Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ13-44 от 13.11.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №49-АПУ 13-44

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 ноября 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Абрамова С.Н.

судей Кондратова П.Е. и Ламинцевой С.А.

при секретаре Маркове О.Е с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А., представителя потерпевшего - адвоката Шарипова Ф.М осужденных Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш. (в режиме видеоконференц связи), адвокатов Соколова НА. (в защиту осужденного Насирова Р.Р.) и Насибуллиной Ф.Р. (в защиту осужденного Фаязова В.Ш),

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш., адвокатов Соколова Н.А. и Насибуллиной Ф.Р., апелляционному представлению государственного обвинителя Даутовой Л.Р., на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 февраля 2013 г., по которому

Насиров Р Р

судимый 11 мая 2000 г., с учетом внесенных в приговор

изменений, по пп. «а, б, в» УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения

свободы, по ч. 3 ст. 30, пп. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году

лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ - к 2 годам

лишения свободы (освобожден условно-досрочно 5 февраля

2003 г., 26 сентября 2003 г. условно-досрочное освобождение

отменено, 25 октября 2004 г. освобожден по отбытии

наказания осужден к наказанию в виде лишения свободы:

- по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на 7 лет 6 месяцев;

- по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011г.№26-ФЗ)на12лет;

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года;

- по п. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) на 13 лет 3 месяца.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 19 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Насировым Р.Р. исчисляется с 26 ноября 2009 г.

Фаязов В Ш

несудимый осужден к наказанию в виде лишения свободы:

- по п. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) на 13 лет 6 месяцев;

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Фаязовым В.Ш. исчисляется с 4 декабря 2009 г.

В приговоре разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании обжалуемого приговора, существе апелляционных жалоб, представления и возражений на них, выслушав выступления прокурора Аверкиевой В.А., поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб в части доводов о невиновности осужденных, объяснения осужденных Насирова Р.Р., Фаязова В.Ш. и адвокатов Соколова Н А . и Насибуллиной Ф.Р., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб и дополнительного апелляционного представления государственного обвинителя, а также возражения представителя потерпевшего Шарипова Ф.М., просившего жалобы осужденных и их защитников оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Насиров Р.Р. и Фаязов В.Ш. признаны виновными в совершении общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору умышленного убийства Н а также умышленного уничтожения и повреждения имущества Н путем поджога, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Насиров Р.Р., кроме того, признан виновным в вымогательстве группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, повлекшем по неосторожности смерть

Преступления совершены в г. Республики при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимые Насиров Р.Р. и Фаязов В.Ш. вину в совершении преступлений не признали.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Насиров Р.Р. выражает несогласие с приговором, полагая необоснованным отказ суда в признании наличия у него алиби. Учитывая, что он отсутствовал в г. с 23 сентября 2005 г. по 22 ноября 2005 г., настаивает на несостоятельности выводов суда о том, что он находился на месте пожара 8 октября 2005 г.

По его мнению, вывод суда о том, что его, Насирова Р.Р., алиби опровергается отсутствием документов, подтверждающих его проезд в поезде в г. является необоснованным, поскольку, как следует из показаний свидетеля Х в конце сентября 2005 г. они вместе уехали в г. при этом Насиров Р.Р. ехал без билета, в связи с утратой им паспорта. Факт отъезда Х в г. 23 сентября 2005 г. подтверждается справкой ЛУВД. Судом, однако, показанияХ приведены, как опровергающие его алиби.

Также судом необоснованно признаны недостоверными показания свидетелей Н Ф П о том, что Насиров Р.Р. в период совершения инкриминируемого ему деяния находился в г. .

Показания свидетеля М согласно которым тот видел его, Насирова Р.Р., с Х иЗ в г. 10 сентября 2005 г. незаконно оглашены судом по ходатайству государственного обвинителя, несмотря на возражения стороны защиты Указанная в этих показаниях М дата была занижена на 14 дней, чему подтверждением является то, что Х 12 сентября 2005 г. получал паспорт в г. а билет в г. приобрел на 23 сентября 2005 г., а также данные о привлечении его, Насирова Р.Р., 14 сентября 2005 г. в г. к административной ответственности.

Судом в основу приговора положены показания свидетеля З.,

данные на следствии под давлением следователя; его же показания в судебном заседании о том, что Насиров Р.Р. приехал в г. в конце сентября 2005 г., а уехал в конце ноября, необоснованно отвергнуты.

Отмечает, что на оказание давления со стороны органов предварительного расследования указывал и свидетель Х

Надлежащая оценка противоречиям в указанных показаниях судом не дана, и, вопреки положениям ч. 3 ст. 49 Конституции РФ и правовым позициям Конституционного Суда РФ, обнаружившиеся сомнения не были истолкованы в пользу обвиняемого. Мотивы, по которым суд принял одни показания и отверг другие, в приговоре не приведены.

Кроме этого, Насиров Р.Р. указывает на нарушение его права на судебную защиту, поскольку судом не проверялась законность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26 февраля 2010 г., а также решений суда по жалобам на данное постановлении, в связи с чем просит суд апелляционной инстанции дать оценку законности указанных решений.

Утверждает, что по факту совершения преступлений в отношении потерпевшего Ш в ходе судебного следствия не было представлено ни одного доказательства того, что 6 января 2005 г потерпевшему высказывались требования об оформлении квартиры на Б,

свидетели о данном факте никакой информации не сообщали.

Отмечает, что в приговоре отсутствуют доказательства и того, что в начале декабря 2004 г. он с другими лицами требовал у Ш передачи документов, подтверждающих право собственности на принадлежавшую тому квартиру.

Из показаний свидетелей Г С С.,

З следует, что к его приходу 6 января 2005 г. в квартиру Ш тот уже был избит. Свидетель Б же показал что еще 1 или 2 января 2005 г., придя к Ш он видел следы крови на стене и на постели, а на лице Ш были синяки.

В дополнительной жалобе Насиров Р.Р. указывает на нарушение судом в ходе рассмотрения дела предписаний ст. 15 УПК РФ, согласно которой суд не является органом уголовного преследования. Вопреки этой норме суд фактически выступил на стороне обвинения и, назначая 31 января 2012 г повторную пожарно-техническую экспертизу, не указал, что признательные показания Насирова Р.Р., на которые он сослался в определении, были получены с применением пыток. Также суд указал, что ряд исследований подтверждающих доводы защиты, проведены до возбуждения уголовного дела, в связи с чем не имеют доказательственного значения, дав, таким образом, еще до постановления приговора им оценку.

Кроме того, указывает, что заключения экспертов С И и К положены судом основу приговора в нарушение требований п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, т.к. эксперт С находился в прямой служебной зависимости от потерпевшего, эксперт К находился в иной зависимости от потерпевшего, поскольку получал от него денежное вознаграждение за подготовку технического

заключения. Суд же, сославшись на эти заключения при назначении 31

января 2012 г. повторной экспертизы и указав при этом в своем определении,

что данные экспертизы проведены в рамках уголовного дела, и тем самым являются допустимыми, вновь выступил на стороне обвинения. Выбор экспертного учреждения судом осуществлен без учета мнения стороны защиты и в определении о назначении экспертизы не мотивирован.

Также автор жалобы отмечает, что согласно показаниям свидетелей Х и Н а также заключению специалистов исследовательской пожарной лаборатории ГУ МЧС России по следов легковоспламеняющейся или горючей жидкости обнаружено не было, в связи с чем первоначально и не было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела. Полагает незаконным и необоснованным решение суда о недопустимости указанного заключения специалистов. Также оспаривает критическую оценку судом заключения эксперта № 125 от 2 марта 2006 г.

Кроме того, осужденный указывает, что в материалах дела отсутствует вещественное доказательство - одножильный фрагмент многопроволочного медного провода, который, согласно протоколу осмотра места происшествия был изъят в юго-западном углу здания и на котором был обнаружен признак аварийного режима работы электросети.

Таким образом, по мнению осужденного Насирова Р.Р., в уголовном деле имеются материалы, которые свидетельствуют об отсутствии события преступления.

Настаивает на том, что его показания в ходе предварительного следствия даны в результате пыток со стороны оперативных сотрудников что подтверждается показаниями осужденного Фаязова В и свидетеля Б

Выводы суда о том, что при проверке показаний на месте он уверенно ориентировался на месте происшествия, указал очаги пожара и местонахождение погибшего, не согласуются с заключениями экспертов, а также с показаниями свидетеля И и протоколом осмотра места происшествия. Ссылка на то, что он указал детали совершения преступления и места происшествия, не соответствуют, по мнению автора жалобы, фактическим обстоятельствам дела, поскольку все его признательные показания являются вымыслом и опровергаются показаниями свидетеля С фотографиями, представленным потерпевшим Н показаниями свидетелей М Ф

и другими материалам дела.

Обращает внимание на то, что, по словам свидетеля Б его признательные показания были получены в результате пыток со стороны оперативных сотрудников, являются противоречивыми и не соответствуют его явке с повинной, поскольку из них не ясно, кто к кому приходил и рассказывал о поджоге коттеджа потерпевшего. Выводы суда о мотивах изменения Б показаний в пользу подсудимых, не соответствуют постановлению о применении в отношении данного свидетеля мер

безопасности.

Отмечает, что сообщенная им при явке с повинной информация была

дана уже после задержания его по подозрению в убийстве Н и была подсказана оперативными сотрудниками; эта информация противоречит фактическим обстоятельствам дела, т.к. якобы сообщенные им сведения о том, что калитка на территорию базы была закрыта, а доски они искали на обочине дороги, не соответствуют действительности, поскольку ни калитки, ни дороги в районе места преступления нет. Отрицает, таким образом, добровольность его явки с повинной, ссылается на применение насилия и психического давления на него, а также на Фаязова В.Ш. и Б.,

считает надуманным вывод суда о том, что изменение им показаний в суде обусловлено стремлением смягчить ответственность, обращает внимание на то, что его показания о поджоге помещений на втором этаже где спал потерпевший, противоречат данным об обнаружении трупа на первом этаже. Отмечает, что в показаниях свидетеля Б о дате поджога (то 7 ноября, то 8 ноября 2005 г.), о месте сговора на поджог (то в помещении игровых автоматов, то в квартире Б о том, где ему сообщили об уже совершенном поджоге, имеются существенные противоречия, не оцененные судом. Указывает, что ссылка суда в обоснование причин изменения Б показаний на его боязнь мести со стороны виновных лиц, что даже повлекло применение в отношении его мер безопасности, является несостоятельной, о чем он писал в отдельной апелляционной жалобе.

Оспаривает допустимость использования в качестве доказательства протокола проверки показаний Насирова Р.Р. на месте, поскольку он изготовлен с помощью компьютера, что не оговорено в самом протоколе протокол ему на подпись был принесен более чем через месяц после проведения следственного действия, в качестве понятого при проведении проверки показаний на месте, вопреки положениям п. 3 ч. 2 ст. 60 УПК РФ участвовал младший лейтенант милиции.

Обращает внимание на то, что первоначально содержащееся в материалах уголовного дела постановление и.о. прокурора г. об отмене постановления о прекращении уголовного дела от 30 мая 2007 г впоследствии было подменено аналогичным постановлением заместителя прокурора Республики от той же даты. Несмотря на то, что им суду была представлена копия первоначального постановления, суд этому обстоятельству не дал оценки.

Также отмечает, что при исчислении срока предварительного следствия не был учтен прошедший после возобновления производства по делу срок составляющий 15 суток, в связи с чем составление обвинительного заключения фактически произведено по истечении установленного уголовно-процессуальным законом срока.

Считает, что материалами дела не подтверждается вывод суда о наличии в дверном проеме входа на второй этаж двух дверей.

Также считает, что суд не должен был принимать решение об исключении из его обвинения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку еще при предыдущем рассмотрении дела прокурор отказался от обвинения в этой части, а на новое рассмотрение дело было направлено в связи с рассмотрением дела незаконным составом суда.

Кроме того, указывает, что приведенные во вводной части приговора данные о его судимости являются неполными, так как постановлением суда надзорной инстанции от 26 июня 2011 г. и постановлением Ленинского районного суда г. Уфы от 16 февраля 2012 г. приговор Агидельского городского суда от 11 мая 2000 г. приводился в соответствие с новым уголовным законом

Высказывает мнение, что назначенное ему судом по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание является чрезмерно суровым по сравнению с наказанием назначенным Б иФ

Оспаривает достоверность показаний свидетеля И

При описании деяния, признанного судом доказанным, приведенные в приговоре данные о месте его встречи с Ч противоречивы и не соответствуют данным, изложенным им в протоколе проверки показаний на месте.

Полагает, что протокол его допроса в качестве обвиняемого от 3 декабря 2009 г., а также чистосердечное признание являются недопустимыми доказательствами, т.к. ему предварительно не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. Считает также, что протокол его допроса в качестве подозреваемого от 4 декабря 2009 г. составлен с нарушением требований закона, поскольку он был допрошен лишь спустя восемь суток после его задержания 26 ноября 2009 г.

Отмечает ошибочность вывода суда о признании им в показаниях от 28 ноября 2009 г. своей вины в избиении Ш хотя в этих показаниях он описывал события 1 января 2005 г., которые ему не вменены.

Кроме этого, судом не указано в приговоре, каким из показаний свидетеля В он доверяет, поскольку в одних она указывает, что он бил Ш один, а в других - вместе с Б и Фаязовым В.Ш.

Как указывается в жалобе, в приговоре не излагается суть показаний свидетеля С в связи с чем их значимость для обоснования приговора остается неясной. В своих первичных показаниях этот свидетель как и свидетели Г С В не указывала на то, что избиение Ш сопровождалось вымогательством его квартиры.

Также Насиров Р.Р. отмечает, что в нарушение ст. 208 УПК РФ предварительное следствие по делу незаконно приостанавливалось до истечения шестимесячного срока.

Таким образом, по мнению Насирова Р.Р., приговор в отношении его как постановленный судом с нарушением требований ст. 14 УПК РФ надлежит отменить и постановить по делу оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Соколов Н А . в защиту осужденного Насирова Р.Р. также просит приговор отменить в связи с нарушением судом уголовно-процессуального закона, в том числе принципа презумпции невиновности.

Считает, что стороной обвинения доказательств совершения Насировым Р.Р. вымогательства в отношении Ш не представлено, обвинение в этой части построено на предположениях.

Из показаний осужденного и свидетелей не следует, что Насиров Р.Р требовал у Ш квартиру, похищал его паспорт, предлагал квартиру Н

То, что судом в основу приговора положен приговор Агидельского городского суда, по мнению защитника, противоречит требованиям ст. 90 УК РФ и постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре», согласно которым имеющий преюдициальное значение приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассмотренном уголовном деле. Подчеркивает, что в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно действия совершены каждым из соучастников преступления, тогда как в деле в отношении Насирова Р.Р. все обвинительные документы изложены в обобщенном виде.

Адвокат обращает внимание на то, что, как следует из заключения судебно-медицинского эксперта, а также из его показаний, установить причину получения Ш черепно-мозговой травмы не представляется возможным.

Также отмечает, что Ш страдал рядом хронических заболеваний, и что 16 марта 2005 г. он был в удовлетворительном состоянии был выписан из РКБ на реабилитацию в ГКБ после чего его состояние ухудшилось.

При таких данных нельзя придти к однозначному выводу о причинах смерти Ш однако суд необоснованно отказал защите в назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Насиров Р.Р. не отрицал, что в ночь с 31 декабря 2004 г. на 1 января 2005 г. нанес Ш удар рукой, однако доказательств того, что от этого удара наступила смерть потерпевшего, в материалах дела не имеется.

Из показаний свидетелей Н Г С Ш иБ следует, что в квартире Ш регулярно распивали спиртное, находились посторонние люди, он постоянно был в синяках и ссадинах, в том числе и накануне новогодних праздников.

Кроме того, отмечает, что согласно заключению эксперта смерть Ш могла наступить от травмы, полученной 30 декабря 2004 г тогда как Насирову Р.Р. обвинение в избиении 30 декабря 2004 г. не предъявлялось.

Отмечает, что судом должным образом не проверено алиби Насирова Р.Р. относительно его причастности к пожару в оздоровительном комплексе 000 , не проверялось алиби и органами предварительного следствия, несмотря на конкретные указания прокурора в этой части.

В ходе судебного следствия алиби Насирова Р.Р. подтвердили ряд свидетелей: З Х Ф М.,

Н П Также алиби подтверждается информацией ЛУВД на транспорте, согласно которой Х с которым Насиров Р.Р. уезжал в приобретал билет до на 23 сентября 2005 г., и информации УВДТ на транспорте, согласно которой 22 ноября 2005 г. Насиров Р.Р. приобретал билет из до г.

Суд, по мнению автора жалобы, оставил без внимания и тот факт, что Насиров Р.Р., будучи в , доставлялся в милицию.

Также защита отмечает, что выводы суда об обстоятельствах проникновения в здание не соответствуют фактическим обстоятельствам дела: Насиров Р.Р. и Фаязов В.Ш. признаны виновными в том, что проникли в здание путем взлома запорного устройства, тогда как согласно протоколу осмотра места происшествия дверь закрывается на задвижку.

Обращает внимание на то, что имеющиеся в материалах дела заключения экспертов относительно причины возникновения пожара противоречат друг другу, указанные противоречия в ходе судебного следствия не устранены.

Заключение повторной комиссионной экспертизы не отвечает требованиям ст. 204 УПК РФ, поскольку в нем не дана оценка справки об исследовании ЭКЦ МВД Республики, согласно которому на свободном конце одножильного фрагмента многопроволочного медного электропровода без изоляции, прикрепленного к одному из металлических остатков электроустановочных изделий обнаружены оплавления в виде двух шариков, оплавления можно отнести к образовавшимся при коротком замыкании. Кроме того, согласно заключению ЭКЦ ГУВД области, корпус двигателя вентилятора в нижней части имеет локальный прогар, две лопасти крыльчатки вентилятора имеют на данном месте минус материала, шнур питания обогревателя отсутствует. Между тем экспертами электротехническое исследование двигателя вентилятора не проводилось провод подключения не был представлен на исследование. Не нашла своего отражения в заключении и оценка развития пожара по линиям воздушных потоков. Экспертами заключение дано без глубокого изучения материалов дела и проведения необходимых исследований по моделированию пожара Не дана оценка предыдущим заключениям в части того, что пожар мог произойти от теплового воздействия тепловентилятора «Бархан». В приговоре судом оценка этому факту также не дана.

Между тем согласно показаниям свидетеля И тепловентилятор падал на ковер, и именно в этом месте обнаружен самый

большой прогар в полу. Об указанной причине пожара дали пояснения начальник пожарной части № г. Х и инспектор И

Также защитник отмечает, что в заключении эксперта С на которое имеется ссылка в приговоре, указано, что полное выгорание лаги пола в юго-западном углу зала намного значительнее чем в северо-западном углу, что свидетельствует о том, что вероятнее всего горение в этом месте началось не на поверхности пола, а наоборот, под полом, чему оценки в приговоре суда не дано.

Выводы эксперта С о том, что тепловентилятор не мог вызвать воспламенения горючих материалов является необоснованным поскольку им исследовался другой тепловентилятор. Кроме того, эти выводы вызывают сомнения по той причине, что в исследовании принимали участие трое лиц, которые в заключении не указаны.

Обращает внимание на тот факт, что судом необоснованно указано, что Насиров Р.Р. изменил свои показания с целью уклонения от уголовной ответственности, поскольку это, по мнению адвоката, ограничивает право Насирова Р.Р. на защиту.

Также указывает, что в тексте приговора имеется много логических неувязок и искажений. В частности, данных о том, что на второй этаж имелась вторая дверь, в ходе предварительного следствия и при первичном рассмотрении дела получено не было, данные о том, что в двери имеется большая щель, ничем не подтверждены.

Кроме этого, адвокат указывает, что на момент вынесения приговора истекли сроки давности привлечения Насирова Р.Р. к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 167 УК РФ, в связи с чем в соответствии со ст. 78 УК РФ приговор суда в указанной части подлежит отмене.

Просит приговор в отношении Насирова Р.Р. отменить и постановить по делу оправдательный приговор.

Осужденный Фаязов В.Ш. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней также выражает несогласие с приговором суда, полагая его незаконным и необоснованным.

Обращает внимание на то, что свидетель К указал, что через два года после случившегося пожара У сообщил ему, что в ночь пожара встречал в клубе Фаязова В , от которого пахло бензином, о чем он сообщил в милицию. В то же время в определении суда о назначении экспертизы от 31 января 2012 г. указано, что У пояснял К что от Фаязова В пахло угарным газом. С учетом этих противоречий, а также того, что У является заинтересованным лицом, так как его проверяли на причастность к смерти Н выражает сомнения в достоверности информации сообщенной У Кроме того, доказательств того, что У находился в игровом клубе в ночь на 8 октября 2005 г., суду не представлено.

Отмечает необоснованность отклонения судом доказательств его невиновности в поджоге дома и гибели Н

Кроме того, подвергает сомнению заключение комиссионной пожаро технической экспертизы, считая, что она назначена с обвинительным уклоном, проведена без выезда на место происшествия, специалистами с небольшим стажем работы, поставленные стороной защиты вопросы экспертам необоснованно отклонены судом, как необоснованно отклонено и ходатайство стороны защиты о проведении экспертизы в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Также Фаязов В.Ш. указывает, что допрошенные в судебном заседании свидетели, находившиеся в подчинении у потерпевшего Н его оговорили. Считает дело в отношении его сфабрикованным, о чем свидетельствует факт возвращения дела для производства предварительного следствия 2 сентября 2010 г., а также замена следователем на л.д. 104-105 в т. 4 постановления о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, о чем им была подана жалоба в Генеральную прокуратуру РФ.

По мнению автора жалобы, фабрикация его дела началась с момента приобщения потерпевшим Н к материалам дела подготовленного на договорной основе заключения специалиста находящегося в т. 5 на л.д. 4-45.

Исходя из того, что все последующие экспертизы являются копией первоначального заключения, полагает, что они проведены под контролем потерпевшего Н

Просит приговор в отношении его отменить и постановить по делу оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Насибуллина Ф.Р. в защиту осужденного Фаязова В.Ш. просит приговор суда отменить, ссылаясь на то, что обвинительный приговор не может быть основан на предложениях.

Отмечает, что заявленное защитой ходатайство о проведении пожарно технической экспертизы в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации» не было удовлетворено, и суд, поручив проведение экспертизы СЭУ ФПС «Испытательная пожарная лаборатория» по области ГУ МЧС России, предложенные стороной защиты вопросы не обсуждал и никакого решения относительно их постановки перед экспертом не принял.

Кроме того, указывает, что вывод эксперта С о том что в момент пожара здание находилось в обесточенном состоянии противоречит показаниям свидетелей М и И ( Оспаривает возможность участия С в качестве эксперта в связи с тем, что он находился в служебной зависимости от Н

При проведении экспертизы испытания проводились с новым тепловентилятором, в исследованиях участвовало неизвестное лицо которому экспертиза не поручалась.

Экспертом С проведена судебная пожарно-техническая экспертиза, а не комплексная пожарно-техническая экспертиза, как указано в постановлении о ее назначении.

Как явствует из заключения, эксперт не исключил возможность образования очага пожара, как вторичного очага горения, в коридоре второго этажа, а делая вывод о возможном применении ЛВЖ и ГЖ, не указал, какие именно признаки позволяют подтвердить данный вывод. Вещественных же доказательств, свидетельствующих о применении ЛВЖ и ГЖ, в ходе предварительного следствия не изымалось.

Суд не обосновал мотивы отказа в ходатайстве защиты о проведении комплексной экспертизы и не дал оценку каждому заключению экспертов, не привел мотивы, по которым он согласился с одними заключениями и отверг другие.

Суд признал правдивыми первоначальные показания Насирова Р.Р согласно которым коридоры и лестницы были облиты бензином, не дав оценку тому факту, что установлены всего три очага пожара, которыми не являются лестница и коридоры, а один из них находится в месте расположения тепловентилятора.

В то же время выводы экспертов Б П Ш заключения которых не приняты судом, согласуются с показаниями свидетелей и протоколами осмотра места происшествия.

Согласно показаниям свидетелей З Г С Х Н Х возгорание произошло на первом этаже здания, в частности в месте нахождения калорифера, а согласно показаниям потерпевшего Н свидетелей М и М на полу зала первого этажа имелось ковровое покрытие, на котором стоял тепловентилятор «Бархан Этим показаниям должная оценка не дана.

Кроме того, адвокат отмечает, что свидетель И которая неоднократно меняла показания, указывала на причастность к пожару Н ., однако судом оценка этому факту не была дана.

По мнению адвоката, судом необоснованно в приговоре указано, что Н до случившегося угрожали, поскольку данные факты в ходе судебного заседания подтверждены не были. Также мотив преступления, а именно отказ Н платить Ч дань, в показаниях потерпевшего Н свидетелей С М Х Х подтверждения не нашли. Показания же свидетелей «И » иГ основаны, по мнению защиты, на слухах.

Выводы суда о том, что преступление было спланировано, при этом Ч указал осужденным месторасположение комнат и места поджога, а Я сообщила о том, что Н 8 октября 2005 г находится в здании, ничем не подтверждены и опровергаются показаниями И о том, что решение поехать в загородный дом было неожиданным, а также показаниями потерпевшего Н о том, что сын редко ночевал в этом доме.

Суд необоснованно сослался как на доказательства вины Фаязова В.Ш на показания Насирова Р.Р и Б поскольку они были даны в результате незаконного воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов и не подтверждаются совокупностью представленных стороной обвинения доказательств.

Адвокат настаивает на несоответствии действительности выводов суда о том, что проникновение на второй этаж произошло путем взлома замка двери, тогда как дверь закрывалась на засов, а замка в ней вообще не было.

Обращает внимание на то, что протокол допроса Насирова Р.Р., в котором он указывал, как на соучастника преступления на Ф (ксерокопия протокола была представлена суду), был заменен следователем на протокол, в котором фигурировало имя Фаязова В . В суде же Насиров Р.Р. отказался от своих показаний, изобличающих Фаязова В.Ш.

Считает недостоверными показания У иК о том, что в ночь на 8 октября 2005 г. Фаязов В.Ш. заходил в клуб и от него сильно пахло (согласно одним показаниям - бензином, согласно другим гарью).

Также адвокат отмечает, что не нашли своего подтверждения признанные судом установленными обстоятельства в части того, что Фаязов В.Ш. в течение двух вечеров 6 и 7 октября 2005 г. находился в кафе « и« в окружении Б Насирова Р.Р. и Ч а в ночь на 8 октября 2005 г. не ночевал дома. Между тем факт нахождения Фаязова В.Ш. дома подтверждается его супругой и справкой из больницы.

Указывает как на доказательства невиновности Фаязова В.Ш. на записку Б об оказании на него давления со стороны оперативных сотрудников и на печатный текст протокола допроса Б следователем.

Утверждает, что в соответствии со ст. 78 УК РФ Фаязов В.Ш. должен был быть освобожден судом от наказания по ч.2 ст. 167 УК РФ, поскольку с момента совершения данного преступления истекли установленные законом сроки давности.

Вывод суда об отсутствии аварийной работы электроприборов, в том числе тепловентилятора, в здании ООО сделан необоснованно, поскольку по сообщению Дирекции строящейся атомной станции 7-8 октября 2005 г. электроснабжение производственной базы и здания осуществлялось от электросетей, принадлежащих

ООО ».

Судом сделан неверный вывод о том, что один из входов в здание был

не заперт, несмотря на то, что из показаний свидетеля Д усматривается, что вторая дверь на втором этаже была открыта напором воды, а из показаний свидетеля Г следует, что наружная дверь не была открыта; об этом же показывали и свидетели М иХ

Адвокат опровергает выводы суда об искусственной подготовке стороной защиты доказательств, поясняя, что объяснения Х иных лиц были получены ею и, по ее просьбе, отцом Фаязова В.Ш. в соответствии с положениями закона.

В остальном доводы жалобы адвоката Насибуллиной Ф.Р. аналогичны доводам жалоб осужденных и адвоката Соколова Н.А.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Даутова Л.Р. полагает, что приговор суда подлежит отмене, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенными нарушениями уголовно процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора, просит постановить по делу новый обвинительный приговор. В дополнениях к апелляционному представлению государственный обвинитель отмечает, что наказание Насирову Р.Р. по ч. 4 ст. 111 УК РФ назначено без учета положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, а потому подлежит снижению, уголовное же преследование в отношении Фаязова В.Ш. по обвинению по ч. 2 ст. 167 УК РФ подлежит прекращению в связи с истечением срока давности.

В возражениях на жалобы осужденных и защитников государственный обвинитель Даутова Д.Г. и потерпевший Н.

просят приговор суда оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения.

В возражениях на первоначальное представление государственного обвинителя осужденный Насиров Р.Р. просит его не удовлетворять ввиду немотивированности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, а также возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах. Собранным по делу доказательствам исследованным в судебном заседании и приведенным в приговоре, судом дана надлежащая оценка, при этом, доводы осужденных об их невиновности в совершении преступлений проверялись в судебном заседании наравне с доказательствами их вины, однако своего подтверждения доводы стороны защиты не нашли и обоснованно были отвергнуты

Так, в основу обвинительного приговора в части доказанности вины Насирова Р.Р. в совершении преступлений в отношении Ш судом обоснованно положены показания потерпевшей Г о том, что ее брата избивали, заставляли подписать документы на продажу квартиры, которые в целом согласуются с показания свидетелей Н,

Н Д С Г Ш Б

Вина Насирова Р.Р. также подтверждается оглашенными в установленном ст. 281 УПК РФ порядке показаниями свидетелей В

иС согласно которым Б и Насиров Р.Р. во время празднования встречи Нового 2005 года, а также 6 или 7 января 2005 г избивали Ш и требовали у него документы на квартиру.

Оснований не доверять этим показаниям у суда не имелось, не находит таких оснований и Судебная коллегия, поскольку об их соответствии действительности свидетельствуют, в том числе, показания допрошенных в качестве свидетелей Б З Ф в той их части, в которой они признаны судом достоверными и положены в основу приговора.

В судебном заседании суд дал надлежащую оценку показаниям свидетелей об обстоятельствах нанесения Насировым Р.Р. ударов.

и высказыванию им требований о передаче права на имущество признав их достоверными в указанной части.

При этом, каких-либо оснований для оговора Насирова Р.Р свидетелями в судебном заседании установлено не было, как вопреки мнению стороны защиты не было выявлено и существенных противоречий в их показаниях, которые бы ставили под сомнение выводы о виновности осужденного. Некоторые расхождения в показаниях (в том числе одних и тех же свидетелей) о совершенных преступлениях, на что обращается внимание в апелляционных жалобах Насирова Р.Р. и его защитника, не свидетельствуют, с учетом конкретных фактических обстоятельств происшедшего и истекшего с момента совершения преступлений времени, о заведомой ложности соответствующих показаний и не влияют на оценку обоснованности выводов суда о виновности Насирова Р.Р. в инкриминируемых ему преступлениях.

Доводы осужденного Насирова Р.Р. и его защитника о том, что суд необоснованно положил в основу приговора показания Насирова Р.Р. о совершении противоправных действий в отношении Ш поскольку эти его показания относятся не к моменту избиения потерпевшего который установлен заключением эксперта, а к 1 января 2005 г., т.е. к дате которая не фигурирует в предъявленном ему обвинении, Судебная коллегия находит несостоятельными. Указание в заключении эксперта на то, что травма, повлекшая смерть Ш могла быть нанесена ему 30 декабря 2004 г., никак не доказывает ни то, что 30 декабря 2004 г потерпевшему наносились какие-либо травмы, ни то, что от этих травм наступила его смерть, поскольку нанесение в этот день Насировым Р.Р ударов Ш достоверными показаниями свидетелей не подтверждается, а непосредственные участники избиения, как и его свидетели показали, что потерпевшего избивали, в том числе Насиров Р.Р., 1 и 6 или 7 января 2005 г.

Показания свидетелей о причинении Ш телесных повреждений и совершении в отношении его вымогательства согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, включая заключение судебно-медицинского эксперта о характере, степени тяжести, локализации причиненных Ш телесных повреждений, причине его смерти показания эксперта в суде; правоустанавливающие документы на квартиру Ш как допустимость, так и достоверность которых сомнений не вызывает, поскольку собраны и исследованы они были в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона.

Таким образом, в приговоре приведен подробный и мотивированный анализ всех исследованных в судебном заседании доказательств опровергающих доводы апелляционных жалоб осужденного Насирова Р.Р. и адвоката Соколова Н.А. о невиновности Насирова Р.Р. в вымогательстве и причинении тяжкого вреда здоровью Ш повлекшего по неосторожности его смерть, и оснований сомневаться в правильности сформировавшихся на его основе выводов не имеется.

Вина осужденных Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш. в части обвинения в убийстве потерпевшего Н и в уничтожении и повреждении имущества также установлена совокупностью достоверных и допустимых доказательств, всесторонняя оценка которым дана в приговоре суда.

Так, из показаний потерпевшего Н следует, что до пожара в оздоровительном комплексе 8 октября 2005 г., в результате которого погиб его сын, его сыну угрожали.

Указанные показания потерпевшего подтверждаются объективными доказательствами по делу: протоколами осмотра места происшествия заключением судебно-медицинского эксперта, согласно выводам которого смерть Н наступила от отравления угарным газом.

Судом правильно взяты за основу обвинения показания обвиняемого Насирова Р.Р. о том, что именно он и Фаязов В.Ш. совершили поджог здания с целью совершения убийства потерпевшего Н поскольку указанные показания получены в соответствии с требованиями закона, чему судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Также суд достаточно мотивировал свои выводы об описании Насировым Р.Р. в своих показаниях способа проникновении в относящееся к оздоровительному комплексу здание, в результате чего пришел к верному выводу о том, что в целом показания Насирова Р.Р. об обстоятельствах убийства Н являются правдивыми. К такому же выводу приходит и Судебная коллегия.

Повторная судебная пожарно-техническая экспертиза, проведенная 23

августа 2012 г., согласно выводам которой на месте пожара были

обнаружены характерные следы, указывающие на применение

интенсификаторов горения в виде легковоспламеняющейся или горючей жидкости с целью усиления теплового импульса привнесенного источника зажигания, правильно принята судом, как допустимое и достоверное доказательство, поскольку нарушений закона при ее назначении и проведении не установлено; экспертиза проведена экспертами, имеющими необходимую квалификацию, опыт проведения экспертных исследований и не заинтересованными в исходе дела, в связи с чем оснований не доверять выводам экспертов у суда не имелось, не находит их и Судебная коллегия.

Ссылка Насирова Р.Р. на данные о небольшом стаже работы экспертов проводивших экспертизу, не влияет на оценку правильности их выводов поскольку эти данные имеют относительный характер и сами по себе никак не могут свидетельствовать о некомпетентности экспертной комиссии.

Кроме указанных доказательств судом верно в основу приговора положены и показания свидетеля Б согласно которым он тоже по предложению Ч должен был участвовать в поджоге дома Н.,

но не смог; на следующий же день Насиров Р.Р. ему рассказал, что он с Фаязовым В.Ш. сожгли дом Н

Также вина подсудимых подтверждается и другими доказательствами которые признаны судом достоверными, им дана надлежащая оценка, и они обоснованно положены в основу приговора.

Утверждения осужденных Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш., а также свидетеля Б о применении к ним незаконных методов следствия материалами дела не подтверждаются.

Указанные заявления осужденных, как и свидетеля Б проверялись судом и обоснованно были отвергнуты им с приведением мотивов принятого решения. Данные о незаконном воздействии на Б.

своего подтверждения не получили.

Показания Насирова Р.Р., учтенные судом при постановлении приговора в качестве доказательств, как следует из материалов уголовного дела, были даны им по собственному желанию, их проверка на месте проводилась с участием защитника и понятых, в связи с чем каких-либо сомнений в их достоверности не возникает.

Правильность сведений, изложенных в протоколах, участники следственных действий удостоверили собственноручно, не указав при этом на какие-либо нарушения, ущемляющие их права.

Насирову Р.Р. и Фаязову В.Ш. разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя.

Каких-либо сообщений, замечаний, ходатайств, в том числе о нарушении их прав и незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов, от Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш. не поступало.

Таким образом, данных о нарушении права на защиту осужденных из материалов дела не усматривается, следователем и судом Насирову Р.Р. и Фаязову В.Ш. разъяснялись их процессуальные права, они были обеспечены защитниками и активно защищались как с их помощью, так и лично.

Судом тщательно проверялось заявление осужденного Насирова Р.Р. о наличии у него алиби, но оно обоснованно было отвергнуто с приведением убедительных мотивов такого решения.

Из показаний свидетелей З М Х на которые ссылается сторона защиты, с достоверностью не следует, что в момент совершения преступления Насиров Р.Р. находился в г. . Факту изменения показаний свидетелями З и М судом дана надлежащая оценка в приговоре. Как следует из показаний этих свидетелей и собственноручно написанных ими заявлений, информация о том, что они в октябре 2005 г. видели Насирова Р.Р в г. , была ими сообщена по просьбе родственников Фаязова В.Ш.

Из материалов дела также следует, что судом обоснованно отверг и показания свидетелей П Н Ф о нахождении Насирова Р.Р. в г. в период времени, когда были совершены инкриминированные осужденными преступления. Объективных данных о перемещениях Насирова Р.Р. в октябре 2005 г. в суде добыто не было; из показаний же как самого Насирова Р.Р., так и свидетеляХ усматривается, что поездка в г. и из г. в г. была возможна без официальных гражданских и проездных документов, поэтому, возможность бесконтрольного выезда осужденного из г. в первой декаде октября 2005 г. никак не исключается. На нахождение Насирова Р.Р. в начале октября 2005 г. указывалось как в его собственных показаниях, так и в показаниях свидетеля И

Также судом обоснованно признаны недостоверными и доводы Фаязова В.Ш. о нахождении его в момент совершения преступления дома поскольку они опровергаются доказательствами по делу.

Тщательно исследовав все обстоятельства дела и объективно оценив собранные доказательства в совокупности, суд правильно квалифицировал действия Насирова Р.Р. по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ, ч.4 ст. 111 УК РФ, пп. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, а действия Фаязова В.Ш. по пп. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Вместе с тем Судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы адвокатов Соколова Н.А. и Насибуллиной Ф.Р. относительно необходимости распространения на Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш. правовых последствий истечения срока давности уголовного преследования за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления средней тяжести истекло шесть лет.

Инкриминированное Насирову Р.Р. и Фаязову В.Ш. преступление предусмотренное ч. 2 ст. 167 УК РФ влечет максимальное наказание в виде

лишения свободы на срок до пяти лет и в силу ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к

категории преступлений средней тяжести.

Поскольку данное преступление было совершено 8 октября 2005 г., а итоговое решение по делу принято судом первой инстанции 18 февраля 2013 г., т.е. более чем через шесть лет со времени совершения преступления Насиров Р.Р. и Фаязов В.Ш. подлежат освобождении от уголовной ответственности за указанное деяние, а уголовное дело в этой части подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Убедительные данные, свидетельствующие о том, что Насиров Р.Р. и Фаязов В.Ш., будучи осведомленными о ведущемся в отношении их уголовном преследовании, скрывались от органов предварительного следствия, в связи с чем в соответствии с ч. 3 ст. ст. 78 УК РФ норма о правовых последствиях истечения срока давности на них не распространяется, в материалах уголовного дела отсутствуют.

Кроме того, при назначении Насирову Р.Р. наказания суд в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признал смягчающими обстоятельствами его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. При этом отягчающих наказание обстоятельств судом установлено не было.

Согласно же ч. 1 ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ) при наличии смягчающих обстоятельств предусмотренных пп. «и, к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Поскольку максимальный срок наиболее строгого вида наказания предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, составляет 15 лет лишения свободы срок наказания в виде лишения свободы, подлежащий назначению виновному за совершение указанного преступления, не может превышать 10 лет, и, следовательно, назначенное Насирову Р.Р. по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание подлежит снижению.

При назначении осужденным наказания судом в полном объеме учтены обстоятельства совершенных Насировым Р.Р. и Фаязовым В.Ш преступлений и степень общественной опасности содеянного характеризующие данные об их личностях, а также смягчающие их ответственность обстоятельства, в том числе явка с повинной Насирова Р.Р. и активное способствование раскрытию преступления, участие Фаязова В.Ш. в боевых действиях и наличие у него несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья его близких, а также отсутствие отягчающих обстоятельств.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступления, существенно уменьшающих степень

общественной опасности которые позволили бы суду применить положения

ст. 64 УК РФ либо изменить категорию преступления в соответствии с ч. 6

ст. 15 УК РФ. Эти выводы суда обоснованны.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание осужденным Насирову Р.Р. и Фаязову В.Ш. назначено соразмерно содеянному и оснований для признания его несправедливым и подлежащим смягчению снижения не имеется.

Несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенных нарушений уголовно процессуального закона, как утверждает в своем первоначальном апелляционном представлении государственный обвинитель, Судебной коллегией не установлено, в связи с чем оснований для отмены либо изменения приговора по иным основаниям не имеется.

Нет достаточных данных и для вывода о том, что в ходе досудебного производства по уголовному делу, равно как и в ходе судебного разбирательства были допущены какие-либо из указанных стороной защиты нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли или могли бы повлечь отмену или изменение приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 18 февраля 2013 г. в отношении Насирова Р Р и Фаязова В Ш изменить:

- освободить Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш. на основании ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности от наказания, назначенного каждому из них по ч. 2 ст. 167 УК РФ;

- снизить наказание, назначенное Насирову Р.Р. по ч. 4 ст. 111 УК РФ до 10 лет лишения свободы;

- назначить Насирову Р.Р. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163, ч. 4 ст. 111, пп. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- исключить назначение Фаязову В.Ш. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, считать его осужденным по пп. «е, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Насирова Р.Р. и Фаязова В.Ш оставить без изменения, а апелляционные жалобы и представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 70 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта