Информация

Решение Верховного суда: Определение N 51-АПУ16-4 от 20.04.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 51-АПУ16-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 20 апреля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Зыкина В .Я. и Шамова А.В.,

при секретаре Щукиной Ю.В рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя И.А. Третьяковой на приговор Алтайского краевого суда от 19 ноября 2015 года, которым

АРМЕНАКЯН В К ,,

несудимый осужден: - по части 1 статьи 119 УК РФ на 1 год ограничения свободы с установлением ограничений и возложением обязанностей;

- по части 1 статьи 116 УК РФ на 3 месяца исправительных работ в местах определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно исполнительной инспекцией в районе места жительства осужденного с удержанием из заработной платы 10% в доход государства.

- по пунктам «а», «в» части 2 статьи 163 УК РФ 2 года 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений;

- по п. «г» части 2 статьи 112 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года;

- по п. «г» части 2 статьи 163 УК РФ на 2 года 3 месяца лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год с установлением ограничений;

- по части 1 статьи 222 УК РФ на 1 год лишения свободы.

От назначенного по части 1 статьи 116, части 1 статьи 119 УК РФ наказания Арменакян В.К. освобожден на основании п. «а» части 1 статьи 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

В соответствии с положениями части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Арменакяну В.К назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

Срок наказания Арменакяну В.К. исчислен с 19 ноября 2015 года, в срок отбытия наказания зачтено время его содержания под стражей с 6 декабря 2012 года по 18 ноября 2015 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Арменакяна В.К оставлена без изменения.

Арменакян В.К. оправдан по обвинению в совершении преступлений предусмотренных частью 1 статьи 209 УК РФ, частью 3 статьи 260 УК РФ, пунктам «в», « г» части 2 статьи 163 УК РФ, трем преступлениям, предусмотренным п. «а части 3 статьи 163 УК РФ на основании п. 1 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления; по обвинению по части 4 статьи 159 УК РФ пунктам «а», « в», « г» части 2 статьи 163 УК РФ - на основании п. 3 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления;

ПОНОМАРЕНКО А А

несудимый осужден: - по части 1 статьи 119 УК РФ на 1 год ограничения свободы с установлением ограничений;

- по пунктам «а», «в» части 2 статьи 163 УК РФ на 2 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений;

- по п. «г» части 2 статьи 112 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы;

- по части 1 статьи 222 УК РФ на 1 год лишения свободы.

От назначенного по части 1 статьи 119 УК РФ наказания Пономаренко А.А освобожден на основании п. «а» части 1 статьи 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

В соответствии с положениями части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Пономаренко А.А. назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

Срок наказания Пономаренко А.А. исчислен с 19 ноября 2015 года, в срок отбытия наказания зачтено время его содержания под стражей с 6 декабря по 7 декабря 2012 года и с 11 апреля 2013 года по 18 ноября 2015 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Пономаренко А.А оставлена без изменения.

Пономаренко А.А. оправдан по обвинению в совершении преступлений предусмотренных частью 2 статьи 209 УК РФ, частью 3 статьи 260 УК РФ на основании п. 1 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления; по обвинению по части 4 статьи 159 УК РФ - на основании п. 3 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления; по обвинению п. «а» части 3 статьи 163 УК РФ - на основании п.2 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

ПОПОВ С Ю,

ранее судимый:

- 22.08.2008 года по части 1 статьи 112 УК РФ к 1 году

6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным

сроком 2 года 6 месяцев;

- 20.04.2010 года по пунктам «а», «д» части 2 статьи

161 УК РФ, 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения

свободы со штрафом 5 000 рублей, освобожден

23.08.2011 года условно- досрочно на 1 год 6 месяцев 7

дней осужден по части 1 статьи 222 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы.

На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 20.04.2010 года окончательно Попову СЮ. назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В срок отбытия наказания зачтено содержание Попова СЮ. под стражей и домашним арестом с 6 декабря 2012 года по 6 декабря 2013 года, и с 16 апреля 2014 года по 19 ноября 2015 года, в связи с отбытием наказания Попов С освобожден из-под стражи.

Попов СА. оправдан по обвинению в совершении преступлений предусмотренных частью 2 статьи 209 УК РФ, по трем преступлениям предусмотренным п. «а» части 3 статьи 163 УК РФ на основании п. 1 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления; по п. «а» части 3 статьи 163 УК РФ - на основании п.2 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления;

АНУФРИЕВ Д А

ранее судимый

22.11.2013 года по части 1 статьи 109 УК РФ к 1 году

ограничения свободы осужден по части 1 статьи 119 УК РФ на 1 год ограничения свободы с установлением указанных в приговоре ограничений.

На основании п. «а» части 1 статьи 78 УК РФ Ануфриев Д.А. освобожден от назначенного по части 1 статьи 119 УК РФ наказания в связи с истечением сроков давности.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ануфриева Д.А отменена, он освобожден из-под стражи в зале суда.

Ануфриев Д.А. оправдан по обвинению в совершении преступлений предусмотренных частью 2 статьи 209 УК РФ, частью 3 статьи 260 УК РФ на основании п. 1 части 2 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечиной И.А., не поддержавшей апелляционное представление, полагавшей приговор суда оставить без изменения, выступления осужденного Арменакяна В.К. и в защиту его интересов адвоката Рыжковой Т.Ф., в защиту интересов осужденных Пономаренко А.А., Попова С.Ю., Ануфриева Д.А. адвокатов Герасимова Д.В., Карпухиной Д.А., Меркушевой Л.В., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

приговором Арменакян В.К., Пономаренко А.А., Попов С.Ю., Ануфриев Д.А признаны виновными в совершении на территории края и Республики

следующих преступлений, при обстоятельствах, изложенных в приговоре:

на территории района Республики в апреле - мае 2011 года Арменакян В.К. и Ануфриев Д.А., в мае 2011 года и 1 июня 2011 года они же совместно с Пономаренко А.А., угрожали М убийством, в том числе и с использованием огнестрельного оружия, требуя передать им деловую древесину, при этом потерпевшим угрозы воспринимались реально;

в марте - апреле 2011 года Арменакян В.К., вместе с другим установленным лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, в с.

района вымогали у К сначала 50 000 рублей, высказывая в адрес потерпевшего угрозы убийством и причинением телесных повреждений, угрожая тем самым применением насилия, нанесли ему удары по различным частям тела; в один из дней с 5 по 10 мая 2011 года, угрожая К сожжением его дома, потребовали передачи уже 100 000 рублей, и также нанесли К руками и ногами не менее 10 ударов по различным частям тела, причинив ему физическую боль; 13 мая 2011 года в период времени с 16 до 23 часов, Арменакян В.К., действуя в группе лиц по предварительному сговору согласованно с другим лицом, вооружившись неустановленным предметом высказывал в адрес К угрозы убийством и причинением телесных повреждений, вымогали 200 000 рублей, при этом Арменакян В.К. нанес К неустановленным предметом, не менее 3 ударов в область головы и не менее 5 ударов по другим частям тела, в период с 24 часов 13 мая 2011 года до 2 часов 14 мая 2011 года, Арменакян В.К. и Пономаренко А.А., вооружившись двумя бейсбольными битами, угрожая К применением насилия уничтожением и повреждением имущества, вымогали 200 000 рублей, нанеся ему удары бейсбольными битами; кроме того в указанные периоды Арменакян В.К неоднократно звонил на мобильный телефон К высказывал в ходе телефонных разговоров в его адрес угрозы применения насилия и требовал от К передать им деньги;

в период с 24 часов 13 мая 2011 года до 2 часов 14 мая 2011 года Арменакян В.К и Пономаренко А.А., действуя в группе лиц по предварительному сговору, в с.

района края нанесли Г который пытался пресечь их действия в отношении К бейсбольными битами и ногами удары по голове и другим частям тела, причинив тому закрытые переломы 2 и 3-го ребер слева, относящиеся к средней тяжести вреду здоровью, а также иные телесные повреждения;

в один из дней сентября 2011 года, Арменакян В.К. в с района края на почве неприязненных отношений нанес О удары рукой по телу и голове, вставил в рот О тряпичный кляп, раскалив утюг и кочергу, не менее 4-х раз прижег ими живот, правую руку и обе ноги О

произвел в О один выстрел в область ног из неустановленного оружия, причинив телесные повреждения, относящиеся к легкому вреду здоровью;

не позднее 17 сентября 2012 года Арменакян В.К. в г края совершил вымогательство 500 000 рублей, 16 ноября 2012 года около 19 часов в ходе телефонного разговора вновь высказал в адрес Б угрозы убийством и угрозы сожжением его имущества и вновь потребовал от Б передать ему в будущем деньги в сумме 500 000 рублей;

1 июня 2011 года на территории МО « » - района Республики Арменакян В.К. незаконно носил короткоствольное нарезное огнестрельное оружие, пригодное для производства выстрелов - самозарядный пистолет модели «ТТ» калибра 7, 62x25 мм изготовленный заводским способом, с 5 патронами калибра 7, 62x25 мм Пономаренко А.А. незаконно носил короткоствольное нарезное огнестрельное оружие, пригодное для производства выстрелов - самозарядный пистолет калибра 9 мм (серии Т заводской № « »), изготовленный самодельным способом путем переделки газового пистолета «МР 654 К» под патрон калибра 9 x 1 8 мм (ПМ), с 6 патронами калибра 9 мм;

не позднее 5 декабря 2012 года Пономаренко А.А. незаконно приобрел пригодное для производства выстрелов огнестрельное оружие - обрез, изготовленный из двуствольного, гладкоствольного куркового охотничьего ружья модели «ТОЗ -66» 12 калибра (номер удален, 1972 года выпуска), и боеприпасы к нему - не менее 6 патронов 12 калибра, изготовленных заводским способом, которые незаконно хранил по месту своего проживания по адресу г. , ул., ,

где указанные предметы были обнаружены и изъяты сотрудниками правоохранительных органов;

не позднее 6 декабря 2012 года Попов СЮ. незаконно приобрел пригодное для производства выстрелов огнестрельное оружие - обрез, изготовленный самодельным способом путем укорачивания ствола и приклада из одноствольного куркового охотничьего ружья модели «ИЖ-17», 16 калибра, № относящийся к короткоствольному, атипичному, гладкоствольному огнестрельному оружию, которое незаконно хранил в находившемся в его пользовании автомобиле марки « »

(регистрационный знак « »), откуда оно было изъято сотрудниками правоохранительных органов.

Этим же приговором оправданы по предъявленному обвинению :

Арменакян В.К. - в создании в период марта 2011 года банды, а Пономаренко А.А., Ануфриев Д.А. и Попов СЮ. - в участии в банде и совершаемых ею нападениях;

Арменакян В.К., Ануфриев Д.А. и Пономаренко А.А. в незаконной рубке 1 июня 2011 года лесных насаждений, находящихся в ведении ГУ РА «»,

с причинением ущерба в сумме 151 839 рублей;

Арменакян В.К. и Попов СЮ. - в вымогательстве в один из дней с 22 по 30 июля 2012 года денежных средств в крупном размере у Т

Арменакян В.К. и Попов СЮ. - в вымогательстве в августе 2012 года и в один из дней с 15 по 30 сентября 2012 года денежных средств в крупном размере у Ж

Арменакян В.К. и Попов СЮ. в вымогательстве 19 августа 2012 года денежных средств в крупном размере у Р

Арменакян В.К. и Пономаренко А.А. в похищении денежных средств путем мошенничества в период 2011 - 2012 годов у Т - 11 000 рублей Р - 10 000 рублей; Т - 10 000 рублей; Я - 28 500 рублей; Я - 28 600 рублей; Т - 28 600 рублей; Ч

- 28600 рублей; П - 15 600 рублей; М - 28 600 рублей П 16 500 рублей; И - 7 500 рублей; Ан СВ.- 26 000 рублей К -4500 рублей; Н - 15 600 рублей; В 3 000 рублей; Г 7 800 рублей; К - 7800 рублей; П 7 800 рублей, а всего на общую сумму 286 000 рублей;

Арменакян В.К. в вымогательстве в один из дней августа 2012 года денежных средств у Щ

Арменакян В.К. в вымогательстве в период с 21 июня по 5 декабря 2012 года денежных средств у А

Попов СЮ. в вымогательстве в один из дней сентября 2011 года денежных средств у О

В апелляционном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель И.А. Третьякова считает приговор суда незаконным и необоснованным подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, повлекшими необоснованное оправдание, несправедливостью приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания. Приводя содержание приговора, содержание и собственный анализ исследованных в судебном заседании доказательств, указывает, что суд неправильно квалифицировал действия Арменакяна по эпизоду в отношении О по части 1 статьи 116 УК РФ, поскольку согласно заключению эксперта № у потерпевшего О были обнаружены повреждения, которые причинили вред здоровью и являются результатом заживления ран, причиненных в срок до 1,5 лет до момента осмотра в АКБ СМЭ 18 .12.2013 года Судом сделан неверный вывод о мотиве противоправных действий в отношении потерпевшего О , необоснованно переквалифицированы действия Арменакяна с п. «а» части 3 статьи 163 УК РФ на статью 116 УК РФ. Вывод суда об отсутствии вымогательства не основан на доказательствах, исследованных в ходе судебного разбирательства, и опровергаются показаниями О в ходе предварительного следствия, которые О в судебном заседании фактически подтвердил. Обозрев в судебном заседании представленную ему расписку, изъятую у Арменакяна в ходе обыска, О подтвердил, что именно ее он написал по требованию Арменакяна При этом свидетель Ж , на имя которого данная расписка составлена, отрицал наличие у О перед м каких-либо обязательств. Сам характер противоправных действий в о ении О , установленный судом (не просто применение насилия а фактически использов методов истязания, пыток), объективно подтверждает показания потерпевшего о том, что данные действия совершены именно с целью его принуждения к написанию долговой расписки и передаче в будущем денежных средств при отсутствии для этого каких-либо оснований. Достоверность показаний потерпевшего об обстоятельствах применения в отношении него насилия также подтверждается наличием у О телесных повреждений, установленных при проведении судебно-медицинск спертизы, а также показаниями свидетелей И К , Каирова, П ,Ш , видевших у потерпевшего те п ия дс сле гося. Это же обстоятельство указывал О в своих показаниях, описывая противоправные действия в отношении со стороны Арменакяна и Попова. Оснований для оговора Арменакяна и Попова со стороны О не установлено. В нарушение статьи 307 УПК РФ, суд не привел мотивы, по рым он отверг показания потерпевшего о совершении данного преступления совместно Арменакяном и Поповым с корыстной целью, выводы суда о том, телесные повреждения из личных неприязненных отношений Орлову нанес только Арменакян, как и выводы суда о непричастности Попова к шению преступления в отношении О являются несостоятельными, противоречат материалам дела, опровергаю оказаниями потерпевшего, как в судебном заседании, так и на предварительном следствии Потерпевшим Орловым было написано заявление о применении в отношении него мер государственной безопасности, где он указывал, что опасается физической расправы со стороны как Арменакяна, так и Попова и их знакомых в связи с дачей изобличающих показаний в отношении указанных лиц. Алиби, выдвинутое Поповым в ходе судебного заседания, об отсутствии его в с. с первых чисел сентября до 28 либо 29 сентября 2011 года, не исключает возможность совершения им указанного преступления в отношении О в сентябре 2012 года, как указано в обвинении, а также опровергаются обязанностью Попова являться на в отдел полиции по месту жительства (с. ) дважды в месяц. Судом сделан неверный вывод в части юридической оценки действий Арменакяна и Попова по эпизоду в отношении О что повлекло назначение Арменакяну чрезмерно мягкого наказания и необоснованное оправдание Попова.

Неверными являются и выводы суда по эпизоду преступления в отношении М . Предъявленное Арменакяну, Ануфриеву и Пономаренко обвинение по п. «а» части 3 статьи 163 УК РФ в совершении в период с апреля-мая 2011 года по 1.06.2011 вымогательства (требовали передать им 60 кубометров деловой древесины лиственницы), в ходе которого применяли в отношении М физическое насилие, высказывали в адрес потерпевшего и членов его семьи угрозы причинения телесных повреждений, уничтожения и повреждения имущества, полностью подтверждено совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств которым судом дана неверная оценка в связи с квалификацией действий виновных Арменакяна, Пономаренко и Ануфриева по части 1 статьи 119 УК РФ. Выводы суда о том, что действия осужденных носили самоуправный характер, об отсутствии последствий в виде причинения существенного вреда М не соответствуют установленным в приговоре фактическим обстоятельствам. Признав доказанными самоуправный характер действий осужденных и угрозы убийством в адрес потерпевшего с их стороны, суд без каких-либо оснований не установил связи между указанными обстоятельствами. Суд указал, что угрозы убийством в адрес М и его избиение виновные совершали, полагая, что М должен им оказать определенные услуги, т.е. эти действия были целиком направлены на принуждение М к передаче им имущества (леса) в нарушение установленного законом по разрешения споров имущественного характера. Судом не принято во внимание, что агрессивные действия в отношении М продолжались на протяжении длительного времени (нескольких месяцев), сопровождались визитами в дом потерпевшего, что способствовало созданию в семье, где воспитывались малолетние дети, нервозной обстановки, что следует из показаний потерпевшего М и его супруги, свидетеля М . Согласно показаниям М он бы но напуган высказанными осужденными в его адрес угрозами, ему было очень страшно, он опасался за свою жизнь и здоровье, а также за жену и детей, боялся оставить свою семью без средств к существованию, что подтверждено показаниями свидетелей М Н , К , Б , Ч Полагает, что действия осужденных Арменакяна, Пономаренко и Ануфриева должны быть квалифицированы по части 2 статьи 330 УК РФ. Неправильная квалификация действий осужденных повлекла назначение им чрезмерно мягкого наказания.

Установив, что 1.06.2011 года в процессе совершения преступления в отношении Минакова Арменакян и Пономаренко, находясь на участке лестного массива

района Республики незаконно носили два пистолета с боеприпасами суд допустил существенные противоречия между описанием преступных действий признанных установленными, и выводами суда по указанным фактическим обстоятельствам. В описательной части приговора суд указывает, что «1.06.2011 года Арменакян, Ануфриев и Пономаренко, действуя умышленно, в группе лиц по предварительному сговору, предварительно вооружившись короткоствольным нарезным огнестрельным оружием: пистолетом модели «ТТ» и пистолетом изготовленным путем переделки газового пистолета «МР 654 К», с устройствами для подавления звука выстрела (глушителями) и боеприпасами, прибыли в с. - района Республики где находился М », в качестве обстоятельств, отягчающих наказание Арменакяна, Ануфриева и Пономаренко по эпизоду в отношении М , признал совершение ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, а также с использованием оружия, что учтено при назначении наказания. При этом установив, что между Арменакяном Пономаренко и Ануфриевым имелся предварительный сговор на совершение преступления в отношении М с использованием огнестрельного оружия, суд между тем, указал в приговоре, что «вывод о наличии договоренности по использованию оружия не основан на доказательствах, является предположением что сговор между Арменакяном, Ануфриевым и Пономаренко на хранение и ношение указанного оружия отсутствовал, а Арменакян и Пономаренко до прибытия на место преступления не знали о наличии оружия у Ануфриева. Однако, из обстоятельств дела, установленных судом, усматривается, что осужденные, заранее договорившись о совершении противоправных действий в отношении М , перемещались с огнестрельным оружием и боеприпасами из с. до места совершения преступления в где непосредственно данное оружие и было ими использовано при совершении преступления в отношении потерпевшего, что каждый из них осознавал. Считает неверной квалификацию действий Арменакяна и Пономаренко по части 1 статьи 222 УК РФ, поскольку противоправные действия связанные с незаконным оборотом оружия и боеприпасов совершены ими в составе группы лиц по предварительному сговору, то есть в их действиях усматривается состав преступления, предусмотренный частью 2 статьи 222 УК РФ. Неправильная юридическая оценка судом действий указанных лиц повлекла назначение им чрезмерно мягкого наказания.

Полагает, что не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах выводы суда об оправдании Арменакяна и Пономаренко по

обвинению в совершении мошеннических действий. Суд усмотрел наличие

гражданско-правовых отношений между потерпевшими с одной стороны и Арменакяном с Пономаренко, указав, что фирма такси « », которой управляли Арменакян и Пономаренко, на основании фактически сложившихся отношений и договоров привлекала для работы водителей, имевших личные автомобили, создавая условия для работы в виде предоставления места парковки, а также услуг диспетчерской, передававшей водителям заказы на перевозку, из показаний потерпевших следует, что деньги в фирму такси они передавали фактически за возможность работы с этой фирмой. Однако данные выводы суда не соответствуют доказательствам, в частности показаниям свидетелей К , Ф В Р , о том, что у Пономаренко и Арменакяна отсутствовали какие либо правовые основания брать плату за возможность стоянки автомобилей водителей-частников на участке местности, однако водители-частники стали платить деньги за парковку. Договоры между Пономаренко и Арменакяном и водителями последние подписывали, практически не читая, не вникая в их содержание подписывали даже чистые листы, доверяя Пономаренко и Арменакяну.. Из договоров заключенных между такси « » и водителями-частниками, не усматривается чтобы указанная организация брала на себя обязательство оказывать какие-либо услуги водителям, в том числе обеспечивать заявками, что указывает на то, что договоры были составлены исключительно с целью придания видимости законности противоправной деятельности Арменакяна и Пономаренко, поскольку каких-либо оснований взимать плату за стоянку с водителей-частников в указанном месте они не имели права. Водители-частники никакими услугами, в том числе механика, медика диспетчерской или какими-либо другими услугами такси « » не пользовались заказы от такси не получали, что подтверждено показания детелей. С учетом изложенного, выводы суда, указанные в приговоре, о наличии гражданско-правовых отношений между Арменакяном и Пономаренко с одной стороны и потерпевшими и об отсутствии в действиях указанных лиц признаков мошенничества, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Изменение потерпевшими и свидетелями показаний в судебном заседании в пользу Арменакяна и Пономаренко, не ставит под сомнение достоверность их показаний на предварительном следствии, а утверждение суда о том, что в показаниях потерпевших в ходе следствия, а также в судебном заседании не усматривается каких-либо противоречий, имеющих принципиальное значение, что они, якобы, лишь дополнили показания, не соответствует материалам дела. Показания потерпевших на следствии и в суде содержат существенные противоречия именно в части наличия между ними и такси «Стиль» гражданско-правовых отношений, связанных с оказанием услуг. Суд, воп ребованиям статьи 307 УПК РФ, не указал, почему одни доказательства им взяты за основу при принятии решения, а другие нет, не приведены мотивы, по которым он отверг доказательства обвинения. Таким образом судом в приговоре не дана надлежащая оценка указанным противоречиям, что повлекло необоснованное оправдание Арменакяна и Пономаренко в совершении тяжкого преступления.

Не основаны на исследованных доказательствах выводы суда об отсутствии события преступления в действиях Арменакяна в отношении вымогательства 600 000 рублей у Щ Потерпевший Щ , допрошенный неоднократно на предварительном следствии, давал подробные показания о совершении Арменакяном преступления. Вывод суда о том, что показания Щ в ходе следствия о вымогательстве у него денег ничем не подтверждаются, не соответствует материалам дела, поскольку о вымогательстве Арменакяном денежных средств у Щ показывала супруга последнего, как в ходе судебного заседания, так и на предварительном следствии. В приговоре неверно отражено, что свидетель Щ указанные показания подтвердила частично, поскольку после исследования показаний свидетель Щ оглашенные показания подтвердила в полном объеме, пояснив, что об обстоятельствах, изложенных в ее показаниях следствию она поясняла частично со слов мужа, а что-то происходило непосредственно в ее присутствии. Кроме того, показания потерпевшего Щ на следствии подтверждаются показаниями свидетеля №3, данные о личности которого сохранены в тайне; в ходе следствия на Щ оказывалось воздействие со стороны родственников Арменакяна в связи с дачей им изобличающих последнего показаний, о чем пояснил свидетель №3; показания свидетеля №3 в части касающейся обстоятельств совершения в отношении Щ вымогательства, о которых известно свидетелю непосредственно от потерпевшего, судом не приведены Также судом не приведены в качестве доказательства показания свидетеля обвинения Г в судебном заседании и на предварительном следствии. Соответственно, в нарушение статьи 307 РФ, показаниям данных свидетелей не дана оценка наряду с иными исследованными доказательствами. Вывод суда о том, что потерпевший согласился с суммой задолженности, а потому в действиях Арменакяна отсутствует корыстный мотив, сделан без учета первоначальных показаний потерпевшего об угрозах в его адрес, показаний свидетелей об этом, а потому судом принято незаконное, не основанное на исследованных доказательствах решение об оправдании Арменакяна за отсутствием события преступления.

Судом необоснованно принято решение об оправдании Арменакяна и Попова по фактам совершения вымогательства в отношении Ж иТ за отсутствием события преступления. Вина Арменакяна и Попова по данным эпизодам нашла свое подтверждение совокупностью собранных по делу доказательств, которые были исследованы в ходе разбирательства по делу - показаниями М о том, что Арменакяна и Попова забирать у Ж долг за поврежденный автокран он не просил, о том, что у Ж имеется перед ним указанный долг, данным лицам не говорил; показаниями потерпевшего Ж на предварительном следствии о том что Арменакян, указав, что представляет интересы М , требовал отдать 800 000

рублей, при этом он действовал совместно с Поповым, которые Ж подтвердил в части, однако, на вопросы обвинения пояснил, что в ходе предварительного расследования лучше помнил указанные обстоятельства, показаниями потерпевшего Толтаева на следствии, вопреки выводам суда в приговоре, показания Ж и Толтаева в ходе следствия не противоречат другим доказательствам, а согласуются с показаниями свидетелей Ж Ж П и другими, в том числе исследованными аудиозаписями переговоров, полученных в результате ОРМ, свидетелей №1, №2, данные о личности которых сохранены в тайне, которые в приговоре приведены неполно, как и показания свидетеля «П », данные о личности которого сохранены в тайне, показания свидетеля №3 в приговоре не приведены. Факт совершения Арменакяном преступления, предусмотренного частью 1 статьи 127 УК РФ, в отношении Т установлен судом, по результатам рассмотрения ходатайства защитника Арменакяна, которое последним было поддержано, вынесено постановление о прекращении уголовного преследования Арменакяна по части 1 статьи 127 УК РФ на основании части 1 статьи 78 УК РФ за истечением сроков давности. Нарушение судом требований статьи 307 УК РФ использование судом в обоснование своих выводов недопустимых доказательств каковым является протокол дополнительного допроса Ж с участием адвоката ранее оказывавшего юридическую помощь привлеченному по данному делу в качестве обвиняемого Пономаренко, повлекло необоснованное оправдание Арменакяна и Попова по эпизодам в отношении Ж иТ . Считает, что неверная квалификация действий Арменакяна, Пономаренко, Ануфриева по эпизоду в отношении М и незаконного оборота оружия, а также действий Арменакяна в отношении О необоснованное оправдание Попова по указанному эпизоду Арменакяна и Пономаренко по факту мошеннических действий, Арменакяна и Попова по эпизодам в отношении Т иЖ , Арменакяна - по эпизоду в отношении Щ повлекли назначение несправедливого наказания вследствие чрезмерной мягкости. Просит приговор Алтайского краевого суда от 19.11.2015 в отношении Арменакяна В.К., Пономаренко А.А., Попова С.Ю., Ануфриева Д.А отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в Алтайский краевой суд.

В возражениях на апелляционное представление осужденный Арменакян В.К адвокаты Рыжкова Т.Ф., Митрохина Ж.Н. заявляют о своем несогласии с изложенными в представлении доводами, просят оставить приговор без изменения указывая при этом, что в дополнительном представлении прокурора, поданном по истечении срока на апелляционное обжалование, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного по новым доводам, каковыми являются доводы об отмене приговора в части осуждения по части 1 статьи 222 УК РФ, правильной является квалификация действий осужденных по преступлениям в отношении О , М , по оправданию по обвинению в мошенничестве, по преступлениям в отношении Щ ,Ж иТ А

Изучив и обсудив доводы, изложенные в апелляционном представлении выслушав выступления сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37- 39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

В судебном заседании Арменакян В.К. Пономаренко А.А., Попов С.Ю Ануфриев Д.А. виновными себя признали частично.

Вопреки доводам апелляционного представления, виновность осужденных по признанным доказанными судом преступлениям, решение суда об оправдании Арменакяна, Пономаренко, юридическая оценка содеянного осужденными, судом дана на основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

В апелляционном представлении не содержится доводов, указывающих на ограничение государственного обвинителя, других участников судебного разбирательства в представлении суду доказательств.

Данных об исследовании в судебном заседании недопустимых доказательств судебной коллегией не установлено. Доводы апелляционного представления, что в ходе дополнительного допроса потерпевшего Ж юридическую помощь ему по эпизоду обвинения Арменакяна в вымогательстве, представлял на предварительном адвокат Парфенов, который ранее на следствии представлял интересы Пономаренко и был отведен постановлением следователя от участия в деле(т. 16 л.д. 192-193), судебная коллегия находит несостоятельными.

В силу положений части 1 статьи 75 УПК РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, в каждом случае необходимо выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.

То обстоятельство, что именно следователь допустил к участию в качестве представителя потерпевшего Журина адвоката Парфенова, который ранее представлял интересы Пономаренко, привлеченного по этому же делу в качестве обвиняемого, но по другим эпизодам преступлений и провел допрос потерпевшего 28 января 2013 года (т. 16 л.д. 190-191) с участием адвоката Парфенова, не может служить безусловным основанием для исключения протокола этого следственного действия из числа доказательств, поскольку в данном случае права потерпевшего нарушены не были, Ж содержание указанного протокола не оспаривалось, в судебном заседании потерпевший Ж фактически подтвердил показания, которые были им даны при допросе 28 января 2013 года.

Учитывая, что потерпевшим Ж в ходе предварительного следствия давались различные показания, в которых он и пояснял о совершении в отношении него преступления, и отрицал факт вымогательства у него денежных средств, с учетом его позиции в судебном заседании, суду необходимо было исследовать все показания потерпевшего, надлежащим образом оценить их в совокупности с другими доказательствами.

Доводы апелляционного представления о том, что судом в приговоре сделаны неправильные выводы, на основании которых действия Арменакяна, Пономаренко Попова и Ануфриева по ряду преступлений были неправильно квалифицированы и приняты необоснованные решения об их оправдании по части преступлений судебная коллегия находит несостоятельными.

В апелляционном представлении не приводится доводов, которыми бы оспаривалась правильность выводов суда об оправдании Арменакяна, Пономаренко Попова и Ануфриева по обвинению в бандитизме, оправдании Арменакяна и Попова по обвинению в вымогательстве у Р , оправдании Арменакяна по обвинению в вымогательстве у А оправдании Пономаренко по обвинению в вымогательстве у Б незаконной рубке лесных насаждений, не затрагивают доводы апелляционного представления и выводы суда об отсутствии в действиях виновных признака совершения преступлений в составе организованной группы.

Судебная коллегия отмечает, что доводы апелляционного представления фактически сводятся к переоценке доказательств, исследованных судом, приведенных и получивших оценку в приговоре.

Вместе с тем, в силу положений статьи 17 УПК РФ, судья, как и прокурор следователь оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Именно судом, на основании совокупности представленных сторонами и исследованных в ходе состязательного процесса допустимых доказательств определяется их относимость, достоверность и достаточность.

Требования закона судом соблюдены в полной мере. Выводы суда в приговоре мотивированы, приведены мотивы, по которым приняты одни их доказательств и отвергнуты другие.

Неустранимые сомнения, судом, как того и требует закон, истолковывались в пользу обвиняемых.

Судебной коллегией не установлено обстоятельств, указывавших бы на неверное изложение судом в приговоре содержания исследованных доказательств.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд, принимая решение о переквалификации действий Арменакяна В.К. по эпизоду в отношении Орлова, в приговоре указал, что мотивом противоправных действий Арменакяна В.К. явилась личная неприязнь, основываясь на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе и на показаниях О как в ходе предварительного следствия (т. 13 л.д. 143-148, 149-157, 171-173), так и в судебном заседании. То обстоятельство, что О по требованию Арменакяна была написана расписка, не отрицалось в судебном заседании, вместе с тем, судом было установлено, что данная расписка была составлена для того, чтобы О уклонился от возврата долга другим лицам. Наличие такого долга не отрицалось и самим О

Судом были оценены и показания свидетелей - Ж О которые не противоречат выводам суда относительно мотива действий Арменакяна. То обстоятельство, что к О Арменакяном было применено насилие, также сторонами не оспаривается и в этой части доказательства, приведенные в приговоре, в том числе, на которые ссылается автор апелляционного представления - выводы эксперта о наличии у О телесных повреждений, показания свидетелей И К , К ,П ,Ш , видевших у потерпевшего телесные повреждения непосредственно после случившегося, не указывают на неправильное установление судом фактических обстоятельств дела.

Не основаны на фактических обстоятельствах дела, как они были установлены судом, и доводы апелляционного представления о причастности Попова к совершению данного преступления.

Требования статьи 307 УПК РФ судом выполнены, в приговоре судом указано, в связи с чем им были приняты одни доказательства, приведены мотивы, по которым отвергнуты другие.

То обстоятельство, что О обращался с заявлением о применении в отношении его мер государственной безопасности, что он опасался физической расправы со стороны как Арменакяна, так и Попова и их знакомых в связи с дачей изобличающих показаний в отношении указанных лиц (т. 13 л.д. 164, 165-167), не является доказательством предъявленного Арменакяну и Попову обвинения в вымогательстве имущества у О

Доводы апелляционного представления о том, что алиби, выдвинутое Поповым в ходе судебного заседания об отсутствии его в с. с первых чисел сентября до 28 либо 29 сентября 2011 года, что не исключает возможность совершения им указанного преступления в отношении О в сентябре 2012 года, носят предположительный характер, обвинением алиби Попова не опровергнуто.

Вывод суда об отсутствии в действиях Арменакяна корыстного мотива по эпизоду в отношении О , основан на установленных судом фактических обстоятельствах произошедшего, а доводы апелляционного представления о неправильной квалификации содеянного осужденными противоречат материалам уголовного дела. Оснований для квалификации действий Арменакяна в отношении О по статье 163 УК РФ, как об этом ставится вопрос в апелляционном представлении, судебная коллегия не находит.

Автор апелляционного представления фактически не оспаривает и отсутствие в действиях Арменакяна, Ануфриева и Пономаренко корыстного мотива в связи с предъявлением ими требования М передачи 60 кубометров деловой древесины-лиственницы. То обстоятельство, что к М было применено физическое насилие, что ему были высказаны угрозы причинения ему и членам его семьи телесных повреждений, уничтожения и повреждения имущества, полностью подтверждено совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, и этим обстоятельствам судом дана верная оценка. Выводы суда о том, что последствий в виде существенного вреда М не причинено, соответствуют установленным в приговоре фактическим обстоятельствам.

Именно в связи с реальным восприятием М высказанных ему угроз, о чем он пояснял в судебном заседании, и что подтверждено показаниями свидетелей М , Н , К , Б , Ч действия осужденных Арменакяна, Пономаренко и Ануфриева и были квалифицированы по части 1 статьи 119 УК РФ.

Не содержат противоречий и выводы суда о том, что в процессе совершения преступления в отношении М Арменакян и Пономаренко, находясь на участке лестного массива района Республики незаконно носили два пистолета с боеприпасами, при этом суд установил, что Арменакян Ануфриев и Пономаренко, действуя в группе лиц по предварительному сговору совершили угрозу убийством в отношении М , в связи с чем обоснованно учел указанное обстоятельство, как и совершение преступления с использованием оружия в качестве отягчающих обстоятельств при назначении наказания по статье 119 УК РФ. Вместе с тем, суду не представлено доказательств, которые указывали бы на наличие сговора между Арменакяном, Ануфриевым и Пономаренко именно на хранение и ношение огнестрельного оружия. Факт перемещения каждого из них с огнестрельным оружием и боеприпасами из с. до места совершения преступления в не свидетельствует о совершении ими действий по незаконному обороту оружия в составе группы лиц по предварительному сговору.

Судебная коллегия находит верными выводы суда и об отсутствии состава преступления в действиях Арменакяна и Пономаренко, которые органами предварительного следствия были квалифицированы как мошенничество, поскольку как установил суд, в том числе и на основании показаний потерпевших, имелись гражданско-правовые отношения между потерпевшими - водителями такси с одной стороны и фирмой такси « », которой управляли Арменакян и Пономаренко, на основании фактически сложившихся отношений и договоров привлекавшей для работы водителей, имевших личные автомобили, создавая условия для работы в виде предоставления места парковки, а также услуг диспетчерской, передававшей водителям заказы на перевозку, из показаний потерпевших следует, что деньги в фирму такси они передавали фактически за возможность работы с этой фирмой указанные выводы не находятся в противоречии с показаниями свидетелей К , Ф , В Р Наличие договорных отношений между Пономаренко и Арменакяном и водителями, что не отрицалось в судебном заседании, и нашло подтверждение материалами уголовного дела, в том числе и содержанием исследованных судом записей телефонных переговоров с участием Арменакяна, Пономаренко, потерпевших, указывает на производственные отношения между Арменакяном и Пономаренко и водителями. Данных указывающих на получение Арменакяном и Пономаренко с водителей денежных средств вследствие обмана или злоупотребления доверием, не имеется. Все представленные сторонами доказательства, в том числе и показания потерпевших и свидетелей в судебном заседании и в ходе предварительного следствия получили надлежащую оценку в приговоре. Мотивы принятого судом решения и в этой части в приговоре приведены.

В соответствии с установленными судом фактическими обстоятельствами дела приняты судом решения по эпизоду обвинения Арменакяна и Пономаренко в вымогательства 600 000 рублей у Щ . Показания потерпевшего Щ данные им в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, оценены судом в совокупности с другими, представленными доказательствами, в том числе и показаниями свидетеля Щ , свидетеля №3, данные о личности которого сохранены в тайне, свидетеля обвинения Г в судебном заседании и на предварительном следствии. Из показаний потерпевшего Щ было установлено наличие у него денежных обязательств перед третьим лицом, которому затем им были переданы денежные средства. Каких-либо данных, указывающих на преимущественное доказательное значение показаний потерпевшего Щ на предварительном следствии перед его показаниями в ходе судебного разбирательства судом не установлено. Более того, о наличии долга Щ пояснял как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Соответствуют положениям закона и выводы суда в части оправдания Арменакяна и Попова по обвинению в совершения вымогательства у Ж и Т Вопреки доводам апелляционного представления, совокупность представленных стороной обвинения доказательств на которые ссылается автор апелляционного представления, судом признана недостаточной для признания Арменакяна и Попова виновными по данным эпизодам преступлений. Судом исследованы показания потерпевших в судебном заседании, в ходе предварительного следствия, показания свидетелей М Ж Ж П и другими, в том числе исследованными аудиозаписями переговоров полученных в результате ОРМ, свидетелей №1, №2, свидетеля «П », данные о личностях которых сохранены в тайне. Факт совершения Арменакяном преступления, предусмотренного частью 1 статьи 127 УК РФ в отношении Т установлен судом, по результатам рассмотрения ходатайства защитника Арменакяна которое последним было поддержано, вынесено постановление о прекращении уголовного преследования Арменакяна на основании части 1 статьи 78 УК РФ за истечением сроков давности, однако факт незаконного лишения свободы Толтаева, по пояснениям последнего, не был связан с требованиями имущественного характера.

В судебном заседании исследовались, получили надлежащую оценку в приговоре и все представленные сторонами в состязательном процессе доказательства.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела не допущено.

Судебное следствие окончено при отсутствии возражении участников судопроизводства.

Психическое состояние осужденных было проверено. С учетом заключений экспертов по результатам судебно-психиатрических экспертиз в отношении осужденных в совокупности с иными, приведенными в приговоре данными, суд признал Арменакяна В.К., Пономаренко А.А., Попова СЮ. и Ануфриева Д.А вменяемыми в отношении инкриминируемых преступлений.

Фактические обстоятельства по делу судом установлены правильно.

Выводы суда как о признании Арменакяна В.К., Пономаренко А.А., Попова С.Ю Ануфриева Д.А. виновными по ряду эпизодов преступной деятельности, так и их оправдании приведены в приговоре, базируются на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Вопреки доводам апелляционного представления, действия осужденных, как они были установлены судом, получили надлежащую юридическую оценку квалификация действий Арменакяна В.К. по части 1 статьи 119 УК РФ, части 1 статьи 116 УК РФ пунктам «а», «в» части 2 статьи 163 УК РФ, п. «г» части 2 статьи 112 УК РФ, по п. «г» части 2 статьи 163 УК РФ, части 1 статьи 222 УК РФ; Пономаренко А.А. по части 1 статьи 119 УК РФ, пунктам «а», «в» части 2 статьи 163 УК РФ, п. «г» части 2 статьи 112 УК РФ, Попова СЮ. по части 1 статьи 222 УК РФ; Ануфриева Д.А. по части 1 статьи 119 УК РФ является правильной.

Не находит судебная коллегия оснований для изменения квалификации действий Арменакяна, Пономаренко и Ануфриева по действиям в отношении М , как об этом указывается в апелляционном представлении. Судом установлено, что действия виновных в отношении М не были связаны с незаконными требованиями безвозмездной передачи имущества, правомерность предъявленных к М требований о понуждении к исполнению обязательства, потерпевшим не оспаривалась. Высказывание М угроз причинения ему и членам его семьи телесных повреждений, уничтожения и повреждения имущества, подкрепленные применением к нему физического насилия, получило соответствующую юридическую оценку в приговоре. Данных о причинении потерпевшему существенного вреда, судом не установлено. Оснований для переквалификации действий виновных на часть 2 статьи 330 УК РФ, как это предлагается в апелляционном представлении, судебная коллегия не находит.

Мотивированы судом в приговоре и выводы об оправдании Арменакяна В.К Пономаренко А.А., Попова СЮ. и Ануфриева Д.А. по предъявленному обвинению в совершении ряда преступлений, оснований для отмены приговора и в этой части судебная коллегия не находит.

При назначении осужденным наказания, судом, в соответствии с положениями части 3 статьи 60 УК РФ, были учтены характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление виновных и условия жизни их семей.

Вопреки доводам апелляционного представления, назначенное осужденным наказание отвечает положениям статьи 6 УК РФ и является справедливым Оснований для отмены приговора судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Алтайского краевого суда от 19 ноября 2015 года в отношении АРМЕНАКЯНА В К , ПОНОМАРЕНКО А А ПОПОВА С Ю , АНУФРИЕВА Д А оставить без изменения, апелляционное представление - без удовлетворения..

_ , _ , _

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 75 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта