран) и быстром наступлении смерти от обильной кровопотери. Данное обстоятельство подтверждает виновность осужденных в содеянном.

Показания всех подсудимых на досудебной стадии даны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии защитников, после разъяснения прав, в том числе прав обвиняемых не свидетельствовать против себя и своих близких, после разъяснения, что при согласии дать показания, эти показания могут быть использованы в процессе доказывания и при последующем отказе от них. Протоколы допросов подозреваемых, обвиняемых заверены подписями участвовавших в данных следственных действиях лиц, содержат сведения, изложенные допрашиваемыми, о добровольном характере дачи показаний. Существенных противоречий указанные показания не содержат.

Доводы Маева В.А. о том, что все его первоначальные показания были даны под воздействием следователя, а в дальнейшем - лиц, содержащихся вместе с ним под стражей, рассматривались судом первой инстанции и правильно оценены им как недостоверные, вызванные избранной позицией защиты, поскольку при проведении доследственной проверки по поручению суда было установлено отсутствие воздействия на обвиняемого с целью склонить его к даче показаний.

Таким образом, оснований для признания показаний подсудимых на досудебной стадии недопустимыми доказательствами и исключения из числа доказательств не усматривается.

Из установленных по делу обстоятельств следует, что умысел каждого из подсудимых был направлен именно на разбойное нападение на С.

с целью хищения его автомобиля как предмета собственности поскольку в дальнейшем подсудимые распоряжались похищенным как фактические собственники, реализуя полномочия владения, пользования распоряжения. Судом правильно установлено также наличие корыстной цели у каждого из трех подсудимых при разбойном нападении,

Выводы суда в данной части подробно мотивированы в приговоре.

Факт использования осужденными ножа, ранее принадлежавшего Маеву В.А., в качестве оружия при разбойном нападении на С установлен судом на основе показаний как самих подсудимых, так и свидетеля М Как установил суд, каждый из участников разбойного нападения, Шкуров В.В., Маев В.А., Кузнецов И.В., фактически использовал этот нож для общей цели преступления, каждый наносил им удары по телу потерпевшего. Каждый из подсудимых, кроме того, применяя физическую силу, наносил удары ногами С в поле на месте происшествия, препятствуя потерпевшему защититься, скрыться, тем самым каждый из подсудимых обеспечил реализацию общего умысла на разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью и на лишение жизни водителя.

Вывод суда о наличии у подсудимых общего умысла, направленного на лишение жизни С обоснован, поскольку об этом свидетельствует последовательное согласованное применение в качестве орудия убийства Шкуровым В.В., Маевым В.А., а затем и Кузнецовым И.В заранее приготовленного ножа, обладающего значительными повреждающими свойствами, множественность ударов ножом, нанесенных Шкуровым ВВ., Маевым В.А., их локализация в области расположения жизненно важных органов - груди и шеи потерпевшего. Данный нож был сокрыт подсудимыми, однако его описание подробно дано свидетелем М следы лезвия ножа на теле потерпевшего подробно зафиксированы судебно-медицинской экспертизой. В результате суд обоснованно признал доказанным, что преступления совершены с использованием ножа, ранее принадлежавшего Маеву В.А.

Доводы жалобы Кузнецова И.В. об отсутствии причинной связи между его действиями и смертью потерпевшего следует признать несостоятельными, поскольку, как установил суд, он нанес несколько ударов ножом потерпевшему в боковую часть тела, непосредственно перед сокрытием его тела. Доводы осужденного о нанесении им ударов ножом уже после смерти потерпевшего противоречат заключению судебно медицинской экспертизы потерпевшего №1342 от 30.12.2015 г., согласно которому все ранения причинены ему прижизненно. В то же время, его действия в первоначальный период нападения (когда он наносил удары ногами потерпевшему, лишая его возможности защищаться), позволили Шкурову В.В. и Маеву В.А. нанести большую часть ударов ножом, что привело к лишению жизни С от проникающих ран шеи, груди.

При совершении убийства группой лиц необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Таким образом, каждый из подсудимых, Шкуров ВВ., Маев В.А Кузнецов И.В., выполнил все действия, входящие в объективную сторону разбоя и умышленного убийства, с соответствующими вмененными им квалифицирующими признаками. Действия каждого из подсудимых были необходимым условием для действий другого соисполнителя этих особо тяжких преступлений, совершены для достижения единого преступного результата.

Отсутствие детального планирования роли каждого в нападении, на что ссылаются осужденные и защитник Теплов К.П. в своих жалобах, не свидетельствует об отсутствии у подсудимых предварительного сговора поскольку еще до начала нападения, до того как подсудимые сели в такси они пришли к единому мнению о необходимости совершения указанных преступлений, выразив, каждый, свое согласие с предложением Шкурова В.В. о нападении на водителя такси, его убийстве и похищении автомашины.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что о предварительном сговоре подсудимых свидетельствуют не только установленные обстоятельства подготовки особо тяжких преступлений выразившиеся в предложении Шкурова В.В. о совершении указанных преступлений, в приготовлении орудия убийства - ножа, но и сам факт поездки на такси в безлюдное место - к выезду из с. под вымышленным предлогом, с собранными личными вещами. Завладев автомобилем подсудимые не остановились в своих действиях, напротив, догнали пытавшегося скрыться потерпевшего, лишили его жизни, используя заранее приготовленный нож.

Судом дана оценка показаниям Маева В.А. о том, что в сложившихся обстоятельствах он действовал по принуждению Шкурова ВВ., опасаясь последнего. На основе исследованных доказательств суд пришел к обоснованному выводу о том, что Маев В.А. и Кузнецов И.В. в момент совершения преступных деяний не находились в зависимости от Шкурова В.В. и под влиянием угроз последнего. Мотивы принятого решения изложены в приговоре и являются убедительными.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы №1617 от 09.12.2015 (Т.З, л.д.73-74), наличие у Маева В.А. психического расстройства в виде легкой умственной отсталости, не лишало его возможности осознавать фактический характер своих действий, понимать их общественную опасность и руководить ими. Допрошенный судом эксперт-психиатр Т.

подтвердил выводы, изложенные в экспертном заключении, указал, что обстоятельства, характеризующие Маева В.А., полностью учтены экспертами при производстве экспертизы (т. 10 л.д. 182-187).

С учетом выводов проведенной в отношении Маева В.А. судебно психиатрической экспертизы суд обоснованно отклонил ходатайство защитника Теплова К.П. о проведении психолого-психиатрической экспертизы в отношении Маева В.А., с указанием мотивов принятого решения в постановлении от 08 декабря 2016 г. (т. 10 л.д.95-97).

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка Наказание осужденным назначено с учетом требований закона и является справедливым.

При определении вида и размера наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого подсудимого, их возраст и состояние здоровья, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей. Суд учел также возраст, состояние здоровья всех родственников подсудимых и близких им лиц, степень фактического участия каждого в совершении преступлений, значение этого участия для достижения цели преступлений, влияние этого участия на характер и размер причиненного вреда.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Шкурова В.В., Маева В.А Кузнецова И.В., каждого, по каждому из совершенных деяний, суд признал активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, явки с повинной (Т.6, л.д. 14; Т.1, л.д. 180-181, 182-183); активное способствование изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления и розыску похищенного имущества путем участия в следственных действиях; возмещение причиненного материального ущерба в связи с обнаружением похищенного, а у Шкурова В.В. и Кузнецова И.В кроме того, - признание вины и раскаяние в содеянном; действия направленные на заглаживание причиненного морального вреда путем принесения извинений потерпевшим. Обстоятельствами, смягчающими наказание Маева В.А., суд также признал его состояние здоровья и состояние здоровья его близких родственников, частичное признание вины на досудебной стадии, его молодой возраст.

Решение суда о признании отягчающим наказание обстоятельством по разбою и убийству у Шкурова В.В., Маева В.А., Кузнецова И.В. совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя является законным и мотивированным. Факт совершения преступлений в состоянии алкогольного опьянения установлен судом на основе показаний самих подсудимых, которые не отрицали, что непосредственно перед совершением преступлений употребляли спиртное в значительных количествах. Данный факт подтвердил в суде также свидетель Г.

(т. 10 л.д. 165). Для установления указанного факта проведения наркологической экспертизы или освидетельствования не требуется.

В отношении Шкурова В.В. обстоятельством, отягчающим наказание суд правильно признал особо опасный рецидив преступлений.

Учитывая характер совершенных деяний и личность Маева В.А., суд не усмотрел оснований для применения к Маеву В.А. положений ст.96 УК РФ и назначения наказания по правилам, установленным для несовершеннолетних. Не согласиться с таким решением суда оснований не имеется.

Оснований полагать о наличии личной заинтересованности судьи в исходе дела не имеется. Доводы жалобы Маева В.А. о якобы допущенных судьей нарушениях закона при осуществлении допросов свидетелей И

иГ рассматривались судом первой инстанции и нашли отражение в постановлении по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания от 03 марта 2017 г. (т. 11 л.д.113-114). Принятое судом решение об отклонении данных замечаний является законным и обоснованным.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе, принципов независимости судей и состязательности сторон, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.38913, 38915, 38918, 38920 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 23 января 2017 года в отношении Шкурова В В , Маева В А и Кузнецова И В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 77 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта