Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ15-15 от 16.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 9-АПУ15-15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 16 с е н т я б р я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.

судей Эрдыниева Э.Б. и Шмотиковой С.А.

при секретаре Багаутдинове Т.Г рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Шекеева СИ., адвоката Абрамова А.А. на приговор Нижегородского областного суда от 30 июня 2015 года, по которому

Шекеев С И ,,

несудимый,

- осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Шекеева СИ., адвоката Романова СВ., прокурора Киселевой М.В., Судебная коллегия

установила:

Шекеев С И . признан виновным в убийстве своей жены Ш совершенном группой лиц по предварительному сговору (с Т

Преступление совершено 28 апреля 2014 года в с.

района области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Абрамов А.А. в интересах осужденного Шекеева СИ. считает приговор незаконным и необоснованным, выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что суд необоснованно в качестве доказательств вины Шекеева сослался на протоколы его допросов в качестве подозреваемого от 29 апреля 2014 года и обвиняемого от 30 апреля 2014 года, поскольку Шекеев отказался от дачи показаний, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, а признание им своей вины в протоколах без дачи показаний по обстоятельствам дела не может являться доказательством его виновности. Также протокол явки Шекеева с повинной составлен с нарушением закона, без участия адвоката, хотя Шекеев находился в статусе подозреваемого, при этом в судебном заседании данный протокол был оглашен до дачи показаний Шекеевым. Подвергает сомнению правдивость показаний Т указывая, что последняя является лицом, злоупотребляющим алкоголем, на фоне чего ее поведение становится неадекватным, при этом ссылается на показания свидетелей А К . Также полагает, что между выводами суда и заключением судебно-медицинского эксперта в части времени наступления смерти потерпевшей имеются противоречия, заключения судебно-цитологических экспертиз не подтверждают вину Шекеева. Указывает, что протокол очной ставки между Ш иТ от 18.09.2014 г. (т.2 л.д. 130-139), на который имеется ссылка в пр судебном заседании не исследовался Ссылаясь на доводы Шекеева о том, что Т завидовала потерпевшей на пропажу денег, двух сотовых телефонов из их квартиры, также высказывает предположение, что Т убила потерпевшую из корыстных побуждений и с целью смягчения своей вины оговорила Шекеева Полагает, что суд необоснованно отверг данные доводы с учетом вышеуказанных личностных данных Т Просит отменить приговор и Шекеева СИ. оправдать.

Осужденный Шекеев СИ. в апелляционной жалобе и дополнении к ней приводит аналогичные доводы, при этом Шекеев также указывает, что проведенные по делу судебно-цитологические и биологические экспертизы, в том числе по футболке и джинсовым брюкам Шекеева, не подтверждают его вину, при этом суд не учел наличие на халате Т крови, которая принадлежит потерпевшей. Полагает, что на предварительном следствии следователем было необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства о проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Т на разрешение которой следовало поставить вопрос о наличии у Т склонности выдавать фантазии за действительность. Считает, что суд незаконно признал его виновным в совершении убийства Ш , в связи с чем просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Лукоянов С В . считает доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Шекеева СИ. в совершении преступления, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний осужденной Т следует, что во время распития спиртного между супругами Шекеевыми произошла ссора, после которой Шекеев предложил ей убить Ш на что она согласилась Подойдя к жене Л спавшей на диване в зале, Шекеев стал ее душить руками, при этом последняя никакого сопротивления не оказывала. Затем он попросил ее принести веревку, сказав, что у него устали руки, и она из дома принесла кусок бельевой веревки, которой они вдвоем с Шекеевым стали душить Шекееву, то есть обмотав ее шею веревкой, взявшись за концы, стали тянуть их в разные стороны. Поскольку веревка была слишком короткой, она принесла более длинную веревку, и они повторили указанные действия по удушению Ш , но последняя продолжала подавать признаки жизни Тогда по просьбе Шекеева она принесла ему нож и вышла из комнаты, а по возвращении обратно увидела, что этот нож воткнут в грудь потерпевшей Поскольку Шекеева подавала признаки жизни, она полотенцем перекрыла ей доступ воздуха и удерживала его до тех пор, пока та не перестала дышать.

Из протокола заявления Т о явке с повинной следует, что она сообщила о совместном с Шекеевым убийстве его супруги.

В ходе следственного эксперимента Т также показала об обстоятельствах лишения жизни потерпевшей, продемонстрировав свои и Шекеева действия.

На очной ставке с Шекеевым Т вновь подтвердила, что договорилась с Шекеевым совершить убийство его супруги, после чего они вместе лишили потерпевшую жизни (т.2, л.д. 99-110).

Из показаний свидетеля К следует, что после 15 часов 28 апреля 2014 года Т рассказала, что вместе с Шекеевым совершила убийство его супруги.

Из показаний свидетеля А следует, что Т ей также рассказала, что задушила Шекееву.

Виновность осужденного Шекеева подтверждена и другими доказательствами:

- протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого установлено, что труп Ш находится в большой комнате на диване изъяты два ножа и веревка, а в жилище Т изъяты образец веревки и халат;

- заключениями экспертов, согласно которым: - на трупе Ш обнаружены опасные для жизни и повлекшие ее смерть на месте преступления два колото-резаных ранения грудной клетки, которые могли быть причинены изъятым на месте преступления ножом, опасная для жизни тупая травма шеи в виде странгуляционных борозд на шее и переломов подъязычной кости и щитовидного хряща, а также причинившее легкий вред здоровью колото-резаное ранение шеи, которое могло быть причинено вторым ножом, изъятым на месте происшествия, и не причинившие вреда здоровью кровоподтеки лица и кисти, кровоизлияния губ, которые могли образоваться при закрытии рта полотенцами (судебно медицинская экспертиза); - имевшиеся у Ш телесные повреждения, за исключением колото-резаного ранения шеи, могли образоваться при обстоятельствах указанных Т в ходе следственного эксперимента (дополнительная судебно-медицинская экспертиза); - на одном клинке ножа обнаружен биологический материал, свойственный по своим признакам потерпевшей, а на его рукояти и рукояти второго ножа, а также веревке клетки кожи, свойственные Шекееву и Т

- заявлением о явке с повинной, в которой Шекеев сообщил, что в ходе ссоры нанес жене удар ножом в сердце;

- протоколами допросов Шекеева в качестве подозреваемого и обвиняемого, соответственно от 29 апреля и от 30 апреля 2014 года, согласно которым Шекеев в силу ст.51 Конституции отказался давать показания, но при этом заявил, что свою вину в убийстве своей жены Ш группой лиц по предварительному сговору он признает в полном объеме.

Судом обоснованно отвергнуты доводы Шекеева о том, что при составлении протокола его заявления о явке с повинной он находился в состоянии алкогольного опьянения. Выводы суда в этой части сомнения не вызывают, поскольку подтверждаются материалами уголовного дела и являются надлежаще мотивированными.

Вопреки доводам адвоката Абрамова А.А., признание Шекеевым своей вины, в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РФ, судом могло быть положено в основу обвинения при подтверждении его виновности совокупностью других доказательств.

Безосновательным является и довод адвоката о том, что протокол заявления Шекеева о явке с повинной является недопустимым доказательством, поскольку уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательное участие защитника при его составлении.

Неверными являются доводы адвоката о возможности исследования протокола заявления о явке с повинной только в соответствии с положениями ст. 276 УПК РФ и лишь после дачи подсудимым показаний в суде, поскольку это заявление не может расцениваться в качестве показаний приведенных в п. 1 ч. 2 ст. 74 и ст. 76 УПК РФ.

Кроме того, вопреки доводам Шекеева, экспертом при проведении судебно-биологических экспертиз установлено, что на джинсовых брюках Шекеева найдена кровь человека, которая может принадлежать не только самому Шекееву СИ., но также не исключается примесь крови потерпевшей Ш и обвиняемой Т а на халате Т обнаружена кровь человека, которая может принадлежать ей, но Ш.

и Шекееву СИ. эта кровь не принадлежит.

Также Судебная коллегия не находит оснований согласиться с доводами стороны защиты о недостоверности показаний Т и ее оговоре Шекеева СИ. с целью облегчить свою вину. Напротив подробность и детализированность показаний Т в которых она изобличает не только Шекеева, но и себя, которые объективно согласуются с вышеприведенными доказательствами, в том числе данными осмотра места происшествия, показаниями свидетелей, заключениями экспертиз, не вызывает сомнений в их достоверности, а приведенные основания для оговора Т Шекеева в связи со злоупотреблением ею спиртными напитками являются неубедительными, при этом по заключению судебно психиатрической экспертизы Т психическим расстройством не страдает, а обнаруживает признаки синдрома зависимости от алкоголя средней стадии, что однако не лишает ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период, относящийся ко времени совершения инкриминируемых ей деяний, она находилась в состоянии простого алкогольного опьянения, могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В ее поведении отсутствовали признаки расстроенного сознания, обманов восприятия, бредовых переживаний, она сохранила в памяти четкие воспоминания о противоправном деянии, правильно проецирует их в месте времени и пространстве. В настоящее время она также может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

В связи с изложенным, у органа предварительного расследования и суда не имелось каких-либо оснований для проведения дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Т по вопросу наличия у нее склонности выдавать фантазии за действительность.

Также, вопреки доводам жалоб, выводы суда и судебно-медицинского эксперта в части времени наступления смерти Ш не содержат каких либо противоречий.

Доводы о том, что только одна Т из корысти лишила жизни Шекееву, ничем не подтверждены и по существу являются лишь предположением.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Таким образом суд, оценив совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Шекеева СИ. в убийстве Ш совершенном по предварительному сговору с Т и дал верную юридическую оценку его действиям.

Вместе с тем из числа доказательств подлежит исключению протокол очной ставки между Шекеевым СИ. и Т от 18 сентября 2014 года (том 2, л.д. 130-139), поскольку, как видно из протокола судебного заседания, данный документ не исследовался, и суд не вправе был ссылаться на него в приговоре, в связи с чем в приговор вносится соответствующее изменение.

Вносимое изменение в приговор не является существенным и не влияет на вывод суда о виновности Шекеева СИ., к которому суд пришел на основании достаточной совокупности других доказательств.

Наказание Шекееву СИ. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, наличия смягчающего и отягчающего наказание обстоятельств, а также данных, характеризующих его личность.

Назначенное осужденному наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда от 30 июня 2015 года в отношении Шекеева С И изменить, исключив из числа доказательств протокол очной ставки между Шекеевым СИ. и Т.

от 18 сентября 2014 года (том 2, л.д. 130-139).

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Шекеева СИ. и адвоката Абрамова А.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 76 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта