Информация

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ17-14СП от 29.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № _32-АПУ 17-14сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 июня 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г при секретаре Пикаевой М.А с участием старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л.; защитника осужденного Шаповаловой НЮ.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Дадаева Р.Ш. и его защитника адвоката Лобиной Н.В. на приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 марта 2017 года, которым

Дадаев Р Ш

не

судимый

1

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ сроком на 11 (одиннадцать) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, по п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (нападение на ООО « ») сроком на 10 (десять) лет, по п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (нападение на СПК « ») сроком на 10 (десять) лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений назначено 12 (двенадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 (один) год.

По настоящему делу осуждены также Мухтарова А А Мухтарова А А Хадисов А Ш Горюнов Н В приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Дадаева Р.Ш., его защитника Шаповаловой Н.Ю поддержавших доводы апелляционных жалоб об отмене приговора выступление прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе адвокат Лобина Н.В. в защиту Дадаева Р.Ш указывает на нарушение в судебном заседании требований ч. 8 ст. 335 УПК РФ, регламентирующей особенности судебного следствия с участием присяжных заседателей, выразившиеся в том, что государственный обвинитель во вступительном заявлении акцентировал внимание присяжных заседателей на том, что Дадаев, имея опыт в криминальной сфере создал и руководил вооруженной группой с целью нападения на граждан и организации на территории области. Несмотря на то, что данные о личности подсудимого, в том числе о его судимости нельзя доводить до сведения присяжных заседателей, в связи с чем сторона защиты высказала возражения, такая трактовка все равно была озвучена.

Прежние судимости Дадаева не относятся к фактическим обстоятельствам дела, а потому не могли быть доведены до присяжных заседателей.

Полагает, что несоблюдение процедуры рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей повлекло существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что является основанием отмены приговора.

Просит приговор в отношении Дадаева отменить, передать дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

2

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Дадаев Р.Ш. указывает, что его действия неправильно квалифицированы судом как создание и руководство устойчивой вооруженной группой - бандой. Со ссылкой на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 года, закон «Об оружии» указывает, что суд неправильно сделал вывод о вооруженности группы. Полагает, что пневматический пистолет «Скиф А- 3000» не относится к какому-либо виду оружия. Допрошенный в судебном заседании эксперт Г не ответил на вопрос о том, является ли указанный пистолет оружием. Эксперт У пояснил, что данный пистолет можно свободно купить в магазине, а в связи с чем делает вывод о том, что изъятый пневматический пистолет, не является оружием Ходатайство стороны защиты о проведении повторной экспертизы по пневматическому пистолету необоснованно оставлено председательствующим без удовлетворения. Считает заключение эксперта по пневматическому пистолету неправильным, эксперту было поставлено пять вопросов, а он ответил на 6 вопросов, при этом в судебном заседании не смог ответить на вопрос стороны защиты о том, на каком основании им сформулирован новый вопрос.

Государственный обвинитель Жидков Г.В. не вправе был принимать участие в судебном заседании, как лицо, заинтересованное в исходе дела, в силу его участия в рассмотрении уголовного дела в отношении М который по настоящему делу был допрошен в качестве свидетеля.

Кроме того государственный обвинитель неоднократно упоминал в присутствии присяжных заседателей о наличии у него прежней судимости.

Показания свидетеля М не соответствуют показаниям потерпевшего Г и свидетеля У Его показания об опознании голосов лиц, участвующих в телефонных переговорах не могут быть приняты во внимание, поскольку он не является экспертом. Полагает, что М вступил в сговор с оперативными сотрудниками, нарушил досудебное соглашение о сотрудничестве.

С постановлением о допуске к участию в деле переводчика С обвиняемые не были ознакомлены, в связи с чем не могли задать ему вопросы о знании им чеченского языка.

Не согласен он и с суммой похищенного, которая не соответствует действительности.

В прениях государственный обвинитель неправильно утверждал, что он (Дадаев) давал указания поменять колеса на автомобиле найти пистолет, что 28 марта 2015 года он (Дадаев) находился в г.

области.

Незаконным считает автор жалобы и постановление суда об ограничении его во времени ознакомления с материалами дела. Полагает, что

з

предоставленный ему для ознакомления с материалами дела месячный срок с учетом объема уголовного дела является недостаточным.

Просит приговор отменить, возвратить дело прокурору для устранения указанных в жалобе нарушений закона.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель Жидков Г.В. считают, что уголовное дело в отношении Дадаева Р.Ш. рассмотрено с соблюдением закона, в связи с чем просит оставить приговор его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного в содеянном основанном на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

Судебное следствие вопреки доводам жалоб проведено с учетом требований ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны защиты на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или содержание данных присяжными заседателями ответов, из материалов дела не усматривается.

Ходатайства сторон о признании доказательств недопустимыми рассмотрены председательствующим, по ним приняты законные и обоснованные решения.

По ходатайству государственного обвинителя, против удовлетворения которого ни подсудимые, ни их защитники не возражали в судебном заседании были оглашены протоколы осмотра и прослушивания фонограмм телефонных разговоров, (т. 20 л.д. 251-258).

Как следует из материалов дела, фонограммы телефонных разговоров получены в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением закона «Об оперативно-розыскной деятельности», их результаты рассекречены и предоставлены следователю, при этом из постановлений о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности от 21 сентября 2015 года следует, что прослушивание телефонных разговоров Мухтарова А М производилось

4

на основании решений Саратовского областного суда, а прослушивание телефонных разговоров Дадаева на основании решения Калининского районного суда г. Саратова (т. 7 л.д. 167-168, 169-170, 171-172, 173-174, 176,177).

При таких данных суд не имел оснований ставить под сомнение законность проведенных оперативно-розыскных мероприятий и признавать их результаты недопустимыми доказательствами.

По указанным мотивам заявление осужденного Дадаева в судебном заседании суда апелляционной инстанции о недопустимости фонограмм телефонных разговоров, полученных без судебных решений, не подлежит удовлетворению.

М уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, допрошен был в судебном заседании с соблюдением принципа состязательности сторон, которым была предоставлена возможность задать ему вопросы. В присутствии присяжных заседателей были оглашены показания М на предварительном следствии на допросе в качестве подозреваемого от 10.04.2015 года протокол проверки его показаний на месте от 11.04.2015 года, а также заявление о явке с повинной от 10.04.2015 года, полученные с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

То обстоятельство, что М не подтвердил в судебном заседании указанные показания, не является основанием для признания их недопустимыми доказательствами, а потому председательствующий обоснованно признал указанные показания М допустимыми доказательствами и удовлетворил ходатайство стороны обвинения об оглашении их в присутствии присяжных заседателей.

Что касается доводов жалобы о несоответствии показаний М

другим доказательствам, о том, что он не мог опознать голоса лиц участвовавших в телефонных переговорах, то оценка достоверности показаний М показаний потерпевших, иных свидетелей относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей.

Вопрос о соблюдении М соглашения о сотрудничестве и законности рассмотрения в отношении него уголовного дела по правилам главы 40' УПК РФ находится за пределами судебного разбирательства по настоящему делу, а потому эти доводы жалобы осужденного Дадаева оставляются без рассмотрения.

Все заявленные сторонами ходатайства об исследовании доказательств о назначении экспертиз разрешены председательствующим в соответствии с законом, по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

5

Вопреки доводам жалобы осужденного ходатайство стороны защиты о назначении повторной судебной баллистической экспертизы пистолета «Скиф А 3000» удовлетворено. В связи с тем, что при проведении первичной экспертизы вывод о величине кинетической энергии сделан экспертом без учета допустимых погрешностей в измерении скорости полета снаряда председательствующим на разрешение эксперта поставлены вопросы о том является ли представленный на экспертизу пистолет оружием и какова его кинетическая энергия. Согласно заключению эксперта указанный пистолет является газобаллонным пневматическим пистолетом, кинетическая энергия которого составляет (3,01 дж).

Заключение экспертов соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, в нем подробно описаны проведенные исследования, полученные результаты, все выводы экспертами мотивированы. Оснований не доверять заключению экспертов суд не имел. Проведение повторной экспертизы в том же экспертном учреждении, в котором была проведена первичная экспертиза не противоречит закону, и не может поставить под сомнение достоверность выводов экспертов.

Проведенным экспертным исследованием восполнены недостатки первичной экспертизы, на которые обращала внимание сторона защиты в судебном заседании и на которые обращается внимание в апелляционной жалобе осужденного.

С учетом этих обстоятельств доводы жалобы о том, что вопрос о кинетической энергии пистолета разрешен экспертом за пределами его полномочий, нельзя признать обоснованными.

Оценку же достоверности заключения эксперта в совокупности с другими доказательствами дали присяжные заседатели.

Не основаны на материалах дела и доводы апелляционных жалоб осужденного и его защитника о нарушении судом пределов судебного разбирательства, о том, что в нарушение закона об особенностях судебного следствия с участием присяжных заседателей государственным обвинителем во вступительном заявлении до сведения присяжных заседателей была доведена информация о судимости Дадаева, что вызвало предубеждение присяжных заседателей и повлияло на вынесение вердикта.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в ходе судебного следствия и в прениях сторон не доводил до сведения присяжных заседателей сведения о судимости Дадаева.

Употребленная государственным обвинителем формулировка во вступительном заявлении о том, что Дадаев, используя свой опыт в криминальной сфере, создал вооруженную группу лиц для совершения нападений на граждан и организации, не позволяет сделать определенный вывод о наличии судимости у Дадаева, а потому председательствующий не

6

имел оснований останавливать государственного обвинителя и делать ему замечание.

Сам осужденный выступая в прениях, заявил о том, что в прошлом был судим.

В связи с прозвучавшими в судебном заседании заявлениями о судимости Дадаева председательствующий в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание эту информацию, а также дал разъяснения о том, что у Дадаева не имеется неснятой и непогашенной судимости.

С учетом этих данных доводы апелляционных жалоб о незаконном воздействии стороны обвинения на присяжных заседателей, что повлияло на вынесении ими обвинительного вердикта, не подлежат удовлетворению.

Прения сторон проведены с соблюдением требований ст. 336 УПК РФ Выступая в прениях, государственный обвинитель изложил существо предъявленного Дадаеву обвинения, привел анализ и оценку исследованных доказательств. При этом вопреки доводам жалобы осужденного государственный обвинитель не вводил присяжных заседателей в заблуждение, не доводил до их сведения факты и обстоятельства, не исследованные в судебном заседании.

Участие государственного обвинителя Жидкова Г.В. в рассмотрении уголовного дела в отношении М уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, не является препятствием к поддержанию им государственного обвинения по настоящему уголовному делу, что прямо закреплено в ст. 66 УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в рассмотрении уголовного дела прокурора и являющиеся основанием для его отвода (ст. 61 УПК РФ) по делу также отсутствуют Каких-либо иных обстоятельств, дающих основание полагать, что государственный обвинитель лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе уголовного дела не имеется, не приведены они и в жалобе осужденного.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Каких-либо заявлений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности потерпевший не заявил.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

7

Вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим в соответствии с предъявленным подсудимым обвинением и результатами судебного следствия.

Вердикт является ясным и не содержит противоречий.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных законом не предусмотрено. В этой связи доводы жалобы Дадаева о том, что он не давал распоряжений соучастникам взять пистолет и использовать его при нападении на сторожей, о том, что он не согласен с суммой похищенного что установлено вердиктом, удовлетворению не подлежат.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Эти требования закона в полной мере выполнены председательствующим.

Действия Дадаева верно квалифицированы по ч. 1 ст. 209, пп. «а», «б ч. 4 ст. 162 УК РФ в соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельствами.

Вердиктом установлено, что созданная Дадаевым группа, которой он руководил, имела цель нападений на граждан и организации, у группы было место встреч для сбора, в ходе которых обсуждались планы нападений стратегия и тактика, обговаривались действия участников, на вооружении группы имелось пневматический пистолет калибра 4,5 мм марки «Скиф А- 3000». Обстоятельства нападений на сторожей Б и Г.,

свидетельствуют о стабильном составе участников преступлений тщательном планировании и подготовке этих преступлений, распределении ролей между соучастниками, использовании оружия, транспортных средств масок с прорезями для глаз.

Принимая во внимание эти данные, суд правильно признал созданную Дадаевым группу, которой он руководил, бандой.

Обоснованным является и вывод суда о наличии на вооружении банды оружия.

По смыслу закона, вооруженность банды предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного оружия, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

Согласно Федеральному Закону «Об оружии» устройство конструктивно предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сжиженного

8

газа, обладающее дульной энергией свыше 3 Дж, относится к пневматическому спортивному гражданскому оружию.

С учетом указанных требований закона суд правильно признал оружием имевшийся в распоряжении банды пневматический пистолет «Скиф А-3000» с дульной энергией согласно заключению эксперта 3,01 Дж. и пришел к выводу о вооруженности созданной и руководимой Дадаевым группы.

Из протокола судебного заседания следует, что право на защиту Дадаева не было нарушено судом. Защиту его интересов в судебном заседании осуществляла адвокат, которая принимала активное участие в исследовании доказательств, заявляла ходатайства, высказывала в ходе судебного следствия и прениях сторон согласованную с Дадаевым позицию.

Переводчик с русского языка на чеченский был допущен к участию в деле в ходе предварительного следствия и в судебном заседании в связи с тем, что Хадисов и Мухтаров А плохо владеют русским языком, которые не заявили ему отвод. В этой связи доводы жалобы Дадаева о том, что он не имел возможности убедиться в том, владеет ли переводчик чеченским языком, не могут свидетельствовать о нарушении его права на защиту.

Не нарушено право на защиту Дадаева и при направлении дела в Верховный Суд РФ. Копии приговора, вердикта и протокола судебного заседания ему вручены. Его замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим.

Ходатайство Дадаева об ознакомлении с материалами дела было удовлетворено. Материалы дела были предъявлены Дадаеву в полном объеме, и ему была предоставлена возможность ознакомится с ними с 5 апреля в течение 18 дней.

В связи с тем, что в течение 11 рабочих дней Дадаев знакомился с материалами дела неполный рабочий день, отказываясь от ознакомления с делом после обеда, что подтверждено графиком и актами председательствующий обоснованно принял решение о предоставлении Дадаеву трех дней 2, 3 и 4 мая 2017 года для ознакомления с материалами дела, после чего с 5 мая 2017 года прекратить ознакомление с материалами дела.

Дадаев, хотя и обжалует это решение, однако 4 мая 2017 им подписано заявление о том, что ознакомлен совместно с адвокатом с материалами дела вещественными доказательствами в полном объеме.

Предоставленное ему время с 5 апреля по 4 мая 2017 года для ознакомления с материалами дела, Судебная коллегия находит достаточным и не усматривает препятствий для рассмотрения дела в апелляционном порядке.

9

Наказание назначено Дадаеву с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельств содеянного им, положительных данных о его личности, семейного положения, отсутствия отягчающих обстоятельств, вердикта присяжных заседателей о том, что он не заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований ни для отмены приговора по доводам жалоб, ни для смягчения назначенного Дадаеву наказания.

13 \20

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. ст.ст. 389 ,389

\28 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 марта 2017 года в отношении Дадаева Р Ш оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Дадаева Р.Ш. и его защитника адвоката Лобиной Н.В. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

10

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 66 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта