Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ17-4СП от 23.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 81-АПУ17-4СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зеленина С Р .

судей Зыкина В.Я. и Шамова А.В.

при секретаре Карпукове А.О. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Полякова В.Н. и Косенка А.И., их защитников Кулешова Е.А. и Пономаренко С.А. на приговор Кемеровского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 июля 2016 года по которому

Поляков В Н ,

не судимый,-

осужден по

ч.1 ст.209 УК РФ (в редакции от 27.12.2009г.) к 12 годам лишения свободы со штрафом в размере 800 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год,

п. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции от 08.12.2003г.) - по эпизоду в отношении М к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 700 000 рублей,

п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции от 27.12.2009г.) - по эпизоду в отношении Г к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год,

п. «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции от 07.03.2011г.) - по эпизоду в отношении Б к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев,

на основании ч.З, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 2 000 000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением в соответствии со ст.53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы следующих ограничений: не изменять место жительства и пребывания и не выезжать за пределы территории муниципального образования, в котором осужденный будет проживать после отбывания основного наказания, без согласия уголовно исполнительной инспекции, возложить обязанность являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

он же на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан:

- по ч.З ст. 222 УК РФ и по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Щ - в соответствии с п.1, 4 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с неустановлением события преступления,

- по п. «а»,«б» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении П.

от 2009г.), по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении К по ч.2 ст. 167 УК РФ, по пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ - в соответствии с пп. 2, 4 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления;

Косенок А И

не судимый,-

осужден по п. «б», «в» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции от 08.12.2003г к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 500 000 рублей,

он же на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ (по эпизоду в отношении Щ в соответствии с п.1, 4 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с неустановлением события преступления.

С каждого их осужденных взыскано по 5000 рублей в доход федерального бюджета - процессуальные издержки по плате труда адвокатов.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденных Полякова В.Н. и Косенка А.И. с использованием систем видеоконференц связи, защитников Кулешова Е.А. и Уколовой Ю.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб о незаконности приговора суда выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кечиной И.А возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Поляков В.Н. осужден за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, а равно руководство такой группой (бандой); за вымогательство под угрозой применения насилия совершенное с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере; за вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, в крупном размере, организованной группой; за вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное в крупном размере.

Косенок А.И. осужден за вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления были совершены с марта 2009 года по февраль 2012 года в г. области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Защитник Пономаренко С.А. в интересах осужденного Косенка А.И. обращает внимание на то, что обосновывая виновность Косенка в совершении вымогательства имущества М , суд сослался на вопрос № 8, который был поставлен в отношении Полякова. Защита настаивала на исключении из этого вопроса упоминания о Косенке, а из вопроса № И формулировки «в целях завладения имуществом М », а также о постановке вопроса о том, что лица, высказывавшие требования продать здание, действовали в интересах М , при этом половина денег оставлялась у М .

Согласно вердикту (вопрос № 11), Косенок не причастен к требованиям продажи здания и угрозам применения насилия, поэтому его действия следует квалифицировать по ст. 111 ч. 1 УК РФ. Этот вопрос сложен для восприятия лицами, не имеющими юридического образования его необходимо раздробить на составные части. При неясности и противоречивости вердикта суду следовало поставить дополнительные вопросы.

Считает, что выяснение у каждого допрашиваемого лица по преступлениям, не вмененным Косенку, их отношения к подсудимому незаконно и могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей.

Соответственно квалификации и признания Косенка заслуживающим снисхождения, назначенное ему наказание подлежит смягчению. При этом следует также учесть положительные характеристики, наличие малолетней дочери, благодарственные письма в адрес осужденного, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Оспаривает назначение наказания в виде штрафа, поскольку материальное положение осужденного не исследовалось в той мере, в кокой это необходимо. Ссылается на сведения о доходах Косенка, наличие у него малолетней дочери, неработающей супруги и родителей пенсионного возраста, отсутствие возможности работать, просит освободить от этого наказания.

Осужденный Косенок А.И. указывает, что вопреки ответу присяжных заседателей на вопрос № 11, суд признал его виновным в высказывании угроз М и требований передачи денег. Считает, что эти его действия следует переквалифицировать на ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Обращает внимание на то, что суд, допрашивая свидетелей и потерпевших по преступлениям, не имеющим к нему отношения спрашивал у них, знают ли они его и угрожал ли он им, что создавало у присяжных предвзятое отношение.

Утверждает о несправедливости назначенного наказания, сравнивая его с наказанием, назначенным другим осужденным. Ссылается также на мнение присяжных заседателей и на то, что суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства благодарственные письма из детских домов и домов инвалидов.

Считает назначение ему дополнительного наказания в виде штрафа необоснованным, указывает, что его материальное положение не позволяет ему выплатить как этот штраф, так и процессуальные издержки.

Просит приговор отменить, передать дело на новое судебное разбирательство или доследственную проверку.

Защитник Кулешов Е.А. в интересах осужденного Полякова В.Н просит об отмене приговора.

Ссылается на то, что указанное в обвинении место и время совершения преступления противоречат доказательствам, однако, в возвращении дела прокурору суд отказал. Сумма вымогаемого у М имущества также установлена неправильно.

Вердикт является неясным и противоречивым: в ответе на вопрос № 2 указано, что Поляков лично участвовал в совершении посягательств тогда как ему вменялись вымогательства только в отношении К Щ и Д Указание в этом вопросе на то, что Поляков обеспечил участников группы лицензиями и огнестрельным травматическим оружием противоречит закону, поскольку это указание образует самостоятельный состав преступления, который не был предъявлен в обвинении Полякову. Кроме того, это утверждение не соответствует фактическим обстоятельствам дела. У суда имелись основания для применения ч. 2 ст. 345 и чч. 4 и 5 ст. 248 УПК РФ.

Напутственное слово было изложено односторонне председательствующий прервал возражения защиты на содержание напутственного слова, повлияв на мнение присяжных.

Обращает внимание на недостоверность протокола судебного заседания, на то, что ему, при вступлении в дело, не был предоставлен протокол уже проведенного судебного заседания, а лишь выписки из него Просит об отмене постановлений председательствующего от 29 июля, 1 и 8 августа, 12 и 13 сентября 2016 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, указывая на то, что замечания были поданы с использованием аудиозаписи судебного заседания.

Указывает также на то, что при предъявлении Полякову обвинения 23 декабря 2014 года было нарушено право на защиту - не допущен адвокат Насонов, а назначен адвокат Комаров. Это обстоятельство не было всесторонне исследовано судом.

Осужденный Поляков В.Н. просит об отмене приговора, указывая на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, кроме того, повторяет доводы жалобы своего защитника, обращает внимание на отказе следователя в его допросе и в проведении очных ставок.

Оспаривает решение суда об установлении ему на следствии времени для ознакомления с материалами дела. Утверждает, что по окончании следствия не был полностью ознакомлен с материалами уголовного дела, знакомился с ними во время судебного заседания поэтому был лишен возможности подготовиться к защите. Его ходатайства об отложении слушания дела, заявленные по этим мотивам, были отклонены, ознакомление было окончено только после вынесения приговора.

Указывает, что его ходатайство о возвращении дела прокурору было отклонено судом, стороне защиты было отказано в запросе следственного изолятора о наличии помещения для опознания, исключающего визуальное наблюдение опознающего.

Ссылается на то, что свидетель Ч в суде пояснил, что на следствии протокол допроса не прочитал, подписал его второпях, в присутствии присяжных был оглашен протокол обыска у Ч чем создано предубеждение у присяжных, поскольку он не являлся участником судопроизводства по делу. Суд отказал в допросе свидетеля Ю , который находился в здании суда, а также в оглашении показаний свидетеля В

Считает, что незаконно из коллегии был выведен присяжный К,

который заранее предупредил о невозможности своей явки по уважительной причине. Позже аналогично была выведена присяжная № 6.

Суд и обвинение оказывали незаконное воздействие на присяжных что выразилось в том, что были допрошены потерпевшие М В ,П и свидетели по этим эпизодам, хотя по этим эпизодам обвинение отказалось от обвинения по основному делу (приговор от 22 декабря 2014 года).

Указывает на необъективность напутственного слова. Была искажена информация о разъяснении признака вооруженности банды, о времени и месте преступления в отношении Д , были оглашены показания потерпевшего М несмотря на то, что гособвинитель отказалась от поддержания обвинения по этому преступлению.

Подсудимый неоднократно прерывался председательствующим по мотивам нарушения ими пределов судебного разбирательства, в том числе при выступлении с последним словом, при этом высказывания председательствующего могли вызвать у присяжных предубеждение.

Его право на защиту было нарушено тем, что вступившему в дело адвокату Кулешову до его выступления в прениях не было предоставлено достаточно времени для ознакомления с протоколом судебного заседания.

При сличении полученного протокола и аудиозаписи было выявлено расхождение в их содержании. Поданные замечания на протокол отклонены судом. Просит об отмене постановлений председательствующего о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, ссылаясь на то, что замечания были поданы с учетом аудиозаписи судебного заседания, по которой были проведены фоноскопическая и лингвистическая экспертизы.

Указывает, что в постановлениях суда 1 и 7 февраля 2017 года изложены ошибочные суждения о том, что дополнения к апелляционной жалобе следует расценивать как замечания на протокол судебного заседания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Ходатайства стороны защиты о возвращении уголовного дела прокурору были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона. Вынесенные по этому вопросу решения (т.46 л.д. 144-151, т.48 л.д.187-189) являются обоснованными, поскольку препятствий для рассмотрения дела и постановления по нему окончательного решения не имелось.

При разрешении вопроса о необходимости возвращения уголовного дела прокурору были проверены и доводы о нарушении права на защиту Полякова В.Н. при предъявлении ему обвинения 23 декабря 2014 года.

Указанные доводы, аналогичные изложенным в апелляционных жалобах, отвергнуты обоснованно. Как видно из материалов дела, на момент начала предъявления обвинения (объявления постановления о привлечении в качестве обвиняемого и вручения его копии) 10 декабря 2014 года защиту Полякова осуществлял по соглашению адвокат Минюков Д.Н. (т.38 л.д. 34, 61).

12 декабря 2014 года Поляков отказался от защитника Минюкова (т.38 л.д.62). 16 декабря 2014 года следователь направил обвиняемому уведомление о его праве пригласить другого защитника и о назначении защитника, если он в течение 5 суток не будет приглашен обвиняемым Поскольку защитник приглашен обвиняемым не был, 23 декабря 2014 года по назначению следователя в дело вступил защитник Комаров Р.П. (т.38 л.д.64, 65), с участием которого обвиняемому в тот же день были разъяснены права и он был допрошен, при этом от дачи показаний по существу отказался (т.38 л.д. 67-70).

Ордер об участии в деле адвоката Насонова В.В. по соглашению был передан следователю 25 декабря 2014 года (т.38 л.д. 105), именно с этого дня защитник участвовал в деле, что подтверждается процессуальными документами (т.38 л.д. 94-96, 106).

Поскольку Полякову В.Н. были предоставлены возможность и предусмотренное законом время для приглашения защитника, однако защитник Насонов В В . приступил к участию в деле лишь 25 декабря 2014 года (часть 4 ст. 49 УПК РФ), то есть после предъявления Полякову В.Н обвинения и допроса его в качестве обвиняемого, права на защиту обвиняемого нарушены не были.

Доводы Полякова В.Н. о неполноте предварительного следствия не могут являться основанием для отмены или изменения приговора суда поскольку не признаны таковыми уголовно-процессуальным законом (ст. 38915, 389 27 УПК РФ). Кроме того, отказ следователя в производстве допросов и очных ставок не препятствовал подсудимому давать показания а стороне защиты - ходатайствовать о допросе судом конкретных лиц и задавать вопросы допрашиваемым в суде лицам.

Также не имеется оснований для утверждения о том, что при рассмотрении вопроса о возможности выделения уголовного дела в отношении Косенка А.И. в отдельное производство были допущены нарушения закона. Отказывая в удовлетворении соответствующего ходатайства стороны защиты, суд обоснованно сослался на то, что Косенок обвинялся в совершении преступлений в соучастии с Поляковым, при рассмотрении обвинений обоих подсудимых подлежат установлению взаимосвязанные обстоятельства и исследованию - одни и те же доказательства, следовательно, раздельное рассмотрение дел создаст препятствия для всестороннего и объективного из разрешения (т.46 л.д.144-151).

Вопрос о соблюдении требований закона при ознакомлении Полякова В.Н. с материалами законченного расследованием уголовного дела исследовался судом первой инстанции, оснований для возвращения дела прокурору вследствие нарушения права обвиняемого предусмотренного ст. 217 УПК РФ, не установлено обоснованно.

Полякову В.Н., как видно из дела, было предоставлено достаточное время для ознакомления с его материалами, однако, вследствие злоупотребления им своим правом, следователь обратился в суд с ходатайством об установлении Полякову В.Н. срока ознакомления с материалами дела. Суд принял решение с учетом того, что ранее, в 2014 году, перед возвращением дела прокурору, Поляков полностью ознакомился с материалами дела, а также с учетом анализа содержания этих материалов, из которых значительный объем составляет обвинительное заключение, а также уже предоставленного Полякову В.Н времени для ознакомления с 26 декабря 2014 года до момента рассмотрения этого вопроса судом 13 февраля 2015 года, принял обоснованное решение и установил Полякову В.Н. дополнительное время для ознакомления с делом до 26 февраля 2015 года (т.38 л.д. 192-195).

Оснований для утверждения о том, что Поляков В.Н. был необоснованно ограничен в реализации своего права, не имеется Обвиняемый и его защитник участвовали в заседании суда, право обжалования его решения было разъяснено в судебном заседании и ограничено не было.

Судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Доводы апелляционных жалоб о необоснованности выводов суда касающихся фактических обстоятельств дела, в том числе времени совершения преступлений, сумм вымогаемого имущества, о противоречиях в показаниях допрошенных следствием и судом лиц не являются основанием для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку этот вопрос относится к исключительной компетенции присяжных заседателей и не может быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подлежит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389-27 УПК РФ).

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Председательствующий обоснованно отвел вопрос защитника Шашковой Т.В. к кандидатам в присяжные заседатели о том, кто из них предпочитает смотреть телепередачи о полиции и суде, поскольку этот вопрос не относится к установлению обстоятельств, препятствующих участию присяжного заседателя в рассмотрении данного дела.

Замена присяжного заседателя К не явившегося в судебное заседание, не противоречит положениями части 1 ст. 329 УПК РФ. Утверждения осужденного Полякова В.Н. о том, что указанный присяжный заседатель заранее предупредил суд об уважительной причине его отсутствия в суде, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что на момент обсуждения вопроса о неявке К ее причина суду и сторонам была неизвестна.

Присяжная заседатель № 6 М вопреки утверждениям осужденного, из коллегии присяжных заседателей не выбывала.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований закона о компетенции присяжных заседателей и председательствующего.

То обстоятельство, что перед допросом у свидетелей и потерпевших выяснялось их отношение к обоим подсудимым, в том числе к Косенку А.И., вопреки доводам апелляционных жалоб не является нарушением закона. Напротив, в соответствии с частью 2 ст. 278 УПК РФ выяснение этого вопроса является обязанностью председательствующего. Кроме того выполнение требований указанной нормы закона не могло вызвать у присяжных заседателей какого-либо предубеждения в отношении Косенка А.И. Протоколом судебного заседания опровергаются утверждения осужденного о том, что при выполнении требований части 2 ст. 278 УПК РФ выяснялись вопросы о том, угрожал ли Косенок свидетелям и потерпевшим.

Исследование доказательств, касающихся совершения преступлений в отношении потерпевших М В П не противоречило, на момент проведения судебного следствия требованиям уголовно-процессуального закона. Совершение этих преступлений вменялось Полякову В.Н., а решения, принятые по этим преступлениям в отношении иных лиц не имели преюдициального значения для дела Полякова В.Н.

После отказа государственного обвинителя от обвинения Полякова В.Н. в совершении указанных преступлений председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание доказательства, касающиеся указанных обвинений. Данное разъяснение было сделано также при произнесении напутственного слова Таким образом, незаконного воздействия на присяжных заседателей допущено не было.

Допустимость протокола допроса свидетеля Ч на предварительном следствии проверена судом с учетом доводов стороны защиты. Принимая во внимание наличие в протоколе допроса собственноручных записей свидетеля о разъяснении ему прав, о прочтении протокола и верности записи его показаний, у суда не имелось оснований для вывода о нарушении закона при допросе указанного свидетеля.

Проведение обыска у лица, не являющегося участников уголовного судопроизводства, не противоречит требованиям ст. 182 УПК РФ, поэтому протокол обыска квартиры не мог быть признан недопустимым доказательством, а его исследование - незаконным воздействием на присяжных заседателей.

В допросе свидетеля Ю судом было обоснованно отказано в связи с тем, что сведения, которые защита намеревалась устанавливать в ходе допроса этого лица, не входили в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу, на что суд правильно сослался при отклонении этого ходатайства защиты.

Нарушений уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайства защиты об оглашении в судебном заседании показаний В , которые защита намеревалась самостоятельно получить от него по месту его лечения, не допущено. В удовлетворении ходатайства было отказано обоснованно (т. 51 л.д. 213), ввиду отсутствия его предмета что не препятствовало стороне защиты обеспечить явку этого свидетеля в суд или представить его пояснения, изложенные в предусмотренном законом виде.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб о нарушении права защитника Кулешова Е.А. на ознакомление с материалами уголовного дела при вступлении его в дело опровергаются протоколом судебного заседания Как видно из протокола, а также письменных материалов дела, защитник Кулешов Е.А. вступил в дело при завершении судебного следствия 6 апреля 2016 года. По ходатайству защитника с учетом того, что в распоряжении защиты имелись копии большинства материалов уголовного дела и аудиозапись судебного разбирательства, ему было предоставлено время до 22 апреля 2016 года для подготовки к участию в деле. Затем это время по его же ходатайству было продлено до 5 мая 201 бгода. В этот период времени защитником Кулешовым Е.А. были получены выписки из протокола судебного заседания до момента его вступления в дело, которые отражали ход и объем судебного разбирательства. В судебном заседании 5 мая 2016 года защитник Кулешов Е.А. заявил, что к участию в деле готов с материалами уголовного дела ознакомлен (т.52 л.д. 11). В дальнейшем до выступления защитника Кулешова Е.А. в судебных прениях им была получена копия протокола судебного заседания. Ходатайств об отложении слушания дела и предоставлении дополнительного времени для ознакомления с материалами уголовного дела защитником не заявлялось Защитник Кулешов Е.А. просил отложить его выступление в прениях до 11

I

12

мая 2016 года (т.52 л.д. 21), фактически же он выступил в прениях 17 мая 2016 года, поэтому доводы осужденного о том, что его защитнику не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям, являются необоснованными.

Выступление подсудимого Полякова В.Н. с последним словом прерывалось председательствующим в соответствии с требованиями части 2 ст. 337, части 2 ст. 293 УПК РФ тогда, когда он касался обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, в том числе с учетом особенностей компетенции коллегии присяжных заседателей. Эти действия председательствующего не могли вызвать предубеждение у присяжных заседателей против обвиняемого, поскольку председательствующий разъяснял присяжным заседателям мотивы своих действий и необходимость руководствоваться при вынесении вердикта лишь доказательствами, исследованными в их присутствии.

Доводы апелляционных жалоб о нарушении председательствующим требований ст. 340 УПК РФ при обращении его к присяжным заседателям с напутственным словом опровергаются протоколом судебного заседания из которого видно, что напоминая об исследованных в суде доказательствах, представленных как обвинением, так и защитой председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал выводов из них.

При этом все доказательства, представленные стороной защиты нашли отражение в напутственном слове.

В связи с тем, что председательствующий разъяснил присяжным заседателям о том, что ни напутственное слово, ни выступления сторон в прениях не являются доказательствами, а присяжные заседатели при вынесении вердикта должны исходить из того, что сами восприняли представленные им в ходе судебного следствия доказательства, доводы апелляционных жалоб об одностороннем изложении доказательств не могут быть признаны состоятельными.

Показания потерпевшего М были приведены в напутственном слове лишь в части, касающейся обвинения Полякова В.Н в создании и руководстве бандой, а не в части преступления, совершенного в отношении самого потерпевшего. Таким образом, поскольку показания М не были признаны недопустимыми и касались существа предъявленного Полякову В.Н. обвинения, они обосновано были упомянуты председательствующим в напутственном слове в числе иных доказательств, представленных сторонами.

Сообщение присяжным заседателям уголовного закона предусматривающего ответственность за совершение деяний, в которых обвиняется подсудимый, содержащееся в напутственном слове, не противоречит требованиям закона и, как видно из его содержания, не содержит искажений его смысла. Напротив, доводы апелляционной жалобы в этой части исходят из неверного толкования такого признака банды как ее вооруженность.

Доводы апелляционной жалобы Полякова В.Н., касающиеся неверного изложения председательствующим в напутственном слове обстоятельств преступления в отношении потерпевшего Д а также отказа суда в запросе (по преступлению в отношении потерпевшей К сведений о наличии в следственном изоляторе специального помещения для опознания, не могут повлиять на оценку законности вынесенного в отношении Полякова В.Н. обвинительного приговора, поскольку по преступлениям в отношении указанных потерпевших Поляков В.Н. оправдан.

То обстоятельство, что председательствующий прерывал представителей защиты, выступавших с возражениями на содержание напутственного слова нельзя признать нарушением уголовно процессуального закона, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, такие случаи имели место лишь тогда, когда защитники и подсудимый Поляков использовали полномочия по выступлению не в целях, предусмотренных частью 6 ст. 340 УПК РФ, а для повторного изложения своей оценки исследованным в суде доказательствам, хотя судебные прения в присутствии присяжных заседателей были уже закончены.

Формулировка вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, не противоречит требованиям ст. 339 УПК РФ.

В частности, формулировка вопроса № 8 отражает существо предъявленного Полякову В.Н. обвинения в совершении преступлений совместно с другими лицами.

Предложения стороны защиты о постановке вопроса о том, что обвиняемые, предъявляя требования к М , действовали в интересах М , отклонены председательствующим обоснованно, поскольку такой вопрос не вытекает из предъявленного обвинения и не влияет на квалификацию действий осужденных.

Доводы апелляционных жалоб о сложности вопроса № 11 для присяжных заседателей опровергается материалами дела, из которых видно, что присяжные заседатели не обращались к

\

14

председательствующему за разъяснениями, касающимися формулировки указанного вопроса, дали на него ответ, исключив те действия Косенка которые они признали недоказанными.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

При квалификации действий осужденных суд, в соответствии с законом, принимает во внимание как обстоятельства совершенного преступления, установленные в вопросе о событии преступления, так и конкретные действия виновного, описанные в вопросе о совершении деяния подсудимым.

Квалификация действий Косенка А.И. как вымогательства, данная судом в приговоре, соответствует фактическим обстоятельствам установленным вердиктом. В приговоре приведены убедительные мотивы по которым суд, в том числе с учетом ответа присяжных заседателей на вопрос №11, отверг доводы стороны защиты, утверждавшей, что телесные повреждения были причины потерпевшему Косенком не в ходе вымогательства, а по иным мотивам.

Квалификация действий Полякова В.Н. как создание банды и руководство ей является правильной, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей (ответы на вопросы №№ 1 и 2) установлено, в том числе, что Поляков лично участвовал в совершении посягательств выполняя взятую на себя роль руководителя банды.

То обстоятельство, что отдельные действия Полякова, создавшего банду и руководившего ей, не квалифицированы иными нормами уголовного закона, не препятствует правильной квалификации его действий по ст. 209 ч.1 УК РФ. Также не имеется оснований считать вердикт в связи с этими обстоятельствами противоречивым или неясным либо применять нормы частей 4 и 5 ст. 348 УПК РФ.

Ходатайства Полякова В.Н. об отложении слушания дела в связи с тем, что он не был полностью ознакомлен с его материалами, рассмотрены судом и оставлены без удовлетворения в соответствии с требованиями закона.

Доводы апелляционных жалоб Полякова В.Н. и его защитника о недостоверности протокола судебного заседания коллегия находит несостоятельными.

Замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями закона (ст. 260 УПК РФ). В вынесенных по этому вопросу решениях приведены все принесенные замечания, им дана оценка, в случае отклонения замечаний указаны мотивы принятого решения. Постановления суда по своей форме и содержанию соответствуют нормам уголовно-процессуального закона.

Ссылки апелляционных жалоб на аудиозапись хода судебного заседания, произведенную стороной защиты, не могут поставить под сомнение достоверность протокола, поскольку, в соответствии с частью 3 ст. 259 УПК РФ протокол не является стенографическим отражением происходящего в судебном заседании, а фиксирует значимые для дела факты, имевшие место в при разбирательстве дела: данные об участниках судебного заседания, об их процессуально значимых действиях и решениях, а также подробное, но не дословное, содержание показаний и результаты исследования доказательств. Именно такое содержание протокола судебного заседания имеет место по данному делу.

Рассматривая доводы апелляционных жалоб о недостоверности протокола судебного заседания и оставляя их без удовлетворения судебная коллегия не может положить в основу своих выводов представленное стороной защиты «заключение экспертов» (т.60 л.д. 36 - т.63 л.д. 246) по следующим основаниям.

Указанное «заключение» получено без соблюдения положений части 2 ст. 57, ст. 195, 202 и 283 УПК РФ, поэтому не отвечает требованиям предъявляемым ст. 74 УПК РФ к допустимым доказательствам.

Кроме того, оценка достоверности выводов «экспертов производивших исследование, не может быть обоснованной в связи с отсутствием данных о процессуальном происхождении объектов исследования, в том числе образцов голоса.

Установление дословного содержания исследованной фонограммы как уже было указано, не может поставить под сомнение достоверность протокола судебного заседания, который в силу закона не является дословным изложением происходившего при разбирательстве дела.

Проверка того, является ли отражение в протоколе показаний потерпевшей и свидетелей подробным и существенно отличающимся от фактически данных ими показаний, не может относиться к компетенции экспертов, поскольку не предполагает специальных знаний, применение которых предусмотрено частью 1 ст. 57 УПК РФ.

Проведение такой проверки входит в компетенцию суда, что нашло отражение в предусмотренной законодателем специальной процедуре (ст. 260 УПК РФ), в ходе которой оценивается правильность отражения в протоколе как хода судебного заседания, так и существа исследованных доказательств. Этой возможностью оспаривания протокола судебного заседания сторона защиты воспользовалась в полной мере.

Обоснованная оценка приобщенного к апелляционной жалобе «заключения эксперта», находящегося на л.д. 22 т. 59, дана в постановлении о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также данных, характеризующих подсудимых.

Требования ст. 65 УК РФ при назначении наказания Косенку А.И судом соблюдены.

Судом были учтены также смягчающие обстоятельства, на которые ссылается в своей апелляционной жалобе защитник Пономарено С.А наличие малолетнего ребенка, положительные характеристики. Наказание было назначено также с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств.

Решение суда о назначении Косенку А.И. дополнительного наказания в виде штрафа является обоснованным, поскольку в приговоре приведены убедительные мотивы, свидетельствующие о необходимости и возможности его назначения. Вопреки доводам жалоб, судом исследовались и приведены в приговоре обстоятельства, характеризующие материальное положение осужденного. При обсуждении последствий вердикта сторона защиты не была ограничена в возможности представлять доказательства и высказывать позицию относительно назначения Косенку А.И. вида и размера наказания, предусмотренного санкцией соответствующего уголовного закона.

В соответствии со ст. 6, 60 УК РФ, наказание назначается лицу в соответствии с содеянным им, в том числе его роли в совершении преступления, и с учетом данных о его личности, поэтому доводы апелляционной жалобы, касающиеся наказания, назначенного иным лицам по другому делу не могут поставить под сомнение выполнение судом требований справедливости и законности назначенного Косенку А.И наказания.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

Взыскание с осужденного Косенка А.И. процессуальных издержек, с учетом суммы взыскания (5000 рублей) не может быть признано необоснованным и чрезмерно обременительным для осужденного.

Доводы осужденного Полякова В.Н. об ошибочности выводов суда изложенных в постановлениях от 1 и 7 февраля 2017 года, которыми рассмотрены замечания на протокол судебного заседания, изложенные в апелляционных жалобах, не могут являться существенными для оценки законности приговора суда, поскольку указанные постановления не препятствуют судебной коллегии проверить доводы апелляционных жалоб в полном объеме.

90 9Я ЧЧ

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Кемеровского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 июля 2016 года в отношении Полякова В Н и Косенка А И оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 74 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта