Информация

Решение Верховного суда: Определение N 205-АПУ16-13 от 02.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 205-АПУ16-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 июня 2016 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Воронова А.В.,

судей Дербилова О. А.,

Сокерина С.Г.,

при секретаре Замолоцких В.А.

с участием военного прокурора 4 управления Главной военной прокуратуры

Бойко СИ., осужденных Плиева В.Д., Тибилова А.З., Хамицева О.Э.,

Сугарова Ч.И., Сидакова А.Я., Козырева Т.А. путем использования системы

видеоконференц-связи, их защитников - адвокатов Алексеева В.Г.,

Кокаева А.Т., Чижкова Н.Ю., Байкулова В.Б., Мирошниченко Д.Н.,

Калоева Р.В., Чупринина Г.В. (последние двое - путем использования системы

видеоконференц-связи) рассмотрела в открытом судебном заседании

уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Хамицева О.Э.,

Тибилова А.З., защитников - адвокатов Алексеева В.Г., Мирошниченко Д.Н.,

Евсюковой Е.А., Холтобиной Н.И., Леманской О.Ф., Мамедова Д.Р.,

Байкулова В.Б., Чайкиной И.В., Кокаева А.Т., Раматова И.И., Чижкова Н.Ю.,

Петухова В.К., Чупринина Г.В., Калоева Р.В. на приговор Северо-Кавказского

окружного военного суда от 2 сентября 2015 года, согласно которому

Плиев В Д

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 5 лет, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 12 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по п. «а ч. 3 ст. 111 УК РФ на срок 8 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ) на срок 6 лет; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на срок 2 года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - к лишению свободы на срок 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений; кроме того, Плиев В.Д осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год, с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства; по ч. 2 ст. 326 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год 6 месяцев, с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства; по ч. 1 ст. 228 УК РФ к штрафу в размере 20000 рублей, с освобождением от данных наказаний в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

Тибилов А З

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 5 лет, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 12 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по п. «а ч. 3 ст. 111 УК РФ на срок 8 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ) на срок 5 лет; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на срок 2 года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - к лишению свободы на срок 22 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений; кроме того, Тибилов А.З. осужден по ч. 1 ст. 167 УК РФ по эпизоду от 19 мая 2013 г. к исправительным работам на срок 1 год, с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства, по эпизоду от 12 июня 2013 г. - на срок 1 год 6 месяцев с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства, с освобождением от данных наказаний в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

Хамицев О Э,

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 6 лет, без штрафа и ограничения свободы; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 10 лет, без штрафа и ограничения свободы; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ пожизненно без ограничения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на срок 8 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 11 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ) на срок 5 лет; по п. «г ч. 2 ст. 112 УК РФ на срок 3 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ по эпизоду от 14 января 2011 г. сроком на 2 года, по эпизоду от 20 декабря 2011 г. сроком на 2 года 6 месяцев, по эпизоду от 22 августа 2012 г. сроком на 2 года 6 месяцев, а по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пожизненному лишению свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, без штрафа и ограничения свободы;

Сугаров Ч И ,

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 6 лет, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 10 лет без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 3 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 10 лет, с ограничением свободы на срок 1 год по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ) на срок 7 лет; по ч. 2 ст. 167 УК РФ по эпизоду от 22 августа 2012 г. на срок 2 года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - на срок 20 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений;

Сидаков А Я

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 5 лет, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 11 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по п. «а ч. 3 ст. 111 УК РФ на срок 8 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 10 лет, с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 228 УК РФ сроком на 3 года, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - на срок 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений; кроме того, Сидаков А.Я. осужден по ч. 2 ст. 326 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год 6 месяцев, с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства, с освобождением от данного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

Козырев Т А ,,

несудимый осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 5 лет, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 9 лет, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 12 лет с ограничением свободы на срок 1 год; по п. «а ч. 3 ст. 111 УК РФ на срок 8 лет, без ограничения свободы; по ч. 3 ст. 30, пп. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 10 лет, с ограничением свободы на срок 1 год; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ) на срок 5 лет; по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на срок 2 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ по эпизоду от 20 декабря 2011 г. на срок 2 года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ - на срок 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений; кроме того, Козырев Т.А. осужден по ч. 2 ст. 326 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год 6 месяцев, с удержанием из заработной платы 20 % в доход государства, с освобождением от данного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В приговоре разрешены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства дела содержание приговора, доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Плиева В.Д., Тибилова А.З., Хамицева О.Э., Сугарова Ч.И Сидакова А.Я., Козырева Т.А. и защитников - адвокатов Алексеева В.Г Кокаева А.Т., Чижкова Н.Ю., Байкулова В.Б., Мирошниченко Д.Н Калоева Р.В., Чупринина Г.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб выступления военного прокурора Бойко СИ., возражавшего против этих доводов и просившего оставить приговор без изменения, за исключением внесения изменения в части назначения Плиеву дополнительного наказания в виде ограничения свободы, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

По приговору Плиев, Тибилов, Хамицев, Сугаров, Сидаков и Козырев признаны виновными в участии в преступном сообществе (преступной организации) и в устойчивой вооруженной группе (банде).

Также они признаны виновными в совершении в составе преступного сообщества и банд следующих преступлений:

- Плиев, Тибилов, Хамицев, Сидаков, Козырев - в убийстве двух и более лиц, совершенном общеопасным способом, организованной группой, по найму сопряженном с бандитизмом, и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасном для жизни человека, совершенном общеопасным способом организованной группой;

- Плиев, Тибилов, Хамицев, Сугаров, Козырев - в незаконном хранении перевозке и ношении огнестрельного оружия, его основных частей боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенном организованной группой;

- Хамицев и Козырев - в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, совершенном организованной группой;

- Хамицев - в покушении на убийство двух лиц, совершенном общеопасным способом, организованной группой, по найму, сопряженном с бандитизмом;

- Сугаров, Сидаков, Козырев - в покушении на убийство, совершенном общеопасным способом, организованной группой, по найму, сопряженном с бандитизмом;

- Плиев, Тибилов, Хамицев, Козырев, Сугаров - в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, совершенном общеопасным способом;

- Плиев и Тибилов - в умышленном повреждении чужого имущества повлекшем причинение значительного ущерба;

- Плиев, Сидаков и Козырев - в использовании заведомо подложных государственных регистрационных знаков в целях совершения преступления совершенном организованной группой.

Кроме того, Плиев признан виновным в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в значительном размере, а Сидаков - в крупном размере.

Эти преступления, как установлено судом, совершены при следующих обстоятельствах.

Хамицев, Сугаров, Сидаков и Козырев с конца 2009 г., а Плиев и Тибилов - с ноября 2012 г. являлись участниками банд в составе преступного сообщества (преступной организации), действовавших на территории

(далее - ).

В период с ноября 2012 г. по 13 июня 2013 г. Плиевым и Тибиловым в составе банды и преступного сообщества (преступной организации) совершены следующие преступления.

25 ноября 2012 г., выполняя отведенную ему роль в заранее согласованном плане совершения преступления, Плиев занял позицию на обочине автомобильной дороги « » в районе с.

с целью отслеживания автомобиля под управлением К которого участники банды намеревались убить. Около 18 часов того же дня Плиев сообщил иным участникам банды о проезде автомобиля К в направлении г. после чего те, вооружившись автоматами Калашникова, оснащенными приборами для бесшумной стрельбы выдвинулись на автомобиле под управлением Тибилова на заранее выбранную для нападения позицию. Примерно через 30 минут после получения сообщения Плиева иные трое участников банды расстреляли из автоматов автомобиль под управлением К . В результате совместных действий Плиева, Тибилова и иных участников банды К был убит, а находившейся в автомобиле пассажирке С был причинен тяжкий вред здоровью. Кроме того, в результате указанных действий был поврежден автомобиль, что повлекло причинение потерпевшей С значительного ущерба на сумму 72 453 рубля.

В апреле 2013 г. Тибилов дал согласие участвовать в составе банды в убийстве Л Выполняя отведенную ему роль, Тибилов следил за Л в целях установления мест его возможного пребывания. 19 мая 2013 г. иные двое участников банды, вооруженные пистолетом-пулеметом « », оснащенным прибором для бесшумной стрельбы, и пистолетом, в автомобиле с заведомо подложными государственными регистрационными знаками под управлением Тибилова прибыли к дому, возле которого находился автомобиль Л Дождавшись, когда Л вышел из дома и сел в свой автомобиль, один из участников банды расстрелял его. В результате совместных действий Тибилова и других участников банды Л был убит, а автомобиль поврежден, чем собственнику - потерпевшему Л был причинен значительный ущерб на сумму 127 239 рублей.

11 июня 2013 г. Тибилов и Плиев дали согласие участвовать в составе банды в убийстве Т после чего в тот же день следили за последним с целью выяснения возможных маршрутов его движения на автомобиле. Утром 12 июня 2013 г., выполняя отведенную им роль в заранее согласованном плане убийства, Плиев занял позицию недалеко от п г. , а Тибилов - возле санатория « » по пр. в г. , ожидая проезда автомобиля под управлением Т чтобы предупредить об этом иных участников банды и преследовать его. Не дождавшись, около 17 часов того же дня Плиев и иной участник банды заняли с идентичной целью другую позицию возле кафе на пр. в г Заметив автомобиль Т , они сообщили об этом иным участникам банды и стали его преследовать, однако затем потеряли его из поля зрения, о чем известили сообщников. После этого иные участники банды прибыли на автомобиле с заведомо подложным государственным регистрационным знаком к дому № по ул. в г. , где по их предположению мог находиться Т . Дождавшись прибытия автомобиля под управлением последнего, один из участников банды, исполняя отведенную ему роль расстрелял Т из автомата Калашникова. В результате совместных согласованных действий Плиева, Тибилова и других участников банды Т был убит, а автомобиль поврежден, чем собственнику потерпевшей Б был причинен значительный ущерб на сумму 242 958 рублей. После совершения преступления Плиев по указанию руководителя банды увез три автомата Калашникова и оставшиеся боеприпасы с целью их сокрытия. Автоматы он спрятал в частном домовладении родственников, распилив на несколько частей использованный для убийства Т , а боеприпасы выбросил.

При задержании Плиева 17 июня 2013 г. в ходе личного досмотра у него было обнаружено и изъято наркотическое средство - гашиш общей массой 2,8 грамма, то есть в значительном размере, которое он незаконно хранил без цели сбыта.

В период с 2010 г. по 13 июня 2013 г. Хамицевым, Козыревым Сидаковым и Сугаровым в составе банды и преступного сообщества (преступной организации) совершены следующие преступления.

В декабре 2010 г. Хамицев дал согласие участвовать в составе банды в убийстве Б Исполняя отведенную ему роль, Хамицев совместно с руководителем банды установил, что Б ежедневно между 21 часом 30 минутами и 22 часами 30 минутами приезжает к домовладению № по ул. в с. района . 14 января 2011 г Хамицев и руководитель банды, вооруженные автоматами с приспособлениями для бесшумной стрельбы, прибыли на автомобиле к указанному домовладению и заняли позицию. Дождавшись приезда автомобиля под управлением Б они расстреляли его из автоматов. В результате совместных действий Хамицева и руководителя банды Б и Б также находившийся в автомобиле, были убиты, а машина повреждена, чем собственнику Б был причинен значительный ущерб на сумму 131 680 рублей.

В конце сентября - начале октября 2011 г. Хамицев дал согласие участвовать в составе банды в убийстве Х Исполняя отведенную ему роль, Хамицев и руководитель банды осуществляли скрытое наблюдение за Х с целью выяснения, места его проживания, времени возвращения домой, графика маршрутов его ежедневных передвижений, автомобилей которыми он пользуется. 13 октября 2011 г. Хамицев и руководитель банды вооруженные пистолетами, оснащенными приборами для бесшумной стрельбы прибыли на автомобиле к дому № по пр. в г Дождавшись Х , руководитель банды расстрелял его из пистолета, а находившийся рядом Хамицев, согласно отведенной ему роли, обеспечивал беспрепятственное совершение преступления. В результате совместных действий Хамицева и руководителя банды Х был убит. После этого они скрылись с места происшествия с оружием. Использованный при убийстве пистолет был впоследствии уничтожен Хамицевым по указанию руководителя банды.

В конце октября - начале ноября 2011 г. Хамицев дал согласие участвовать в составе банды в убийстве Д В. В процессе подготовки к преступлению Хамицев и руководитель банды установили, на каком автомобиле ездит Д , а также график и маршрут его передвижения. 20 декабря 2011 г. на конспиративной квартире руководитель банды встретился с Хамицевым и Козыревым, который также дал согласие участвовать в преступлении. Согласно отведенной ему роли, Козырев следил за Д и должен был сообщить Хамицеву и руководителю банды по рации о его выезде из ресторана « », расположенного по ул. шоссе д. в г. В это время Хамицев и руководитель банды вооруженные автоматами, заняли позицию в лесопосадке в районе станции АЗС « » по ул. шоссе в г. . Получив сообщение по рации от Козырева о выезде Д и дождавшись приближения автомобиля под управлением последнего, они расстреляли его. В результате совместных действий Хамицева, Козырева и руководителя банды Д был убит. В это же время под обстрел попал автомобиль под управлением К которому в результате огнестрельного ранения был причинен вред здоровью средней тяжести. Кроме того, были повреждены автомобили, чем потерпевшим - собственникам Ц был причинен значительный ущерб на сумму 450 849 рублей, а З - на сумму 10 265 рублей. Использованные при совершении преступления автоматы были впоследствии уничтожены Хамицевым по указанию руководителя банды.

В июле 2012 г. Хамицев и Сугаров согласились в составе банды участвовать в убийстве Б Согласно отведенным ролям, они должны были после изучения графика и маршрутов передвижения Б убить его выстрелами из пистолетов. 22 августа 2012 г., вооружившись пистолетами, оснащенными приборами для бесшумной стрельбы, Хамицев и Сугаров прибыли на автомобиле на заранее определенное место в районе

городка в г. . Дождавшись автомобиля под управлением Б , в котором также находилась К Хамицев произвел в него выстрелы из пистолета, а Сугаров не смог этого сделать ввиду отказа оружия. По не зависящим от Хамицева и Сугарова обстоятельствам преступление не было доведено ими до конца, поскольку Б в принял меры к самосохранению, а попавшей в сектор обстрела К пулей была причинена ссадина головы, не повлекшая вреда здоровью. Посчитав Б убитым, Хамицев и Сугаров скрылись с места преступления. Впоследствии использовавшиеся при совершении преступления пистолеты были уничтожены Хамицевым по указанию руководителя банды. В результате совместных действий Хамицева и Сугарова также был поврежден автомобиль Б чем ему был причинен значительный ущерб на сумму 110 883 рубля.

13 июня 2013 г. Хамицев, Козырев и Сидаков согласились в составе банды участвовать в убийстве Т на похоронах его брата Т убитого 12 июня 2013 г. членами другой банды с участием осужденных Плиева и Тибилова. Согласно распределенным ролям, Хамицев Козырев и руководитель банды должны были прибыть на автомобиле с уничтоженными идентификационными обозначениями и подложным государственным регистрационным знаком к домовладению Т в г. - , где Хамицев должен был расстрелять Т из автомата, а Козырев и руководитель банды - подстраховывать его и также произвести выстрелы в случае необходимости. Сидаков в это время должен был ожидать соучастников преступления в ином месте на другом автомобиле, а потом увезти их в с. района Реализуя общий умысел, Хамицев, Козырев и руководитель банды вечером 13 июня 2013 г. приехали к месту нахождения Т где Хамицев произвел в него выстрелы из автомата. В сектор обстрела попали также находившиеся рядом Т Т и П В результате указанных действий участников банды Т и П были убиты, а Т иТ был причинен тяжкий вред здоровью. Смерть двух последних потерпевших не наступила по не зависящим от нападавших участников банды обстоятельствам ввиду своевременно оказанной медицинской помощи. Посчитав, что они убили Т Хамицев Козырев и руководитель банды уехали в безлюдное место, где уничтожили автомобиль, а затем пешком с оружием пришли к месту, где их ожидал Сидаков на ином автомобиле. Однако в связи с появлением сотрудников полиции Хамицев, Козырев и руководитель банды решили не использовать данный автомобиль, а ушли пешком к домовладению Хамицева, спрятав по дороге оружие и боеприпасы. Сидаков, будучи замеченным, был задержан сотрудниками полиции. При этом в ходе осмотра автомобиля, которым он управлял, под водительским креслом было обнаружено наркотическое средство - гашишное масло общей массой 5,28 грамма, то есть в крупном размере.

Участие осужденных в преступном сообществе и бандах было пресечено в результате их задержания: Сидакова - 14 июня, Плиева - 17 июня, Тибилова - 1 октября, Хамицева и Сугарова - 11 декабря 2013 г.; Козырева - 4 февраля 2015 г.

В апелляционных жалобах осужденные Тибилов, Хамицев, защитники адвокаты Алексеев В.Г., Мирошниченко Д.Н., Евсюкова Е.А., Холтобина Н.И Леманская О.Ф., Мамедов Д.Р., Байкулов В.Б., Чайкин И.В., Кокаев А.Т Раматов И.И., Чижков Н.Ю., Чупрынин Г.В., Петухов В.К., Калоев Р.В выражают несогласие с приговором суда первой инстанции, считают его незаконным, необоснованным, несправедливым и просят его отменить.

Позиция осужденных и защитников, изложенная в апелляционных жалобах, заключается в следующем.

Защитники - адвокаты Алексеев В.Г и Раматов И.И. в апелляционных жалобах в интересах осужденного Плиева выражают мнение, что приговор является незаконным, необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, ввиду чего подлежащим отмене.

По мнению авторов апелляционных жалоб, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют материалам дела.

В дополнительной апелляционной жалобе защитник - адвокат Алексеев В.Г. указывает, что осуждение Плиева за участие в преступном сообществе и вооруженной преступной группе основано лишь на предположениях. По мнению адвоката, в приговоре не приведено доказательств, что Плиев знал о существовании такого сообщества, о его целях и задачах, не указано кем и каким образом он был в него привлечен, под чьим руководством находился. Не раскрыто в чем состояло его «активное» участие в нападениях и убийствах граждан. Отсутствуют доказательства, что Плиев давал свое согласие на участие в банде, а также совершал какие-либо противоправные действия в ее составе, будучи осведомленным, что он является ее членом. Не установлено судом и в чем выражалась сплоченность Плиева с участниками банды устойчивость его взаимоотношений с ними, знал ли он о наличии у членов банды оружия.

Ссылаясь в жалобе на показания свидетелей Д , Б Э , защитник полагает, что они полностью опровергают доказательства обвинения об участии Плиева в банде и преступном сообществе, указывая при этом, что эти доказательства в приговоре оценки не получили, как и показания потерпевшего Б , свидетелей С Г иС , в части противоречащей этой версии обвинения.

Далее в апелляционной жалобе защитник выражает свое несогласие с выводами суда о причастности его подзащитного к совершению убийств К иТ считая, при наличии существенных противоречий в показаниях свидетелей, которые судом были положены в основу приговора данных ими на предварительном следствии и в суде, в частности С выводы суда о виновности Плиева в этих преступлениях нельзя назвать объективными.

Также автор апелляционной жалобы обращает внимание, что в приговоре не приведены доказательства вины Плиева в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью С . В то же время из показаний С организатора покушения на К , усматривается, что ни он, ни исполнители преступления не знали о том, что в момент покушения в машине К находится его супруга, а значит, не имели умысла на причинение ей вреда здоровья.

Поскольку в приговоре не приведено доказательств того, что Плиеву было известно о похищенных государственных регистрационных знаках, а также о фактах их установки на другие транспортные средства, его обвинение в данном преступлении по мнению защитника несостоятельно.

Кроме того защитник полагает, что так как Плиев участником банды или преступного сообщества не являлся, вменение ему преступлений предусмотренных ст. 111, 167 и 326 УК РФ, совершенных членами банды и преступного сообщества, необоснованно и излишне.

Не оспаривая совершение Плиевым действий, связанных с перевозкой и хранением оружия, защитник указывает, что эти деяния совершены подзащитным в связи с угрозами со стороны С . Кроме того суд не учел, что Плиев фактически совершил добровольную выдачу оружия и боеприпасов и должен был быть освобожден от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ.

Ссылаясь на недопустимость доказательства - акта личного досмотра Плиева и изъятия наркотических средств, как полученного с нарушением закона, защитник утверждает об отсутствии бесспорных доказательств вины подзащитного в хранении наркотических средств.

По мнению автора апелляционной жалобы, при рассмотрении судом ходатайств стороны защиты суд допустил нарушения ст. 121, 122 и ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Постановления суда по итогам рассмотрения этих ходатайств нельзя признать законными, обоснованными и мотивированными. Ряд ходатайств которые суд должен был рассмотреть при принятии итогового судебного решения, остались нерассмотренными.

Кроме того, защитник полагает, что суд не установил с достаточной полнотой сведения о личности подсудимого, не учел наличие у него на

иждивении двух несовершеннолетних детей, семьи, положительные характеристики, наличие у его отца-пенсионера МВД тяжелых заболеваний, его участие в боевых действиях по урегулированию конфликта в Южной Осетии спортивные достижения, характеризующие его показания свидетелей и потерпевшего. В связи с изложенным защитник просит отменить приговор и оправдать его подзащитного.

В ходе судебного заседания суда апелляционной инстанции адвокат Алексеев заявил ходатайство о признании недопустимыми доказательствами оглашенных в суде первой инстанции показаний свидетелей Ч Д , К , заключения эксперта - почерковеда от 3 февраля 2014 г. и об исключении ссылок на них из приговора. Кроме того, защитник высказал мнение о неполноте судебного следствия, в связи с чем в целях проверки показаний свидетеля К заявил ходатайство об истребовании от оператора сотовой связи сведений о месте нахождения абонента К 17 июня 2013 г.

Осужденный Тибилов в своей апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным. Кроме того, он считает, что приговор является несправедливым, поскольку С Ч и Г также входившим в преступное сообщество и осужденным ранее, назначены меньшие сроки лишения свободы, несмотря на более активную роль в совершении преступлений. По мнению Тибилова, судом недостаточно учтены такие смягчающие наказание обстоятельства как признание им свое вины, активное способствование расследованию преступления, наличие малолетнего ребенка. В итоге Тибилов просит смягчить ему наказание до 12 лет лишения свободы.

Его защитник - адвокат Кокаев А.Т. в апелляционной жалобе указывает что считает приговор в отношении Тибилова незаконным и необоснованным просит его отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как полагает защитник, при вынесении приговора суд не устранил все имеющиеся в деле противоречия между показаниями потерпевшего, свидетелей и осужденного Тибилова.

Свидетели обвинения С иГ в суде показали, что Тибилов не обладал информацией о существовании других групп, занимающихся заказными убийствами, и отказался от предложения С участвовать в убийстве Т

По мнению защитника, суд не учел, что Тибилов, хотя и совершил несколько преступлений в составе банды, не обладал информацией о существовании преступного сообщества, а, следовательно, в нем участвовать не мог. В суде также не был доказан умысел его подзащитного на вступление такое сообщество. В этой связи защитник полагает, что в действиях Тибилова отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ.

По мнению защитника, суд не учел разъяснения, данные в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» об индивидуализации ответственности при назначении наказания лицам, виновным в бандитизме.

Кроме того суд не признал обстоятельствами, смягчающими наказание то, что Тибилов раскаялся в содеянном, признал вину и активно сотрудничал со следствием.

Осужденный Хамицев в апелляционной жалобе не соглашается с приговором и просит его отменить, указывая, что судом нарушен принцип состязательности и равенства сторон, поскольку судебное следствие велось с обвинительным уклоном.

Его защитник - адвокат Холтобина Н.И. в апелляционной жалобе полагает, что приговор является незаконным вследствие его суровости, просит изменить приговор, смягчив назначенное Хамицеву наказание.

В обоснование указывает, что суд не в полной мере учел при назначении наказания ее подзащитному следующие обстоятельства: деятельное раскаяние активное способствование расследованию, признание вины, поведение до совершения преступления, положительные характеристики с места жительства наличие на иждивении малолетних детей.

Адвокат Чижков Н.Ю. в своей апелляционной жалобе в интересах Хамицева, не оспаривая обоснованности его осуждения и правильности квалификации совершенных им преступлений, выражает сомнение в справедливости назначенного наказания в виде пожизненного лишения свободы. Ссылаясь на положения ст. 60, 63 УК РФ, адвокат указывает, что суд недостаточно учел признание им вины, раскаяние, отсутствие судимости в прошлом, наличие малолетних детей, участие в ликвидации осетино ингушского конфликта, помощь правоохранительным органам во время совершения террористического акта в г. . В итоге адвокат просит смягчить назначенное Хамицеву наказание.

Защитник - адвокат Леманская О.Ф. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сугарова полагает, что приговор является незаконным подлежащим отмене, а ее подзащитный оправданию за непричастностью к совершению преступлений.

Защитник полагает, что в суде не добыто доказательств участия ее подзащитного в банде и преступном сообществе. Об этом свидетельствуют последовательные показания Сугарова на предварительном следствии и в суде о его непричастности к вмененным ему преступлениям.

Кроме того, из показаний потерпевших Б и К на предварительном следствии и в суде следует, что они не видели Сугарова в числе лиц, совершивших на них нападение.

Защитник считает, что отсутствуют доказательства виновности Сугарова в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 222 УК РФ. Об этом свидетельствует то, что экспертизой не установлено наличие следов пальцев осужденного на каком-либо оружии, следов металлизации от него, не установлено следов продуктов выстрела на теле или одежде, ни один из свидетелей не дал показаний о наличии у Сугарова оружия. При проведении обыска в его жилище предметов запрещенных к обороту изъято не было.

При этом обвинение фактически основано только на показаниях Д , данных им на предварительном следствии. Однако в суде данный свидетель допрошен не был, в связи с чем сторона защиты была лишена задать ему вопросы в судебном разбирательстве. Поэтому защитник считает, что оглашенные протоколы показаний Д данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого, протоколы проверки показаний на месте с его участием, являются недопустимыми доказательствами.

Защитник - адвокат Чайкина И.В. в апелляционной жалобе в защиту осужденного Сугарова также указывает, что считает приговор незаконным необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом.

Как утверждает защитник, предъявленное Сугарову обвинение не нашло своего подтверждения в судебном заседании.

Суд в описательно-мотивировочной части приговора, указав о преступлениях, совершенных осужденным, в нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ не описал при каких обстоятельствах эти деяния были совершены.

В нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ приговор не содержит доказательств вины ее подзащитного в преступном сообществе и банде.

Что касается доказательств в обоснование вины Сугарова, на которые суд сослался в приговоре, то автор апелляционной жалобы ставит их под сомнение по следующим причинам.

По мнению защитника, не имелось законных оснований для оглашения в судебном заседании показаний свидетелей Д Д и С , данных ими на предварительном следствии, по основаниям ч. 4 ст. 281 УПК РФ, поскольку они к лицам, обладающим свидетельским иммунитетом не относились.

Также в связи с оглашением показаний этих лиц была нарушена ст. 240 УПК РФ, предусматривающая непосредственность и устность судебного разбирательства. Сторона защиты была лишена возможности задать вопросы допрашиваемым лицам, устранять возникающие противоречия в показаниях уточнять детали, исследуемых событий и в результате установить истину по делу. В связи с тем, что не были устранены противоречия между оглашенными показаниями Д ,Д ,С и показаниями подсудимых право последних на защиту было нарушено.

При таких обстоятельствах защитник полагает, что оглашенные в судебном заседании показания указанных выше лиц являются недопустимыми доказательствами.

Кроме того, показания Д ,Д иС голословны неопределенны, каких-либо фактов незаконных действий Сугарова, а также его участия в преступном сообществе или банде не содержат.

По мнению автора жалобы, приведенные в приговоре обстоятельства получения ее подзащитным денежных средств от Д , использование им предметов маскировки и специальной экипировки, занятия спортом обучение применению оружия и приобретение автомобилей на средства Д , выезды в для встречи с Г и другими членами преступного сообщества, сами по себе преступными не являются и не свидетельствуют о причастности Сугарова к преступному сообществу и банде.

В части осуждения Сугарова по ч. 3 ст. 222 УК РФ адвокат Чайкина И.В высказывает позицию, аналогичную приведенной в апелляционной жалобе адвоката Леманской О.Ф.

При этом она указывает, что показания свидетелей Т иК протокол осмотра территории домовладения К не свидетельствуют о причастности осужденного к незаконному обороту оружия.

По эпизоду покушения на убийство потерпевших Б иК защитник утверждает, что приведенные в приговоре доказательства: показания потерпевших в судебном заседании, показания свидетелей Г Г Г Г А К и Д протокол осмотра места происшествия, заключение судебно медицинской экспертизы о повреждениях, причиненных потерпевшей К заключение баллистических экспертиз от 7 февраля 2012 г. и от 20 сентября 2012 г., заключение эксперта-товароведа, показания обвиняемого Хамицева данные им в ходе предварительного следствия, и протокол проверки его показаний на месте, показания свидетеля Д , данные на предварительном следствии, протокол проверки показаний Д на месте происшествия, не подтверждают виновность Сугарова в этом преступлении, а лишь свидетельствуют об обстоятельствах стрельбы в определенном месте и в определенное время, определенными боеприпасами повлекшее причинение К повреждений без вреда для ее здоровья.

Показания Хамицева в судебном заседании относительно обстоятельств совершения преступления в отношении Б не опровергнуты другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

По утверждению автора апелляционной жалобы, умысла на совершение убийства Сугаров не имел, о чем свидетельствует то, что никаких выстрелов он не совершал, после осечки оружия имел реальную возможность его

перезарядить и произвести выстрелы, однако этого не сделал.

Не состоятельно обвинение Сугарова и в умышленном повреждении

чужого имущества общеопасным способом (ч. 2 ст. 167 УК РФ). В приговоре не

приведено ни одного доказательства виновности Сугарова в совершении

данного преступления.

При этом защитник обращает внимание на то, что хотя Сугарову производство выстрелов не вменялось, он признан виновным в причинении повреждений автомобиля Б общеопасным способом.

Кроме того, по мнению защитника, обстрел автомобиля потерпевшего не являлся совместными действиями Сугарова и Хамицева.

Не соглашается с приговором и в части назначенного ее подзащитному наказания, считая его несправедливым вследствие суровости.

На основании изложенного просит приговор в отношении Сугарова отменить, а его оправдать на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Защитник - адвокат Байкулов В.Б. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сугарова также полагает, что приговор является незаконным необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовно процессуального закона. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании. Просит приговор в отношении Сугарова отменить, а его оправдать.

Ссылаясь на показания Хамицева, данные им в суде, защитник обращает внимание на имеющиеся противоречия между ними и показаниями Хамицева на предварительном следствии, которые судом положены в основу приговора.

По мнению защитника не доверять этим показаниям у суда оснований не было.

Не указано в приговоре, по каким основаниям суд отверг показания Хамицева о том, что в Сугаров ездил на операцию, а не на встречу с лидерами преступного сообщества.

Также судом допущена ошибка в изложении показаний Хамицева по эпизоду покушения на Б , в той части, где он поясняет, что он «сварил несколько патронов калибра 9 мм, а не «заварил» их, как указано в приговоре.

Защитник считает несостоятельными показания Хамицева, положенные судом в основу приговора, что он и Сугаров в 2009 г. по предложению руководителя банды вступили в преступное сообщество.

Такой вывод, по мнению защитника, следует из того, что руководитель банды Д , будучи на 10 лет младше Сугарова, не мог ему сделать такое предложение, так как авторитет последнего намного выше среди односельчан.

Далее автор апелляционной жалобы указывает, что показания Д , Д и С , данные ими в ходе предварительного следствия не могли быть оглашены в суде, поскольку отказ этих лиц от показаний в суде в качестве свидетелей был незаконен.

Суд необоснованно квалифицировал действия Сугарова по ч. 2 ст. 167 УК РФ, так как не добыто доказательств, что он произвел хотя бы один выстрел, у него в ходе следствия не было изъято ни оружия, ни боеприпасов, отсутствуют и доказательства, что своими действиями он причинил ущерб здоровью или

имуществу.

Защитники - адвокаты Евсюкова Е.А. и Мирошниченко Д.Н. в апелляционных жалобах в интересах осужденного Сидакова считают приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, подлежащим отмене.

Адвокат Мирошниченко Д.Н. в дополнительной апелляционной жалобе полагает, что стороной обвинения не представлено доказательств участия Сидакова в преступном сообществе. Об этом свидетельствуют, как показания самого Сидакова, отрицавшего свою вину в предъявленном обвинении, так и показания Д ,Т и Хамицева.

При этом защитник считает, что показания свидетелей Д С а и Д , данные ими на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением закона.

Не имелось оснований для оглашения показаний этих свидетелей в судебном заседании, поскольку их отказ от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ на законе не основан.

Ссылаясь на показания Хамицева, данные им на предварительном следствии и в суде, показания Козырева и Д в суде, утверждает, что они подтверждают объяснения Сидакова о случайности его встречи в день нападения на Т с Д и Хамицевым и неосведомленности об их намерениях совершить убийство.

Указывает, что допрос Сидакова 19 июня 2013 г. проводился без участия его адвоката Тебоева, с которым родственниками Сидакова было заключено соглашение, чем было нарушено его право на защиту.

В связи с нарушением норм уголовно-процессуального права при проведении процессуальных действий защитник просит признать недопустимыми доказательствами протоколы допроса Сидакова от

19 и 23 июня 2013 г.

Защитник считает, что обвинение Сидакова по ч. 2 ст. 228 УК РФ является не основанным на фактических обстоятельствах, установленных в судебном заседании. По мнению автора жалобы, изъятие наркотического вещества из автомобиля « », которым управлял Сидаков, является инсценировкой сотрудников полиции с целью его задержания.

В обоснование она указывает, что автомобиль, в котором было обнаружено наркотическое средство, Сидакову не принадлежал, а его осмотр на территории ОМВД РФ по району был произведен лишь спустя сутки в ночное время и без участия Сидакова, понятые не присутствовали при изъятии из автомобиля предметов, которые им были представлены для обозрения.

В нарушение ч. 3 ст. 195 УПК РФ следователь при ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз № 728 и № 69 от 28 июня и

8 июля 2013 г., соответственно, не разъяснил Сидакову и его защитнику права,

предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

На его подзащитного в ходе предварительного следствия оказывались незаконные методы воздействия, о которых сторона защиты указывала суду Явку с повинной, которая имеется в материалах дела, Сидаков был вынужден дать именно из-за оказанного на него давления. Однако эти обстоятельства судом оставлены без внимания.

В заключение жалобы защитник обращает внимание на данные о личности Сидакова то, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее не в чем предосудительном замечен не был положительно характеризуется по месту жительства, имеет высшее образование, проходил военную службу в морской пехоте, имеет на иждивении двух малолетних детей.

На основании изложенного просит приговор в отношении Сидакова отменить, а его оправдать за недоказанностью вины.

Защитник - адвокат Петухов В.К. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сидакова также полагает, что приговор является незаконным необоснованным, вынесенным с существенным нарушением уголовно процессуального закона, подлежащим отмене.

По мнению защитника, предварительное следствие по делу проведено с обвинительным уклоном.

Указывает, что на предварительном следствии к его подзащитному применялись незаконные методы допроса - пытки электрическим током, в результате которых он был вынужден оговорить себя.

Приводя в жалобе обстоятельства задержания Сидакова 13 июня 2013 г оформленные в связи с этим процессуальные документы, указывая на многочисленные, по его мнению, процессуальные нарушения, допущенные при этом сотрудниками полиции, утверждает, что данные действия оперативных сотрудников были направлены на получение от его подзащитного показаний о причастности к убийству на похоронах у Т .

Обращает внимание на имеющиеся противоречия между показаниями Д , Хамицева, данных ими на предварительном следствии и показаниями Сидакова, а также других осужденных об участии последних в банде и преступном сообществе.

При этом указывает, что в связи с отказом Д от показаний в суде и оглашением его показаний, данных им на предварительном следствии сторона защиты была лишена возможности эти противоречия устранить.

Хамицев же, допрошенный в суде, заявил о непричастности Сидакова к совершению убийства.

Кроме того защитник полагает, что обнаружение наркотических средств в машине, в которой находился Сидаков в момент его задержания 13 июня 2013 г., является провокацией со стороны сотрудников полиции, так как его причастность к этому преступлению не доказана.

В заключение автор жалобы обращает внимание на имеющиеся в материалах дела данные о личности Сидакова.

На основании изложенного просит приговор в отношении Сидакова отменить, а его оправдать.

Адвокат Мамедов Д.Р в апелляционной жалобе в защиту осужденного Козырева указывает, что приговор является несправедливым, вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, просит приговор отменить, а его подзащитного Козырева оправдать.

По мнению автора апелляционной жалобы, суд, постановив в отношении Козырева обвинительный приговор, нарушил положения ч. 3 и 4 ст. 14 и ст. 15 УПК РФ.

Все обвинение построено только на оглашенных в судебном заседании показаниях Д и Хамицева, данных ими на предварительном следствии. Сторона защиты была лишена возможности допросить указанных лиц в судебном заседании и доказать тем самым несостоятельность их показаний.

Суд не принял во внимание, что в первичных показаниях Д и Хамицева, последние не упоминают Козырева как члена их банды и участника преступлений, совершенных в ее составе.

Последующие же показания этих свидетелей о том, что Козырев являлся активным членом банды, автор апелляционной жалобы ставит под сомнение утверждая при этом о недоказанности обвинения в отношении его подзащитного.

Адвокат Чупринин Г.В. в апелляционной жалобе в защиту осужденного Козырева указывает, что считает приговор незаконным, необоснованным вынесенным с существенным нарушением уголовно-процессуального закона подлежащим отмене. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Защитник утверждает, что при расследовании настоящего уголовного дела органами предварительного следствия были допущены нарушения влияющие на их законность. Так ряд процессуальных действий, в частности назначение и ознакомление с экспертными исследованиями, которые проводились с участием Козырева и его адвоката Калоева, проводились в нарушение ст. 164 УК РФ в ночное время.

В период с конца 2009 г. Козырев не мог принять предложение Д и вступить в его банду и совершать преступления в ее составе поскольку в военном билете осужденного имеется запись об увольнении с военной службы 31 декабря 2010 г.

Приводя в апелляционной жалобе анализ норм уголовно-процессуального закона и международного права, автор жалобы приходит к выводу, что законных оснований для оглашения в судебном заседании показаний свидетеля Д , данных им на предварительном следствии, не имелось. Сторона защиты была лишена возможности задать этому свидетелю вопросы,

необходимые для осуществления защиты.

Кроме того защитник указывает, что суд не дал оценки показаниям Хамицева об имевшемся конфликте между Козыревым и Д из-за супруги последнего, который мог стать причиной оговора Козырева со стороны Д . При этом ходатайство стороны защиты о вызове в суд и допросе супруги Д судом удовлетворено не было.

Указанные обстоятельства, по мнению автора жалобы, свидетельствуют о том, что суд в ходе судебного разбирательства поддерживал сторону обвинения.

Судом было оставлено без рассмотрения ходатайство стороны защиты о возврате имущества - автомашины законному владельцу Козыреву.

По утверждению защитника, показания всех осужденных, включая его подзащитного Козырева, на предварительном следствии были получены следователями СГ ГСУ СК РФ по СКФО путем пыток, о чем ими было заявлено в суде. Эти доказательства являются недопустимым, поскольку получены с нарушением закона.

Адвокат Калоев Р.В. в своей апелляционной жалобе в защиту Козырева выражает мнение, что данный приговор является незаконным и необоснованным ввиду обвинительного уклона на протяжении всего процесса Суд не реагировал на нарушения стороной обвинения порядка допроса свидетеля Т необоснованно отклонил отводы председательствующему и государственному обвинителю Бадтиеву С.К.

Суд необоснованно отклонил ходатайство о повторном допросе свидетеля Д ввиду того, что данный свидетель не был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Суд необоснованно огласил показания Д на предварительном следствии, которые были даны им не как свидетелем, а как подозреваемым и обвиняемым. Адвокат также указывает, что свидетели С ,Г ,Ч ,Т иД были незаконно допрошены в качестве свидетелей без предупреждения их об уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

Суд необоснованно отклонил ходатайство о назначении радиотехнической экспертизы и об истребовании из МВД РСО-Алания сведений о радиоперехватах сообщений 21 декабря 2011 г. в районе

шоссе г.

Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе свидетелей Б ,Т К ,С по эпизоду убийства Д

В судебном заседании были оглашены заключения ряда экспертиз,

которые приведены в приговоре в качестве доказательств. Однако сторона

защиты была лишена возможности сформулировать перед экспертами свои

вопросы, поскольку постановления о назначении экспертиз были

предоставлены одновременно с самими заключениями.

Кроме того, адвокат Калоев Р.В. приводит ряд доводов в защиту

осужденных Сидакова и Сугарова.

В итоге адвокат просит оправдать Козырева.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель старший прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе Золотовский ТС указывают о своем несогласии с ними, просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы стороны защиты без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не усматривает оснований для его отмены по приведенным в жалобах доводам.

Судебное разбирательство проведено объективно и всесторонне, в соответствии с положениями глав 35-39 УПК РФ и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств. Предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, установлены.

В приговоре согласно требованиям ст. 307 УПК РФ приведены доказательства, подтверждающие виновность осужденных Тибилова, Плиева Хамицева, Сугаров, Сидакова и Козырева в инкриминированных им преступлениях, которым судом дана мотивированная оценка в соответствии со ст. 87 и 88 УПК РФ, а также указано, какие из них суд положил в его основу, и изложены убедительные аргументы принятого решения.

Виновность Тибилова, Плиева, Хамицева, Сугаров, Сидакова и Козырева в участии в бандах, входивших в состав преступного сообщества подтверждается приведенными в приговоре показаниями осужденных Тибилова, Хамицева, свидетелей С (руководитель банды, в которую входили Тибилов и Плиев), Д , Г , Д (руководитель банды, в которую входили Хамицев, Сугаров, Сидаков и Козырев), Т Б ,Г ,К об обстоятельствах вхождения осужденных в банды охватывавшиеся преступным сообществом, финансирования преступной деятельности из единого центра, взаимодействия участников банд, снабжения оружием, боеприпасами, средствами связи, передвижения, получения вознаграждения за участие в бандах, об иных обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу в данной части обвинения. Эти показания обоснованно признаны судом достоверными, поскольку они согласуются между собою и с другими доказательствами по делу, содержат информацию, которая могла быть известна лишь соучастникам совершения преступлений, и подтверждаются иными приведенными в приговоре доказательствами: протоколами проверки показаний и опознания осужденных как лиц, входивших в состав банд и преступного сообщества, протоколами осмотров, обысков, в ходе которых было изъято большое количество оружия и боеприпасов, находившихся на вооружении банд, заключениями экспертов, иными доказательствами.

Виновность Плиева и Тибилова в убийстве К причинении тяжкого вреда здоровью С С, умышленном повреждении чужого имущества и использовании заведомо подложных государственных регистрационных знаков 25 ноября 2012 г. подтверждается оглашенными в суде показаниями свидетелей С ,Г , которые подробно описали роль каждого из участников банды, совершивших нападение, и иные обстоятельства совершения преступления, Д который сообщил об обстоятельствах получения участниками банды указания руководителя преступного сообщества на совершение данного убийства и об отчете руководителя банды об исполнении, показаниями потерпевших С и К свидетелей П И Д Т ,Ц ,Т ,Г ,Д А и иных свидетелей об обстоятельствах нападения, протоколами осмотра места происшествия, проверки показаний на месте происшествия заключениями судебно-медицинских экспертов о причинах смерти К

и характере телесных повреждений С заключениями эксперта криминалиста о характере повреждений автомобиля и эксперта товароведа о размере причиненного ущерба, заключением эксперта о регистрационном знаке транспортного средства. Кроме того, сами осужденные Плиев и Тибилов не отрицали в суде совершения ими действий, изложенных в описательной части приговора, пояснив, что при этом они не осознавали своего участия в убийстве в составе банды и преступного сообщества.

Виновность Тибилова в убийстве Л и умышленном повреждении чужого имущества 19 мая 2013 г. подтверждается оглашенными в суде показаниями свидетелей С аиГ , которые подробно описали роль, отведенную осужденному при совершении данных преступлений показаниями потерпевших Б Л свидетелей Л.,

Л Б ,Б Л Д Д,

Д К , Р , Х Г , Ж А ,И и иных свидетели об обстоятельствах нападения, другими доказательствами: протоколами осмотров, заключением судебно-медицинского эксперта о характере повреждений, повлекших смерть Л заключениями экспертов об оружии о боеприпасах, использованных при совершении преступления, заключением эксперта-товароведа о размере ущерба причиненного повреждением автомобиля, иными доказательствами. Кроме того, Тибилов в суде также не отрицал совершения им действий инкриминированных ему в данной части обвинения, пояснив, что не считает себя виновным в убийстве, так как оружия не применял, в банде не участвовал.

Виновность Тибилова и Плиева в убийстве Т умышленном повреждении чужого имущества и использовании заведомо подложных государственных регистрационных знаков 12 июня 2013 г. подтверждается показаниями свидетелей С иГ которые подробно описали роль,

отведенную каждому из осужденных при совершении данных преступлений, и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию, показаниями потерпевших Т ,Б , свидетелей У К ,К ,Т Д Д , К , Г Т Б Т , свидетеля под псевдонимом « », А А А , Ц , К Б , Г , Т , Ц Ц об обстоятельствах, относящихся к данному эпизоду обвинения протоколами выемки и осмотра видеозаписи с камеры наружного наблюдения протоколом выемки оружия у свидетеля Т , протоколом осмотра местности, в ходе которого были обнаружены основные части автоматического огнестрельного оружия, использованного при совершении преступления заключением эксперта-товароведа о размере ущерба, причиненного повреждением автомобиля.

Виновность Плиева в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства подтверждается показаниями свидетелей К К об обстоятельствах обнаружения у осужденного наркотического средства, актом личного досмотра от 17 июня 2013 г., в ходе которого у Плиева было обнаружено наркотическое средство, заключением эксперта о виде и массе наркотического вещества, другими доказательствами.

Виновность Хамицева в убийстве Б Б и в умышленном повреждении чужого имущества 14 января 2011 г подтверждается показаниями самого осужденного, свидетеля Д потерпевших Б Б свидетелей К , Б М ,Б ,Б , иных свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями экспертов по гильзам и пулям, изъятым с места нападения на Б , заключениями судебно-медицинских экспертов о причиненных Б телесных повреждениях, повлекших их смерть, иными доказательствами.

Виновность Хамицева в убийстве Х 13 октября 2011 г подтверждается показаниями самого осужденного, свидетеля Д потерпевшей А , свидетелей Х иА протоколами осмотра места происшествия и проверки показаний на месте, заключением судебно-медицинского эксперта о телесных повреждениях, повлекших смерть Х , заключением эксперта о гильзах и пулях, изъятых с места нападения на Х .

Виновность Хамицева и Козырева в убийстве Д в причинении средней тяжести вреда здоровью К и умышленном повреждении чужого имущества 20 декабря 2011 г. подтверждается показаниями самого осужденного Хамицева, свидетеля Д о роли каждого из осужденных в совершении данных преступлений, свидетеля Д о сообщении ему Д об убийстве Д членами возглавляемой им банды по указанию руководителя преступного сообщества,

показаниями потерпевших К ,К , свидетелей Ц ,З Б , К , С , Т Н А К К . Б З иных свидетелей, протоколами проверки показаний на месте, осмотра места происшествия, заключениями судебно медицинских экспертов о телесных повреждениях, повлекших смерть Д и причинение К вреда здоровью средней тяжести, заключениями экспертов о гильзах и пулях, изъятых с места нападения на Д заключениями экспертов товароведов о размере ущерба, причиненного повреждением автомобилей.

Виновность Хамицева и Сугарова в покушении на убийство Б.

и умышленного повреждения чужого имущества подтверждается показаниями осужденного Хамицева в части, признанной судом достоверной свидетеля Д о роли каждого из осужденных в совершении данных преступлений, потерпевших Б , К свидетелей Г Г Г Г А К , Д протоколами осмотра места происшествия, заключением судебно медицинского эксперта о том, что причиненная К ссадина головы могла образоваться при движении по касательной траектории пули, заключением эксперта о гильзах и пулях, изъятых с места происшествия, заключением эксперта о характере повреждений автомобиля Б , заключением эксперта-товароведа о размере ущерба, причиненного повреждением автомобиля.

Виновность Хамицева, Козырева и Сидакова в убийстве Т П покушении на убийство Т причинении тяжкого вреда здоровью Т 13 июня 2013 г. подтверждается показаниями осужденного Хамицева, в части, признанной судом достоверными, свидетеля Д о роли каждого из участвовавших в совершении данного преступления, свидетеля Д о получении им сообщения от Д о расстреле членами возглавляемой им банды людей на похоронах Т.,

потерпевших П ,Т Т Т свидетелей Т Т З Н Т Т Б ,Ц Д М Т К ,Б ,Б ,Д Ц В ,Д Т ,Т ,З протоколами осмотра места происшествия проверки показаний на месте, заключениями экспертов об автомобиле использованном при совершении преступления и сожженном после этого заключением эксперта о гильзах и пуле, изъятых с места происшествии, а также из трупа Т заключениями судебно-медицинских экспертов о телесных повреждениях Т П повлекших их смерть Т Т повлекших тяжкий вред их здоровью.

Виновность Сидакова в незаконном хранении без цели сбыта

наркотического средства в крупном размере подтверждается показаниями

свидетелей Х , В Р об обстоятельствах обнаружения у Сидакова наркотического средства 13 июня 2013 г., протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого в автомобиле Сидакова было обнаружена емкость с наркотическим средством, заключением эксперта о том, что следы на ней оставлены Сидаковым, заключением эксперта о составе и количестве наркотического средства, изъятого у осужденного.

Все эти доказательства подробно изложены в приговоре, согласуются между собой по фактическим обстоятельствам, дополняют друг друга, не содержат существенных противоречий, в связи с чем как не вызывающие сомнений в своей достоверности были правильно приняты за основу при постановлении приговора. Оснований для оговора потерпевшими и свидетелями осужденных или оговора осужденными друг друга не установлено.

Судом проверены версии в защиту осужденных, противоречия обнаружившиеся в отдельных доказательствах, и правильно оценены в приговоре как не опровергающие выводов суда о доказанности вины Тибилова, Плиева, Хамицева, Сугаров, Сидакова и Козырева в совершении инкриминированных им преступлений.

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства, признав собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела, суд первой инстанции пришел к верному выводу о доказанности вины осужденных в инкриминированных им деяниях.

Квалификация действий осужденных является правильной, оснований для иной юридической оценки не имеется.

Доводы защитников - адвокатов Алексеева В.Г и Раматова И.И. в защиту Плиева о незаконности, необоснованности приговора и о несоответствии выводов суда, изложенным в приговоре, материалам дела являются несостоятельными, поскольку, вопреки их утверждению, в приговоре приведено достаточно доказательств, подтверждающих виновность Плиева в совершении инкриминированных ему преступлений. Законность получения этих доказательств сомнений не вызывает. Мнение адвокатов об обратном является ошибочным.

Приведенные адвокатом Алексеевым В.Г. в дополнительной апелляционной жалобе доводы о том, что не имеется доказательств подтверждающих осведомленность Плиева о существовании преступного сообщества, о его целях и задачах, а также об иных обстоятельствах, связанных с участием в преступном сообществе, не соответствуют действительности. В приговоре на листах 20 - 28 приведены доказательства участия Плиева в банде возглавляемой С , входившей в состав преступного сообщества. В частности, изложены подробные показания С о вовлечении Плиева в банду, которые совпадают с показаниями иных участников банды и преступного сообщества Тибилова, Г Ч Д , других свидетелей и подтверждаются иными доказательствами. Свидетель Д пояснил, что он участвовал в преступном сообществе с 2007 г., занимал по иерархии третье место после руководителя. С он знал как руководителя одной из банд, входивших в сообщество. В эту банду входил Плиев В.Д. - родной брат одного из членов преступного сообщества. Судебная коллегия приходит к выводу, что приведенные в приговоре доказательства взаимосвязаны, дополняют друг друга и подтверждают осведомленность Плиева о том, что банда под руководством С в которую входил осужденный, является частью преступного сообщества, управляемого из единого центра, по заданию которого осуществляются нападения. При этом тесно общаясь с иными участниками банды, получая вознаграждение за преступную деятельность из источника, который по информации, доведенной до него С , находился в вышестоящем положении в криминальной иерархии, зная о конспирационном характере осуществления контактов наличии оружия у соучастников, Плиев, безусловно, понимал, что выполняет общие задачи преступного сообщества. То, что он не знал всей структуры преступного сообщества, не влияет на правильность квалификации содеянного им по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Вопреки мнению защитника, в приговоре подробно изложено, в чем заключалась роль Плиева в нападениях на К иТ . Его действия являлись составной частью по реализации общего умысла на убийство указанных лиц, в силу чего оснований для сомнений в его виновности в в соучастии в данных нападениях в составе банды и правильности квалификации содеянного им не имеется.

Согласие Плиева на участие в банде подтверждается теми же доказательствами, согласно которым установлено его участие в преступном сообществе. Судебная коллегия находит, что приведенные в приговоре показания Тибилова, С , Г Д на предварительном следствии, данные ими отдельно друг от друга, о том, что в состав банды С входил Плиев, в совокупности с другими доказательствами свидетельствующими о целенаправленном характере действий осужденного, в полной мере подтверждают его участие в банде.

В приговоре также приведена убедительная мотивировка выводов о сплоченности банды, устойчивом характере взаимоотношений ее членов осведомленности всех участников нападения о наличии на вооружении банды огнестрельного оружия и боеприпасов.

Вопреки утверждению адвоката, показания свидетелей Д Б Э не опровергают доказательства обвинения об участии Плиева в банде и преступном сообществе. Показаниям С и других свидетелей в части, признанной судом недостоверной, в приговоре дана соответствующая оценка в приведением мотивов, по которым суд отверг показания, противоречащие иным доказательствам по делу.

Доказательства виновности Плиева в соучастии в нападениях на К

и Т с выполнением той роли, которая ему была отведена

руководителем банды в целях реализации общего умысла, изложены в приговоре и, вопреки суждению адвоката, в полной мере подтверждают виновность осужденного в совершении инкриминированных ему преступлений.

Тяжкий вред здоровью С причинен в результате совместных действий всех участников нападения в составе банды 25 ноября 2012 г. С учетом избранного ими способа нападения с использования огнестрельного оружия, производства множества выстрелов по автомобилю суд пришел к правильному выводу об умышленном характере действий нападавших стремившихся к убийству К и сознательно допускавших возможность причинения вредя здоровью любой тяжести иным лицам, оказавшимся в момент нападения под обстрелом. При таких обстоятельствах оснований для сомнений в доказанности и правильности квалификации содеянного Плиевым в составе банды в части причинения тяжкого вреда здоровью С не имеется.

Действия Плиева в составе банды правильно квалифицированы по ч. 2 167 и ч. 2 ст. 326 УК РФ, поскольку деяния, предусмотренные указанными нормами уголовного закона, были совершены в процессе нападений банды, в которых участвовал осужденный.

Также Плиев обоснованно осужден по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 398-ФЗ). Мнение адвоката о возможности освобождения его от уголовной ответственности на основании примечания к данной статье является ошибочным, поскольку, как правильно указано в приговоре, оснований для признания добровольной выдачей изъятия хранившегося у него оружия не имеется.

Оснований для признания недопустимым доказательством акта личного досмотра Плиева, в ходе которого был обнаружен пакет с наркотическим средством, не имеется, поскольку акт был составлен в полном соответствии с требованиями закона, в присутствии понятых.

Вопреки мнению адвоката, существенных нарушений процессуального закона, влекущих в соответствии со ст. 38917 УПК РФ отмену приговора, в том числе при рассмотрении ходатайств, заявленных стороной защиты в ходе рассмотрения настоящего уголовного дела, судом первой инстанции не допущено.

Довод адвоката Алексеева В.Г. о недопустимости показаний свидетеля Ч , оглашенных в суде, не может служить основанием для отмены или изменения приговора, поскольку данные показания не приведены в приговоре в качестве доказательства, подтверждающего виновность Плиева.

Мнение о недопустимости показаний свидетелей Д К данных ими на предварительном следствии, также не может служить основанием для отмены или изменения приговора, поскольку эти показания не приведены в приговоре в качестве доказательств, на которых суд основывает выводы о виновности Плиева.

Заключение эксперта - почерковеда от 3 февраля 2014 г. не может быть

признано недопустимым доказательством по основаниям, приведенным

адвокатом. К тому же, сторона защиты не была лишена возможности в случае сомнений в законности и полноте данного заключения заявить ходатайство о проведении повторной или дополнительной экспертизы.

Суждение о необходимости истребования от оператора сотовой связи сведений о месте нахождения абонента К 17 июня 2013 г. является надуманным, поскольку показания данного свидетеля сомнений в достоверности не вызывают, так как согласуются с другими доказательствами по делу.

Доводы осужденного Тибилова о необоснованности приговора и несправедливости назначенного ему наказания подлежат отклонению поскольку его виновность в совершении инкриминированных ему преступлений полностью подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, относимость, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывает. Назначенное Тибилову наказание является справедливым, поскольку соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельствам их совершения и личности виновного. Все смягчающие наказание обстоятельства, на которые ссылается Тибилов, учтены в приговоре. Приведенные им доводы о том, что С ,Ч иГ назначены меньшие сроки наказания, не могут служить основанием для смягчения назначенного ему наказания, поскольку выводы о наказании других лиц, сделанные в ином приговор, не относятся к обстоятельствам, подлежащим учету при назначении наказания Тибилову по данному делу.

Доводы защитника - адвоката Кокаев А.Т. в защиту Тибилова являются необоснованными по следующим причинам. Вопреки суждению защитника суд выяснил причины противоречий в показаниях все лиц, на которые сделана ссылка в апелляционной жалобе, и указал в приговоре, по каким основаниям признаны достоверными одни показания и отвергнуты другие. Так, суд обоснованно положил в основу приговора оглашенные в суде показания свидетелей С и Г , которые последовательно поясняли об осведомленности Тибилова о том, что банда, в которую вошел последний входит в состав преступного сообщества, руководство которым осуществляется из единого центра. Показания данных свидетелей в суде обоснованно не приняты во внимание, поскольку данные свидетели не пояснили причин изменения своих показаний и, кроме того, неоднократно утверждали, что их показания на предварительном следствии соответствуют действительности Кроме того, Судебная коллегия принимает во внимание, что данные показания не являются единственными доказательствами участия Тибилова в преступном сообществе. В приговоре на листах с 20 по 28 изложены и иные доказательства которые в совокупности свидетельствуют о том, что, действуя в составе банды возглавляемой С Тибилов, на протяжении длительного времени тесно общался с последним и другими участниками банды, в том числе с использованием конспирации, получал указания на участие в совместном совершении преступлений, участвовал в незаконном обороте оружия и боеприпасов, регулярно вознаграждался за преступную деятельность из источника, явно находившегося за пределами банды. При таких данных суд пришел к верному выводу о том, что Тибилов, безусловно, осознавал, что он действуя в составе конкретной банды, участвует в реализации единых задач которые определяются руководителем преступного сообщества (преступной организации). То, что Тибилов не был осведомлен о всей структуре преступного сообщества, не влияет на правильность квалификации инкриминированных ему преступлений.

Доводы защитника о несправедливости назначенного Тибилову наказания, по сути, идентичны доводам самого осужденного и подлежат отклонению по приведенным выше основаниям.

Мнение осужденного Хамицева об обвинительном уклоне, допущенном судом, не соответствуют действительности. Судом проверены все версии озвученные осужденными, проверены и оценены все их доводы в свою защиту Доводы защитников - адвокатов Холтобиной Н.И. и Чижкова Н.Ю. о несправедливости назначенного Хамицеву наказания являются необоснованными. Суд учел все смягчающие наказание обстоятельства которые приведены в апелляционных жалобах. Вместе с тем, суд надлежащим образом мотивировал необходимость назначения Хамицеву пожизненного лишения свободы с учетом его исключительной опасности для общества особой тяжести и необратимости последствий, наступивших в результате совершенных им преступлений, и иных обстоятельств, подлежащих учету при назначении наказания.

Суждение защитника - адвоката Леманской О.Ф. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сугарова об отсутствии доказательств участия последнего в банде и преступном сообществе опровергается приведенными в приговоре показаниями осужденного Хамицева, свидетеля Д , достоверность которых подтверждается иными доказательствами Судом дана оценка показаниям Сугарова о его непричастности к совершению данных преступлений, сомневаться в правильности которой оснований не имеется.

Показания потерпевших Б и К на предварительном следствии и в суде о том, что они не видели Сугарова в числе лиц совершивших на них нападение, не опровергают правильности выводов суда и соучастии последнего в нападении на них, что подтверждается иными доказательствами, приведенными на листах 52- 56 приговора Судебная коллегия также принимает во внимание, что данные потерпевшие и не могли видеть нападавших на них лиц, поскольку в результате принятых Б мер к самосохранению он и К были лишены возможности наблюдать за процессом стрельбы в них.

Вопреки мнению адвоката, виновность Сугарова в совершении преступления, предусмотренном ч. 3 ст. 222 УК РФ, подтверждается показаниями осужденного Хамицева, свидетеля Д и другими доказательствами, которые в совокупности свидетельствуют о наличии у банды, в которую входил Сугаров, большого количества оружия применявшегося при совершении нападений, в том числе на Б с непосредственным участием Хамицева и Сугарова. Отсутствие следов на оружии само по себе не опровергает правильности выводов суда о совершении Сугаровым преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ, при наличии иных доказательств, приведенных в приговоре.

Довод адвоката Леманской О.Ф. о недопустимости в качестве доказательства оглашенных в суде показаний Д является ошибочным. Вопреки утверждению защитника, данный свидетель был допрошен в суде первой инстанции (т. 198, л.д. 47-61) с соблюдением требований процессуального закона. Всем представителям сторон была предоставлена возможность задать ему вопросы, на часть из которых он ответил, а на другие отказался отвечать со ссылкой на ст. 51 Конституции Российской Федерации. По ходатайству стороны обвинения суд в соответствии с ч. 4 ст. 281 УПК РФ огласил показания данного свидетеля. Возражения стороны защиты, аналогичные по сути доводам, приведенным в данной части апелляционной жалобы адвоката Леманской О.Ф.. были рассмотрены судом при вынесении постановления об оглашении показаний Д и обоснованно отклонены как не соответствующие требованиям процессуального закона.

Доводы защитника - адвоката Чайкиной И.В. в апелляционной жалобе в защиту осужденного Сугарова о нарушении при постановлении приговора положений п. 1, 2 ст. 307 УПК РФ не соответствуют действительности. В приговоре подробно приведено описание совершенных Сугаровым преступлений и приведены доказательства, подтверждающие его виновность Кроме того, в приговоре приведено подробное обоснование, по каким причинам суд признал одни доказательства достоверными и отверг другие как не соответствующие фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Мнение защитника о нарушениях судом требований процессуального закона при оглашении показаний свидетелей Д Д и С является ошибочным, поскольку противоречит положениям ч. 4 ст. 281 УПК РФ.

Противоречия в показаниях осужденных и указанных свидетелей надлежащим образом оценены в приговоре на листе 69, в связи с чем суждение защитника об обратном является необоснованным.

Вопреки мнению автора жалобы, приведенные в приговоре обстоятельства получения Сугаровым денежных средств от Д использование им предметов маскировки и специальной экипировки, занятия спортом с другими участниками банды, обучение применению оружия и приобретение автомобилей на средства Д выезды в для

встречи с руководством и другими членами преступного сообщества

свидетельствуют о причастности Сугарова к преступному сообществу и банде поскольку подтверждают его осведомленность о незаконном обороте оружия, о финансировании преступной деятельности из единого центра, об иных обстоятельствах преступной деятельности, и, как следствие, осознание им причастности к реализации криминальных задач, определяемых из единого центра руководством преступного сообщества.

В части осуждения Сугарова по ч. 3 ст. 222 УК РФ доводы адвоката Чайкиной И.В. идентичны позиции адвоката Леманской О.Ф., вследствие чего подлежат отклонению по приведенным выше основаниям. Кроме того Судебная коллегия отмечает, что показания свидетелей Т иК которые, по мнению защитника, сами по себе не подтверждаю виновность Сугарова в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ приведены в приговоре как подтверждающие наличие на вооружение банд входивших в состав преступного сообщества, большого количества оружия и боеприпасов, которые использовались участниками банд. В совокупности с иными доказательствами, приведенными в приговоре, суд в том числе и на основе показаний данных свидетелей пришел к правильному выводу об использовании Сугаровым при инкриминированном ему оружия, бывшего на вооружении членов преступного сообщества.

Довод адвоката Чайкиной И.В. о недоказанности виновности Сугарова в участии в нападении на Б и К противоречит представленным доказательствам, которые, согласно сделанным в приговоре обоснованным выводам, в совокупности подтверждают умысел осужденного на участие в составе банды в нападении на Б с целью его убийства.

Показания Хамицева в судебном заседании относительно обстоятельств совершения преступления в отношении Б вопреки мнению адвоката обоснованно отвергнуты в приговоре как противоречащие иным доказательствам (лист 55 приговора). Судебная коллегия также учитывает, что версия Хамицева об осведомленности Сугарова о якобы негодности патронов которыми был заряжен его пистолет, использованный при нападении, была озвучена им лишь в судебном заседании. Ранее Хамицев об этом не заявлял хотя ничто не мешало ему сделать это. Напротив, на протяжении всего производства по делу Хамицев утверждал, что их действия с Сугаровым при нападении на Б носили согласованный характер, Сугаров пытался произвести прицельные выстрелы, однако не смог этого сделать из-за осечки вызвавшей его удивление. Поэтому первоначальные показания Хамицева обоснованно были расценены судом как достоверные, а данные в ходе судебного заседания отвергнуты ввиду их несоответствия действительности.

Умышленное повреждение чужого имущества было совершено Сугаровым в процессе совершения совместных действий с Хамицевым Несмотря на то, что Сугаров не смог по не зависящим от него причинам произвести выстрелы, хотя и пытался это сделать, единый умысел был реализован в виде последствий, наступивших от выстрелов, произведенных Хамицевым, преследовавшим общую цель - убийство Б .

Доводы защитника - адвоката Байкулова В.Б. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сугарова, по сути, аналогичны позициям, приведенным в апелляционных жалобах иных защитников данного осужденного, и потому подлежат отклонению по приведенным выше основаниям. Выдвинутая в ходе судебного заседания суда апелляционной инстанции защитником версия о том что нападение на Б изначально было инсценировано Хамицевым который реально не желал выполнять указание Д , не может быть расценена как соответствующая действительности, поскольку она противоречит доказательствам, приведенным в приговоре. К тому же, Судебная коллегия принимает во внимание, что данная версия не была озвучена самим Хамицевым, а осужденный Сугаров и его защитник не привели объяснений, по каким причинам понадобилось инсценировать нападение на Б в связи с указанием Д , если последний, как утверждает сторона защиты, не воспринимался Сугаровым как руководитель банды.

Доводы защитников - адвокатов Евсюкова Е.А. и Мирошниченко Д.Н. в апелляционных жалобах в интересах осужденного Сидакова о незаконности и необоснованности приговора не подтверждены никакими конкретными данными и подлежат отклонению ввиду соответствия приговора требованиям закона.

Приведенные в дополнительной апелляционной жалобе доводы адвоката Мирошниченко Д.Н. о недоказанности виновности Сидакова в совершении преступлений, инкриминированных ему по приговору, противоречат действительности. Вопреки мнению адвоката, в приговоре приведены доказательства виновности Сидакова как в участии в банде, входившей в преступное сообщество, так и в нападении, совершенной данной бандой 13 июня 2013 г.

Суждение защитника о недопустимости в качестве доказательств показаний свидетелей Д , С и Д данных ими на предварительном следствии, является ошибочным, поскольку данные показания были получены в полном соответствии с требованиями закона, и оглашены в соответствии с положениями ч. 4 ст. 281 УПК РФ. При этом отказ свидетелей отвечать на отдельные вопросы представителей сторон не исключал возможности оглашения их показаний на предварительном следствии. При этом Судебная коллегия учитывает, что все указанные свидетели подтвердили в судебном заседании достоверность показаний, данных ими на предварительном следствии.

Показания Хамицева, Козырева и Д в суде о непричастности Сидакова к нападению в составе банда 13 июня 2013 г. получили оценку в приговоре и обоснованно отвергнуты как не соответствующие действительности. Вместе с тем, признаны достоверными показания Хамицева о роли Сидакова в совершении преступлений в составе банды, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу.

Довод о якобы допущенных процессуальных нарушениях при допросах Сидакова 19 и 23 июня 2013 г. не влияет на правильность выводов суда о его виновности, поскольку показания, полученные на данных допросах, не приведены в приговоре в качестве доказательств.

Версия стороны защиты о фальсификации доказательств в части осуждения Сидакова по ч. 2 ст. 228 УК РФ проверялась судом и не подтвердилась. Вопреки утверждению адвоката, добросовестность свидетелей Х , Д , В Р об обстоятельствах задержания Сидакова и изъятия из автомобиля, которым он управлял до момента задержания емкости с наркотическим средством, достоверность протокола осмотра места происшествия, в ходе которого с участием понятых было изъято наркотическое средство, заключение эксперта о том, что следы пальцев на емкости с наркотическим средством оставлены Сидаковым, сомнений не вызывают.

Указание в апелляционной жалобе на нарушение ч. 3 ст. 195 УПК РФ и ст. 198 УПК РФ при назначении экспертиз не ставит под сомнение законность и обоснованность заключений экспертов, поскольку сторона защиты не была лишена или ограничена в возможности заявить ходатайство о проведении повторной или дополнительной экспертизы в том случае, если имелись основания сомневаться в достоверности или полноте заключений экспертов.

Довод об оставлении без внимания заявления Сидакова о том, что в ходе предварительного следствия на него оказывались незаконные методы воздействия, о которых сторона защиты указывала суду, не соответствует действительности. Оценка данным обстоятельствам дана на листе 70 приговора. Кроме того, Судебная коллегия учитывает, что показания Сидакова на предварительном следствии не приведены в приговоре в качестве доказательств его вины, а явка с повинной признана лишь в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Данные о личности Сидакова, приведенные в апелляционной жалобе защитника, учтены судом в полной мере.

Позиция, приведенная защитником - адвокатом Петуховым В.К. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Сидакова, по сути, аналогична доводам, изложенным в дополнительной апелляционной жалобе адвоката Мирошниченко Д.Н. Судебная коллегия не находит оснований для того, чтобы согласиться с ней, ввиду ее необоснованности и противоречия фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, о чем указано выше.

Доводы защитника - адвоката Мамедова Д.Р в апелляционной жалобе в защиту осужденного Козырева о нарушении судом первой инстанции положений чч. 3 и 4 ст. 14 и ст. 15 УПК РФ не соответствуют действительности. В ходе судебного заседания были выслушаны все доводы как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Каких-либо данных о том что сторона защиты была ограничена в возможности реализации своих процессуальных прав, в апелляционной жалобе не приведено.

Вопреки мнению адвоката Мамедова Д.Р., выводы суда о виновности Козырева построены не только на показаниях Д и Хамицева, данных ими на предварительном следствии, и оглашенных в судебном заседании, но и на иных доказательствах, которые объективно подтверждают достоверность данных показаний. Стороне защиты была предоставлена возможность допросить указанных лиц в судебном заседании. Несогласие защитника с содержанием полученных ответов и оглашенных показаний не свидетельствует об ограничении процессуальных прав стороны защиты.

Суд в полной мере учел все доказательства в части, относящейся к Козыреву, и привел в приговоре обоснование принятия за основу одних доказательств, и отклонения других. Выдвинутая стороной защиты версия о непричастности Козырева к участию в банде, входившей в состав преступного сообщества, и в совершенных ею нападениях, была проверена судом и обоснованно отвергнута в приговоре.

Приведенные в апелляционной жалобе адвоката Чупринина Г.В. в защиту осужденного Козырева доводы о процессуальных нарушениях, якобы допущенных при производстве отдельных следственных действий в ночное время, не влияют на оценку приведенных в приговоре доказательств, поскольку сторона защиты не была ограничена в возможностях отказа от участия в данных действиях, если полагала их недопустимыми в указанное время.

Довод о несостоятельности вывода суда об участии Козырева в банде с конца 2009 г., поскольку он в тот момент находился на службе в армии, о чем свидетельствуют документы, имеющиеся в материалах дела, не влияет на правильность выводов суда, так как Козыреву инкриминированы конкретные действия в составе банды, которые были совершены им после даты увольнения со службы, на которую ссылается адвокат в своей жалобе.

Вопреки мнению адвоката Чупринина Г.В.. предусмотренных процессуальным законом препятствий для оглашения в судебном заседании показаний свидетеля Д , данных им на предварительном следствии не имелось. Стороне защиты была предоставлена возможность задать данному свидетелю вопросы. Несогласие стороны защиты с полученными ответами не свидетельствует о нарушении права на защиту.

Утверждение адвоката о том, что судом не дана оценка показаниям Хамицева об имевшемся конфликте между Козыревым и Д который мог стать причиной оговора Козырева со стороны Д , не соответствует действительности. Данная версия была проверена судом и отвергнута как противоречащая представленным по делу доказательствам Ходатайство стороны защиты о вызове в суд и допросе супруги Д судом отклонено обоснованно.

Довод о применении к осужденным незаконных методов воздействия в период предварительного следствия проверялся судом и обоснованно отвергнут в приговоре как не нашедший подтверждения. Судебная коллегия также учитывает, что показания осужденных на предварительном следствии не

были положены в основу обвинительного приговора.

Вопрос о возврате имущества законному владельцу может быть разрешен в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ, и не является основанием для отмены или изменения приговора.

Суждение адвоката Калоева Р.В. в апелляционной жалобе в защиту Козырева об обвинительном уклоне на протяжении всего процесса. И необоснованном отклонении отводов председательствующему и государственному обвинителю Бадтиеву С.К. не соответствует действительности. Протоколом судебного заседания подтверждается, что стороне защиты были обеспечены равные со стороной обвинения условия для реализации своих процессуальных прав. Отводы председательствующему и государственному обвинителю рассмотрены в соответствии с положениями ст. 65-66 УПК РФ. Оснований для отвода, указанных в ст. 61 - 63 УПК РФ установлено не было и в жалобе не приведено.

Суд обоснованно отклонил ходатайство о повторном допросе свидетеля Д , поскольку обстоятельства, которые сторона защиты приводила в качестве объяснения необходимости такого допроса, уже были оценены судом при удовлетворении ходатайства стороны обвинения об оглашении показаний данного свидетеля на предварительном следствии. Несогласие стороны защиты с содержанием оглашенных показаний правильно не признано судом основанием для повторного допроса свидетеля. Оснований для признания недопустимым доказательством показаний данного свидетеля не имеется.

Нарушений процессуального закона при допросе свидетелей С Г ,Т иД не допущено, так как они изначально пояснили что подтверждают свои показания на предварительном следствии, а при допросе в судебном заседании по данному делу будут пользоваться конституционным правом не свидетельствовать против себя. Что касается показаний Ч , то они вообще не приведены в приговоре в качестве доказательств.

Ходатайство о назначении радиотехнической экспертизы и об истребовании из МВД РСО-Алания сведений о радиоперехватах сообщений 21 декабря 2011 г. в районе шоссе г. отклонено обоснованно, поскольку обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу, установлены в результате исследования иных доказательств, правильно признанных судом достаточными. Оснований для проведения данной экспертизы в суде апелляционной инстанции не имеется.

Суд также обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе свидетелей Б ,Т ,К ,С по эпизоду убийства Д

Доводы о нарушении права на защиту при назначении и проведении ряда экспертиз являются несостоятельными, поскольку сторона защиты не была ограничена в праве и возможностях заявить ходатайство о проведении повторной или дополнительной экспертизы в случае сомнения в правильности или полноте выводов экспертов.

Доводы адвоката Калоев Р.В. в защиту осужденных Сидакова и Сугарова также не подлежат удовлетворению по основаниям, приведенным выше. К тому же Судебная коллегия учитывает, что адвокат Калоев Р.В. не наделен полномочиями по их защите в порядке, установленном процессуальным законом.

Высказанное адвокатом Калоевым Р.В. в ходе судебного заседания суда апелляционной инстанции суждение о неполноте судебного следствия, в связи с чем он полагает необходимым проведение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении Козырева не может служить основанием для отмены приговора, поскольку в приговоре приведено достаточно доказательств виновности Козырева, а сами по себе результаты исследования с применением полиграфа не являются доказательствами которые допускаются в соответствии со ст. 74 УПК РФ.

Оценивая доводы о несправедливости наказания в виде лишения свободы, приведенные во всех апелляционных жалобах, Судебная коллегия отмечает, что данное наказание назначено всем осужденным в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных об их личности, в том числе тех, на которые указывается в апелляционных жалобах. Все обстоятельства, смягчающие наказание, на которые сделана ссылка в апелляционных жалобах, учтены при вынесении приговора. Вместе с тем, учтены обстоятельства, отягчающие наказание которые не оспариваются в апелляционных жалобах. Поэтому в силу статьи 6 УК РФ назначенное осужденным наказание является соразмерным и справедливым. Считать приговор несправедливым вследствие его суровости оснований не имеется.

Судебная коллегия не усматривает каких-либо оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Вопрос о процессуальных издержках решен в соответствии с требованиями ст. 131 и 132 УПК РФ.

Вместе с тем, приговор в отношении Плиева подлежит изменению по следующему основанию. При назначении Плиеву дополнительного наказания в виде ограничения свободы по ч. 2 ст. 210, ч. 2 ст. 209, пп. «а», «е», «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений судом не учтены положения ч. 6 ст. 53 УК РФ, согласно которой ограничение свободы не назначается военнослужащим.

Судом установлено, что на момент совершения преступлений Плиев являлся военнослужащим. Таким образом, в силу закона ему не могло быть назначено наказание в виде ограничения свободы, в связи с чем указание об этом подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 389'" и ст. 389 , 389 , 38928 и 389'3 УПК РФ Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 2 сентября 2015 г. в отношении Плиева В Д , изменить.

Исключить указание о назначении Плиеву В.Д. дополнительного наказания в виде ограничения свободы по ч. 2 ст. 210 УК РФ на срок 1 год; по ч. 2 ст. 209 УК РФ на срок 1 год; по пп. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок на срок 1 год и по совокупности преступлений на срок 1 год 6 месяцев.

В остальной части приговор в отношении Плиева В Д Тибилова А З , Хамицева О Э Сугарова Ч И Сидакова А Я , Козырева Т А оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Хамицева О.Э., Тибилова АЗ. и защитников - адвокатов Алексеева В.Г Мирошниченко Д.Н., Евсюковой Е.А., Холтобиной Н.И., Леманской О.Ф Мамедова Д.Р., Байкулова В.Б., Чайкиной И.В., Кокаева А.Т., Раматова И.И Чижкова Н.Ю., Чупрынина Г.В., Петухова В.К., Калоева Р.В. без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 65 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта