Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-О09-104СП от 23.06.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

1

^ ^ ^ ^ ^ Дело № 5-о09-104 сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 23 июня 2009 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П. и Каменева Н.Д.

при секретаре Даниловой Е.С.

рассмотрела в судебном заседании от 23 июня 2009 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Мылова А.Н., Ярцева Г.В., Сахаровской Е.Ю., адвокатов Соломатина П.И Долматова Е.В., Мусатова С.А., Никитенко С.Н. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 18 августа 2008 года, которым

МЫЛОВ А Н , 5

осужден по ст. 290 ч. 4 п. п. «а, г» УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере рублей, с лишением права занимать должности в органах государственной власти и муниципального управления на 3 года. На основании ст. 48 УК РФ лишен квалификационного разряда «

и классного чина «».

ЯРЦЕВ Г В ,

осужден по ст. 290 ч. 4 п. п. «а, г» УК РФ на 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере рублей, с лишением права занимать должности в органах государственной власти и муниципального управления на 3 года. На основании ст. 48 УК РФ лишен квалификационного разряда «»

и классного чина «».

САХАРОВСКАЯ Е Ю ,

осуждена по ст. ст. 33 ч. 5, 291 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По делу также осуждены Шелехов В.М. и Фролов М.Ю., в отношении которых приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Мылова А.Н., Ярцева Г.В., Сахаровской Е.Ю. и адвокатов Мусатова С.А., Долматова Е.В., Плиева А.А., Никитенко С.Н. по доводам кассационных жалоб, осужденного Фролова М.Ю и адвоката Карпова С.А., прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор суда в отношении осужденных Мылова А.Н. и Ярцева Г.В изменить, исключить указание о назначении каждому дополнительных наказаний в виде лишения права занимать должности в органах государственной власти и муниципального управления на 3 года, и лишения на основании ст. 48 УК РФ квалификационного разряда «»,

а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, осужденные Мылов и Ярцев признаны виновными в том, что в городе Москве получили взятку в крупном размере через посредников Шелехова и Фролова, а Сахаровская в пособничестве в этом.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный Мылов просит приговор суда отменить, дело прекратить. Указывает, что ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей было заявлено Сахаровской которая не имела права этого делать согласно ч. 3 ст. 31 УПК РФ. В нарушение ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей первым опрос проводил государственный обвинитель, а не защита, присяжный заседатель № является судимым, у него мать работник милиции, присяжный заседатель № имеет высшее юридическое образование, однако председательствующий оставил их в списке. Судом не учтено, что обвинительное заключение утверждено не в течение 10 суток, а в расписке отсутствует время вручения копии подсудимому. На предварительном следствии было нарушено право на защиту, так как при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого участвовали адвокаты Коба и Ерловская, а не адвокат Некрасов, или адвокаты вообще не участвовали. В судебном заседании несмотря на то, что было заключено соглашение с адвокатом Долматовым, суд назначил адвоката Соломатина, от которого он отказался, и 15 августа 2008 года судебное заседание проведено без адвоката Долматова Обвинение предъявлено с нарушением закона, не указано время место и способ совершения преступления, денежная сумма не установлена, и в нарушение ст. 273 УПК РФ председательствующий не спросил, понятно ли ему обвинение. В присутствии присяжных заседателей проводился допрос свидетеля З для решения вопроса о допустимости доказательств, исследовались распечатки по электронной почте, полученные без разрешения суда, данные о личности Мылова, оглашалась информация о личностях свидетелей о возбуждении уголовного дела. Оглашалась информация о личностях свидетелей А , С и Ш , о возбуждении в отношении них уголовного дела. Государственный обвинитель при допросе подсудимого Шелехова и свидетелей указывал на уголовную ответственность свидетеля К,

без учета того, что в материалах дела есть справка о судимости не его, а брата А . Председательствующий выяснял у осужденной Сахаровской сколько времени она находилась под стражей, сообщил присяжным заседателям о том что в их отсутствие разрешалось ходатайство об отводе государственного обвинителя. Допрос подсудимого Ярцева проведен без присяжных заседателей. В судебном заседании было нарушено его право на защиту, так как председательствующий запретил заявлять ходатайства, предъявлять доказательства, ему было незаконно отказано в оглашении карточки учета, декларации о доходах. Несмотря на возражения стороны защиты, в суде были допрошены свидетели Г ,З ,Ш , а свидетеля защиты Б допросили в отсутствие присяжных заседателей исследовались показания ряда свидетелей. Не учтено, что протокол допроса в качестве подозреваемого Ярцева и видеозапись не соответствовали закону, что видеокассета, протокол осмотра предметов, признанных вещественными доказательствами аудиокассета и другие материалы оперативно-розыскной деятельности являются недопустимыми доказательствами, так как нет поручения следователя. Присяжным заседателям оглашалась справка о перечне документов по электронной почте, полученные без судебного решения, а также и показания свидетелей С и К . В нарушение ст. 339 УПК РФ суд отказал ему и защитнику в постановке вопроса, исключающего ответственность за содеянное - в вопросе № 13 не указано время и место. Данное нарушение касается и вопросов № 1, 10, так как сумма фигурирует разная. При этом, суд вышел за пределы судебного разбирательства, так как в вопросном листе указаны действия, которые не предъявлены в обвинении о нарушении порядка делопроизводства в Министерстве. В напутственном слове председательствующий сказал, что его должность приравнена к генеральской, что могло вызвать предубеждение присяжных заседателей. Председательствующий неправильно отразил его показания, что не упоминал на следствии свидетелей К Л , сослался на Положение о Минэкономразвитии, хотя этот документ не исследовался. Первоначальный вердикт в отношении него был оправдательный, но председательствующий возвратил коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату. Суд не учел, что он не является должностным лицом и субъектом взятки что все его действия носили законный характер. Приговор не соответствует вердикту, в приговоре в отличие от вердикта указано что он совершил незаконные действия. Назначенное дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности не основано на ст. 47 УК РФ, так как неопределенное Суд лишил его разряда, чего он не имел;

адвокат Соломатин П. И. в защиту Мылова, не конкретизируя просит переквалифицировать действия осужденного на ч. 3 ст. 159 УК РФ и смягчить наказание;

адвокат Долматов Е В . в защиту Мылова, не конкретизируя просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Мусатов С.А. в защиту Мылова просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что уголовное дело было возбуждено на недопустимых доказательствах - результатах электронной переписки, полученной без решения суда Доказательством по делу была признана справка ФСБ, негативно характеризующая осужденного. Исследовались показания свидетеля К со справкой о его судимости, что могло сформулировать негативное мнение о свидетеле, как о человеке, могущем дать ложные показания в пользу Мылова. Большинство следственных действий проведено следователем города , однако суд не проверил допустимость доказательств. Судом отказано в возобновлении судебного следствия и допросе свидетеля К , могущего дать показания об алиби Мылова. В судебном заседании государственный обвинитель поднимал вопросы совершения А преступления по другому делу, о способствовании этому Мылова, что сформировало негативное отношение к Мылову, при допросе свидетелей К С исследовались характеризующие данные, они негативно высказались о нем, а председательствующий это использовал в напутственном слове. Вопросный лист был сформулирован нечетко, громоздко. В напутственном слове председательствующий непосредственно указывал на виновность Мылова, оказал воздействие на присяжных заседателей корректировал вердикт. Вердикт принят не единогласно, в том числе о снисхождении, однако приговор был постановлен с самими жесткими санкциями, дополнительное наказание Мылову назначено без ссылки на ст. 47 УК РФ, неконкретное;

осужденный Ярцев просит приговор суда отменить Указывает, что было нарушено его право на защиту. При задержании у него не было адвоката, в дальнейшем адвокаты менялись около 10 раз. К нему применялись незаконные методы следствия, под воздействием которых он оговорил себя и Мылова Он не знает, почему в судебном заседании сменили адвоката, при этом вновь назначенному адвокату Ефанкову для ознакомления с делом предоставили 1 час вместо запрашиваемых 7-10 дней, в связи с чем не было возможности для подготовки к процессу. В судебном заседании исследовались данные оперативно-розыскных мероприятий, переписка по электронной почте без разрешения суда являющихся недопустимыми доказательствами, свидетели обвинения подвергались приводу, а свидетели защиты даже при явке не допрашивались. Государственный обвинитель в своем заявлении употреблял юридические термины и понятия в присутствии присяжных заседателей, заявлял, что непосредственно взяткодателем являлся А . В напутственном слове председательствующий делал выводы, выразил свое мнение по поставленным вопросам, произнес фразу, идущую в разрез с беспристрастностью, сказал, что «сомнения должны быть разумными и неустранимыми», что обвиняемый может говорить любые версии. Ответы присяжных заседателей были в формулировке предписанной председательствующим, который дважды возвращал присяжных в совещательную комнату для исправлений. Сам председательствующий удалялся в совещательную комнату для проверки вердикта. Не учтено, что он не должностное лицо и не является субъектом преступления;

осужденная Сахаровская просит приговор суда отменить дело прекратить, утверждает о своей невиновности. Указывает, что в ходе судебного разбирательства председательствующий нарушил принцип состязательности, проявил обвинительный уклон разрешил государственному обвинителю зачитать справку из ФСБ которая содержала характеризующий материал. Вопросы относительно ее действий председательствующим сформулированы сложно, они противоречат показаниям свидетелей. В напутственном слове председательствующий проявил необъективность, оно противоречит показаниям допрошенных лиц, не соответствует формулировке обвинения о сумме взятки, при этом председательствующий умолчал о деньгах, распределенных между осужденными Шелеховым и Фроловым. За основу председательствующий взял показания А на предварительном следствии, от которых тот отказался. Присяжные заседатели нарушили порядок совещания, так как первоначально ими был постановлен оправдательный вердикт, затем председательствующий без учета мнения сторон указал коллегии какие изменения надо внести в вердикт. На вынесение вердикта повлияли доказательства, исследованные в суде - сообщение представленное Шелеховым в суд, показания специалиста о возможных способах появления сообщения. Вердикт и приговор основан на предположениях, противоречит фактическим обстоятельствам дела;

адвокат Никитенко С.Н. в защиту Сахаровской просит приговор суда изменить, смягчить наказание с учетом молодого возраста, положительных характеристик, наличие хронического заболевания, нахождения под стражей свыше 1 года, вердикта коллегии присяжных заседателей о снисхождении. В дополнительной жалобе просит приговор суда отменить, дело прекратить. Указывает, что А дал ложные показания, но они были положены судом в основу обвинения и напутственного слова председательствующего, который воздействовал на присяжных заседателей, ввел их в заблуждение. В судебном заседании в присутствии присяжных заседателей были оглашены характеризующие данные на Сахаровскую, справка ФСБ. При формулировании вопроса № 1 не были учтены замечания стороны защиты. Вопросный лист после внесения изменений был представлен только присяжным, а не сторонам Председательствующий оказал давление на присяжных заседателей потребовал привести в соответствие ответы на вопрос № 1 с ответами на вопросы № № 10, 13, хотя они касались других подсудимых, и через полтора часа присяжные заседатели вынесли другой вердикт, отличный от первого. Не учтено, что Сахаровская не являлась должностным лицом, не было доказано исполнение Сахаровской заведомо незаконных действий, в связи с чем уголовный закон применен неправильно. Назначенное наказание является чрезмерно суровым, не учтены положительные данные о личности, вердикт присяжных заседателей о снисхождении.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Чумичев А.В. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Мылова, Ярцева и Сахаровской в совершении инкриминированного каждому указанного в приговоре суда преступления.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе осужденного Мылова о том, что дело незаконно рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству осужденной Сахаровской, которая не имела права этого делать согласно ч. 3 ст. 31 УПК РФ, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из материалов дела и протокола предварительного слушания следует, что ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей было заявлено самим осужденным Мыловым (т. 9, л.д. 25, 175, т. 11, л.д. 56). С учетом этого, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 325 УПК РФ, заявление осужденной Сахаровской, обвинявшейся по этому же делу в преступлении, которое неподсудно суду с участием присяжных заседателей, не имело значения для определения формы судопроизводства.

Данных о том, что уголовное дело было возбуждено незаконно, о чем указывает в своей жалобе адвокат Мусатов С.А., в нет. Постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено на основании рапорта об обнаружении признаков преступления данное постановление не отменялось (т. 1, л.д. 18-19).

Что касается доводов осужденного Мылова относительно обвинительного заключения, то из материалов дела следует, что требования ч. 2 ст. 265 УПК РФ о том, что судебное разбирательство дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, судом выполнены. Обвинительное заключение утверждено заместителем прокурора города Москвы 6 июня 2008 года, копия обвинительного заключения была вручена Мылову 7 июня 2008 года предварительное слушание проведено 23-24 июня 2008 года судебное разбирательство начато 7 июля 2008 года (т. 10, л.д. 1, 372, т. И, л.д. 52-68, т. 12, л.д. 3).

Нет также данных о нарушении право на защиту осужденных Мылова и Ярцева.

Доводы в кассационной жалобе осужденного Мылова о том что на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого участвовали другие адвокаты, а не адвокат Некрасов, или адвокаты вообще не участвовали, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из материалов дела следует, что на предварительном следствии в защиту интересов Мылова адвокаты участвовали по назначению. Так, Мылов был допрошен 30 июня 2007 года в качестве подозреваемого с участием адвоката Абдурахмановой А.А. 9 июля 2007 года ему было предъявлено обвинение с участием адвоката Орловой Л.С., в отношении которой он заявил отказ ходатайствовал об участии адвоката Коба Д.Г., но в связи с болезнью и нахождению на санаторно-курортном лечении адвоката Коба Д.Г. к участию в деле по ходатайству Мылова был допущен адвокат Некрасов А.И. 18 сентября 2007 года Мылову было предъявлено обвинение и он допрошен в качестве обвиняемого с участием адвоката Коба Д.Г. 15 февраля 2008 года Мылову было предъявлено новое обвинение и он был допрошен с участием адвоката Долженкова В.Н. Адвокаты Коба Д.Г. и Некрасов А.И были извещены следователем дважды, но не явились. В дальнейшем на предварительном следствии участвовал адвокат Ибрагимов Р.Б и с его участием Мылов был ознакомлен с материалами уголовного дела. Заявлений об отказе от защитника от Мылова не поступало. На предварительном слушании Мылов заявил отказ от адвоката Ибрагимова Р.Б., ходатайствовал о допуске адвоката Долматова Е.В., данное ходатайство председательствующим было удовлетворено (т. 8, л.д. 1-5, 19-44, 55-70, 71-87, т. 9, л.д. 20-47, т. 11, л.д. 53).

Что касается доводов в жалобе осужденного Мылова об участии в судебном заседании адвоката Соломатина П.И. и проведения 15 августа 2008 года судебного заседания без адвоката Долматова ЕВ., то из протокола судебного заседания следует, что 5 августа 2008 года адвокат Долматов Е.В. в судебное заседание не явился и о причинах неявки не сообщил, в связи с чем судебное заседание было отложено на 7 августа 2008 года, и в этот день поступил факс о том, что адвокат Долматов Е.В. болен, судебное заседание было отложено на 11 августа 2008 года. С учетом особенностей рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей и с целью исключения в дальнейшем срывов в судебном заседании, судом был назначен адвокат Соломатин П.И., который в судебном заседании 11 августа заявил, что готов к участию в деле без отложения судебного разбирательства, что беседу с подсудимым проведет во время перерыва, против чего Мылов не возражал. В тот же день явился и продолжил свое участие в судебном заседании адвокат Долматов Е.В. 12 августа 2008 года коллегией присяжных заседателей в отношении Мылова был вынесен обвинительный вердикт, объявлен перерыв до 15 августа 2008 года, адвокат Долматов Г.В. не явился на обсуждение последствий этого вердикта, Мылов заявил, что он не возражает против продолжения судебного заседания в отсутствие адвоката Долматова Е.В поскольку его интересы защищает адвокат Соломатин П.И. (т. 13, л.д. 116-160).

Несостоятельными являются и доводы в жалобе осужденного Ярцева о том, что при задержании у него не было защитника, что ему около 10 раз меняли защитников.

Из материалов дела следует, что в защиту Ярцева адвокаты на предварительном следствии участвовали по назначению. Ярцев после задержания был 30 июня и 3 июля 2007 года допрошен в качестве подозреваемого с участием адвоката Чайкина К.С., с ним проведены другие следственные действия, а 1 июля 2007 года дополнительно с участием адвоката Борщ А.В., против их участия Ярцев не возражал. По письменному заявлению Ярцева к участию в деле сначала была допущена адвокат Ярковская А.П., а затем также по письменному заявлению Ярцева был допущен адвокат Максимов И.Ю. В связи с тем, что 15 февраля 2007 года адвокат Максимов И.Ю. не явился, допрос Ярцева в качестве обвиняемого с его согласия был проведен с участием адвоката Рубахина С.А., который в дальнейшем постоянно принимал участие на предварительном следствии до его окончания и с участием этого адвоката Ярцев был ознакомлен с материалами дела (т. 7, л.д. 92-172, т. 9, л.д. 54-99).

На предварительное слушание адвокат Рубахин С.А. не явился, Ярцев заявил, что он не возражает об участии по назначению адвоката Сыщикова В.А. (т. 11, л.д. 54).

Из протокола судебного заседания следует, что судебное заседание было начато 7 июля 2008 года с участием адвоката Сыщикова В.А., однако он не явился 14 июля 2008 года в судебное заседание. По назначению в судебном заседании с этого дня с согласия Ярцева постоянно принимал участие адвокат Ефанков А.А Вопреки доводам в жалобе осужденного Ярцева о том, что якобы адвокат Ефанков А.А. просил для ознакомления с материалами дела 7-10 дней, из записи в протоколе судебного заседания следует, что адвокат Ефанков А.А. заявил, что с материалами дела ознакомлен в достаточном объеме для участия без отложения судебного разбирательства. По просьбе Ярцева в судебном заседании был объявлен перерыв на 1 час для общения с адвокатом, после перерыва Ярцев и адвокат Ефанков А.А. подтвердили свою готовность к продолжению судебного заседания (т. 12, л.д. 3-57).

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Мылова, из протокола судебного заседания следует, что при опросе кандидатов в присяжные заседатели, как сторона обвинения, так и сторона защиты не делали каких-либо заявлений о порядке опроса кандидатов в присяжные заседатели, о несогласии с вопросами которые задавались кандидатам в присяжные заседатели. Данных о том, что кандидат в присяжные заседатели № , на которого ссылается в своей жалобе осужденный Мылов, имел непогашенную судимость, в материалах дела нет. О том, что мать этого кандидата в присяжные заседатели работает в милиции, он сообщил при опросе Никто из участников судебного разбирательства, в том числе и Мылов, не заявили возражений об оставлении данного кандидата в списке, а в дальнейшем не заявили ему мотивированного или немотивированного отвода. Аналогично кандидат в присяжные заседатели № , на которого ссылается в жалобе осужденный Мылов, при опросе стороной защиты не скрыла, что имеет юридическое образование, и этому кандидату в присяжные заседатели также не было заявлено отводов, в том числе и Мыловым. Кроме этого, по результатам отбора эти кандидаты в присяжные заседатели хотя и были включены в состав коллегии под № № и , однако они не принимали участия в вынесении вердикта так как оба не явились в судебное заседание 4 августа 2008 года (т. 12, л.д. 7-20, т. 13, л.д. 102).

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено на основе принципа состязательности установленного ст. 15 УПК РФ, с учетом требований ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, ст. 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей, ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства. Все представленные сторонами доказательства заявленные сторонами ходатайства, разрешены председательствующим в установленном законом порядке. После этого председательствующий поставил на обсуждение сторон вопрос о возможности окончания судебного следствия в пределах исследованных доказательств, от участников судебного разбирательства, в том числе со стороны осужденного Мылова возражений не поступило. Данных о том, что председательствующий запретил осужденному Мылову заявлять ходатайства, представлять доказательства, нет. Все его ходатайства в том числе на которые он ссылается в жалобе, были рассмотрены Высказывание осужденным Мыловым претензий по ходу судебного разбирательства председательствующим были правильно пресечены с учетом требований ст. 258 УПК РФ, определяющей меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании (т. 13, л.д. 41,58-59,133).

Не может судебная коллегия согласиться с доводами в жалобах осужденных Мылова, Ярцева, Сахаровской, адвоката Мусатова С.А. о допущенных, по их мнению, нарушениях уголовно процессуального закона в ходе судебного следствия, в частности относительно времени содержания Сахаровской под стражей выступления государственного обвинителя во вступительном заявлении, разрешения ходатайства об отводе государственного обвинителя, допроса осужденного Ярцева, свидетеля З Г , З , Ш , Б , об исследовании показаний свидетелей С , К , данных о личности осужденного Мылова, свидетеля К , информации о судимостях свидетелей, карточки учета, декларации о доходах информации Шелехова, прекращения реплик после речей сторон в прениях, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что вступительное заявление государственным обвинителем сделано в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 335 УПК РФ. Время задержания Сахаровской сообщила она сама при допросе стороной защиты до вопроса суда. Заявление об отводе государственного обвинителя разрешено в соответствии с требованиями ст. 66 УПК РФ. Свидетель З допрашивался в отсутствие присяжных заседателей по вопросу допустимости доказательства. Сведений о том, что в присутствии присяжных заседателей исследовались данные о личности осужденного Мылова, формировалось негативное отношение к Мылову, данные о судимости свидетеля К , других свидетелей, нет. Стороны лишь проверяли должностные обязанности Мылова, в том числе связанные с вопросом приема на работу. Осужденный Ярцев был удален из зала суда в связи с нарушением порядка в судебном заседании в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 258 УПК РФ. Свидетели Г , З были допрошены по списку и в отношении их допроса не поступило никаких возражений от сторон Явившийся в суд свидетель Ш был допрошен сторонами по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 271 УПК РФ. Свидетель Б

правильно была допрошена сторонами в отсутствие присяжных заседателей для проверки вопроса относимости доказательства, а в связи с тем, что показания свидетеля не относились к фактическим обстоятельствам дела, председательствующим обоснованно было отказано в допросе этого свидетеля с участием в присутствии присяжных заседателей, и в дальнейшем никаких заявлений ходатайств относительно данного вопроса у участников процесса, в том числе со стороны защиты, не было. Не относились к фактическим обстоятельствам дела карточка учета и декларация о доходах, в связи с чем они также не были исследованы с участием присяжных заседателей. Показания свидетелей С в связи с болезнью, и К в связи с нахождением в другой стране оглашены по ходатайству стороны обвинения с согласия стороны защиты, никаких заявлений или ходатайств после этого не поступило. Оснований для прекращения реплик сторон и возобновления судебного следствия по реплике осужденного Ярцева о необходимости повторного вызова свидетеля К у председательствующего не было. СМС сообщение, им у осужденного Шелехова, было исследовано по ходатайству адвоката Долматова Е.В. (т. 12, л.д. 25-32, 58-64, 73-81, 85-89, 167-168, 209, 213, т. 13, л.д. 11-12, 33, 55-56, 65-69, 84-85, 93-99, 122, 152).

Доводы осужденного Мылова о том, что председательствующий не спросил его, понятно ли ему обвинение не могут служить основанием к отмене приговора суда, поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 325 УПК РФ защитник подсудимого Мылова адвокат Долматов Е.В. высказал согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению. После этого свое отношение к обвинению высказал сам подсудимый Мылов, который обратился к присяжным заседателям заявил, что он не виновен и не совершал инкриминируемого ему преступления, не делал в судебном заседании никаких заявлений относительно данного вопроса (т. 12, л.д. 32-34).

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

У председательствующего не было оснований для признания недопустимыми доказательствами материалов оперативно розыскных мероприятий, ряда протоколов следственных действий на которые имеются ссылки в жалобах осужденных и адвоката Мусатова С.А.. Нарушений требований уголовно-процессуального закона не допущено, выводы председательствующего подробно мотивированы в постановлениях. Что касается справки ФСБ РФ, то она оглашалась по ходатайству стороны обвинения в связи с показаниями осужденной Сахаровской для установления сведений о времени поступления на работу, при этом лишь в части, не касающейся характеризующих данных о личности. Каких-либо возражений, заявлений после этого от кого-либо из участников судебного разбирательства не поступило. При этом адвокат Мусатов С.А., указывая в своей кассационной жалобе о том, что большинство следственных действий проведено следователем города , но суд не проверил допустимость доказательств, не конкретизирует какие именно доказательства, по его мнению являлись недопустимыми (т. 13, л.д. 9-11, 39-50, 92, 102, 103, т. 14, л.д. 1-4).

Прения сторон, реплики и последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 293, 336, 337 УПК РФ.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Доводы в жалобах о нарушении прав при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями являются несостоятельными, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что все вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе №, , ,

на которые имеются ссылки в жалобах, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 252, 338, 339 УПК РФ.

Замечания и предложения сторон по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы, были сформулированы в окончательном варианте в отношении каждого из подсудимых в соответствии с предъявленным каждому из них обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон. Вопросный лист оглашен в присутствии присяжных заседателей и передан их старшине Данных о том, что в вопросы не были включены какие-либо действия, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения нет. Время и место в вопросах указаны в соответствии с предъявленным обвинением. Нет также данных о том, что вопросы были громоздкими и сложными для присяжных заседателей (т. 13, л.д. 155-159).

Доводы адвоката Никитенко С.Н. о необходимости отмены приговора в связи с тем, что вопросный лист после внесения изменений был представлен только присяжным, а не сторонам противоречат требованиям ч. ч. 4, 5 ст. 338 УПК РФ, в соответствии с которыми судья в совещательной комнате окончательно формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, подписывает вопросный лист, оглашает в их присутствии вопросный лист и передает его старшине.

Доводы в жалобах осужденного Мылова о том, что первоначальный вердикт в отношении него был оправдательный, но председательствующий возвратил коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату, осужденного Ярцева о том, что ответы присяжных заседателей были в формулировке предписанной председательствующим, осужденной Сахаровской о том, что присяжные заседатели нарушили порядок совещания, так как первоначально был постановлен оправдательный вердикт, затем председательствующий без учета мнения сторон указал, какие изменения надо внести, адвоката Мусатова С.А. о том, что председательствующий оказал воздействие на присяжных заседателей, корректировал вердикт, адвоката Никитенко С.Н. о том, что председательствующий оказал давление на присяжных заседателей, под воздействием чего они вынесли другой вердикт отличный от первого, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела, не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что в нем отсутствуют какие-либо сведения об указанных в жалобах обстоятельствах. Председательствующий предложил возвратиться коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату всего один раз в связи с неясностью и противоречивостью вердикта, после чего вердикт был провозглашен (т. 13, л.д. 159-160).

Указанные действия председательствующего соответствовали требованиям ст. 345 УПК РФ, определяющей порядок вынесения вердикта. Удаление председательствующего в совещательную комнату для проверки вердикта, на что ссылается в своей жалобе осужденный Ярцев, уголовно-процессуальным законом не запрещено.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 11, л.д. 192-213).

Доводы в кассационных жалобах осужденных Мылова Ярцева, Сахаровской, адвокатов Мусатова С.А., Никитенко С.Н. о необъективности председательствующего в напутственном слове являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Так, доводы о том, что председательствующий неполно привел ряд указанных в жалобах доказательств, противоречат требованиям п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ о том, что председательствующий лишь напоминает об исследованных в суде доказательствах. Данных о том, что председательствующий не напомнил о каком-либо исследованном в суде доказательстве, нет.

Доводы в кассационной жалобе осужденного Мылова о том что в напутственном слове председательствующий сказал, что должность Мылова приравнена к генеральской, сослался на Положение о Минэкономразвитии РФ, хотя этот документ не исследовался, что могло вызвать предубеждение присяжных заседателей, противоречат материалам дела. В том числе, из текста напутственного слова следует, что председательствующий при напоминании исследованных в суде доказательств, обоснованно напомнил присяжным заседателям о том, что должностное положение в Минэкономразвитии РФ Мылова определено оглашенными в их присутствии в судебном заседании документами что приказом Мылову был присвоен квалификационный разряд, при этом сослался на показания самого Мылова о том, что это приравнивается к генеральской должности.

В материалах дела нет данных, на которые указывают в своих кассационных жалобах адвокаты Мусатов С.А. и Никитенко С.Н. о том, что якобы в напутственном слове председательствующий непосредственно указывал на виновность Мылова, использовал негативные высказывания в показаниях свидетелей К и С , что якобы в основу напутственного слова председательствующего положил ложные показания А , воздействовал на присяжных заседателей ввел их в заблуждение. Из текста напутственного слова следует, что председательствующий разъяснил присяжным заседателям основные правила оценки доказательств в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 340 УПК РФ, в том числе и показаний свидетелей.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Ярцева, из текста напутственного слова следует, что в соответствии с указанным уголовно-процессуальным законом, председательствующий правильно разъяснил присяжным заседателям сущность принципа презумпции невиновности, определенного ст. 14 УПК РФ, в том числе о порядке толковании сомнений в виновности обвиняемого в его пользу.

Приговор постановлен председательствующим согласно требований ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно, оснований для переквалификации действий кого-либо из осужденных по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия не находит.

При назначении наказания осужденным Мылову, Ярцеву Сахаровской судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого из них данные о личности каждого, все смягчающие обстоятельства, в том числе и указанные в жалобах, вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении осужденной Сахаровской. Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре. Оснований для признания назначенного основного наказания несправедливым вследствие строгости, не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия, соглашаясь с доводами в кассационных жалобах, находит, что в отношении осужденных Мылова и Ярцева в части назначения дополнительных наказаний приговор суда следует изменить.

В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

По смыслу данного закона в таком случае в резолютивной части приговора суда должна быть ссылка на этот уголовный закон указан конкретный характер должности, связанной с осуществлением конкретных функций: представителей власти, или с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий.

Из приговора суда следует, что требования указанного закона судом не выполнены. В резолютивной части приговора отсутствует ссылка на ст. 47 УК РФ, дополнительное наказание неконкретное лишь указано, что Мылову и Ярцеву назначено «лишение права занимать должности в органах государственной власти и муниципального образований». Из материалов дела также следует что 24 апреля 2009 года судьей вынесено постановление о том, что дополнительное наказание осужденным Мылову и Ярцеву считать назначенным каждому в соответствии со ст. 47 УК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит необходимым исключить из приговора суда указание о назначении осужденным Мылову и Ярцеву указанного дополнительного наказания. Кроме этого, необходимо исключить указание о лишении осужденных Мылова и Ярцева квалификационного разряда « », поскольку ст. 48 УК РФ предусматривает лишь лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

\4

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 18 августа 2008 года в отношении Мылова А Н и Ярцева Г В изменить, исключить указание о назначении каждому дополнительных наказаний в виде лишения права занимать должности в органах государственной власти и муниципального управления на 3 года, и лишения на основании ст. 48 УК РФ квалификационного разряда «».

В остальном этот же приговор суда в отношении Мылова А Н и Ярцева Г В , а также Сахаровской Е Ю оставить без изменения кассационные жалобы - без удовлепЬрения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 66 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта