Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ15-5 от 02.04.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№11-АПУ15-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 2 апреля2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Смирнова В.П.,

судей Романовой Т.А., Ситникова Ю.В.

при секретаре Маркове О.Е рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Тазова С.А., Путенко Д.А., Аринушкина А.А., Савенко СО Степанова Е.Н., Брызгина С.А., Бурганова А.А., Газизова И.Г., Мифтиева Р.Р., Ибрагимовой Л.С., Маркова А.В., Синицына В.Н., Семенова И.В Репина ОН., Ахметшина А.А., Хазиевой Г.Ф. и адвокатов Горовец Г.И. в защиту интересов осужденной Ибрагимовой Л.С., Гайфуллиной А.Р. в защиту интересов осужденного Путенко Д.А., Ситдиковой Л.И. в защиту интересов осужденного Бурганова А.А., Нигматуллина Р.Н. в защиту интересов осужденного Репина О.Н., Курочки А.В. и Бригадина В.А. в защиту интересов осужденного Семенова И.В., Закировой Г.А. в защиту интересов осужденного Синицына В.Н., Салихова С.Г. в защиту интересов осужденного Тазова С.А., Замятиной М.В. и Ситдиковой Л.И в защиту интересов осужденного Степанова Е.Н., Яруллина А.Р. в защиту интересов осужденного Газизова И.Г., Ситдиковой Л.И. и Усманова Р.М. в защиту интересов осужденного Брызгина С.А., Исаева В.Г. в защиту интересов осужденного Мифтиева Р.Р., Хуснимардановой К.М. в защиту интересов осужденного Маркова А.В., Черняевой М.С. в защиту интересов осужденного Ахметшина А.А., Шариповой Э.Б. в защиту интересов осужденного Аринушкина А.А., Ширинского Р.К. в защиту интересов осужденной Садриевой Л.И., Халиковой Ю.В. и Габелева К.В. в защиту интересов осужденного Савенко СО., Никулиной Ю.Н. в защиту интересов осужденной Хазиевой Г.Ф., апелляционное представление государственного обвинителя Хадиуллиной А.Ф. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 октября 2013 г., по которому

Тазов С А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.210 УК РФ, на 13 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г.

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за каждое из 3 преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ), на 8 лет;

- за каждое из 4 преступлений, предусмотренных п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 10 лет;

- за каждое из 13 преступлений, предусмотренных ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 9 лет 6 месяцев;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 9 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г.

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Ахметшин А А

судимый:

1) 30 мая 2005 года по п.п. «а», «в» ч.2 ст. 158, ст.73 УК РФ к 2 годам

лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

2) 16 декабря 2005 года по ч.З ст.30, ч.1 ст.228.1, ч.1 ст.228, ч.З ст.69,

ч.5 ст.74 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден на основании

постановления суда от 27 октября 2009 года условно-досрочно на 11

месяцев 6 суток,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.210 УК РФ, на 12 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за каждое из 3 преступлений, предусмотренных п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 9 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 9 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Аринушкин А А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 3 месяца с ограничением свободы сроком на 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Путенко Д А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г.

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Савенко С О

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г.

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Бурганов А А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Брызгин С А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Степанов Е Н

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Хазиева Г Ф ,

судимая:

1) 16 апреля 2010 года по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам

лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год;

2) 26 октября 2010 года по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы,

с отменой условного осуждения по приговору от 16 апреля 2010 года и

назначением наказания по совокупности приговоров в виде 2 лет

лишения свободы, с отсрочкой отбывания наказания до 10 июня 2023

года, которая постановлением суда от 8 февраля 2013 года в порядке

ч.2 ст.82 УК РФ отменена,

осуждена к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 6 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за каждое из 7 преступлений, предусмотренных ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 8 лет 6 месяцев;

- за каждое из 2 преступлений, предусмотренных ч.1 ст.30, п.п. «а», «г ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.234 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), на 2 года;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 9 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанности: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за

отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях,

предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в

указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытой

части наказания по приговору суда от 26 октября 2010 года на 9 лет 6

месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с

ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не

менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия

специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за

отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях,

предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в

указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Садриева Л И

несудимая,

осуждена к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с

ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей:

не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия

специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за

отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях,

предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в

указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1

УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ),

на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1

УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ),

на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.234 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), на 2 года;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет

1 месяц лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с

возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за

пределы территории района Республики без

согласия специализированного государственного органа, осуществляющего

надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в

случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации,

являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для

регистрации; \ - на основании ч.1 ст.82 УК РФ отбывание наказания отсрочено до 16 июля 2025 года;

Газизов И Г,

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 1 раз в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.234 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), на 2 года;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Ибрагимова Л С ,,

несудимая,

осуждена к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Репин О Н

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 6 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 8 лет.

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Семенов И В,

судимый:

1) 8 февраля 2007 года по ч.З ст.30, п. «г» ч.З ст.228.1 УК РФ к 5 годам

лишения свободы со штрафом 50000 рублей, постановлением суда

от 1 марта 2010 года освобожден условно-досрочно на 1 год 5

месяцев 29 дней,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 6 лет с ограничением свободы сроком на 2 года, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 3 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 8 лет 6 месяцев;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 10 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 2 года, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г. Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 3 раза в месяц для регистрации;

- на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытой части наказания по приговору суда от 8 февраля 2007 года на 11 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 3 раза в месяц для регистрации;

Мифтиев Р Р ,,

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории г Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

Синицын В Н ,

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 5 лет с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 1 раз в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет;

- за каждое из 2 преступлений, предусмотренных п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 8 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 6 месяцев, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 1 раз в месяц для регистрации;

Марков А В

судимый:

1) 17 октября 2007 года по ч.З ст.30, п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам

лишения свободы, освободившийся 6 сентября 2010 года по отбытии

срока,

осужден к лишению свободы:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, на 6 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации;

- за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ на 8 лет 6 месяцев;

- за каждое из 2 преступлений, предусмотренных п.п. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), на 9 лет;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации.

По этому же делу осуждена Зорина М.М., приговор в отношении которой не обжаловался.

Заслушав доклад судьи Романовой Т.А. о содержании приговора существе апелляционных жалоб, представления, поданных возражений выслушав выступление осужденных Тазова С.А., Путенко Д.А., Аринушкина А.А., Савенко СО., Степанова Е.Н., Брызгина С.А., Бурганова А.А., Газизова И.Г., Мифтиева Р.Р., Ибрагимову Л.С, Маркова А.В., Синицына В.Н Семенова И.В., Репина О.Н., Ахметшина А.А., Хазиеву Г.Ф. и в защиту их интересов адвокатов Козлова А.Б., Баскаеву М.Р., Ситдикову Л.И Ягофарова И.А., Недбай В.С, Цапина В.И., Мисаилиди О.С, Воротникову Е.Д., Арутюнову И.В., Тавказахова В.Б., Сакмарова П.В., Шинелеву Т.Н Горбачева Э.А., Паныпину Е.Н., а также в защиту интересов Садриевой Л.И адвоката Кабалоеву В.М., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Никифорова А.Г., полагавшего необходимым приговор изменить Судебная коллегия

установила Тазов, Путенко, Аринушкин, Савенко, Степанов, Брызгин, Бурганов, Газизов Мифтиев, Ибрагимова, Марков, Синицын, Семенов, Репин, Ахметшин Хазиева, Садриева, Зорина признаны виновными в том, что действуя, в составе преступного сообщества, созданного и руководимого в целом Тазовым С.А., а одним из его подразделений - Ахметшиным А.А совершили незаконный оборот наркотических средств; Тазов СА. - к тому же контрабанду наркотических средств; Садриева, Хазиева и Газизов также осуждены за совершение группой лиц по предварительному сговору незаконной перевозки в целях сбыта, а также сбыт сильнодействующих веществ.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденная Ибрагимова Л.С. просит приговор отменить, как необоснованный, незаконный, чрезмерно суровый, в дополнительных жалобах также предлагает оправдать ее, прекратить уголовное дело Указывает, что не являлась членом преступного сообщества, о его существовании ничего не знала, наличие в памяти ее телефона номеров других лиц, признанных участниками сообщества, не подтверждает факт ее общения с ними, некоторые из телефонов не являлись ее собственностью и были предоставлены Ш для осуществления ею деятельности диспетчера; факту использования множества сим-карт, поддельного паспорта для оформления банковских карт, а также способу реализации курительных смесей путем закладок имеется иное объяснение, чем деятельность в составе преступного сообщества; дело в этой части должно быть прекращено по причине отсутствия доказательств; осуждая за покушение на сбыт наркотических средств, суд не учел ее показания о том, что выполняя работу диспетчера, она не знала, что распространяла наркотик, то есть, что реализуемые курительные смеси являлись запрещенными к обороту найденные в ее куртке вещества были подкинуты сотрудником УФСКН, а не переданы Ш или Репиным; в ходе следствия на нее и родственников оказывалось физическое и психологическое давление; не обнаружено следов наркотических средств в отобранных у нее биологических образцах, а также ее отпечатков на пакетике; протокол обыска является недопустимым доказательством, так как указанное в нем время проведения следственного действия не соответствует фактическому не указаны все участвующие лица, спорно участие лиц, подписавших протокол, в нем отсутствует ее подпись, понятые не знали своих прав; судом не были проверены показания Садриевой и Газизова о том, что курительные смеси они приобретали не у Хазиевой, а у другого лица; преступления совершенные ею в соучастии должны быть квалифицированы со ссылкой на ч.5 ст.ЗЗ УК РФ; при определении размера наркотических средств следовало руководствоваться постановлением Правительства №1002; с учетом положительно характеризующих данных у суда не было оснований лишать ее свободы на столь длительный срок; время содержания ее в СИЗО суд должен был зачесть в срок отбытия наказания в соотношении 1:2;

адвокат Горовец в защиту интересов осужденной Ибрагимовой просит отменить приговор суда по причине отсутствия доказательств виновности подзащитной; наряду с теми же доводами, что и осужденная, указывает на отсутствие у последней умысла на сбыт наркотических средств; дачу ею признательных показаний органам следствия в результате оказанного незаконного воздействия; недостаточно критическое отношение суда к показаниям Хазиевой в ходе следствия о проводимом ею инструктаже Ибрагимовой и об известных ей сведениях о деятельности Ибрагимовой содержание телефонных разговоров Ибрагимовой с Ш и Репиным не опровергают показания Ибрагимовой об оказании ею лишь информационного содействия в реализации курительных смесей, так как лично та никому курительные смеси не передавала и о наличии в их составе запрещенных веществ не знала; отсутствие доказательств общения Тазова и Ш между собою в интересуемый период опровергает вывод суда о едином руководстве преступным сообществом и устойчивых связях между членами;

осужденный Путенко просит приговор отменить. Указывает, что признаков, на основе которых возможно утверждать о деятельности преступного сообщества, судом не установлено; суд дал неправильную оценку его телефонному разговору с Ю и разговору Савенко с Бургановым; не учтены показания С иП в его пользу, не дано оценки тому, что ни у кого из осужденных не имелось имущества нажитого преступным путем, не проверено его алиби; к сбыту наркотических средств 1 апреля 2011 года, изъятых у А он не причастен; на указанных в доказательство его вины денежных средствах не было обнаружено отпечатков пальцев А ; телефонных разговоров насчет наркотиков им с А не велось; имел место оговор его со стороны А в чем тот, как и другие лица, с которыми было заключено досудебное соглашение, признались; суд оставил без внимания, что смесь изъятая у Аринушкина, была изготовлена Тазовым, не учел его (Путенко показания о невиновности, данные в судебном заседании; наркотик, изъятый по месту его жительства, был подброшен сотрудниками госнаркоконтроля которые могли воспользоваться его ключами от квартиры; показания понятого Г о процедуре обыска неправдивы, в вызове второго понятого необоснованно отказано, как и в исследовании вещественных доказательств - некоторых аудиозаписей; ряд доказательств сфабрикован, о чем свидетельствует указание об участии одних и тех же понятых в одно и то же время в различных следственных действиях; протоколы ознакомления его и защитника с постановлениями о назначении экспертиз и об ознакомлении с заключениями экспертов подделаны, так как в указанное в них время 13 декабря 2011 года с 8 до 11 часов он находился в СИЗО, что подтверждается истребованной справкой.

адвокат Гайфуллина в защиту интересов осужденного Путенко просит отменить обвинительный приговор и постановить оправдательный Утверждает, что не представлено доказательств деятельности преступного сообщества; обнаружение у Путенко при обыске одного пакетика с курительными смесями опровергает вывод суда о том, что его роль заключалась в хранении курительных смесей по месту жительства; согласно показаниям Путенко он не знал о содержимом пакетов, которые передавал А от Тазова, оказывал им лишь тем самым услуги и зарабатывал себе на жизнь; банковскую карту оформлял в целях расчетов с ним клиентов которых перевозил, работая таксистом; не скрывал факт принадлежности ему сим-карты; изъятые у Путенко денежные средства с отпечатками пальцев А не могут являться доказательством, так как приобщены к делу в качестве вещественного доказательства с нарушением УПК РФ; не дано оценки показаниям о получении этих денег Путенко в счет возврата долга от С - брата А суд отказал в удовлетворении ходатайств об исключении денежных купюр из числа доказательств, а также - в их обозрении в судебном заседании; по эпизоду от 12-13 апреля 2011 года - не установил где, когда и в какое время Тазов передал наркотические средства Путенко; не принял во внимание доводы защиты о том, что изъятый во время обыска пакетик с наркотическим веществом был фактически подброшен Путенко, а протокол обыска, является недопустимым доказательством, так как не содержит сведений о всех участвующих в следственном действии лицах; не учел, что допрошенный в суде понятой путался в показаниях происхождение курительной смеси, поступившей на исследование, является сомнительным;

осужденный Бурганов просит отменить приговор в части осуждения за участие в преступном сообществе, переквалифицировать его действия касающиеся сбыта наркотических средств с покушения на приготовление при определении размера наркотических средств руководствоваться постановлением Правительства от 1 октября 2012 года, назначить наказание с применением ст.64, 73 УК РФ. В обоснование указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как не был доказан факт создания и существования преступного сообщества и его участия в нем не установлены место и способ создания преступного сообщества, кто конкретно в него вошел при создании, период, в течение которого он входил в это формирование, время прекращения сообществом своей деятельности суд не учел, что из подсудимых он был знаком только с Брызгиным Тазовым, Степановым и Путенко; в приговоре отсутствуют сведения, какую роль он выполнял в преступном сообществе; у суда не имелось оснований утверждать, что курительные смеси, которые он продавал, были запрещены к обороту; его действия, квалифицированные как покушение на сбыт наркотических средств, являются приготовлением к преступлению; при назначении наказания суд не учел все обстоятельства, смягчающие его ответственность;

адвокат Ситдикова в защиту интересов Бурганова просит о принятии судом апелляционной инстанции такого же решения относительно постановленного приговора, приводит доводы, аналогичные тем, что содержатся в жалобе подзащитного. Указывает, что доказательств вхождения Бурганова в состав преступного сообщества не имеется, в приговоре отсутствуют данные о его роли в таком сообществе; если преступное сообщество действительно существовало, то на момент задержания Бурганова оно уже прекратило свою деятельность в связи с задержанием ее руководителей и участников; так как имело место перемещение наркотических средств от одного участника преступного сообщества к другому с целью сбыта, который не состоялся по причине изъятия наркотических средств, действия Бурганова являются приготовлением к преступлению; назначенное ему наказание нельзя признать законным и справедливым, так как суд не в полной мере учел все обстоятельства влияющие на меру наказания и не применил правила ч. 1 ст. 62 УК РФ, хотя признал смягчающим обстоятельством способствование Бургановым раскрытию преступлений, а также существовавшего преступного сообщества;

осужденный Репин выражает несогласие с приговором, просит оправдать по ч.2 ст.210 УК РФ, указывает, что выводы суда о его виновности не подтверждаются исследованными доказательствами; суд не дал оценки факту отсутствия у него каких-либо связей с осужденными, из которых он знал только Ш Ибрагимову и Хазиеву необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств ряда экспертных заключений, не учел, что он не был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз и с актами экспертов у него имеются основания полагать, что подписи в указанных протоколах возможно, являются поддельными;

адвокат Нигматуллин в защиту интересов осужденного Репина просит отменить приговор и оправдать его подзащитного в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Указывает, что выводы суда о виновности Репина не подтверждаются исследованными доказательствами, в приговоре не указано признаков преступного сообщества; не учтено, что Репин не имел общих целей и намерений с Ш или другими лицами, выполнял лишь по предложению Ш работу по развозу курительных смесей, являющихся «легальными»; получал за это деньги от Ш ,а не за счет, так называемого «общака», о подчиненности последнему или другим лицам, а также о существовании какой-либо дисциплины информирован не был; признательные показания других осужденных о роли Репина необоснованно положены в основу приговора, так как не были ими подтверждены в заседании суда; имеются достаточные основания полагать что наркотические средства Хазиевой, Ибрагимовой и Репину подбросили оперативные сотрудники; обыск жилища и машины Репина был произведен с многочисленными нарушениями; суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об исключении из разбирательства заключение эксперта, предметом исследования которого являлось изъятое из машины Репина вещество;

осужденный Семенов просит отменить приговор и прекратить его уголовное преследование, либо, как указал в одной из жалоб, направить дело на новое судебное разбирательство. Утверждает, что в преступном сообществе не состоял и отношения к обороту наркотических средств не имел; приобретал у А курительные смеси как обычный покупатель по более низким ценам, чем в киосках; доверился заверениям А в том, что реализуемые им смеси не относятся к запрещенным; никаких мер конспирации в своей деятельности по реализации смесей не принимал Мифтиеву передавал смеси для его знакомых; 4 апреля 2011 года Мифтиев не получал от него пакетиков со смесью; суд не учел признание А и Мифтиева в судебном заседании о том, что они под давлением оперативных сотрудников оговорили его в своих ранее данных показаниях следствие велось с обвинительным уклоном и представило в деле только те телефонные переговоры, которые были выгодны; обвинение по эпизоду сбыта наркотических средств 2 апреля 2011 года строится на показаниях И хотя с тем он в указанный период не встречался; показания понятого, присутствовавшего при обыске автомашины, противоречивы; при производстве экспертных исследований курительной смеси, переданной ему

1 апреля 2011 года А и впоследствии изъятой из машины Мифтиева, были допущены нарушения закона; эксперты руководствовались информационными письмами и методическими рекомендациями, которые законодательными актами не являются; для доказывания вины использовались неисследованные доказательства; в ходе расследования дела допущены нарушения, связанные с привлечением к участию в следственных действиях одних и тех же понятых, которые, судя по протоколам одновременно участвовали в нескольких следственных действиях, были задействованы следователями на протяжении целых суток; исходя из указаний суда о наличии у него единого умысла на сбыт наркотического вещества, его действия по сбыту И наркотических средств 2 апреля 2011 года и по факту обнаружения 4 апреля 2011 года наркотических средств в квартире 4 апреля 2011 года являются одним преступлением;

адвокат Курочка в защиту интересов Семенова просит отменить приговор и оправдать его подзащитного, ссылается на то, что тот приобретал у А курительные смеси в личных целях, об их судьбе перед А не отчитывался, денег от их реализации последнему не передавал, с Тазовым знаком не был; 1 апреля 2011 года А передал Семенову смесь, за которую получил деньги заранее, о чем и идет речь в телефонном разговоре; не доверять показаниям Тазова, А в судебном заседании у суда оснований не имелось; по свидетельству Мифтиева, изобличающие Семенова, А и его самого показания были даны из-за опасений быть арестованным; употребление в разговорах с участием Семенова вместо наименования курительных смесей цифр, имело место из-за труднопроизносимости полного наименования, а не в целях конспирации; показания И о приобретении у Семенова 2 апреля 2011 года пакетиков со смесью, опровергаются сведениями об отсутствии телефонных переговоров между ними в указанный период; понятой Н по его же показаниям суду, участвовал в производстве обыска в другой день, а не 2 апреля 2011 года и видел только один пакетик; акт обследования жилого помещения Мифтиева составлен с нарушением закона после исследования изъятых из квартиры Мифтиева веществ растительного происхождения в справке не нашло отражение количество израсходованного вещества и остатка, что ставит под сомнение объективность и законность последующей экспертизы;

адвокат Бригадин в дополнениях к жалобе осужденного Семенова просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение Указывает, что в приговоре отсутствует описание существа вмененного Семенову участия в преступном сообществе, не приводятся конкретные доказательства причастности к данному преступлению; судом не учтено, что деятельность Семенова сводилась к скупке и перепродаже веществ растительного происхождения для извлечения самостоятельной прибыли доказательством вины осужденного признаны показания оперативных сотрудников, которые являются заинтересованными в исходе дела; оставлено без внимания, что на момент производства экспертизы ни в одном нормативном акте не содержалось понятия «производное наркотического средства», эксперты давая заключение превысили свои полномочия информационное письмо ЭКЦ МВД России от 25 ноября 2010 г., которым они руководствовались, носит рекомендательный характер; экспертные заключения являются неполными, не содержат сведений об измерительном оборудовании;

осужденный Синицын просит отменить приговор, указывает, что изложенные в нем доказательства являются недопустимыми, так как экспертизы были проведены экспертом - сотрудником УФСКН, который находится в служебной зависимости от следственных органов; в выводах экспертиз и справках об исследовании отсутствуют указания о погрешности применяемых приборов и методик и сведения о процентном соотношении запрещенного вещества в смеси; при производстве обыска отсутствовал адвокат, хотя он (Синицын) фактически был задержан; по делу не имеется доказательств, подтверждающих совершение им преступлений, за которые он осужден; признавая его виновным по ч.2 ст.210 УК РФ, суд не указал в приговоре каким образом и при каких обстоятельствах Тазов объединил группы в сообщество, когда сообщество прекратило свою деятельность, не доказаны признаки, присущие деятельности преступного сообщества, а также факт вхождения его (Синицына) в состав этого сообщества; его показания в ходе следствия, данные в период с 27 по 30 января 2011 г являются ложными, данными с целью того, чтобы отпустили из-под стражи на подписку о невыезде; умысла на реализацию наркотиков не имел приобретал курительные смеси, которые не были запрещены; никаких мер конспирации при этом не предпринимал;

адвокат Закирова в защиту интересов осужденного Синицына просит приговор отменить и дело в отношении ее подзащитного прекратить Указывает, что если следовать изложенным в приговоре выводам, то Синицын состоял в преступном сообществе только три дня; суд не учел, что из всех осужденных Синицын знал только М и Ахметшина; получал от последнего помощь советом и деньгами, когда решил заниматься продажей курительных смесей, но в дальнейшем осуществлял такую деятельность самостоятельно и Марков в этом участия не принимал; судом оставлены без внимания пояснения Синицына в судебном заседании о том что в ходе следствия он оговорил Ахметшина и Маркова; фактически Синицын реализовал только легальные курительные смеси и умысла на сбыт наркотических средств не имел; ни в каком преступном сообществе не состоял и доказательств обратному представлено не было; выводам эксперта о том, что в содержимом изъятых из квартиры в г. пакетиков есть наркотическое средство, доверять нельзя, так как исследовалась лишь часть пакетиков; на трубке, из которой курил Синицын и Марков, не было обнаружено следов наркотического вещества, хотя другой эксперт пояснял что при условии наличия таких следов их можно было бы обнаружить; суд основывает вину на противоречивых экспертизах, показаниях лишь двух свидетелей о Синицыне как члене преступного сообщества, а также показаниях подсудимых, от которых те в судебном заседании отказались;

осужденный Тазов просит отменить приговор в части осуждения по ч.1 ст.210 УК РФ и изменить в остальной части, исключить осуждение за контрабанду, при определении размеров наркотических средств учитывать постановление Правительства от 1 октября 2012 года №1002, по которому размер наркотических средств вместо особо крупного будет составлять крупный. Ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в обоснование чего приводит исследованные доказательства, дает им собственную оценку, ссылается на то, что никто из допрошенных лиц не давал показаний об объединении им (Тазовым) под своим руководством трех организованных групп; суд не привел в приговоре объективной стороны преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ, не привел критериев, по которым установил, что осужденные действовали в составе преступного сообщества; указание судом на осознание осужденными своего участия в преступном сообществе противоречит позиции осужденных не признавших такого обстоятельства. Наряду с этим указывает, что обыск в его квартире проведен ненадлежащим лицом - оперативным сотрудником, в составленном протоколе не содержатся подписи всех участвующих лиц специалист УФСКН не предупрежден об ответственности по ст. 307 УК РФ он сам находился при данном следственном действии в наручниках и без адвоката; до того, как направить обнаруженные при обыске пакетики с веществом на экспертизу, они не были признаны вещественным доказательством, поэтому заключение эксперта является недопустимым доказательством; кроме того, он и защитник не были своевременно ознакомлены с постановлениями о назначении исследований и экспертиз, тем самым лишены возможности поставить на разрешение интересуемые вопросы; выводы суда о принадлежности осужденных к преступному сообществу и их деятельности в нем с целью извлечения общей финансовой выгоды противоречат приведенным в приговоре показаниям осужденных, из которых следует, что между ними существовали отношения продавца покупателя и каждый имел личную выгоду; отношение ряда осужденных к

предъявленному обвинению либо их и свидетелей к ранее данным

показаниям в приговоре не соответствует содержанию протокола; он А Ш и Ахметшин никогда не встречались вместе, что

и во достижения между ними договоренности и

согласования совместных действий; не учтено, что на момент совершения

действий ни в каких официально опубликованных документах не давалось

определения понятию «производное» наркотического средства; указанные в

протоколах следственных действий понятые присутствовали в одно и то же

время при проведении следственных действий по различным уголовным

делам; в ходе предварительного исследования изъятого вещества эксперт

необоснованно смешал содержимое ПО пакетиков в общую массу;

неправильное проведение исследования изъятого вещества экспертом

Г повлекло незаконное возбуждение уголовных дел и проведение

н ых обысков; в некоторых случаях следователь одним

постановлением назначил две экспертизы; в ряде протоколов ознакомления с

постановлением о назначении экспертизы имеется не его подпись, так как

согласно выданной изолятором справки 13 января 2012 года он только в 10 часов проследовал из СИЗО в здание наркоконтроля; следователь С не мог одновременно проводить два следственных действия (т.62,л.д. 161-164, т.46, л.д.145-154); свидетель Р давал недостоверные показания, отрицая, что приезжал к нему в СИЗО и требовал определенные показания, что подтверждается выданной в СИЗО справкой о посещении его в интересуемый день Р ; суд незаконно отказал в вызове и допросе в судебном заседании Н ; признав его (Тазова) виновным в вовлечении в преступное сообщество Ю в октябре 2010 года, суд осудил его за контрабанду наркотических средств, отправленных в почтовых посылках, которые судя по накладным, пересекли границу в августе и сентябре 2010 года; суд не учел в качестве доказательства его невиновности в этой части данные, изложенные в рапорте оперативного сотрудника относительно содержания разговора Ю с А показания Ю , а также свидетеля изложенные в протоколе, который не был исследован; не принял во внимание при назначении наказания данные о том, что он (Тазов) является ветераном боевых действий, положительно характеризуется, имеет дочь;

адвокат Салихов в защиту интересов осужденного Тазова просит приговор отменить, а уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях подзащитного состава преступления. Указывает, что выводы суда о создании и деятельности преступного сообщества противоречат фактическим обстоятельствам дела; не доказаны признаки, характеризующие такое сообщество; судом не учтено, что Тазов не знал и никогда не встречался с Ахметшиным, Синицыным и Марковым; Хазиеву неоднократно задерживали сотрудники правоохранительных органов, но затем отпускали, потому что распространяемые ею смеси не являлись наркотическими; обнаруженный по месту жительства Тазова метилендиоксипировалерон в травяном составе вопреки, указанному в приговоре, не отнесен к наркотическим средствам протокол обыска в квартире подлежал исключению из разбирательства поскольку, наряду с прочими нарушениями, поручение следователя на производство следственного действия оперативным сотрудником не имело даты его вынесения; в нарушение ч.2 ст.81 УК РФ обнаруженные при обыске пакетики не были признаны доказательствами и приобщены к делу до передачи их на экспертное исследование; суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о признании протокола обыска и заключения экспертизы недопустимыми доказательствами;

осужденный Степанов и адвокат Ситдикова в его защиту просят отменить приговор в части осуждения за участие в преступном сообществе исключить указание о покушении на сбыт наркотических средств в составе организованной группы, назначить наказание с применением положений ст.64, 73 УК РФ. Указывают, что факт создания и существования преступного сообщества и участия в нем Степанова не доказан; в приговоре вопреки требованиям закона, не отражены место, способ создания, время прекращения деятельности этого преступного формирования, сведения о лицах, вошедших в его состав на этапе создания; суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав, что деятельность сообщества была прекращена только 22 апреля 2011 года, хотя таковое перестало существовать не позже, чем 4 апреля 2011 года, когда были уже задержаны Тазов, А Ш , Ахметшин и другие участники; наказание назначено судом без учета в полной мере всех смягчающих его вину обстоятельств и указанного самим судом в приговоре «способствования раскрытию преступлений, а также существовавшего преступного сообщества»; по утверждениям осужденного Степанова, З , Савенко Аринушкин, Ю никогда с ним знакомы не были; телефонные соединения он имел только с Брызгиным и Бургановым; изъятые наркотические средства у него, Бурганова и Брызгина дома отличались по своему составу от изъятых при задержании других осужденных обнаруженные у него дома во время обыска пустые пакетики предназначались для хранения бисера, а не наркотиков; на момент совершения им преступления 22 апреля 2011 года сам Тазов, а также все руководители так называемых структурных подразделений и участники преступного сообщества уже были задержаны, а следовательно, преступное сообщество уже прекратило свое существование; курительные смеси он приобрел для личного потребления и не знал о том, что они являются наркотическими средствами; эксперты, дававшие заключения, являются сотрудниками УФСКН, поэтому они заинтересованы в исходе дела; выводы эксперта о возможной принадлежности ему голоса в телефонных переговорах суд трактовал как однозначное утверждение; принадлежащие ему телефоны в ходе следствия были утеряны; указанная в материалах дела банковская карта у него при обыске не изымалась и ему не принадлежит просит квалифицировать его действия как приобретение наркотических средств без цели сбыта, хранения и употребления, так как в самом приговоре судом указано, что Аринушкин, Степанов и Савенко действий, направленных на сбыт, не совершили, а при определении размера наркотических средств руководствоваться постановлением Правительства от 1 октября 2012 года №1002; суд не учел, что совершенное им преступление является

неоконченным, а его роль, установленная судом, в деятельности преступного

сообщества, малозначительна, а так называемое участие длилось не больше

месяца; он не был ранее судим и не является тем Степановым, на которого в

деле представлено постановление об условно-досрочном освобождении; как

указывает адвокат Ситдикова, в связи с тем что покушение на сбыт

наркотических средств было совершено Степановым после прекращения

деятельности преступного сообщества, то его действия не могут быть

квалифицированы по признаку п. «а» ч.З ст.228.1 УК РФ; суд исчислил

размер наказания Степанову с нарушением положений уголовного закона;

адвокат Замятина в защиту интересов осужденного Степанова просит отменить приговор в отношении подзащитного и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что приговор основан на доказательствах носящих предположительный характер; судом оставлено без должной оценки, что ее подзащитный никогда не признавал, что являлся членом преступного сообщества и знал о существовании такового; ему никто указаний не давал, как использовать приобретаемую им в «магазине на колесах» и у Бурганова смесь, сам он при этом корыстных мотивов не преследовал, предназначал покупку для собственного потребления найденную при обыске дома курительную смесь воспринимал как незапрещенную, в подтверждение чему следует рассматривать содержание допроса эксперта П признавшего отсутствие даже у экспертной службы эталонного образца чистого вещества для определения процента содержания запрещенного вещества в курительной смеси, а также показания других осужденных и свидетелей об отсутствии у них информации о нелегальности оборота таких смесей; судом не было учтено, что при допросе в суде Ю ,З А которые были осуждены в особом порядке, отказались от своих ранее данных под давлением следствия, изобличающих показаний; в приговоре не мотивировано, по каким основаниям приняты за достоверные показания этих лиц в ходе следствия и отвергнуты полученные в судебном заседании; при назначении наказания не получили должной оценки положительно характеризующие Степанова данные, касающиеся его личности, семейного положения, а также то, что в период судебного разбирательства он подвергся жестокому избиению, вынужден проходить длительное лечение по поводу причиненных телесных повреждений;

осужденный Газизов просит отменить приговор и оправдать его (в одной из жалоб также смягчить назначенное ему наказание). Указывает, что не был членом сообщества и не знал о его существовании, не был знаком с большинством других осужденных; если что-то делал неправомерное, то только в личных интересах, куда шли деньги от реализуемого другими лицами товара, осведомлен не был; работал таксистом и выполнял поездки по заказу своих клиентов, в частности Садриевой, считал бизнес, которым она занималась, легальным; изъятая у него 18 ноября 2010 года курительная смесь принадлежит последней, он должен был ее отвезти по указанному адресу, о том, что это наркотики не знал, включение 7\^Н 210 как производного от 1\\П 122 в запрещенный список произошло только в феврале 2013 года; при экспертизе курительных смесей, по словам экспертов у них не было для исследования контрольных образцов; при перевозке 25 октября 2010 года им Садриевой ему было неизвестно о нахождении при ней курительных смесей; при допросе в ходе следствия он под давлением подписывал протоколы, не вчитываясь в их содержание, надеялся, что не будет взят под стражу; при осуждении за оборот психотропных средств суд не учел его и Садриевой показания, что «фенобарбитал» ему, скорее всего подложили во время задержания; при назначении наказания суд необоснованно не учел смягчающее наказание обстоятельство предусмотренное п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ и в полной мере - другие положительно характеризующие его данные, раскаяние в содеянном, смерть матери в марте 2013 года, не зачел в срок отбывания наказания с 18 по 19 ноября 2010 года;

адвокат Яруллин в защиту интересов осужденного Газизова просит смягчить назначенное по приговору его подзащитному наказание, выражает несогласие с правильностью осуждения последнего за участие в преступном сообществе и оборот сильнодействующего вещества, оспаривает правильность квалификации действий, связанных со сбытом наркотических средств. Указывает, что вступление Газизова в преступное сообщество не подтверждено материалами дела, так как тот даже не был знаком с другими лицами, признанными членами этого сообщества, кроме Садриевой; «фенобарбитал» был умышленно подброшен Газизову в машину; свидетель С не видел во время обыска какие-либо капсулы; Садриеву заставили на следствии дать показания о том, что это вещество она брала у Хазиевой и передавала для реализации Газизову; ни у Садриевой, ни у Хазиевой подобное вещество обнаружено не было; оказывая 25 октября 2010 года услуги Садриевой в качестве водителя такси, Газизов не знал, что у нее с собою имеются курительные смеси; не мог знать, что они запрещены в свободном обороте, потому что понятие «производное» было введено постановлением Правительства от 19 февраля 2013 года; перечисленные в приговоре обстоятельства, характеризующие Газизова, не были фактически судом учтены, в связи с чем назначенное наказание является чрезмерно жестоким;

осужденный Брызган и адвокат Ситдикова в его защиту просят отменить приговор в части осуждения за участие в преступном сообществе исключить указание о покушении на сбыт наркотических средств в составе организованной группы, назначить наказание с применением положений ст.64, 73 УК РФ. Указывают, что, вопреки изложенному в приговоре, в судебном заседании не нашел своего подтверждения факт создания и существования преступного сообщества, участия в нем Брызгина; судом в нарушение ч.1 ст.307 УПК РФ не приведено в приговоре сведений о месте способе создания, времени прекращения деятельности этого преступного формирования, лицах, вошедших в его состав на этапе создания; на момент преступления в апреле 2011 года, за которое Брызгин был осужден, Тазов и руководители так называемых структурных подразделений, его участники были задержаны, а значит, преступное сообщество уже прекратило свое существование; действия Брызгина, связанные со сбытом наркотических средств, не могут быть признанными совершенными в составе организованной группы и являются приготовлением к преступлению, а не покушением; назначенное ему наказание несправедливо по причине того, что не учтены в полной мере все смягчающие ответственность обстоятельства.

По утверждению осужденного Брызгана, его показания в ходе следствия о приобретении наркотических средств у Тазова, выданных при обыске жилища, ложны, так как даны под психологическим давлением на него и Бурганова оперативных сотрудников, обещавших подписку о невыезде; судом не учтено, что он знал только Степанова, Бурганова и Тазова, проживал территориально обособленно, по телефону с Тазовым не общался; изъятые у него, Бурганова и Степанова наркотические вещества идентичны по своему составу, но отличаются от изъятых при задержании Тазова, Савенко, Путенко, З Аринушкина и Ю ; эксперты дававшие заключения, являются сотрудниками УФСКН, поэтому они заинтересованы в исходе дела; до 22 апреля 2011 года он не задерживался и курительные смеси у него не изымались, поэтому не было оснований указывать о преступности его деятельности по реализации курительных смесей в предыдущий период и той роли, которая приведена в приговоре при назначении наказания оставлено без внимания смягчающие наказание обстоятельства, в том числе совершение им неоконченного преступления продолжительность деятельности не более 2 месяцев, неактивная роль и подтверждение оказанного доверия при нахождении под подпиской о невыезде. Согласно доводам адвоката Ситдиковой, перемещение наркотических средств от одного участника преступного сообщества к другому с целью их последующего сбыта, который не состоялся ввиду изъятия наркотических средств, образует состав приготовления к преступлению;

адвокат Усманов в защиту интересов осужденного Брызгина просит обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный. Указывает что для такого решения имеются перечисленные в ст.389.15 УПК РФ основания; никто из осужденных не признал существования преступного сообщества; Брызган не мог быть участником организованной преступной группы в то время, как на 22 апреля 2011 года все осужденные были уже задержаны; курительную смесь Брызган сам и вместе с Бургановым приобретал не у Тазова, а через интернет в апреле 2010 года и доказательств иному не имеется; показать на Тазова его заставили оперативные сотрудники; следователь фальсифицировал постановление, добавив в постановление о производстве обыска не только в жилище Брызгина, но и в кладовке, хотя о таком хранилище следователь не мог знать, и Брызган добровольно сообщил о нахождении курительной смеси в кладовке между этажами, что подтвердили свидетели; по делу отсутствуют телефонные разговоры, в которых Брызгиным ведется речь о сбыте наркотических средств; по показаниям осужденных никто из них не знал о том, что курительные смеси являются наркотиками; следовало учесть показания экспертов о том, что исследование представленных смесей было затруднительно из-за отсутствия соответствующих методик; указанное обстоятельство ставит под сомнение достоверность экспертных заключений по делу с бесспорностью не установлен факт общения между Тазовым и Брызгиным, а также принадлежность последнему абонентского номера зарегистрированного на другое лицо; суд незаконно отказал в исключении из числа доказательств протоколов, где отражена принадлежность этих номеров телефона Брызгину; справка об исследовании и экспертное заключение не соответствуют требованиям закона, но эти доказательства, а также постановление о производстве обыска, протокол обыска, постановление о признании обыска законным суд отказался исключить из разбирательства при описании 3 эпизодов сбыта Брызгиным наркотических средств судом не указано место, способ и в какое время эти действия были совершены; не установлен умысел Брызгина на сбыт в отношении курительных смесей хранившихся в кладовке; при назначении наказания суд не в полной мере учел характеризующие осужденного данные, что исключает возможность признания наказания справедливым;

осужденный Мифтиев просит приговор отменить, а дело в отношении него прекратить либо, как указывается в одной из жалоб, вынести оправдательный приговор. Ссылается на то, что не был членом преступного сообщества и не знал о его существовании; никто из других осужденных с ним знаком не был; изъятый у него наркотик принадлежит Семенову, о его нахождении в машине ему ничего известно не было, как и то, что смесь вообще относится к числу наркотических; при допросе в качестве подозреваемого на него оказывалось психологическое воздействие; в ходе первоначальных исследований изъятого у него из машины вещества в его составе не было обнаружено наркотического средства; исследуя это вещество повторно, эксперты руководствовались информационным письмом утвержденным 24 июня 2011 года; при определении меры ответственности суд назначил ему чрезмерно суровое наказание;

адвокат Исаев в защиту интересов осужденного Мифтиева просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный. Указывает что его подзащитный непричастен к преступлениям, его показания на предварительном следствия в части признания вины положены в основу приговора неправильно; Мифтиев лишь эпизодически оказывал своим знакомым посредническую помощь в приобретении курительных смесей каких-либо устойчивых связей на этот счет между ним и Семеновым либо А не существовало; доказательств получения им материальной выгоды от своих услуг не имеется; о том, что курительная смесь являлась наркотическим средством, как и другие допрошенные в суде лица, он не знал; в действиях Мифтиева отсутствует субъективная сторона преступления; необоснованно отвергнуты показания Семенова в судебном заседании о принадлежности ему обнаруженных в автомобиле Мифтиева курительных смесей; при назначении наказания не в полной мере учтены фактические обстоятельства дела и личность Мифтиева;

осужденный Марков выражает несогласие с приговором, так как ни в каком преступном сообществе он не состоял, к незаконному обороту наркотических средств отношения не имеет. Указывает, что дело фальсифицировано сотрудниками УФСКН, а суд не учел множество противоречий в доказательствах и нарушений УПК РФ. Просит отменить приговор, дело вернуть на доследование, а его оправдать по причине недоказанности вины и ненадлежащей оценки судом доказательств приводит собственный анализ доказательств. Утверждает, что к сбыту наркотических средств непричастен, с Синицыным находился в г. в квартире в силу стечения обстоятельств, указывая в одной из жалоб на то, что его об этом попросил Ахметшин, а в другой - в связи с днем рождения И ; в основу приговора судом были положены недопустимые доказательства - заключения судебно-химических экспертиз так как эксперты руководствовались ненадлежащими методиками, не произвели исследование всех изъятых средств, не указали время проведения экспертиз; эксперт П принимала участие в других следственных действиях; материалы дела были сфабрикованы следователями, о чем свидетельствует участие в следственных действиях в качестве понятых одних и тех же лиц на протяжении длительного времени; подписи указанных участников вызывают сомнения в подлинности; указанное в протоколе допроса Синицына время приходится на то, когда тот фактически находился в суде, где рассматривалось в отношении его административное дело результаты проведенного опознания с участием Т недостоверны; по показаниям свидетеля Г курительная смесь была продана ему Синициным; свидетель Х ему неизвестен; Г оговорил его, чтобы получить поменьше наказание и это факт дтвердили Д иН

адвокат Хуснимарданова в защиту интересов Маркова просит отменить приговор и оправдать подзащитного в полном объеме. Указывает, что его вина в совершении преступлений не доказана;

осужденный Ахметшин просит разобраться в деле. Указывает, что суд необоснованно признал его членом преступного сообщества; Тазов не знал о его существовании, о чем свидетельствовал Р он являлся обычным покупателем «спайса» у Ш ; со слов Ш знал, что реализуемая смесь легальная; умысла на распространение наркотиков не имел; суд сделал выводы о его виновности в сбыте наркотических средств 30 января 2011 года Г на основе противоречивых показаний последнего; показания названного свидетеля, а также Синицына и Ш которые являются заинтересованными в оговоре лицами являются недопустимыми доказательствами и могут использоваться только для установления факта совершения преступления ими самими; просит его действия по эпизодам: сбыта наркотических средств Г - 26 и 27 января 2011 года, изъятию при обыске у Синицына и Маркова 27 января 2011 года, сбыта Марковым и Синицыным 27 января 2011 года Х и Т - 27 января 2011 года, а также сбыту им самим Г квалифицировать по одной статье;

адвокат Черняева в защиту интересов осужденного Ахметшина просит приговор отменить и уголовное дело в отношении его прекратить Указывает, что доказательств, подтверждающих причастность Ахметшина к деятельности преступного сообщества, у суда не имелось; его показания о том, что перепродавая курительные смеси, он работал на себя и был уверен в легальности своей деятельности, ничем не опровергнуты; обвинение в передаче денег от реализации наркотических средств Х не подтверждено; показания Ахметшина о том, что из всех осужденных по делу он знал только несколько человек, а также заявление Хазиевой в суде об оговоре ею в ходе следствия Ахметшина, который ранее ей в действительности известен не был, оставлены без внимания; показания оперативных сотрудников Р иХ не назвавших источник своей осведомленности о деятельности в г. группы занимающейся сбытом наркотических средств, не соответствуют предъявляемым к доказательствам требованиям; установленный судом факт существования преступной группы под руководством Ахметшина на протяжении трех дней, противоречит выводам о ней как структурном подразделении преступного сообщества; при осуждении Ахметшина за сбыт наркотиков не учтены согласующиеся между собою показания Синицына и Маркова в суде, а также самого Ахметшина, где тот утверждал, что был уверен в распространении легальных курительных смесей и представил в доказательство этому постановление об отказе в возбуждении в отношении его уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления по факту реализации курительных смесей 14 декабря 2010 года; не получили должной оценки противоречивые показания свидетеля Г суд необоснованно отклонил ряд вопросов, имевшихся у иты к данному свидетелю; в обоснование вины Ахметшина судом положены экспертные заключения, хотя эксперты не высказались о процентном

содержании наркотического вещества в смеси;

осужденный Аринушкин просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что в ходе судебного разбирательства никто из свидетелей и осужденных не указал на него как участника преступного сообщества; по поводу продажи курительной смеси он ни с кем не общался, кроме Тазова, ничего об «общаке» не знал, денег никому не платил; выступал посредником в реализации курительных смесей Тазовым лицу по имени Р ; в ходе следствия и в судебном заседании оговаривал Тазова относительно событий, имевших место 1 апреля 2011 года обнаруженная в его квартире смесь предназначалась для личного употребления, была выдана им добровольно, что подтвердили свидетели, но суд не учел; о том, что смесь содержит наркотические средства, не знал протокол обыска в его жилище составлен с нарушением закона, нет фамилий некоторых сотрудников, а только их подписи, не указан вес изъятой смеси и номер печати, использованной при опечатывании; его ходатайства о признании справок об исследовании и заключений экспертов недопустимыми доказательствами оставлены судом без рассмотрения; в деле не представлены основания, давшие оперативным сотрудникам полагать его причастным к сбыту наркотических средств; Ш , на показания которого ссылались изобличающие его свидетели, не говорил в суде о своем знакомстве с ним, а при допросе в стадии следствия под давлением оговорил его; оперативные сотрудники Р и Х фальсифицировали доказательства в отношении его и других осужденных; постановление суда которым разрешено прослушивание его телефонных переговоров, является незаконным, так как в нем указан номер телефона, отличный в одной цифре от того, которым он пользовался; в материалах дела искажены сведения об участниках зафиксированных телефонных переговоров, представлены только переговоры, выгодные стороне обвинения; сомнительна достоверность и допустимость экспертных заключений о составе курительных смесей по причине несовершенства методик их исследований и нарушения требований закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», что вытекает из противоречивых пояснений экспертов и содержания данных ими заключений; экспертизы проведены заинтересованным экспертным учреждением, входящим в систему УФСКН в экспертных заключениях использовалось понятие «производное наркотических средств, которое получило официальное определение в постановлении от 19 ноября 2012 года; на исследование передавались смеси не признанные следователем до этого вещественными доказательствами;

отнесение ЛЖН-203 к производным наркотических средств имело место на

основании постановления, вступившего в силу только с 27 октября 2011 года;

в справках об исследовании нет данных о предупреждении специалистов об

ответственности по ст.307 УК РФ; в справках об исследовании и в

заключениях экспертов имеются несоответствия в данных о весе, номерах

печатей; обвинение в обороте наркотических средств было предъявлено ему

ранее, чем дано экспертное заключение о наличии в смеси наркотического

средства;

адвокат Шарипова в защиту интересов осужденного Аринушкина просит отменить приговор. Указывает, что доказательств преступной деятельности ее подзащитного не имеется; выводы о том, что Аринушкин занимался изготовлением, расфасовкой наркотических средств, сбором денежных средств от реализации, судом не мотивированы; показания свидетелей Н иФ а также подсудимых Тазова и Савенко о непричастности Аринушкина к изготовлению курительных смесей необоснованно отвергнуты; приобретение Аринушкиным наркотиков у Тазова один раз в месяц в период с января по 12 апреля 2011 года как установленном в приговоре обстоятельстве не позволяло суду утверждать о постоянстве форм и методов преступной деятельности;

адвокат Ширинский в защиту интересов осужденной Садриевой просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение Указывает, что доказательством вины его подзащитной в участии в преступном сообществе судом признаны показания в стадии следствия Ю , З А данные ими под принуждением и от которых они отказались при допросе в суде; по непонятным мотивам судом отвергнуты показания Хазиевой и Ш в судебном заседании о том что с лета 2010 года с Садриевой они не общались и ничего запрещенного ей не передавали, а также показания Газизова, пояснявшего, что он приобретал курительные смеси не у Садриевой, а у других лиц; в приговоре не приведены доказательства существования самого преступного сообщества не учтено, что Садриева занималась продажей курительных смесей, но не догадывалась, что их распространение запрещено; получаемая ею оплата зависела не от продажи, а от выходов на так называемую работу имеющиеся сомнения суд не истолковал в пользу осужденной;

осужденный Савенко и адвокат Габелев в его защиту просят приговор отменить, а дело прекратить из-за существенных нарушений судом УПК РФ несоответствия выводов фактическим обстоятельствам дела и чрезмерной суровости назначенного наказания (в другой жалобе Савенко просит оправдать его по ч.2 ст.210 УК РФ, прекратив в этой части дело, а его действия признанные приготовлением к сбыту наркотических средств переквалифицировать на ч.2 ст.228 УК РФ, назначив за данное преступление наказание с применением положений ст.64, 73 УК РФ). Согласно доводам изложенным осужденным Савенко, суд не учел в приговоре показания свидетелей Р , Х которые не смогли вспомнить о том занимался он сбытом или нет, не дал оценки показаниям З Х ,Ф не сообщившим источник своей осведомленности о причастности его к преступлениям, исказил в приговоре показания свидетеля Н , ненадлежаще оценил противоречивые показания понятого Г относительно участия в следственных действиях; оставил без внимания, что с Тазовым у него (Савенко) не было общих интересов, ни с кем из осужденных он не общался; с заключениями экспертиз, проведенных в 2012 г. он был ознакомлен в мае 2011 года; протоколы обыска содержат противоречия в части сведений о времени производства следственных действий; в постановлениях о прослушивании не упоминается его фамилия и номер телефона, которым он пользовался; доказательств того, что обнаруженное по его месту жительства наркотическое средство предназначалось для сбыта, не имеется; его отпечатков пальцев на изъятой коробке из-под кальяна не обнаружено; допрошенные в судебном заседании свидетели давали показания о нем как о лице, употребляющем наркотики, а не о сбытчике наркотиков; он не должен нести ответственность за то, что Тазов спрятал в его квартире курительные смеси; ни в какое преступное сообщество он не входил; выводы суда о том, что он предоставлял свою квартиру для хранения наркотических средств, носят характер предположений; в случае, если его доводы относительно непричастности к преступлениям будут сочтены неубедительными, просит рассмотреть вопрос о мере его наказания с учетом положительно характеризующих его данных сведений о семейном положении, состоянии здоровья его и его матери, а также других перечисленных им обстоятельств, влияющих на размер наказания;

адвокат Халикова в защиту интересов осужденного Савенко просит приговор отменить и дело в отношении его прекратить. Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; приведенные судом доказательства устанавливают только факт обнаружения и изъятия по месту жительства ее подзащитного наркотических средств, но не свидетельствует об участии Савенко в преступном сообществе, о принадлежности ему наркотических средств и его умысле на их сбыт; допрошенные свидетели не располагали информацией об обстоятельствах вхождения Савенко в состав сообщества; прослушивание телефонных переговоров Савенко судом не санкционировалось; распечатки телефонных разговоров сведений о причастности Савенко к сбыту наркотиков не содержат; показания оперативного сотрудника Ф о заявлении Савенко перед началом обыска добровольно выдать «спайс опровергаются пояснениями понятого Г об обстоятельствах производства следственного действия; критическое отношение суда к показаниям Тазова не позволило правильно оценить показания последнего о том, что сообщество он не создавал и Савенко никуда не вовлекал; наличие на руках Савенко следов «спайса» объясняется показаниями Савенко, где им признается непродолжительное общение с Тазовым и совместное употребление курительной смеси; в приговоре не содержится доказательств что Савенко знал о деятельности других осужденных по сбыту «спайса»; не получил оценки факт прекращения уголовного преследования Савенко по фактам изъятия наркотических средств по месту проживания Тазова Путенко и З приговор нельзя также признать справедливым в части назначенного наказания Савенко исходя из положительно характеризующих его данных;

осужденная Хазиева просит приговор отменить, уголовное дело в отношении ее прекратить. Указывает, что суду не было представлено доказательств направленности ее умысла на сбыт наркотических и сильнодействующих веществ, а также деятельности в преступном сообществе; со многими осужденными она не была знакома; ее телефонных переговоров с большинством из них не зафиксировано; она работала обычным продавцом по продаже под началом Ш легальных курительных смесей, принадлежавших, по словам последнего, до декабря 2010 года Тазову, а затем приобретенных Ш у других лиц; о связях Ш ей ничего известно не было; квартиру она снимала не в целях конспирации, а опасаясь конкурентов, пользовалась сим-картами предоставленными Ш инструктируя Зорину как нового продавца, она посвящала ее в особенности работы, а не вовлекала в преступное сообщество; в основу приговора необоснованно положены ее показания следственным органам, в которых она под принуждением, боясь отмены подписки о невыезде, оговорила себя и других осужденных; в марте 2011 года ей, Ш , Ибрагимовой и Репину оперативные сотрудники «подбросили» неизвестное вещество; Ибрагимову заставили написать, что капсулы с веществом приобретались у нее, хотя от клиентов она знала о приобретении их Ибрагимовой у других лиц; судом не учтено что при задержании были нарушены ее права на защиту, ей не разъяснили ст.46 УПК РФ, не оповестили ее родственников о задержании, проводили допросы без защитника, либо те приглашались только для подписания протоколов допроса; проверочные закупки осуществлялись с нарушением закона об оперативно-розыскной деятельности; в период с октября 2010 года до марта 2011 года оперативники ее не задерживали, хотя от Зориной и Садриевой знали, что наркотики на реализацию им давала она; в отношении ее в это время неоднократно проводили «проверочные закупки», ее неоднократно задерживали и отпускали, наркотических средств в курительных смесях не находили, выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, чем убедили ее в торговле ими как разрешенными; в судебном заседании 12 февраля 2013 г. суд отказал ее защитнику в приобщении и исследовании одного из постановлений об отказе

в возбуждении дела; не учел показания свидетелей, где они дают показания

в ее пользу и подтверждают сказанное ею; на момент реализации ею

курительных смесей, те не относились к наркотическим; квалификация

действий дана без учета, что ее действия были пресечены и сбыт фактически

не состоялся; ее действия должны быть приведены в соответствие с

постановлением Правительства, установившим новые размеры

наркотических средств; в приговоре не указано, где, когда каким образом и

при каких обстоятельствах Репин передал ей 4 пакетика с веществом,

которые были обнаружены в ходе обыска в ее съемной квартире; позже она

приобретала у Репина курительные смеси, но для личного употребления;

Газизова она не знала и ничего ему не передавала; обыски и экспертизы проводились с нарушением закона; до направления на экспертизу изъятые пакетики с веществом не были признаны вещественным доказательством; у экспертов не имелось контрольных образцов тех веществ, которые отыскивались в исследуемых смесях; в протоколах ее допроса следователь вместо употребляемого ею слова «курительная смесь» писал «наркотик»; при назначении наказания суд не в полной мере учел наличия у нее детей, в отношении двоих из которых она намерена восстановить родительские права так как встала на путь исправления; период содержания ее в СИЗО суд должен был зачесть в срок отбытия наказания в соотношении 1:2;

адвокат Никулин в защиту интересов осужденной Хазиевой просит приговор отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления. Указывает, что судом не приведено в приговоре доказательств деятельности осужденных, в том числе его подзащитной, в составе преступного сообщества; не приведено данных, что Хазиева была осведомлена о преступном сообществе, дала согласие на участие в нем и выполнение отведенной роли, принимала участие в планировании и подготовке преступлений, соблюдала меры конспирации и обеспечивала безопасность ее участников; показания Ш , З Ю А в ходе следствия о существовании преступного сообщества которые они не подтвердили, тем не менее, оценены судом неправомерно как твердые и последовательные; не учтена позиция Хазиевой об отсутствии у нее умысла на сбыт наркотических средств по причине своей уверенности в торговле легальными курительными смесями; реализуемый ею товар неоднократно проверялся, но наркотических составляющих в нем не обнаруживалось; вещества, изъятые 18 ноября 2010 года, 6 и 9 января 2011 года из-за отсутствия методик, сравнительных образцов и технических средств не могли быть даже сразу идентифицированы экспертами;

В апелляционном представлении государственный обвинитель просит приговор изменить в связи с допущенными судом нарушениями при назначении наказания осужденным Газизову, Семенову и Садриевой Указывает, что назначенное дополнительное наказание в виде ограничения свободы подлежит снижению: Газизову - по совокупности преступлений до 6 месяцев, так как оно было назначено ему в указанном размере только по ч.2 ст.210 УК РФ, Семенову - по ч.2 ст.210 УК РФ и по совокупности преступлений до 1 года, поскольку суд вышел за пределы, установленные санкцией статьи; указание о применении в отношении Садриевой отсрочки следует отменить, направив осужденную для отбывания реального наказания в виде лишения свободы в исправительную колонию общего режима, в связи с тем, что вопрос об отсрочке отбывания наказания по основаниям, предусмотренным ч.1 ст.82 УК РФ, должен решаться в стадии исполнения приговора по ходатайству осужденной либо представлению прокурора.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и защитников государственный обвинитель просит их оставить без удовлетворения.

В возражениях на апелляционную жалобу Хазиевой осужденный Тазов просил критически отнестись к сведениям, которые ею указывались относительно его (Тазова) роли.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения приговора по основаниям, изложенным ниже.

Расследование уголовного дела было проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Его рассмотрение судом имело место в соответствии с положениями глав 3 6 - 3 9 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру судопроизводства с соблюдением правил о подсудности.

Описание деяний, признанных судом доказанными, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе их совершения, форме вины, целей и иных данных, позволяющих судить о событиях преступлений причастности к ним осужденных и их виновности, а также причинах, в силу которых в ряде случаев преступления не доведены до конца.

По каждому из преступлений, за которые осуждены Тазов, Путенко Аринушкин, Савенко, Степанов, Брызган, Бурганов, Газизов, Мифтиев Ибрагимова, Марков, Синицын, Семенов, Репин, Ахметшин, Садриева Хазиева, суд подробно привел содержание исследованных в ходе судебного разбирательства показаний подсудимых, включая и те, в которых они признают свое участие в преступлениях, поясняют обстоятельства их совершения и изобличают своих подельников; содержание других доказательств, подтверждающих причастность каждого подсудимого к инкриминируемым преступлениям и опровергающих доводы в свою защиту.

Судебная коллегия находит убедительными выводы суда о виновности осужденных в преступлениях, поскольку они подтверждаются достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных с участием сторон и подробно изложенных в приговоре; считает невозможным согласиться с доводами авторов апелляционных жалоб о том, что эти выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор основан на предположениях и недопустимых доказательствах, а создание преступного сообщества и участие в нем осужденных не доказаны.

Из описательной части приговора следует, что реализации умысла Тазова на создание преступного сообщества предшествовало формирование преступных организованных групп.

Приступив к созданию организованной группы, Тазов в июле - августе 2010 года вовлек в нее З ,Ш , Путенко и двух других лиц в начале октября - Бурганова, в октябре - Ю , А .

В свою очередь, Ш с целью обеспечения бесперебойного сбыта наркотических средств на территории создал и возглавил организованную группу, в состав которой вовлек в июле 2010 года лицо, не представшее перед судом, в августе 2010 года - Хазиеву, в октябре 2010 года - Ахметшина; с ведома и согласия Ш Хазиева в августе 2010 года-Садриеву, а последняя в том же месяце- Газизова;

А под руководством Тазова с целью организации сбыта наркотических средств на территории Н создал и возглавил организованную группу, в состав которой в октябре 2010 года вовлек Семенова.

Таким образом, в приговоре установлено, что к середине октября 2010 года Тазов создал и возглавил преступное сообщество, образованное из трех организованных групп, действовавших на территории г. под руководством Ш г. - А г и г. - самого Тазова.

На протяжении своего существования указанное преступное сообщество пополнялось новыми членами. В декабре 2010 года Тазов вовлек в его состав Аринушкина, в феврале 2011 года - Брызгина, в начале апреля - Савенко; Бурганов с ведома и согласия Тазова в марте 2011 года Степанова; Ш в начале января 2011 года при содействии Ахметшина - Зорину, в течение того же месяца - Репина и в конце его Ибрагимову; А - Семенова, а тот с ведома и согласия А в конце января 2011 года - Мифтиева.

В январе 2011 года Ахметшин с ведома и согласия Тазова организовал и возглавил в составе преступного сообщества группу, занимающуюся сбытом наркотических средств на территории г. и вовлек в ее преступную деятельность Синицына и Маркова.

Приведенные данные опровергают утверждения осужденных и их защитников об отсутствии в приговоре сведений о месте, способе создания

преступного формирования, периоде деятельности и лицах, вошедших в его

состав на этапе создания.

Доказательств о добровольном выходе осужденных из состава

преступного сообщества представлено не было, в связи с чем на основе

достаточных данных суд указал в приговоре на время прекращения его

деятельности в связи с поэтапным задержанием его участников 22 апреля

2011 года.

Доводы жалоб о том, что эти выводы суда сделаны в нарушение

положений ст.252 УПК РФ, определяющей границы судебного разбирательства, нельзя признать состоятельными, поскольку из предъявленного Степанову Е.Н., Брызгину С.А., Бурганову А.А. обвинения следует, что вплоть до задержания 22 апреля 2011 года, их деятельность осуществлялась в интересах преступного сообщества и с целью сбыта полученных от ее руководителя Тазова наркотических средств.

Ни о каких иных сроках прекращения деятельности преступного сообщества в предъявленном Степанову Е.Н., Брызгину С.А., Бурганову А.А органами предварительного расследования речи не велось.

Не свидетельствует о несоответствии приговора предъявляемым к нему требованиям указание в некоторых случаях лишь временного промежутка, а не конкретной даты передачи наркотических средств с целью их сбыта одним участником преступного сообщества другому.

На основе приведенных и более подробно изложенных в приговоре показаний осужденных:

- Тазова о том, что после закрытия арендованных им магазинов, он реализовал курительные смеси совместно с Н и З затем предложил в этом участвовать Ш позже - А Бурганов покупал у него курительную смесь; готовил смесь в квартире у Савенко, а также таковую поставлял Ю , заказывая ее из ;

- Путенко о том, что передавал А приготовленную Тазовым смесь из порошка, а также деньги;

- Савенко о том, что Тазов предлагал ему заниматься продажей «спайсов»; он возил Тазова на встречи, где тот забирал наркотическое вещество; в его квартире последний готовил смеси; он был очевидцем общения по этому поводу Тазова с Аринушкиным; Тазов передавал часть смеси ему;

- Аринушкина о том, что приобретал у Тазова, в том числе в квартире у Савенко, крупные партии наркотиков в виде курительной смеси, которые в дальнейшем расфасовывал и продавал;

- Бурганова о том, что он знал о незаконной продаже Тазовым

курительных смесей, приезде последнего в г. на встречу с

Ш и Х для передачи им «спайса» в целях

дальнейшей реализации; по предложению Тазова приобретал «спайсы»

непосредственно у него, а также по указанию Тазова - у Путенко, фасовал и

продавал их, производил расчеты; этим же занимался Брызгин и позже, тот

брал «спайсы» у Тазова для него; часть этого он (Бурганов) передавал

Степанову для реализации;

- Брызгина о том, что знал о продаже Бургановым смесей, взятых у

Тазова; после знакомства с Тазовым согласился с его предложением

зарабатывать путем продажи «спайсов»; соблюдал предложенные Тазовым

правила конспирации; подобной его (Брызгина) деятельностью занимался

также Бурганов;

- Степанова о том, что он познакомил Брызгина с Бургановым;

приобретал «спайс» у Хазиевой, а затем по совету Брызгина у Бурганова получал от последнего «спайс» для реализации и отдавал тому часть полученных денег;

- Хазиевой о том, что за денежное вознаграждение она распространяла являющиеся наркотиками «спайсы» по предложению Ш иХ по указанной ими схеме и с соблюдением мер конспирации они же познакомили ее с Тазовым, от которого получали «спайсы» под реализацию; им же отдавала выручку от продажи; привлекла к этой деятельности (Садриеву), а та в качестве водителя Газизова; обучала потом Зорину и контролировала ее; Ш иХ давали ей визитки, на которых были указаны номера телефонов и города:,

где распространялись «спайсы»; позже инструктировала Ибрагимову, подысканную для работы по распространению «спайсов» Ш заказывала сама у Ибрагимовой наркотики для реализации, либо приобретала их у Репина, а тот у Ибрагимовой или у Ш ; знает со слов являвшегося ее покупателем Ахметшина, что тот создал в г. и г свои сети по распространению наркотиков, приобретаемых им Ш либо у Тазова;

- Садриевой о том, что она знала о распространении Хазиевой наркотических средств; по предложению последней стала заниматься этим сама; получала плату за свои услуги; выручку от реализации передавала Хазиевой; для выполнения работы водителя подыскала Газизова; вместе с ним продавала наркотические средства;

- Газизова о том, что он возил Садриеву, торговавшую наркотическими средствами - «спайсами»; по ее поручению сам продавал «спайсы покупателям;

- Зориной о том, что она продавала смеси по предложению Хазиевой под контролем последней и по указанной ею же схеме; получала оплату за эту работу и передавала Хазиевой выручку от продажи; получала смеси как от Хазиевой, так и Ш ;

- Ибрагимовой о том, что работу по распространению наркотиков ей предоставил Ш ; он же устанавливал стоимость наркотиков поддерживала с ним связь через Репина; по просьбе Ш оформляла банковскую карту, на которую перечислялись деньги от сбыта наркотиков;

- Репина о том, что с Ш его познакомила Хазиева; по

предложению Ш он занимался развозом курительной смеси,

которую тот передавал, путем закладок в обусловленных местах; об этих

местах он (Репин) сообщал Ибрагимовой; помогал Хазиевой в приобретении

смеси у Ш , когда та поссорилась с последним;

- Семенова о том, что он приобретал смесь у А для

собственного потребления и чтобы окупать расходы, также продавал ее;

просил Мифтиева продавать смесь, когда не имел возможности это сделать

сам;

- Мифтиева о том, что он знал от Семенова о торговле им наркотиками купленными у А сам передавал наркотики от А Семенову; тот добавлял их в лекарственную траву и фасовал по пакетам видел, как А будучи у Семенова, взвешивал наркотики; от Семенова был осведомлен о незаконности действий и был очевидцем предпринимаемых тем мер конспирации; получал от Семенова пакетики с наркотиками, которые были обнаружены в машине;

- Ахметшина о том, что он покупал у Ш курительную смесь, которую затем продавал; знал о намерениях Г и Синицына организовать сбыт смесей в г. возил их и Маркова туда, видел как Синицын распространял визитки, подыскивая таким способом покупателей; с целью осуществления деятельности по сбыту курительных смесей на чужой паспорт была снята квартира; в ней остался Синицын который должен был продавать смесь, и за компанию с ним - Марков;

- Маркова о том, что по приезде в г. вместе с Ахметшиным Синицын раздавал визитки со словом «спайс»; находясь в квартире, которая была снята, Синицын продавал через дырочку глазка заранее фасованную смесь; он (Марков) находился совместно с Синицыным как об этом его попросил Ахметшин;

- Синицына о том, что он стал заниматься продажей курительных смесей в г. по предложению Ахметшина; он и Марков распространяли визитки, которые дал Ахметшин; проживая в снятой для них Ахметшиным квартире, продавали там полученные от последнего смеси и указанным им способом; ему же (Ахметшину) должны были передать вырученные от продажи деньги;

свидетельских показаний:

-Ш о том, что сбывать «спайсы» ему предложил Тазов; он же объяснил схему такой деятельности, оказал содействие в организации сбыта, поставлял наркотики, установил стоимость товара и сумму подлежащей передаче ему выручки, инструктировал Хазиеву, подысканную им (Ш ) в качестве продавца, дал согласие на поставку через него (Ш ) наркотиков Ахметшину, когда тот заявил о намерении участвовать в их сбыте; в свою очередь, он (Ш ) по согласованию с

Тазовым, организовал работу по сбыту наркотиков покупателям, подыскивал

продавцов, диспетчеров, каковыми в разное время являлись помимо

Хазиевой Садриева, Зорина, Ибрагимова, водителем Репин, контролировал

их работу, производил расчеты установленным Тазовым способом, в том

числе при посредстве З ; знал, что Ахметшин организовал сбыт

наркотиков в и вовлек в это двух людей;

-З о том, что он участвовал по предложению Тазова в продаже

наркотиков, ездил по его поручению в забирать деньги от их

продажи; знал о Ш как об организаторе сбыта поставляемых

Тазовым наркотиков на территории г. ; сам передавал Тазову

наркотики, которые Н приобретал в ;

-А о том, что он был очевидцем изготовления Тазовым и Путенко наркотиков с использованием травы; покупал у Тазова, по его предложению, наркотики и перепродавал их мелким потребителям, а также Семенову, который с ведома Тазова тоже занимался их сбытом; получал наркотики от Тазова либо от действовавшего по указанию последнего Путенко; от Семенова узнал, что тот реализует наркотики также через Мифтиева; сам передавал наркотики Мифтиеву; по установленной схеме рассчитывался с Тазовым за поставленный товар;

-Ю о том, что он знал о занятии Тазовым продажей «спайсов по просьбе последнего заказывал для него наркотики из а также ряда других свидетелей, результатов оперативно-розыскной работы и следственных действий суд достоверно установил состав лиц, входивших в обособленные подразделения, их роль в функционировании этих подразделений, обстоятельства, свидетельствующие о том, что деятельность Тазова, Путенко, Аринушкина, Савенко, Степанова, Брызгина, Бурганова Газизова, Мифтиева, Ибрагимовой, Маркова, Синицына, Семенова, Репина Ахметшина, Садриевой, Хазиевой по сбыту наркотических средств осуществлялась ими в составе созданного и руководимого Тазовым преступного формирования, которое, несмотря на отрицание самими осужденными такого обстоятельства, по степени своей развитости и стройности организационно-управленческой структуры имелись все предусмотренные уголовным законом основания признать преступным сообществом с учетом степени сплоченности осужденных, организации их деятельности, структуры сообщества, характера взаимоотношений между его членами.

На основе исследованных доказательств суд указал в приговоре, что каждый из осужденных, состоявших в преступном сообществе, выполнял отведенную ему роль, которая заключалась в том, что:

- Путенко хранил по месту своего жительства наркотические средства полученные от Тазова, передавал их А , получал от него деньги вырученные от сбыта наркотиков, в том числе и на банковскую карту оформленную по указанию Тазова, и передавал их Тазову;

- Аринушкин, Бурганов и Брызгин получали от Тазова наркотики хранили их по месту своего жительства и сбывали в г осуществляли сбор денежных средств, полученных от реализации наркотика которые передавали Тазову; занимались поиском потребителей и сбытчиков наркотика и налаживанием новых каналов сбыта;

- Степанов получал от Бурганова наркотики, хранил и расфасовывал их по месту своего жительства, сбывал в г. , осуществлял сбор денежных средств, полученных от реализации наркотика, которые передавал Бурганову, занимался поиском потребителей и сбытчиков наркотика и налаживанием новых каналов сбыта;

- Савенко предоставлял Тазову квартиру по месту своего жительства для растворения наркотиков в травах; обеспечивал хранение наркотиков для последующего сбыта;

- Хазиева и Зорина обеспечивали хранение наркотических средств сбывали их в г. , осуществляли сбор денежных средств полученных от реализации наркотика, которые передавали Ш либо другому лицу для последующей передачи Тазову; занимались поиском потребителей и налаживанием новых каналов сбыта; предварительно Тазов лично проинструктировал Хазиеву о схеме сбыта наркотиков, а та в дальнейшем других членов группы;

- Садриева хранила и сбывала наркотики в г. ;

- Газизов возил на своем автомобиле Садриеву к местам сбыта наркотиков, хранил и сбывал наркотические средства;

- Репин получал от Ш наркотики, хранил их по месту своего жительства, выполняя роль курьера, осуществлял закладку наркотиков в определенных местах;

- Ибрагимова принимала заказы на наркотики по телефону от покупателей, проверяла поступление денежных средств на счет абонентского номера мобильного телефона, передавала данные заказы Репину ОН., а после получения от него информации о местонахождении заказанных наркотиков передавала ее покупателям;

- Семенов получал наркотические средства от А сбывал их в г. , вырученные деньги передавал Тазову через ;

- Мифтиев хранил наркотические средства, получаемые от или Семенова; осуществлял незаконный сбыт наркотиков в г. и сбор денежных средств, полученных от реализации наркотика, которые передавал Семенову;

- Ахметшин возглавляя структурное подразделение, получал наркотические средства от Тазова через Ш , заказал визитные карточки с информацией о реализации наркотиков с указанием номера мобильного телефона; доставил Синицына и Маркова к месту сбыта ими наркотиков, обеспечил их с этой целью жилым помещением, средствами связи, установил стоимость наркотических средств;

- Синицын и Марков обеспечивали хранение наркотических средств полученных от Ахметшина и осуществляли их непосредственный сбыт наркотиков в г. по установленной цене; получали деньги от их реализации, которые передавали Ахметшину для последующей передачи Тазову; занимались поиском потребителей и сбытчиков наркотика и налаживанием новых каналов сбыта.

Таким образом, содержащиеся в жалобах утверждения о том, что судом не была установлена роль осужденных в преступном сообществе противоречат содержанию приговора.

Доказательства этому обстоятельству суд надлежаще изложил в приговоре, а принятое решение мотивировал, убедительно опровергнув доводы осужденных о том, что каждый из них действовал самостоятельно не преследуя единые цели.

Вопреки доводам жалоб суд не только ограничился в приговоре перечислением признаков, характеризующих деятельность преступного сообщества, но и привел конкретные обстоятельства, в силу которых признал осужденных действующими в составе такой преступной организации Указал, что функционировали сразу четыре однонаправленных по деятельности обособленные структуры, объединенные под общим руководством Тазова, который обеспечивал их деятельность, являлся поставщиком наркотических средств для каждой из этих групп, подыскивал новые каналы поставок, в том числе из-за границы и расширял рынок сбыта вовлекая новых сообщников, устанавливал размер выручки от сбыта товара порядок расчетов, способы реализации, методы конспирации.

Распространение наркотических средств для получения незаконного дохода являлось единой целью для каждого из участников, носило характер промысла, в полной мере соответствовало цели деятельности сообщества определенной ее лидером. Признавая наличие преступного сообщества, суд также исходил из общей численности вовлеченных в процесс сбыта наркотиков лиц, с отведением каждому из них конкретных функций и роли из систематичности их действий и количестве оборачиваемых ими наркотических средств, масштабности деятельности, простирающейся на территорию нескольких городов республики, использования в преступной деятельности конспиративных методов, что вытекает из показаний осужденных и свидетелей о способах реализации наркотических средств - с автомашин, путем закладок в обусловленных местах, в арендуемых на чужое имя и часто сменяемых квартирах, через «глазок» двери, а также о способах расчетов за приобретаемый и реализуемый товар путем перечисления на различные банковские карты, в том числе открытые на чужие имена, об употреблении в разговорах условных обозначений вместо самих

наркотических средств, периодической замене одних наркотических средств

на другие и их производные, причем во всех структурных подразделениях

преступного сообщества.

Доводы осужденных о бездоказательности своего участия в преступном сообществе по причине взаимодействия в процессе сбыта наркотиков лишь с ограниченным кругом лиц, и в частности лишь с теми, кто обеспечивал поставку им наркотиков, а также в связи с отсутствием как свидетельства деятельности сообщества общей кассы, сборов всех участников преступной организации признаны судом неубедительными со ссылкой на доказательства, из которых видно, что тесная связь Тазовым поддерживалась в основном с руководителями структурных подразделений которые решали повседневные задачи обеспечения непрерывности процесса продажи наркотиков, а потому для достижения поставленных сообществом целей не требовалось личных контактов его с другими участниками, а также участников между собою, если они не входили в одну и ту же группу. Более того, информированность членов сообщества обо всех входящих в его состав участниках противоречила мерам, направленным на обеспечение безопасности и конспирации. На основе анализа и оценки доказательств изложенных в приговоре, о способе распределения в сообществе средств от преступной деятельности судом дано веское объяснение существовавшего принципа получения членами сообщества дохода от реализации наркотиков и отсутствия необходимости в создании единой кассы, а также проведения так называемых «сходок».

Утверждения Тазова о том, что ему не был известен Ахметшин опровергаются показаниями Ш о согласовании с Тазовым вопроса поставки последним крупных партий наркотиков Ахметшину для осуществления их сбыта на территории г.

Из исследованных судом показаний Ш также видно, что установленная Тазовым стоимость на реализуемые наркотические средства и порядок расчетов за них распространялся на поставляемые и для Ахметшина наркотики, который, в свою очередь, планировал получить выручку от их реализации Марковым и Синицыным, а те оплату своей работы по их продаже, по показаниям Синицына органам следствия, - в день.

Таким образом, в результате своей деятельности Ахметшин обеспечивал прибылью от незаконного промысла не только себя, но и Тазова а также Синицына и Маркова, что в полной мере отвечало целям деятельности преступного сообщества и свидетельствует о нем как руководителе одного из структурных подразделений преступного сообщества.

Показаниям каждого из осужденных и свидетелей А Ш ,З Ю как в судебном заседании, так и в стадии досудебного производства суд дал надлежащую оценку и, положив в основу приговора их признательные показания, указал, что они согласуются между собою, проверены в ходе очных ставок, подтверждаются результатами оперативно-розыскной работы, закрепленной в протоколах следственных действий, а также зафиксированными в соответствии с уголовно процессуальным законом фактами обнаружения и изъятия у осужденных и свидетелей средств, признанных, по заключению экспертов наркотическими. Таким образом, суд привел мотивы своего решения и оно по мнению Судебной коллегии, в полной мере основано на изложенных в приговоре доказательствах.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования в пользу осужденных и позволяющие поставить под сомнение их деятельность в составе преступного сообщества, отсутствуют. Не приводится в апелляционных жалобах осужденных и их защитников обстоятельств, которые могли явиться основанием для пересмотра выводов суда в указанной части.

Изъятые у осужденных наркотические средства ЛУН-073, ЛУН-! 22, ЛУН-210, являющееся производным наркотического средства ЛУН-122, ЛУН-018, АМ-2201, являющееся производным ДУН-18, МРРР, являющее производным наркотического средства М-метилэфедрона метилендиоксипировалерон, а также эти же наркотические вещества и их производные были включены в перечень наркотических средств психотропных веществ и их- прекурсоров к моменту совершения осужденными их сбыта. Соответствующие постановления Правительства РФ от 31 декабря 2009 года № 1186, от 30 октября 2010 года № 882, от 25 февраля 2011 года №112 о внесении в список наркотических средств вышеуказанных веществ, а также их производных были официально опубликованы, а следовательно, обязательны к исполнению.

Нельзя согласиться с авторами апелляционных жалоб о том, что на момент совершения осужденными инкриминируемых действий отсутствовало понятие «производное наркотического средства»

Правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности определены в Федеральном законе от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ, ст. 1 которого к наркотическим средствам отнесены вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией 1961 года.

Понятие производные наркотических средств или психотропных веществ является общепринятым химическим термином и используется в ряде нормативных правовых актов, в том числе и международных, не противоречит действующему федеральному законодательству, которое содержит критерии, позволяющие квалифицировать по химической структуре производные наркотических средств и психотропных средств, не включенных самостоятельными позициями в государственный лекарственный реестр или Перечень, что исключает возможность возникновения какой-либо неопределенности по данному вопросу.

В пользу несостоятельности доводов осужденных о добросовестности их заблуждений в истинном составе реализуемых смесей свидетельствуют установленные в приговоре обстоятельства распространения ими этих смесей, то есть в условиях полнейшей конспирации, именование самими осужденными, в частности Бургановым, Аринушкиным, Брызгиным Хазиевой, Садриевой, Газизовым, Зориной, Ибрагимовой, Мифтиевым, в своих показаниях органам следствия сбываемых смесей наркотиками пояснения свидетеля Ш , знавшего от Тазова о закрытии имевшихся у него магазинов по продаже курительных смесей в связи с отнесением их к наркотическим средствам, осужденного Бурганова о том что ему было известно о торговле Тазовым запрещенными смесями, а также Мифтиева о своей осведомленности от Семенова о запрете в обороте передаваемых А смесей.

В доказательство умысла Тазова на распространение именно наркотических средств приведены также показания его самого, где он ссылается на запрет деятельности магазинов по продаже курительных смесей, а также показания свидетелей Ш ,А иЗ о том, что поступившее им от Тазова предложение заключалось именно в совместной работе по продаже наркотиков; показания свидетеля Ю о заказе им из наркотических средств, которые для недопущения запаха герметично упаковывались, в документах обозначались как иной товар, что опровергает утверждения Тазова о поставке Ю из-за границы только легальных смесей.

Содержание телефонных разговоров, на основе которых суд пришел к выводу о том, что предметом обсуждения участвующих в разговоре лиц являлась их незаконная деятельность по сбыту наркотических средств, не является доказательством, имеющим приоритетное значение и оценено судом по правилам ст.87, 88 УПК РФ.

Данных, свидетельствующих об искажении показаний осужденных и обозначении в их содержании следователем произвольно курительных смесей наркотиками, судом не установлено. Из протоколов видно, что подтвердив правильность внесенных в протокол показаний, обвиняемые и их защитники без каких-либо замечаний со своей стороны относительно процедуры допроса либо существа внесенных в протокол показаний удостоверили указанный факт своими подписями.

По каждому из преступлений, совершенных Тазовым, Путенко Аринушкиным, Савенко, Степановым, Брызгиным, Бургановым, Газизовым Мифтиевым, Ибрагимовой, Марковым, Синицыным, Семеновым, Репиным Ахметшиным, Хазиевой, Садриевой в составе организованной группы судом, наряду с показаниями подсудимых, приведен ряд иных доказательств отвечающих закону по своей форме и источникам получения, в своей совокупности признанных достаточными для разрешения дела.

Причастность Аринушкина к преступной деятельности подтверждена приведенными в приговоре показаниями Тазова о приобретении у него Аринушкиным курительной смеси, показаниями Савенко о совместных действиях Тазова и Аринушкина у него в квартире по дележу смеси показаниями свидетеля Ф , видевшей к тому же как, унеся эти смеси из квартиры, Аринушкин и Тазов потом вернулись и совместно пересчитывали деньги, показаниями свидетеля Н о своей информированности о сбыте наркотиков, наряду с Тазовым, Савенко и Путенко, также Аринушкиным, об изготовлении Тазовым в квартире у Савенко смеси, с которой потом был задержан Аринушкин, показаниями самого Аринушкина о принятии им предложения Тазова о приобретении у того крупных партий наркотиков в виде курительной смеси, которые он потом фасовал, продавал, а также письменными доказательствами протоколами обыска об обнаружении по месту жительства Аринушкина крупной партии вещества, признанного по заключению экспертов наркотическим средством, протоколом личного досмотра Аринушкина согласно которому у него были обнаружены при себе электронные весы заключением эксперта о наличии на руках Аринушкина следов наркотического вещества и на пакете - отпечатков пальцев его рук результатами осмотра детализации телефонных соединений и содержанием прослушанных переговоров.

Суд правомерно опроверг версию Савенко о непричастности его к деятельности преступного сообщества и к сбыту наркотических средств сославшись на показания Аринушкина о приобретении им крупной партии наркотиков у Тазова в квартире у Савенко, показания свидетеля Ф об изготовлении Тазовым и Аринушкиным по договоренности с Савенко в их квартире «спайсов» и об оставлении наркотиков Савенко, показания свидетеля Н , знавшего, что Савенко, наряду с Тазовым Аринушкиным и Путенко сбывал наркотические средства «спайсы» и предоставлял свое жилье Тазову для изготовления там курительных смесей проанализированные и получившие оценку в совокупности с протоколом обыска, которым установлен факт обнаружения по месту жительства Савенко метилендиоксипировалерона, являющегося, по заключению эксперта, наркотическим средством, а также с выводами в актах экспертиз о наличии в смывах с рук Савенко этого же наркотического средства, а на пакете, где оно хранилось, следов его пальцев, с протоколом осмотра информации, содержащейся в памяти мобильного телефона Савенко подтвердившей наличие записи абонентских номеров, которыми пользовались Тазов, Путенко, Аринушкин.

Прекращение уголовного преследования Савенко по фактам изъятия наркотических средств по месту проживания Тазова, Путенко и Захарова не ставит под сомнение правомерность его осуждения за преступления по данному приговору.

Показания свидетеля Г о сбыте ему 30 января 2011 года наркотических средств Ахметшиным обоснованно были признаны судом достоверными, поскольку данный свидетель последовательно утверждал о том, что найденные при нем наркотические средства были получены им ни от кого иного как от Ахметшина. Эти показания объективно согласуются с другими содержащимися в приговоре доказательствами, в частности показаниями свидетелей Ч и В о данных Г пояснениях относительно происхождения обнаруженных у него двух пакетиков с веществом растительного происхождения. Следует отметить, что наркотическое средство ЛУН-18 фигурирует в обвинении Ахметшина также по фактам сбыта наркотических средств лицами, действующими под его руководством, - Синицыным и Марковым. Доводы Ахметшина относительно невозможности хранения Г до 20 апреля наркотиков переданных ему в январе, носят характер предположений. По приговору суда в отношении Г было установлено, что приобретение им наркотических средств имело место в квартире дома поселка,

то есть по адресу, соответствующему месту жительства Ахметшина.

Как следует из протокола судебного заседания, отклоняя ряд вопросов поступивших к свидетелю Г , суд указал предусмотренные для того законом основания. Поэтому такое решение суда не повлияло и не могло повлиять на полноту исследования показаний свидетеля, данных в стадии следствия и в судебном заседании.

Данных, свидетельствующих об оговоре Ахметшина Г а равно осужденными Синицыным, Хазиевой, свидетелем Ш суду представлено не было и самим им не добыто. Показания названных лиц получены в точном соответствии с требованиями закона. Причины изменения их осужденными Синицыным и Хазиевой в судебном заседании проанализированы и оценены, как и существо этих показаний.

Разрешая в приговоре вопросы, предусмотренные ст.299 УПК РФ, суд не нарушая положений уголовно-процессуального закона, сослался на показания Синицына и Хазиевой как на доказательство вины их самих, так и Ахметшина.

Показания свидетелей Р иХ о ставшем им известном факте появления в г. преступной группы, также соответствуют предъявляемым к доказательствам требованиям, поскольку указанные лица были оперативными сотрудниками и получение ими информации о совершаемых преступлениях из оперативных источников являлось родом их деятельности. Кроме того, следует учесть, что показания этих свидетелей о таком обстоятельстве не являются единственным доказательством по делу и рассмотрены судом в совокупности с иными изложенными в приговоре.

Не опровергает выводов суда об умысле Ахметшина на сбыт наркотических средств наличие вынесенного в отношении его постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления по факту реализации им курительных смесей 14 декабря 2010 года, так как, по свидетельству Ш , их отношения с Ахметшиным касались сбыта наркотиков, а организованные Ахметшиным условия для сбыта этих средств Марковым и Синицыным в январе 2011 года из арендованной специально для этих целей Ахметшиным на чужое имя квартиры, через проем глазка в двери, в то время как те, по показаниям Синицына, были заперты в помещении, являются подтверждением осознания нелегальности совершаемых действий.

Не основаны на содержании приговора доводы защитника Закировой об установлении судом вины Синицына на основе только показаний двух свидетелей и самих осужденных органам следствия, от которых они отказались в суде, так как в приговора видно, что в нем изложен целый ряд доказательств, позволивших суду установить причастность Синицына к преступлениям, в числе которых показания свидетелей Е Г Ф Т С , Ш , Г Х Г , Ф и других, а также заключения экспертов протоколы следственных действий - обыска, личного досмотра, осмотра предметов и документов в виде детализации, подтвердившей факт телефонных соединений в интересуемый период Ахметшина с абонентским номером, находящимся в пользовании Маркова и Синицына и их же номера с абонентскими номерами, используемыми лицами, приобретавшими у них наркотические средства.

Об отведенной Синицыну и Маркову роли свидетельствуют: показания Синицына в ходе следствия, подтвержденные в процессе очных ставок с Марковым, о совместной с ним деятельности по распространению, по поручению Ахметшина, визиток с указанным в них номером телефона находившегося в их пользовании, позвонив по которому, можно было договориться о покупке «спайсов», а затем осуществлении ими (Синицыным и Марковым) сбыте полученных от Ахметшина смесей в квартире арендуемой для них с этой целью Ахметшиным; показания свидетеля В знавшего от Синицына, что тот, по предложению Ахметшина занимается продажей курительных смесей, передаваемых Ахметшиным показания свидетелей А иФ о сдаче с их участием в аренду квартиры в г. для проживания двух парней, занимающихся якобы евроремонтом; показания свидетелей Т ,Г ,Хо приобретении ими являющихся наркотиками «спайсов» у лиц находившихся в указанной квартире; показания Т о том, что ему известен номер телефона лиц, сбывавших наркотики, из визиток раздаваемых двумя парнями; показания свидетелей С и Ш о месте приобретения Т пакетика со «спайсом протоколы изъятия у Т иХ и выдачи Г купленных ими смесей, содержащих по заключению экспертов, в своем составе наркотические средства, протоколы опознания Т Синицына и Маркова, как лиц распространявших визитки, протокол обыска по месту нахождения Синицына и Маркова в арендуемой квартире, в ходе которого были обнаружены пакетики с веществом растительного происхождения полученные, по показаниям Синицына, им и Марковым для реализации от Ахметшина, а также показания других свидетелей, в том числе оперативных сотрудников и понятых, о проведенных оперативных и следственных мероприятиях с их участием.

Для доказанности вхождения Синицына в состав преступного сообщества не имеет значения длительность его преступной деятельности причиной прекращения которой явились действия сотрудников правоохранительных органов. Между тем в приговоре обоснованно установлено, что Синицын был вовлечен в преступную деятельность Ахметшиным в январе 2011 года, что подтверждается показаниями самого Синицына органам следствия и суду о начале его взаимоотношений с Ахметшиным на предмет организации сбыта «спайсов». И уже в конце этого же месяца им было совершено несколько преступлений и его преступная деятельность изобличена.

У суда не имелось оснований усомниться в показаниях Брызгина Бурганова и Степанова, данных в досудебной стадии, об обстоятельствах взаимодействия их друг с другом, а также Брызгина и Бурганова с Тазовым по поводу сбыта наркотических средств, установленной последним их стоимости, способе передачи в условиях конспирации, так как эти взаимоизобличающие показания согласуются между собою, подтверждаются показаниями свидетелей Х Р , З , Н Е М , С , результатами проведенных обысков и обнаружения в ходе их по месту жительства осужденных наркотических средств, а также детализацией телефонных соединений Бурганова с Тазовым Брызгиным, Путенко, Степанова с Брызгиным и Бургановым, а также содержанием ведущихся разговоров.

В приговоре изложены те обстоятельства сбыта осужденными, в частности Путенко, Брызгиным, наркотических средств, которые установлены судом, и их достаточно для того, чтобы судить о совершенных ими действиях как преступных.

Признание Брызгина участником преступной организованной группы входящей в состав сообщества, влечет его ответственность за преступление в составе организованной группы, совершенное уже после того, как большинство его сообщников уже были задержаны, поскольку его действия осуществлялись с целью реализации ранее возникшего и единого с другими членами группы умысла на сбыт наркотических средств, переданных ему в начале апреля 2011 года, то есть до своего задержания, руководителем преступной организации Тазовым. К тому же следует учесть, что на 22 апреля 2011 года не была пресечена деятельность не только Брызгина, но и других членов этой же организованной группы, а именно Бурганова и Степанова. Поэтому действия как Брызгина, так и Бурганова со Степановым непосредственно связанные со сбытом наркотических средств, обоснованно признаны совершенными организованной группой.

Не опровергает совокупность доказательств, подтверждающих деятельность названных осужденных в преступном сообществе под руководством Тазова факт изъятия у них при задержании различных по своему составу наркотических средств. Из исследованных доказательств видно, что ассортимент поставляемых Тазовым членам преступной организации наркотических средств для сбыта постоянно менялся, но тем не менее, в их числе были такие, как ДУН-210, ЛУН-122, а метилендиоксипировалерон к тому же был также обнаружен по месту жительства Тазова. Поэтому ни о каких принципиально разных наркотических средствах в данном случае утверждать не представляется возможным и использовать это обстоятельство доказательством непричастности Брызгина, Бурганова и Степанова к деятельности преступного сообщества.

Доводы адвоката Замятиной о приобретении Степановым наркотических средств для личного потребления и об отсутствии у него корыстных мотивов опровергаются показаниями ее же подзащитного в ходе следствия и в суде о том, что он не только употреблял наркотики, но и продавал их, наркотические средства «спайс» передавались ему Бургановым для сбыта и после их реализации он производил с последним расчеты. Для аналогичных целей им было получено наркотическое средство обнаруженное в ходе обыска его квартиры.

Совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, а именно данных в ходе следствия: показаний Путенко о том, что он оказывал Тазову услуги водителя, передавал приготовленную тем траву из порошка А являющуюся ]\УН с какими-то цифровыми обозначениями, участвовал в расчетах между ними, получая от А деньги для Тазова как наличные, так и поступавшие на карту, открытую им в этих целях по просьбе Тазова, предоставил Тазову в пользование свою квартиру, отдав от нее ключи; показаний свидетеля З об известном ему факте изготовления Тазовым наркотической смеси по месту жительства Путенко; показаний Бурганова о том, что по указанию Тазова он приобретал «спайсы» у Путенко, рассчитываясь с ним до либо после реализации показаний свидетеля Н о том, что приобретал наркотики также у Путенко, показаний свидетеля А о том, что по указанию Тазова наркотики ему передавал в основном по месту своего жительства Путенко предварительно взвешивая их и расфасовывая, а также получая за них плату позволила суду правильно признать эти доказательства достоверными, дать верную оценку факту обнаружения у Путенко денежной купюры со следами пальцев А , отвергнув в этой части и не ссылаясь в приговоре на показания брата А - С и матери Путенко Д.А П о получении Путенко денег на иных условиях, чем платы за наркотики, и на основе всей совокупности доказательств, приведенных в приговоре объективно установить роль Путенко в совершенных преступлениях.

Вопреки утверждениям Путенко и его защитника в содержании показаний свидетеля Г не усматривается столь существенных противоречий, которые могли поставить под сомнение достоверность сообщенных им сведений либо достоверность и допустимость следственного действия, в котором он участвовал.

Изложенные судом показания Мифтиева о своих взаимоотношениях с Семеновым в вопросе сбыта передаваемых А наркотиков показания А об обстоятельствах состоявшегося при его содействии знакомства Семенова с Тазовым в целях совместной деятельности по реализации наркотических средств, известном ему факте вовлечения Семеновым Мифтиева в сбыт наркотиков и наличия у последнего своего круга потребителей, в совокупности со свидетельскими показаниями лиц осуществлявших оперативно-розыскную деятельность, показаниями свидетелей Г К ,Ш ,И и Х о своей осведомленности о торговле Семеновым и Мифтиевым наркотиками приобретением таковых у них, в том числе И 2 апреля 2011 года у Семенова, а также с содержащимися в соответствующих протоколах данными об обнаружении наркотических средств в автомашине, на которой передвигались Семенов и Мифтиев, в квартире по месту жительства Семенова - пакетов с наркотическими средствами и электронных весов для их взвешивания, у И при задержании двух купленных им пакетиков с наркотиками, справедливо признаны судом убедительными и достаточными доказательствами для установления вины Семенова и Мифтиева и их осуждения.

Во взаимосвязи с показаниями И о приобретении им у Семенова двух пакетиков со смесью, в составе которой, по заключению эксперта, содержалось наркотическое вещество АМ-2201, в доказательство факта сбыта Семеновым наркотических средств И следует рассматривать показания А о передаче им 1 апреля 2011 года, то есть накануне, Семенову наркотических средств, а также показания Семенова о приобретении им у А смеси в конце марта - начале апреля 2011 года.

Эти же доказательства согласуются с содержанием телефонных переговоров с участием А Семенова, Мифтиева, а также Семенова иИ .

Употребление в телефонных разговорах вместо наименования наркотических средств и их количества иных условных обозначений правильно расценено судом в качестве способа конспирации осуществляемой осужденными преступной деятельности. Об этом же могут свидетельствовать показания Брызгана, в которых он рассказал органам следствия о том, что такая форма конспирации, в частности, ему была предложена самим Тазовым.

Не опровергает приведенную в приговоре совокупность доказательств сбыта Семеновым 2 апреля 2011 г. наркотических средств И отсутствие между ними в указанный день телефонных соединений поскольку, как видно из дела, таковые имели место незадолго до указанного дня и из показаний И об обстоятельствах приобретения им у Семенова наркотиков 2 апреля и ранее не следует, что их общение по телефону в день приобретения наркотика являлось непременным условием.

Судом дана должная оценка показаниям свидетеля Н относительно даты проведения обыска, в котором он участвовал, а также количества изъятых в ходе его пакетиков, содержимое которых признано, по заключению экспертов, наркотическим средством. Учитывая, что допрос данного свидетеля имел место спустя значительное время, суд обоснованно сослался в протоколе на его показания в ходе следствия, которые в полной мере согласуются с протоколом обыска, удостоверенного его подписью без каких-либо замечаний и дополнений.

Подробные показания Хазиевой о своем участии в предложенной ей Ш и еще одним лицом схеме по распространению передаваемых ими наркотиков, что приобрело для нее, по существу характер оплачиваемой работы, а также об известной ей в этой сфере деятельности Зориной, Ибрагимовой, Садриевой, Газизова и Репина, роли Тазова в организации поставок наркотических средств признаны судом в полной мере согласующимися с показаниями Зориной, Ибрагимовой Газизова, Садриевой относительно своего участия в торговле наркотиками а также с показаниями Ш , где он сообщал о подыскании им в качестве продавца наркотиков Хазиеву, которую инструктировал Тазов, а та позже - Зорину, Ибрагимову, рассказывал о способах расчетов с Тазовым за поставляемые наркотики, а также с лицами, осуществлявшими сбыт наркотиков непосредственным потребителям - с Хазиевой и нанятыми на различных этапах в этих же целях - с Зориной, Репиным, Ибрагимовой излагал обстоятельства вовлечения последних в процесс реализации наркотических средств и отведенной им роли, тех мерах конспирации которые предпринимались с целью недопущения изобличения.

У суда не имелось оснований усомниться в достоверности показаний Хазиевой о том, что в сбыте передаваемых ей Ш наркотических средств совместно с нею участвовали также Садриева и Газизов. Данное обстоятельство нашло свое подтверждение в признательных показаниях Садриевой и Газизова.

Оценка совокупности изложенных показаний, протоколов различных следственных действий, подтверждающих факты изъятия наркотических средств у Хазиевой и месту ее жительства, у Садриевой, Зориной Ибрагимовой, Газизова, по месту жительства Репина и при досмотре его автомобиля, передачи этих средств Газизовым Б , Зориной Ф , Хазиевой Х , зафиксированных в рамках оперативно розыскных мероприятий, а также показаний свидетелей, ставших очевидцами обнаружения наркотических средств у осужденных и в их жилищах при обыске, в процессе досмотра транспортных средств позволила суду прийдти к аргументированным выводам о виновности названных осужденных в преступлениях, не согласиться с которыми у Судебной коллегии оснований не имеется.

Показания Репина о выполнении им лишь функций водителя по развозу легальных курительных смесей опровергаются его же показаниями о передаче этих смесей путем закладок за мусорные баки и в почтовые ящики с уведомлением по телефону об указанных местах Ибрагимову, что явно не соответствовало принципам доставки товара, находящегося в свободном гражданском обороте. В опровержение показаний Репина судом приведены показания Ш из которых видно, что он не только предложил Репину работу курьера по сбыту наркотиков, но и объяснил суть этой работы, поставив ее оплату в зависимость от количества заложенных им в тайники пакетов, а также показания Ибрагимовой о том, что в ходе взаимодействия с Репиным она делала последнему заказ на доставку наркотиков, а тот, получив их у Ш доставлял в тайники. В пользу правильности выводов суда свидетельствует содержание приведенного в приговоре телефонного разговора между Репиным и Ибрагимовой по поводу наркотических средств, находящихся у него в машине и в жилище.

Соответствует содержанию исследованных доказательств выводы суда о причастности Хазиевой, Садриевой и Газизова к сбыту сильнодействующих веществ и согласиться с доводами Хазиевой об ином источнике приобретения Садриевой этих веществ, о чем та заявила в судебном заседании, не имеется, так как оснований для совершения оговора Хазиевой Садриевой и Газизовым в ходе следствия оснований установлено не было.

Из показаний Садриевой, данных при расследовании дела, видно, что помимо наркотических средств, она сбывала полученные ею от Хазиевой капсулы с сильнодействующим веществом, в чем совместно с нею и по ее предложению участвовал также Газизов. О том, что предметом сбыта являлись капсулы с сильнодействующим веществом, признавалось также Газизовым в показаниях органам следствия. Факт сбыта Газизовым капсулы с веществом, содержащим в своем составе фенобарбитал подтверждается результатами проведенной закупки с участием Б под контролем правоохранительных органов, а также личного досмотра Газизова, в ходе которого установлено наличие у него при себе нереализованных капсул с этим же веществом.

Эти показания Садриевой и Газизова обоснованно были положены в основу приговора по причине отсутствия оснований для совершения ими оговора Хазиевой.

Доводы жалоб осужденных и их защитников об отсутствии умысла на сбыт наркотических средств являются голословными, опровергаются как показаниями самих подсудимых Аринушкина, Брызгана, Бурганова и Степанова, данными во время предварительного следствия и в судебном заседании, так и всей совокупностью иных исследованных доказательств.

Дана судом оценка фактам обнаружения при задержании и после него у осужденных при себе и в их жилище либо транспортных средствах наркотических средств в различном количестве.

Данных, свидетельствующих о заинтересованности свидетелей при даче показаний в отношении осужденных, оснований для их оговора, равно как и противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осужденных, Судебной коллегией не установлено. Не установлено причин для совершения осужденными самооговора.

Проанализировав и проверив доводы подсудимых о непричастности к преступлениям либо недоказанности отдельных обстоятельств преступлений о недопустимости некоторых из доказательств, в том числе доводы аналогичные указанным в апелляционных жалобах, суд мотивировал в приговоре, почему он, с одной стороны, принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой - критически оценил и отверг показания подсудимых и выдвинутые им аргументы в свою защиту.

Как видно из материалов уголовного дела, в судебном заседании суда первой инстанции исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного приговора, не допущено.

Суд обоснованно сослался в приговоре на результаты оперативно розыскных мероприятий, признав их полученными в соответствии с законом об оперативно-розыскной деятельности и приобретшими доказательственную силу после их передачи на основании действующей Инструкции в распоряжение следственных органов и осмотра в ходе следственных действий, как того в определенных случаях требует уголовно процессуальный закон. Нарушений закона при вынесении постановлений о проведении таких мероприятий судом не установлено. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.

Проведению проверочных закупок предшествовало получение оперативными сотрудниками информации о том, что подсудимые занимаются реализацией запрещенных курительных смесей, что подтверждалось результатами наблюдения за ними, фактами задержания некоторых из них при осуществлении указанной деятельности, обследования их жилища и транспортных средств, содержанием ведущихся на этот счет телефонных переговоров между собою и с потребителями. Таким образом имелась достаточные основания для изобличения их преступных действий в ходе проверочных закупок с привлечением к указанным мероприятиям лиц являющихся потребителями реализуемых подсудимыми наркотических средств либо оперативных сотрудников.

Каких-либо оснований полагать, что при проведении оперативных мероприятий, при даче показаний оперативными сотрудниками в судебном заседании преследовалась цель личной их заинтересованности, у суда не имелось.

Необходимость неоднократного проведения проверочных закупок наркотических средств у подсудимых была обусловлена целями выявления лиц, входящих в состав преступного сообщества и реализовывавших запрещенные в обороте наркотические средства, их преступных связей каналы поступления и места хранения наркотических средств.

Поставленные правоохранительными органами при проведении указанных оперативных мероприятий цели не являлись тождественными и были достигнуты. Доводы защиты о том, что сотрудники правоохранительных органов вовремя не пресекли действия подсудимых и последующими проверочными закупками провоцировали их на совершение преступлений, являются необоснованными.

Ссылки в апелляционных жалобах на возможную фальсификацию материалов оперативно-розыскных мероприятий со стороны оперативных сотрудников не подтверждены объективными данными и построены на предположениях.

При этом результаты оперативно-розыскных мероприятий судом оценены в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами и никакого преимущества перед остальными доказательствами они не имели. Обстоятельства проведения этих мероприятий в ряде случаев проверены судом путем допроса участвовавших в них лиц, в частности оперативных сотрудников Р , Х З , З , Б Х , Ф , а также понятых. Полученные в ходе их допросов сведения не позволили суду усомниться ни в законности производства этих мероприятий, ни в их результатах.

Причины невозможности в некоторых случаях идентификации веществ в ходе их первоначальных исследований, на что указано, в частности, в справках об исследовании веществ, изъятых у осужденных 18 ноября 2010 года, 6 и 9 января 2011 года, судом должным образом проанализированы и оценены с учетом показаний на этот счет эксперта П о существовании объективных сложностей в исследовательской деятельности вызванных отставанием технической и научной базы от прогрессивного расширения перечня веществ, запрещенных к обороту. Однако само по себе это обстоятельство не исключает ответственности осужденных, так как те наркотические средства, за сбыт которых они осуждены, уже были включены в список запрещенных в качестве самостоятельных позиций либо производных наркотических средств; состав изъятых у осужденных веществ и их относимость к запрещенным в дальнейшем были установлены в результате более тщательных исследований при производстве физико химических экспертиз, а в тех случаях, когда по результатам их сбыта осужденными правоохранительными органами были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, как об этом утверждается в жалобах Хазиевой, Тазова, Ахметшина, то таковые отменялись, о чем свидетельствуют материалы дела.

Суд, действуя в рамках ст.252 УПК РФ, правильно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Хазиевой о приобщении к материалам дела копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту продажи ею смесей, сбыт которых в качестве уголовного деяния ей в вину по делу не вменяется. Указанные документы как правильно посчитал суд, не могут рассматриваться в подтверждение позиции осужденных о реализации ими легальных курительных смесей, так как установленные на основе доказательств особенности такой деятельности осужденных, давали все основания утверждать об осознании ими ее незаконности.

Суд в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ проверил и дал в приговоре надлежащую оценку всем исследованным по делу доказательствам с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности - достаточности для правильного разрешения дела.

Как видно из материалов уголовного дела, в судебном заседании суда первой инстанции исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного приговора, не допущено.

Нельзя признать существенным нарушением, влекущим отмену приговора либо его пересмотр, отказ суда в вызове и допросе по ходатайству Тазова Н , который к моменту разбирательства дела являлся обвиняемым, показаний по существу предъявленного ему, а также Тазову и другим осужденным в ходе расследования дела не давал, а, следовательно самому Тазову не было известно, какие конкретные обстоятельства дела, тем могут быть опровергнуты в ходе допроса относительно его (Тазова виновности.

Отношение осужденных к предъявленному обвинению изложено в соответствии с тем, как ими об этом было заявлено суду при выяснении их позиции в соответствующей стадии судопроизводства по делу.

Ссылки в приговоре на иные листы дела под приведенными показаниями, на что ссылается в своей жалобе Тазов, следует рассматривать не иначе чем техническую ошибку, не влияющую на содержание самого доказательства, действительно исследованного в судебном заседании.

Протоколы обыска и заключения экспертов, оспариваемые осужденными Тазовым, Ибрагимовой, Аринушкиным, Синицыным и защитниками, надлежаще проверены судом и признаны доказательствами полученными в соответствии с законом.

Изъятые в ходе обысков наркотические средства в надлежащей стадии были признаны вещественными доказательствами по делу, поскольку их относимость к перечисленным в ч.1 ст.81 УПК РФ была установлена после проведения экспертных исследований.

Каких-либо нарушений закона при назначении экспертиз допущено не было. Уголовно-процессуальный закон не содержит запрета о назначении экспертизы и предоставлении в распоряжение экспертов нескольких объектов исследования на предмет выяснения одного и того же вопроса.

То обстоятельство, что сторона защиты несвоевременно была ознакомлена с постановлениями о назначении экспертиз, не может влечь признание данных экспертиз недопустимыми доказательствами, поскольку впоследствии она не была ограничена в реализации прав, предусмотренных ст.198УПКРФ.

Факт состоявшегося ознакомления обвиняемых с постановлениями о заключении экспертов удостоверен в соответствующих протоколах не только подписями обвиняемых, подлинность которых ими в жалобах оспаривается, но и защитниками. В связи с чем усомниться в том, что данные процессуальные действия имели место, оснований не имеется. Кроме того, ни при ознакомлении с материалами дела по окончанию предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства никем из осужденных не подвергалось сомнению то обстоятельство, что указанные следственные действия имели место. Никто из них не ссылался на наличие в деле и представление стороной обвинения в качестве доказательства неизвестных им заключений экспертов.

Эксперты ЭКО УФСКН РФ по Республике Татарстан не находятся в зависимости от органов, расследовавших дело. Их деятельность осуществляется на основе Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», поэтому сам факт существования экспертной службы в системе ФСКН является недостаточным основанием для признания убедительными доводов осужденных о заинтересованности экспертов в результатах проводимых исследований и исходе уголовного дела.

Исходя из смысла ст.307 УК РФ специалисты подлежат предупреждению об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в случае участия в следственных действиях, а предварительное исследование представленного им вещества на предмет установления наличия в нем наркотических средств, по результатам чего ими выдается справка, к следственным действиям не относится.

Вместе с тем это не исключало право сторон использовать указанные справки в процессе доказывания вины как иные письменные доказательства по делу и оснований для исключения их из разбирательства не имелось.

Предусмотренных законом препятствий для участия эксперта П в производстве экспертиз не установлено. Ни в каком ином статусе, кроме как эксперта, она участия в следственных действиях не принимала. В соответствии с п.1 ч.2 ст.70 УПК РФ предыдущее участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода.

Нельзя согласиться с обоснованностью доводов некоторых из осужденных и их защитников о недостоверности выводов экспертов по мотиву исследования ими лишь части пакетиков с веществом, которые были обнаружены и изъяты в ходе следствия.

Из актов экспертиз следует, что отбор проб из представленных на исследование пакетиков осуществлялся в соответствии с методическими рекомендациями, регламентирующими отбор проб при исследовании наркотических средств, утвержденными протоколом от 16 ноября 1993 года №26 и устанавливающими, что при наличии менее 10 единичных упаковок они исследуются все, при поступлении от 10 до 100 единичных упаковок исследуются 10 произвольно взятых. При наличии более 100 единичных упаковок произвольно отбирается такое их количество, которое равно квадратному корню из числа упаковок, округленному до ближайшего более высокого целого числа.

С учетом вида наркотического средства, оборот которого осуществляли осужденные, его количественное значение правильно определялось экспертами в зависимости от всей массы смеси, в состав которой наркотическое средство входило. Это положение касается также такого наркотического средства как метилендиоксипировалерон, включенного в список №1 наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

Доводы авторов апелляционных жалоб, оспаривающих допустимость заключений экспертов по мотиву использования ненадлежащих методик контрольного оборудования и сравнительных образцов, приведенного в заключениях описания предметов экспертиз, их веса относятся к вопросу достоверности доказательств, которая получила со стороны суда свою надлежащую оценку в приговоре, в том числе с учетом допроса экспертов в судебном заседании.

Использование в ходе экспертных исследований в качестве методического материала информационного письма ЭКЦ МВД РФ от 25 ноября 2010 г. N 37/24-6968 "Методические подходы по отнесению соединений к производным наркотических средств и психотропных веществ не противоречит положениям ст. 38 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и изданным на его основе инструкциям и положениям об организации научно методического обеспечения государственных судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации.

Фактов, свидетельствующих об использовании в процессе доказывания вины осужденных недопустимых доказательств, Судебной коллегией не установлено. Равно - не добыто сведений об искусственном создании доказательств по делу либо их фальсификации сотрудниками правоохранительных органов.

Участие одних и тех же понятых в нескольких процессуальных действиях при отсутствии их заинтересованности в исходе дела правильно не было расценено судом как нарушение уголовно-процессуального закона.

Отмеченные осужденными в жалобах совпадения, касающиеся времени участия понятых в следственных действиях, не могут являться основанием для признания факта фальсификации протоколов осмотра, поскольку как следует из них, затраченное понятыми время на прослушивание фонограмм которые по длительности записи исчисляются в основном в секундах и нескольких минутах, позволяло им без ущерба возлагаемым обязанностям участвовать в иных действиях во время составления следователем протокола.

Утверждения Маркова о фальсификации следователем протокола допроса Синицына, по причине нахождения Синицына в указанное в протоколе время допроса в ином месте, противоречат позиции самого Синицына, который ссылаясь на ложность данных им при допросе показаний, тем не менее, никогда не отрицал сам факт производства этого следственного действия, в котором, наряду с ним, участвовал также адвокат чьей подписью удостоверена состоявшаяся процедура допроса и содержание внесенных в протокол показаний.

Беспредметно оспаривание Тазовым производство следственных действий следователем С , протоколы которых не приводятся судом в приговоре.

О том, что обыск в кв д по ул. г.,

был произведен оперативным сотрудником на законных основаниях свидетельствуют в своей совокупности поручение следователя на имя начальника УФСКН России по Республике Татарстан, рапорт от 13 апреля 2011 года о производстве следственного действия по указанному адресу и сопроводительное письмо от 14 апреля 2011 г. о выполнении этого поручения.

Участие защитника в производстве обыска возможно при наличии соответствующего ходатайства осужденного или заявления самого защитника об уведомлении его о проведении следственных действий с участием лица, чью защиту он осуществляет. Однако таковых ходатайств или заявлений ни от Тазова, ни от Синицына, оспаривающих допустимость протоколов обыска по данным основаниям, а также от их защитников, не поступало.

Не влияет на юридическую силу протокола обыска по месту жительства Тазова отсутствие в нем подписи одного из обозначенных участников следственного действия, так как при допросе в судебном заседании указанное лицо подтвердило свое участие в обыске, что свидетельствует о данном упущении как технической ошибке.

Поводом для признания этого протокола недопустимым доказательством не может служить неполучение от эксперта подписки об ответственности по ст.307 УК РФ, предусматривающей ответственность за дачу заведомо ложного экспертного заключения, так как никаких экспертных исследований в ходе обыска им не производилось.

Не допущено каких-либо нарушений, влияющих на юридическую силу протокола, составленного по результатам обыска по месту жительства Аринушкина. Фамилии оперуполномоченных сотрудников М и М названы в числе прочих участников следственного действия а удостоверивший наряду с ними подписью протокол оперативный сотрудник З указал также свою фамилию.

Не имеется по делу данных о фальсификации следователем постановления об обыске от 22 апреля 2011 года по месту жительства Брызгана в кв. д по ул. в г. и в кладовом помещении между 8 и 7 этажами 6 подъезда указанного дома, поскольку данное постановление предъявлялось для ознакомления Брызгиным С.А. и А.С., удостоверено их подписями с указанием даты и времени.

Кроме того, следует отметить, что производство обыска не исключает возможность нахождения на месте следственного действия иных лиц, не являющихся участниками данного следственного действия, а обеспечивающих техническую возможность проведения данного следственного действия, например доступа в помещение, безопасность участников, охрану обвиняемых.

Как видно из протоколов обысков и досмотров, законность которых ставится под сомнение в жалобах осужденных и их защитников, ни в одном из случаев производства этих действий самими осужденными либо иными участвующими в них лицами не делалось заявлений о несоответствии проводимой процедуры и сведений, вносимых в соответствующие протоколы.

Несостоятельны доводы жалоб о ненадлежащем разъяснении прав понятым, участвующим в производстве обыска. О подобных нарушениях не заявлялось также самими понятыми при допросе их в судебном заседании.

Исходя из положений чч.б и 7 ст. 166, ч.8 ст. 190 УПК РФ отсутствие замечаний со стороны всех лиц, подписавших протокол, свидетельствует о том, что процедура производства следственного действия и его результаты соответствуют изложенным в протоколе. Отказ обвиняемого от подписи протокола не умаляет законность состоявшегося следственного действия, а равно достоверность отраженных в нем сведений.

Оспоренные в судебном заседании протоколы допросов, как видно из дела, в полной мере отвечают предъявляемым требованиям закона удостоверены без каких-либо замечаний и дополнений обвиняемыми и их защитниками.

Судом сделан правильный вывод, что отказ подсудимых в дальнейшем от своих показаний не может служить основанием для признания их недопустимыми доказательствами.

Никаких нарушений в предъявлении обвинения Аринушкину соотносительно со временем получения следственными органами заключений эксперта, на что он ссылается в жалобе, не усматривается.

Прослушивание телефонных переговоров Аринушкина произведено на основании соответствующего решения суда.

Принципиальным в вопросе проведения такого оперативного мероприятия, как прослушивание телефонных переговоров, является санкция суда на ограничение конституционных прав гражданина на тайну переговоров. Судебным решением Аринушкин был ограничен в своем праве на тайну телефонных переговоров, и при таком положении ошибка при указании одной из цифр в абонентском номере не является обстоятельством ставящим под сомнение законность самого судебного решения, которым разрешено прослушивание ведущихся Аринушкиным телефонных переговоров и касается именно его конституционных прав, а не используемых средств связи.

В основу приговора не было положено в качестве доказательства содержание каких-либо телефонных переговоров с участием Савенко Принадлежность Савенко телефонного номера, зарегистрированного на чужое имя, установлена на основании исследованной в судебном заседании детализации телефонных соединений и хранящейся в памяти мобильного телефона записи абонентских номеров Тазова, Путенко, Аринушкина.

Вопрос относительно принадлежности Брызгину абонентского номера телефона, о котором идет речь в апелляционной жалобе адвоката Усманова судом тщательно выяснялся. Указанный спор касается достоверности доказательства и поэтому судом правильно отказано защитнику в признании протокола осмотра детализации телефонных соединений данного абонентского номера недопустимым доказательством, а достоверности содержащихся в нем сведений дана верная оценка в совокупности с другими доказательствами.

Оснований для исключения из разбирательства доказательства денежных купюр не имелось. Протокол обыска содержит сведения о том, что изъятые с места жительства Путенко денежные купюры, в числе прочих предметов и документов, надлежащим образом были упакованы, а способ упаковки описан. При поступлении денежных средств на экспертизу для выяснения вопроса о наличии на купюрах отпечатков и возможности их идентификации (экспертиза от 27 мая 2011 года №1486) эксперт в своем заключении дал по существу аналогичное изложенному в протоколе обыска описание этой упаковки. Выявленные им две купюры с отпечатками пригодными для сравнительного исследования, указаны в соответствующем заключении с обозначением их номинала, номера и серии, фиксацией их внешнего вида. Из заключения дополнительной дактилоскопической экспертизы № 3397 видно, что именно эти денежные знаки и отпечатки на них являлись предметом дальнейшего исследования. Внешний вид этих купюр был запечатлен на фототаблицах, являющихся приложением к заключению эксперта, и ни одна из сторон не была лишена права обозреть эти фототаблицы, а заявляя требования об обозрении самих купюр в судебном заседании, мотивировать, чем вызвана такая необходимость и какие обстоятельства не могут быть подтверждены либо опровергнуты путем исследования только фототаблиц.

Данных о том, что наркотическое средство было подброшено в жилище Путенко, а равно в жилище или одежду кого-либо из других осужденных суду не представлено. Кроме того, заявления по этому поводу осужденных и защитников носят характер предположений без наличия этому доказательств.

Все иные доводы, изложенные в жалобах осужденных и защитников не свидетельствуют о таких нарушениях уголовно-процессуального закона которые могли служить поводом для изменения либо отмены постановленного приговора. Оснований утверждать, что виновность осужденных установлена судом на порочных и неисследованных доказательствах, не установлено.

Суд, сохраняя беспристрастность, обеспечил всестороннее исследование обстоятельств дела на основе принципов состязательности сторон, их равноправия перед судом, создав необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Постановленный судом приговор в целом соответствует требованиям уголовно-процессуального закона к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит изменениям по основаниям изложенным ниже.

В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 , пп. 1, 4 ст. 389.16 УПК РФ основаниями для изменения приговора, в числе прочего являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела в случае, когда эти выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также когда они (выводы) содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.

Такие основания установлены по настоящему делу в части осуждения Тазова за контрабанду наркотических средств в ноябре 2010 года и в январе 2011 года.

Вывод о причастности Тазова к данным преступлениям суд обосновал следующими доказательствами:

- показаниями свидетеля Ю о том, что с лета 2010 года он через интернет заказывал из курительные смеси для личного потребления оплачивая их денежными переводами, указывая в качестве заказчика своего знакомого К , который получал посылки с заказами на почте; после состоявшегося в сентябре-октябре 2010 года знакомства с Тазовым тот попросил известить его о следующем заказе смесей, так как желал их купить и в ноябре 2010 года он (Ю ) через К получил заказ со смесью Лг\П-210 сообщил об этом Тазову, и тот купил у него 80 грамм смеси за

рублей; 1 ноября 2010 года он заказал смесь АМ-2201, оплатив ее двумя денежными переводами через « » на сумму долларов США и долларов США и в январе - начале февраля 2011 года, получив заказ через К , частично употребил полученную смесь сам, а часть продал Тазову;

- представленными ООО «НКО сведениями о том, что Ю осуществлял денежные переводы в 19 октября 2010 года через « » на сумму долларов США, 1 ноября 2010 года через « » на сумму долларов США и долларов США, 16 декабря 2010 года через « » на сумму

рублей копейки, 20 декабря 2010 года через « на суммы

долларов США и 3 долларов США, 14 февраля 2011 года через «»

на сумму долларов США;

- протоколом выемки на межрайонном почтамте УФПС « », свидетельствующий об изъятии трех транспортных накладных международной экспресс-почты о получении К посылок;

- показаниями свидетеля К , в которых он пояснил, что получал посылки из для Ю не менее трех раз с осени 2010 года до весны 2011 года, за получение которых расписывался в международных транспортных накладных, которые ему представлены в ходе допроса (а

именно в указанных выше трех накладных, изъятых при выемке на

почтамте).

Однако вопреки выводам суда перечисленные доказательства нельзя признать неопровержимым подтверждением виновности Тазова в контрабанде наркотических средств в ноябре 2010 года и январе 2011 года.

Ссылаясь в приговоре на протоколы выемки транспортных накладных их осмотров и постановление о приобщении их в качестве вещественных доказательств, суд в нарушение требований УПК РФ не раскрыл содержание этих доказательств. В результате не ясно, как именно они подтверждают вывод о признании Тазова виновным в названных преступлениях.

Между тем согласно транспортным накладным ЕЕ224480032СМ ЕЕ224480457СМ, изъятым в ходе выемки на почтамте, товар по ним получен К соответственно 10 и 15 сентября 2010 года. Следовательно, на что правомерно указывается в апелляционной жалобе Тазова, заказ веществ по этим накладным не мог состояться раньше сентября 2010 года, в то время как согласно установленным судом обстоятельствам совершения Тазовым преступлений он вовлек Ю в состав организованной группы для использования навыков последнего по контрабанде наркотиков только в октябре 2010 года.

Содержание указанных транспортных накладных противоречит показаниям Ю о поступлении ему посылок с наркотическими средствами из в ноябре 2010 года и в январе 2011 года и о передаче части заказа из них Тазову.

Устранение этих противоречий имело существенное значение для правильного разрешения дела, однако суд первой инстанции мер к такому устранению не принял.

Приведенные в приговоре в качестве доказательства виновности Тазова по данным эпизодам показания свидетелей Р , Ф Х З ,Т ,Г Ч и Б , не содержат данных, позволяющих устранить названные противоречия.

Поскольку, по показаниям свидетеля К , он получал посылки для Ю по представленным ему в ходе допроса накладным, а также с учетом того, что протоколы выемки и осмотра именно этих накладных подтверждающих факт пересечения почтового отправления с наркотическими средствами через границу, суд привел в приговоре в качестве доказательств виновности Тазова в совершении контрабанды наркотических средств в ноябре 2010 года и в январе 2011 года, Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены приговора в части осуждения Тазова по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377-Ф3) за эти два преступления и прекращения в отношении его уголовного преследования в соответствующей части на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью к данным преступлениям.

Кроме того, согласно п.1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в числе прочего должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение указанных требований закона из описания в приговоре обстоятельств совершения контрабанды наркотических средств в ноябре 2010 года и в январе 2011 года не видно, какие именно действия по незаконному перемещению наркотиков через таможенную границу Российской Федерации совершены Тазовым.

Так, излагая обстоятельства совершения контрабанды, суд в приговоре указал, что в октябре 2010 года Ю , будучи участником преступного сообщества, созданного Тазовым, в соответствии с отведенной ему ролью осуществил заказ наркотического средства из , перевод денежных средств за них, получение заказа через лицо, не осведомленное о его преступных намерениях. Полученный наркотик Ю хранил по месту своего жительства до ноября 2010 года, когда передал часть его Тазову.

Аналогично описаны в приговоре обстоятельства контрабанды наркотиков в январе 2011 года (за исключением того, что в описании этого преступления Тазов не упоминается вовсе).

Осуждение же Тазова за контрабанду наркотиков в марте 2011 года является обоснованным, так как описание данного преступление в приговоре соответствует требованиям УПК РФ, а приведенные доказательства свидетельствуют о том, что Тазов вовлек Ю в состав организованной группы, отведя ему осуществление заказов наркотических средств из их оплату, получение и дальнейшую передачу самому Тазову. Действуя как участник преступного сообщества в соответствии с этой ролью, Ю в феврале 2011 года заказал через интернет названное в приговоре наркотическое средство и оплатил его. После того, как 27 марта 2011 года наркотик пересек таможенную границу РФ, Ю через К получил его на почте, хранил, а затем (частично) передал Тазову, который перевез его по месту своего жительства, с применением специальных манипуляций увеличил его массу и передал для дальнейшего сбыта Аринушкину.

Приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением судом уголовного закона в части квалификации действий осужденных Тазова, Хазиевой, Репина, Путенко, Брызгана и Бурганова как покушений на незаконный сбыт наркотических средств по ряду фактов их преступной деятельности.

Передача наркотического средства внутри преступной группы от одного ее члена другому не может быть признана действиями, непосредственно направленными на совершение преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ (то есть покушением), а является лишь одной из разновидностей приготовления к данному преступлению - умышленным созданием условий для его совершения.

Из описания преступлений, связанных с обнаружением и изъятием наркотических средств 25 октября 2010 года у Садриевой, 6, 11 и 12 января 2011 года - у Зориной, 25 января 2011 года - у Хазиевой, 10-11 января 2011 года у Ш в жилище и машине, 10 марта 2011 года - у Репина Ибрагимовой, Хазиевой, 4 апреля 2011 года - у Семенова и Мифтиева в жилище и автомашине, у А 12 апреля 2011 года - у Савенко Ю , Аринушкина, с 12 на 13 апреля 2011 года - у Путенко, Захарова, 22 апреля 2011 года - у Брызгана, Бурганова, Степанова, следует, что наркотическое средство, переданное Тазовым для последующей реализации членам преступного сообщества, в каждом случае было обнаружено и изъято сотрудниками правоохранительных органов в ходе проведенных обысков по месту жительства подсудимых либо в их транспортных средствах до того как они совершили действия, которые были бы непосредственно направлены на сбыт наркотических средств и входили в содержание объективной стороны преступления.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции, вопреки приведенным положениям уголовного закона квалифицировал действия соучастников, передавших наркотические средства для последующего сбыта другим членам преступного сообщества по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, тогда как действия виновных, у которых эти наркотические средства были изъяты сотрудниками правоохранительных органов, правильно были признаны приготовлением и квалифицированы по ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Таким образом, каждое из перечисленных выше преступлений, следует признать пресеченным на стадии приготовления и действия каждого из участников преступного сообщества, участвовавших в их совершении должны были, соответственно, квалифицироваться по ч.1 ст.30, пп. «а», «г ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ).

С учетом этого следует переквалифицировать с ч.З ст.30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ) на ч.1 ст.30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ) действия Тазова по каждому из перечисленных выше преступлений; действия Хазиевой по преступлениям, связанным с обнаружением и изъятием наркотических средств 25 октября 2010 года у Садриевой, 6, 11 и 12 января 2011 года - у Зориной; действия Репина по преступлениям, связанным с обнаружением и изъятием наркотических средств 10 марта 2011 года - у него самого Ибрагимовой, Хазиевой; действия Путенко по преступлению, связанному с обнаружением и изъятием наркотических средств 4 апреля 2011 года у А действия Брызгана по преступлению, связанному с обнаружением и изъятием наркотических средств 22 апреля 2011 года - у него самого, Бурганова, Степанова; действия Бурганова по преступлению связанному с обнаружением и изъятием наркотических средств 22 апреля 2011 года - у него самого и Степанова.

В связи с переквалификацией действий Тазова по эпизодам обнаружения и изъятия наркотических средств 6, 11 и 12 января 2011 года у Зориной которые были объединены судом в единое преступление с двумя другими вмененными ему в вину эпизодами, назначенное ему наказание за преступление, предусмотренное ч.З ст.30, пп. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ включающее эти два эпизода, связанные с передачей наркотических средств Зориной Ф 9 января 2011 года и Хазиевой Хамадееву 14 января 2011 года, подлежит смягчению в связи с уменьшением объема обвинения.

В связи с неправильным применением судом уголовного закона подлежат переквалификации также действия Хазиевой, Садриевой и Газизова, связанные с оборотом сильнодействующего вещества.

В соответствии со ст. 9, 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание но имеющих судимость.

Судом первой инстанции действия Хазиевой, Садриевой и Газизова в отношении сильнодействующего вещества, совершенные в ноябре 2010 года квалифицированы по ч. 2 ст. 234 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ.

Эта редакция действовала на момент совершения указанного преступления и предусматривала в качестве одного из основных наказаний за него исправительные работы на срок от одного до двух лет.

Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ из санкции ч. 2 ст. 234 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде исправительных работ.

Таким образом, новая редакция уголовного закона смягчала наказание которое суд при вынесении приговора мог назначить за данное преступление Поэтому она (редакция) улучшала положение виновных и, как имеющая обратную силу, подлежала применению в отношении их.

Указанное обстоятельство влечет изменение приговора путем переквалификации действий Хазиевой, Садриевой и Газизова на ч. 2 ст. 234 УК РФ в соответствующей редакции и смягчение наказания, назначенного им за преступление.

Действиям осужденных в остальной части дана правильная юридическая оценка. Оснований для признания действий Савенко, Аринушкина или Степанова, совершенными без цели сбыта, как об этом ставится вопрос в их жалобах, не имеется. Не могут быть квалифицированы как одно преступление сбыт наркотических средств Семеновым И 2 апреля 2011 года и по факту обнаружения таковых у него в ходе осмотра автомобиля и обследования жилого помещения, учитывая отсутствие доказательств единства умысла и различную в каждом случае стадию реализации преступных намерений. С учетом направленности умысла и обстоятельств совершения преступлений не имеется законных оснований для принятия подобного решения также в части правовой оценки действий Ахметшина.

Приговор подлежит изменению также и в части назначения наказания осужденным Степанову, Бурганову, Аринушкину, Савенко, Брызгину Зориной, Ибрагимовой, Мифтиеву, Синицыну, Хазиевой, Садриевой и Газизову.

Как видно из содержания приговора, при назначении названным лицам наказания суд сослался на то, что они, «признавая вину в причастности к преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств в ходе предварительного следствия, способствовали раскрытию преступлений а также существовавшего преступного сообщества».

При этом из приговора следует, что суд действительно положил в его основу признательные показания названных лиц, в которых они рассказывали не только об обстоятельствах преступлений, содеянном ими, но и изобличали своих соучастников, обосновал, наряду с другими доказательствами, этими показаниями виновность осужденных в совершенных преступлениях.

Причины, в силу которых признанное смягчающее обстоятельство не является указанным в п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, суд в приговоре не привел.

Согласно пункту «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества добытого в результате преступления признается смягчающим наказание обстоятельством.

В силу ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего обстоятельства предусмотренного п. "и" ч.1 ст.62 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

На наличие оснований для смягчения наказания обоснованно указывается в жалобах осужденного Степанова и адвоката Ситдиковой.

Обстоятельства, отягчающие наказание Степанову, Бурганову Аринушкину, Савенко, Брызгину, Зориной, Ибрагимовой, Мифтиеву Синицыну, Хазиевой, Садриевой и Газизову, по делу отсутствуют.

Таким образом при назначении названным осужденным наказания за неоконченное преступление с учетом положений ч.2 ст.66 УК РФ, а также снижения его за другие преступления, за которые они осуждены, подлежат применению положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Поскольку при назначении наказания Зориной судом были применены положения ст. 64 УК РФ, которая предусматривает возможность более мягкого наказания, чем с применением п. «и» чЛ ст.62 УК РФ, Судебная коллегия не усматривает оснований для его дальнейшего смягчения.

В тех случаях, где осужденным Степанову, Бурганову, Аринушкину Савенко, Брызгину, Зориной, Ибрагимовой, Мифтиеву, Синицыну, Хазиевой Садриевой, Газизову, а также Путенко и Репину назначено за преступление минимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК РФ, Судебная коллегия, несмотря на принятое решение о переквалификации их действий с ч.З ст.30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ на ч.1 ст.30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ и применение положений ч.1 ст. 62 УК РФ, полагает необходимым оставить его в прежнем размере, а при наличии возможности смягчив по совокупности преступлений, поскольку оснований для назначения кому-либо из осужденных наказания ниже низшего предела судом первой инстанции, равно как и Судебной коллегией, не имеется с учетом имеющихся в материалах дела данных, характеризующих личность осужденных и содеянное ими.

Назначенное наказание Маркову и Ахметшину отвечает требованиям ст.6, 60 УК РФ. Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на вид и срок наказания, Судебная коллегия не находит в связи с чем признает его справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим требованиям уголовно-процессуального и уголовного закона, полностью отвечающим задачам их исправления, предупреждения совершения ими новых преступлений.

Суд убедительно мотивировал невозможность применения при назначении наказания кому-либо из осужденных положений ст.73 УК РФ.

Ошибочно приобщенное к материалам дела постановление об условно досрочном освобождении лица, являющегося однофамильцем Степанова судом при назначении наказания никоим образом не учитывалось, о чем свидетельствует содержание приговора.

Установленные постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 новые размеры наркотических средств применяются в совокупности с новыми санкциями статей, введенными Федеральным законом от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ. Подобная переквалификация действий осужденных, как об этом просят в жалобах осужденные, связана с ухудшением их правового положения, что в силу закона недопустимо.

Судебная коллегия полагает необходимым внести изменения в приговор в части содержащегося в нем описания преступлений, связанных с обнаружением и изъятием наркотических средств с 12 на 13 апреля 2011 года в жилище у Путенко Д.А. и Захарова Н.А., 22 апреля 2011 года у Брызгина С.А., Бурганова А.А. и Степанова Е.Н. и устранить таким образом неточность, являющуюся по своей сути ошибкой технического характера поскольку, как следует из приговора, передача наркотических средств Тазовым Путенко, Захарову и Брызгину имела место в 2012 году, тогда как далее по тексту приговора указано, что в апреле 2011 года названные осужденные уже были задержаны.

Следует признать обоснованными доводы апелляционного представления о неправильном применении судом уголовного закона при назначении наказания осужденным Газизову и Семенову.

В апелляционном представлении верно указано, что Газизову осужденному за четыре преступления, дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначено только за одно из них - по ч. 2 ст. 210 УК РФ. Окончательное наказание по совокупности преступлений Газизову определено на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний. При этом дополнительное наказание в виде ограничения свободы по совокупности преступлений судом назначено на срок 1 год, что превышает срок ограничения свободы, определенный по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

При назначении дополнительного наказания по ч. 2 ст. 210 УК РФ Семенову суд вышел за пределы, установленные санкцией этой статьи определив данному осужденному ограничение свободы на срок 2 года при максимальном предусмотренном санкцией сроке 1 год. Это повлекло ошибку при исчислении срока ограничения свободы, назначенного Семенову в качестве дополнительного наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 и ст. 70 УК РФ.

Доводы же апелляционного представления о необходимости отмены отсрочки отбывания наказания, примененного судом в отношении Садриевой, и ее направления для отбывания реального наказания в виде лишения свободы в исправительную колонию общего режима, не основаны на уголовном законе, который, вопреки мнению государственного обвинителя, не препятствует применению положений ч. 1 ст. 82 УК РФ на стадии назначении наказания.

При этом Судебная коллегия отмечает, что, помимо ошибочного указания на наличие препятствий к применению отсрочки при постановлении приговора, автором апелляционного представления не приводится иных доводов, в силу которых это решение суда подлежит отмене. В частности, им не оспариваются фактические обстоятельства, в связи с которыми суд счел возможным предоставить Садриевой отсрочку отбывания наказания до достижения ее ребенком четырнадцатилетнего возраста.

В связи с изложенным Судебной коллегией не установлено предусмотренных законом оснований для пересмотра принятого судом решения в данной части.

Вид исправительного учреждения судом определен в соответствии с требованиями ст.58 УК РФ.

Предлагаемый осужденными Ибрагимовой и Хазиевой порядок зачета времени нахождения их под стражей в следственном изоляторе в срок отбытия наказания не основан на положениях действующего уголовного закона.

У Судебной коллегии не имеется достоверных данных о том, что Газизов задерживался в порядке ст.91, 92 УПК РФ, в связи с чем вопрос о зачете ему в срок отбывания наказания двух дней, подлежит разрешению судом, постановившим приговор, в порядке, предусмотренном ч.11ст.397 УПК РФ.

На основании ст.ст.З 89.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 21 октября 2013 года в отношении Тазова С А Аринушкина А А Путенко Д А Савенко С О , Бурганова А А Брызгина С А Степанова Е Н , Хазиевой Г Ф , Садриевой Л И , Газизова И Г Ибрагимовой Л С , Репина О Н Семенова И В , Мифтиева Р Р , Синицына В Н изменить:

в отношении Тазова С.А.:

- в части его осуждения за преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377- ФЗ совершенные в ноябре 2010 года и в январе 2011 года отменить, уголовное дело в отношении его в этой части прекратить по основаниям предусмотренным п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению этих преступлений, признав за ним в данной части право на реабилитацию;

- переквалифицировать его действия по каждому из преступлений связанных с обнаружением и изъятием наркотических средств: 1) у Садриевой Л.И. 25 октября 2010 года; 2) у Хазиевой Г.Ф. 25 января 2011 года; 3) у Зориной М.М. 6, 11 и 12 января 2011 года, у Хазиевой 25 января 2011 года 4) у Ш 10 марта 2011 года в ходе обыска по адресу:,

г. пр. , д. , кв и в ходе осмотра автомобиля, 11 марта по адресу пр. , д. », кв. ; по месту жительства Репина О.Н. и в ходе досмотра его автомобиля 10 марта 2011 года; у Ибрагимовой Л.С. 10 марта 2011 года; у Хазиевой Г.Ф. 10 марта 2011 года; 5) в ходе осмотра автомобиля, на котором передвигались Семенов И.В. и Мифтиев Р.Р., и в ходе обследования жилого помещения Семенова И.В.; в жилище А 6) в жилище Савенко СО.; 7) в жилище Ю 8) в жилище Аринушкина А.А.; 9) в жилище Путенко Д.А.; 10) в жилище Захарова Н.А.; 11) в жилищах Бурганова А.А., Степанова Е.Н. и у Брызгина С.А. с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ), назначив ему за каждое из этих 11 преступлений наказание в виде 8 лет

6 месяцев лишения свободы;

смягчить назначенное ему наказание за преступление,

предусмотренное ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) по фактам передачи

Зориной М.М. наркотических средств Ф и изъятием у нее

наркотических средств 9 января 2011 года, передачи Хазиевой Г.Ф наркотических средств Х и изъятием наркотических средств по ее месту жительства 14 января 2011 года до 9 лет лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.1 ст. 210 УК РФ, ч. 4 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377-Ф3), пп. «а», «г» ч.З ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (4 преступления), ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (12 преступлений), ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (3 преступления путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Тазову С.А наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

уточнить в описательно-мотивировочной части приговора, что передача Тазовым С.А. наркотических средств, изъятых с 12 на 13 апреля 2011 года в жилище у Путенко Д.А. и Захарова Н.А., 22 апреля 2011 года у Брызгина С.А., Бурганова А.А. и Степанова Е.Н. имела место в те же сроки что указаны в приговоре в 2011 году;

переквалифицировать действия Хазиевой Г.Ф., Садриевой Л.И. и Газизова И.Г. с ч. 2 ст. 234 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ на ч. 2 ст. 234 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить каждому из них наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы;

в отношении Хазиевой Г.Ф.:

- переквалифицировать ее действия по каждому из преступлений связанных с обнаружением и изъятием наркотических средств: 1) у Садриевой Л.И. 25 октября 2010 года, 2) у Зориной М.М. 6 января 2011 года 3) у Зориной М.М. 11 января 2011 года 4) у Зориной М.М. 12 января 2011 года с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ), назначив ей за каждое из этих 4 преступлений, наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

смягчить назначенное ей наказание:

- за преступление, предусмотренное ч.2 ст. 210 УК РФ до 5 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

- за каждое из трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года№ 215-ФЗ) до 8 лет лишения свободы;

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), связанных с обнаружением и изъятием наркотических средств у Хазиевой Г.Ф. 25 января 2011 года и 10 марта 2011 года до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 30 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (3 преступления), ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (6 преступлений), ч. 2 ст. 234 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ), путем частичного сложения наказаний назначить Хазиевой Г.Ф наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики

без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-

исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации.

- в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к наказанию по настоящему приговору неотбытой

части наказания по приговору от 26 октября 2010 года окончательно

назначить Хазиевой Г.Ф. наказание в виде 9 лет лишения свободы с

отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением

свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место

жительства и не выезжать за пределы территории района

Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по

месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-

исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации.

в отношении Аринушкина А.А.:

смягчить назначенное ему наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Аринушкину А.А наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Савенко СО.:

смягчить назначенное ему наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Савенко СО наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Бурганова А.А.:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30, пп. «а»,«г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Бурганову А.А наказание в виде 7 лет 4 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики

без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Брызгина С А.:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), по которой назначить ему наказание 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения окончательно назначить Брызгину СА. наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Степанова Е.Н.:

смягчить назначенное ему наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения окончательно назначить Степанову Е.Н. наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Садриевой Л.И.:

смягчить назначенное ей наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), ч.З ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), ч. 2 ст. 234 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Садриевой Л.И. наказание в виде 8 лет 10 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории

района Республики без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Газизова И.Г.:

смягчить назначенное ему наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), ч.З ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 30 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), ч. 2 ст. 234 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Газизову И.Г. наказание в виде 8 лет 10 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности, являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Ибрагимовой Л . С :

смягчить назначенное ей наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ибрагимовой Л.С наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Мифтиева Р.Р.:

смягчить назначенное ему наказание за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) до 6 лет 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Мифтиеву Р.Р наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. Республики без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Синицына В.Н.:

- смягчить назначенное ему основное наказание по совокупности преступлений до 8 лет 1 месяца лишения свободы;

в отношении Семенова И.В.:

- смягчить назначенное ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы за преступление, предусмотренное ч.2 ст.210 УК РФ, а также по совокупности преступлений и по совокупности приговоров до 1 года с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Репина О.Н.:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде 8 лет лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Репину наказание в виде 8 лет 1 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории района Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации;

в отношении Путенко Д.А.:

- переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ) на ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде 8 лет лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч.З ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) (2 преступлений), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Путенко Д.А. наказание в виде 8 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г Республики без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства; с возложением обязанности являться в уголовно исполнительную инспекцию 2 раза в месяц для регистрации.

В остальном этот же приговор в отношении осужденных Тазова С А Аринушкина А Путенко Д А , Савенко С О Бурганова А А Брызгина С А Степанова Е Н , Хазиевой Г Ф , Садриевой Л И Газизова И Г Ибрагимовой Л С , Репина О Н , Семенова И В Мифтиева Р Р Синицына В Н , а также Маркова А В Ахметшина А А оставить без изменения, а апелляционные жалобы и представление - без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 70 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта