Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ17-12 от 06.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 48-АПУ17-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 6 и ю л я 2 0 1 7 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Ситникова Ю.В., Борисова О.В.

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Кузьменковой КВ., поданную в интересах осужденного Чистякова А.В. на приговор Челябинского областного суда от 12 апреля 2017 года которым

Чистяков А В судимый:

1) 5 октября 2009 года Ашинским городским судом Челябинской области по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; освобожден 5 августа 2011 года по отбытии срока наказания; на основании постановления Златоустовского городского суда Челябинской области от 13 апреля 2012 года в приговор внесены изменения - по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. от 7 марта 2011 года) определено наказание 1 год 11 месяцев лишения свободы;

2) 25 октября 2011 года мировым судьей судебного участка № г.

и района области по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

3) 26 января 2012 года Ашинским городским судом Челябинской области с учетом изменений, внесенных кассационным определением Челябинского областного суда от 2 апреля 2012 года, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с присоединением не отбытого наказания по приговору от 25 октября 2011 года, на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

4) 17 апреля 2012 года Ашинским городским судом Челябинской области по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 26 января 2012 года к 3 годам лишения свободы; освобожден 23 января 2015 года по отбытии срока наказания;

5) 9 марта 2016 года Ашинским городским судом Челябинской области по ч. 2 ст. 314.1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; приговор вступил в законную силу 22 марта 2016 года,

осужден по:

пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 3 и ч. 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение назначенное по приговору Ашинского городского суда Челябинской области от 9 марта 2016 года. В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, в соответствии с чч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ, частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 9 марта 2016 года, окончательно назначено 18 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений и возложением обязанности.

Срок отбывания наказания исчислен с 12 апреля 2017 года. Зачтено в срок отбывания наказания время нахождения под стражей в период с 9 апреля 2016 года по 11 апреля 2017 года включительно.

Взыскано с Чистякова А.В. в счет компенсации морального вреда в пользу Т 400 000 рублей, в счет возмещения материального ущерба 28 105 рублей. Процессуальные издержки, выплаченные потерпевшему Т в связи с затратами по его явке в судебное заседание в сумме 2 827 рублей 10 копеек взысканы с осужденного Чистякова А.В. в пользу Федерального бюджета.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисова О.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, выступление адвоката Прохоровой С.А. в защиту интересов Чистякова А.В., поддержавшей доводы жалобы, а также прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Тереховой СП., полагавшей, что приговор следует оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Чистяков А.В. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору сопряженном с разбоем. Преступления совершены в поселке

муниципального района области 9 апреля 2016 года в период времени с 10 часов 40 минут до 14 часов 40 минут при обстоятельствах подробно указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Чистяков А.В. признал вину в краже имущества Т отрицая свое участие в совершении разбойного нападения на Т и его убийстве.

В апелляционной жалобе адвокат Кузьменкова К.В. в интересах осужденного Чистякова А.В. просит приговор Челябинского областного суда от 12 апреля 2017 года отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. В обоснование указывает, что Чистяков А.В. никаких повреждений потерпевшему Т не причинял, все удары потерпевшему были нанесены А Какой-либо предварительной договоренности у Чистякова А.В. с А на совершение разбойного нападения и убийство Т не было, вещи из дома потерпевшего осужденный выносил под влиянием А так как боялся его. Считает, что суд необоснованно сослался в приговоре на показания А поскольку тот страдает психическим заболеванием.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Дуккардт И.П. просит оставить приговор Челябинского областного суда от 12 апреля 2017 года в отношении Чистякова А.В. без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Кузьменковой К.В. без удовлетворения.

Выслушав стороны, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Чистякова А.В. в совершении преступлений, за которые он осужден, вопреки доводам апелляционной жалобы, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, из протокола явки с повинной Чистякова А.В. от 9 апреля 2016 года следует, что, находясь в квартире Т , он вместе с А и Т употреблял спиртные напитки, затем они стали требовать у Т деньги. При этом он (Чистяков) ударил ножом А (Т в колено, а А нанес потерпевшему удары ножом в область шеи и спины, после этого А передал А деньги. Когда они уходили из дома потерпевшего, то взяли сотовые телефоны, спиртное, телевизор, также забрали ножи, которыми наносили повреждения хозяину дома.

При допросе в качестве обвиняемого 11 апреля 2016 года Чистяков А.В признавая вину в предъявленном обвинении по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сообщил, что он и А наносили удары ножом Т От дачи дальнейших показаний отказался, воспользовавшись правом, предоставленным ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Показания об обстоятельствах нанесения им и А ударов ножом потерпевшему и хищения его имущества Чистяков А.В. подтвердил при проверке показаний на месте 19 апреля 2016 года. Он продемонстрировал на манекене, в какие части тела и шеи потерпевшему наносило удары ножом лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство (А указал последовательность своих действий по нанесению ударов ножом потерпевшему и сообщил, откуда было совершено хищение имущества Т

Суд обоснованно положил в основу приговора явку с повинной осужденного и его первоначальные показания, данные 11 и 19 апреля 2016 года, об обстоятельствах нанесения им и лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, ударов ножами потерпевшему и хищения его имущества, поскольку указанные показания дополняют друг друга и согласуются между собой, а также подтверждаются протоколом осмотра места происшествия об обнаружении по указанному адресу трупа Т с признаками насильственной смерти, выводами экспертов о характере локализации и механизме образования телесных повреждений, имевших место на трупе потерпевшего.

Согласуются указанные первоначальные показания Чистякова А.В. и с другими доказательствами, добытыми по делу.

Так, свидетель С показал, что 9 апреля 2016 года утром он видел, как А Чистяков А.В. и Т заходили домой к последнему. После обеда он видел А который искал машину, чтобы уехать в г. .УА и Чистякова находились телевизор, женская сумка и пакет с вещами. Поскольку ранее у них вещей С не видел, его это насторожило и он решил зайти домой к Т которого обнаружил лежащим на полу в крови.

Аналогичные показания дал в ходе судебного следствия свидетель К а в ходе предварительного расследования Р чьи показания были оглашены в судебном заседании в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ.

Из заключения эксперта № от 11 ноября 2016 года усматривается, что на куртке и джинсах Чистякова А.В. обнаружены следы крови человека, которая произошла от Т (т. 3, л.д. 99 - 115).

Согласно заключению эксперта № от 26 апреля 2016 года на джемпере, спортивной куртке, джинсах, паре кирзовых сапог, изъятых в ходе задержания у Чистякова А.В., найдена кровь, которая могла принадлежать Т (т. 3, л.д. 86 -90).

Заключением эксперта № от 20 июля 2016 года установлено, что один след пальца руки, изъятый при осмотре места происшествия 9 апреля 2016 года по адресу: район, п. , ул. оставлен большим пальцем правой руки Чистякова А.В. (т. 3, л.д. 125 - 129).

Виновность Чистякова А.В. в содеянном подтверждается также показаниями потерпевшего Т свидетелей К С К Л К Н К и другими материалами уголовного дела.

Проверку и оценку доказательств, собранных по делу, суд произвел в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 87, 88 УПК РФ и в соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ привел в приговоре убедительные мотивы по которым он признал достоверными одни показания Чистякова А.В. и отверг другие (т. 5, л.д. 222).

Доводы осужденного о том, что он оговорил себя, давая вышеуказанные показания, поскольку при допросах находился в болезненном состоянии являлись предметом проверки суда первой инстанции. Как установлено выводами дополнительной судебно-психиатрической комиссии экспертов

от 27 февраля 2017 года (т. 5 л.д. 76-80) Чистяков А.В. по своему состоянию в период обращения в правоохранительные органы с явкой с повинной, проведения вышеуказанных следственных действий мог правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания по поводу интересующих следствие событий.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденному недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств, судом не установлено.

При допросах Чистякова А.В. ему разъяснялись соответствующие положения уголовно - процессуального закона, право не свидетельствовать против себя, а также то, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допрос Чистякова А.В. в качестве обвиняемого 11 апреля 2016 года, проверка показаний на месте 19 апреля 2016 года проводились в присутствии адвоката. Каких-либо замечаний по ходу и содержанию допросов ни осужденный, ни его защитник не подавали.

По смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Исследовав материалы уголовного дела, суд обоснованно пришел к выводу, что в вышеуказанное время, находясь в квартире дома по улице

поселка района области желая завладеть деньгами и имуществом Т Чистяков А.В. с лицом уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство вступили в сговор на разбойное нападение и убийство потерпевшего и совместно применяя насилие, опасное для жизни и здоровья Т используя ножи в качестве орудий для нанесения телесных повреждений нанесли Т множество ранений, которые осложнились обильным наружным и внутренним кровотечением и повлекли смерть последнего.

Из заключения эксперта № от 22 ноября 2016 года (т. 3 л.д. 159-171) усматривается, что колото-резаные раны кожи (№ № 1-2; № № 7-10; № № 12-17) с области головы (лица), туловища и левой нижней конечности от трупа Т могли быть причинены ножами № 3 и № 4, представленными на экспертизу (нож № 3 изъят при личном досмотре у лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, нож № 4 изъят при личном досмотре Чистякова А.В., что подтверждается протоколами личного досмотра указанных лиц). Заключением эксперта № от 22 июля 2016 года (т. 3 л.д. 138-143) установлено, что сквозные повреждения на одежде потерпевшего Т причинены колюще-режущим орудием типа ножа, могли быть образованы клинками 4 ножей, представленными на экспертизу.

В первоначальных показаниях, которые признаны судом соответствующими действительности и положены в основу приговора Чистяков А.В. показывал, что А во время совместного распития спиртных напитков, зная о наличии у Т денег, предложил ему их забрать у потерпевшего. Высказывая требования Т о передаче денег, А наносил ему удары руками, а в связи с отказом Ткачука выполнять требования А сказал Чистякову, что они сейчас убьют потерпевшего и сбросят его в погреб. Непосредственно после этого они начали совместно наносить Т удары ножами по различным частям тела до тех пор, пока последний не перестал оказывать сопротивление, после чего им удалось завладеть деньгами и имуществом потерпевшего.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, установленные судом обстоятельства, а именно что лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство (А предложило Чистякову А.В. забрать все деньги у Т и убить потерпевшего, после чего они стали наносить Т ножевые ранения, безусловно свидетельствуют о состоявшемся предварительном сговоре между лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство (А и Чистяковым А.В. на совершение разбойного нападения на потерпевшего Т и его убийства, с целью завладения имуществом последнего.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что выбор орудия преступления - ножей для нанесения телесных повреждений множественность ударов, повлекших массивную кровопотерю, явившуюся причиной смерти потерпевшего, а также характер нападения свидетельствуют об умышленных действиях Чистякова А.В. Заключениями проведенных по делу медицинской и медико-криминалистических экспертиз подтверждается, что телесные повреждения потерпевшему Т были причинены колюще режущими орудиями - ножами, что свидетельствует о применении этих предметов в качестве оружия для нанесения повреждений.

Довод апелляционной жалобы адвоката Кузьменковой К.В. о том, что вещи из дома потерпевшего осужденный выносил под влиянием А.,

так как боялся его, являлся предметом проверки суда первой инстанции который обоснованно подверг его критической оценке, поскольку объективных подтверждений этому обстоятельству в представленных доказательствах не имеется. У Судебной коллегии не имеется оснований не согласиться с данным выводом суда первой инстанции.

Исходя из фактических обстоятельств, установленных судом, действия Чистякова А.В. по п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ квалифицированны правильно. У Судебной коллегии не имеется оснований считать данную квалификацию ошибочной.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

В тоже время Судебная коллегия приходит к выводу, что вынесенный приговор подлежит изменению.

Согласно требованиям ст. 74 и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания лица, в отношении которого поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, не могут рассматриваться как источник доказательства по делу. Они не имеют юридической силы, не могут быть положены в основу решения по делу.

Из заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № от 5 октября 2016 года (т. 3 л.д. 208-214) усматривается, что А обнаруживает признаки органической деменции сложного генезиса (злоупотребление алкогольными напитками, черепно-мозговая травма). При настоящем клиническом обследовании у А выявлены изменения психики, которые выражены столь значительно, что он не мог в момент совершения инкриминируемого ему деяния и не может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию А не способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела и давать о них правильные показания, а также самостоятельно осуществлять свои процессуальные права. Вопреки вышеуказанному заключению экспертизы, суд подробно изложил в приговоре показания данного лица ошибочно указав, что эти показания признаются им допустимыми согласующимися с другими доказательствами по делу. Таким образом, суд опровергая доводы стороны защиты о непричастности Чистякова А.В. к содеянному, сослался на недопустимые доказательства, в связи с чем допустил нарушение уголовно-процессуального закона.

Кроме того, в обоснование своего решения о виновности Чистякова А.В в совершенных преступлениях суд сослался на показания сотрудника полиции К показавшего в судебном заседании, что около дома потерпевшего Чистяков рассказал ему о том, что они с А иТ употребляли спиртное. В ходе распития А стал требовать у Т деньги, после чего они с А стали наносить Т ножевые ранения.

Между тем, в соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. № 44-0, недопустимо воспроизведение в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производивших дознание или предварительное следствие.

Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде относятся к недопустимым доказательствам. Тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

В связи с изложенным, показания А в целом, свидетеля К относительно сведений, которые ему стали известны из беседы с Чистяковым А.В. в отсутствие его защитника, не могут быть использованы в качестве доказательства виновности Чистякова А.В. и подлежат исключению из числа доказательств по делу.

Вместе с тем, по мнению Судебной коллегии, исключение из числа доказательств показаний указанных лиц не влияет на правильность выводов суда о виновности Чистякова А.В., поскольку имеется совокупность иных доказательств, которые соответствуют требованиям ст.ст. 87, 88 УПК РФ и оценены в приговоре с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

При назначении наказания суд, исходя из требований ст. 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание осужденного.

Так, к обстоятельствам, смягчающим наказание Чистякова А.В приговором суда отнесено: активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явка с повинной, к отягчающим обстоятельствам - рецидив преступлений, совершение преступлений в состоянии опьянения вызванном употреблением алкоголя.

Также суд обоснованно пришел к выводу о том, что, исходя из характера и степени общественной опасности содеянного осужденным, оснований для изменения категории преступлений в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ применения положений ст. 64, 73 УК РФ не имеется.

Таким образом, Судебная коллегия считает, что назначенное осужденному Чистякову А.В. наказание является законным и справедливым оснований к снижению наказания не имеется.

Гражданский иск потерпевшего Т по которому с Чистякова А.В. взыскана денежная компенсация морального вреда и материального ущерба, судом разрешен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38926, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 12 апреля 2017 года в отношении Чистякова А В изменить:

- исключить из числа доказательств, подтверждающих виновность осужденного Чистякова А.В., показания А в целом, свидетеля К в части воспроизведения сведений, сообщенных ему Чистяковым А.В. при задержании.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Кузьменковой К.В. - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 75 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта