Информация

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ16-11СП от 15.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 32-АПУ16-11сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор.Москва 15 с е н т я б р я 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Климова А.Н. и Кочиной И.Г.,

при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Абдулова М.Н., Алыпина М.Ж., Курмангазиева Ж.И адвокатов Евсеевой Е.С., Погосяна А.В., Морозовой О.В Кадырмухамбетова М.Н. на приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 марта 2016 года, которым

Абдулов М Н ,

судимый 14 марта

2011 года Ершовским районным судом Саратовской области по ч.4

ст. 166 и ч.1 ст. 166 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы

сроком на 3 года 6 месяцев, освобожден по отбытии наказания

31.12.2013г осужден к лишению свободы по ч.З ст. 223 УК РФ (в ред. от 25.06.1998г на 5 лет; по ч.З ст. 222 УК РФ (в ред. от 25.06.1998г.) на 5 лет 6 месяцев по ч.2 ст. 209 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого Абдулов М.Н. обязан не выезжать за пределы территории района области и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации 2 раза в месяц; по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет; по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 6 февраля 2014г.) на 5 лет; по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 25 марта 2014г.) на 5 лет; по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 10 апреля 2014г.) на 5 лет без штрафа и ограничения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Абдулову М.Н. 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого Абдулов М.Н. обязан не выезжать за пределы территории

района области и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации 2 раза в месяц;

он же, Абдулов М Н , оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 7 марта 2014г.) за непричастностью к совершению преступления, и за ним признано в этой части право на реабилитацию;

Альшин М Ж

д судимый 15 марта 2011 года

Ленинским районным судом г. Саратова по ч.1 ст. 232 УК РФ к

лишению свободы сроком на 1 год, освобожден по отбытии

наказания 13 февраля 2012 года; 24 апреля 2013г. этим же судом по

ч.1 ст. 114 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 месяцев,

освобожден по отбытию наказания 24 апреля 2013г осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 209 УК РФ на 8 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого он обязан не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации 2 раза в месяц; по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ на 8 лет 6 месяцев; по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ на 4 года 6 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Алыпину М.Ж. 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого Алыпин М.Ж. обязан не выезжать за пределы территории г.

и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы являться в указанный специализированный государственный орган для регистрации 2 раза в месяц;

Ибрашев Д Г

не судимый осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 223 УК РФ (в ред. от 8.12.2003г.) с применением ч.1 ст. 65 УК РФ на 2 года; по ч.З ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 7 лет;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Ибрашеву Д.Г. 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Курмангазиев Ж И,

судимый 22 июня 2010 года

Новоузенским районным судом Саратовской области с учетом

изменений, внесенных постановлением Красноармейского

городского суда Саратовской области от 20 декабря 2011г. по ч.1 ст.

111 УК РФ (в ред. от 7 марта 2011 года) к лишению свободы сроком

на 3 года, освобожден по отбытии наказания 29.04.2013г осужден к лишению свободы по ч.З ст. 162 УК РФ на 7 лет 6 месяцев; по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 7 марта 2014г.) на 4 года;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Курмангазиеву Ж.И. 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Абдулов М Н и Курмангазиев Ж И также оправданы на основании вердикта коллегии присяжных заседателей по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 25 февраля 2014г.) за неустановлением события преступления, и за ними признано в этой части право на реабилитацию.

Признано за потерпевшими Л Д и М право на удовлетворение гражданских исков, и вопрос о размерах их возмещения передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Абдулова М.Н., Алыпина М.Ж., Курмангазиева Ж.И., Ибрашева Д.Г адвокатов Артеменко Л.Н., Урсола А.Л., Шаповаловой Н.Ю. и Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Абдулов М.Н. и Алынин М.Ж. признаны виновными в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенном ею нападении.

Они же признаны виновными в разбойном нападении на АЗС « », в составе организованной группы, а Ибрашев Д.Г. и Курмангазиев Ж.И. - по предварительному сговору группой лиц, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение.

Они же, то есть Абдулов М.Н. и Алыпин М.Ж., признаны виновными в краже чужого имущества из магазина « в селе ,в составе организованной группы.

Кроме того, Абдулов М.Н. признан виновным в незаконной переделке, в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, в составе организованной группы, а Ибрашев Д.Г. - в незаконной переделке огнестрельного оружия, совершенной группой лиц по предварительному сговору.

Помимо этого, Абдулов М.Н. признан виновным в краже чужого имущества из подсобного помещения магазина « и из подсобного помещения магазина « », а Курмангазиев Ж.И. - в краже из подсобного помещения магазина с проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба организованной группой.

Данные преступления совершены ими в период с 14 февраля 2014 года по 10 апреля 2014 года на территории области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Абдулов М.Н^ указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что дело судом рассмотрено необъективно и с обвинительным уклоном. Председательствующий, в нарушение требований ст. 15 УПК РФ, не создал равные условия сторонам в представлении и исследовании доказательств, систематически нарушал права подсудимых, не удовлетворял законные и обоснованные ходатайства защиты и оказал негативное влияние на присяжных заседателей в целях вынесения ими необоснованного и несправедливого вердикта. Постановление председательствующего по итогам предварительного слушания дела является незаконным, так как он (Абдулов) не соглашался с ходатайством Алынина М.Ж. о судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей; просил уголовное дело в отношении него выделить в отдельное производство и рассмотреть в составе из трех профессиональных судей. Обращает внимание на то, что Алыпин М.Ж. в ходе предварительного слушания также сделал заявление об отказе от суда присяжных, однако председательствующий его фактически проигнорировал. Кроме того, председательствующий не удовлетворил его законное ходатайство об истребовании из СИЗО сведений о состоянии здоровья и о назначении судебно-психиатрической экспертизы, несмотря на то, что у него (Абдулова) отмечались провалы памяти. Также судья необоснованно отказал ему в возвращении уголовного дела прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, так как согласно предъявленному обвинению по ст. 209 УК РФ, ему инкриминировалось приготовление к совершению разбойных нападений на ООО « », АЗС « » и на домовладение в с однако по данным эпизодам приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела, государственный обвинитель отказался в суде поддерживать в этой части обвинение, и, следовательно, он обязан был отказаться и от обвинения по ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку именно из-за этих преступлений ему вменялся бандитизм. Обвинение в этой части является надуманным, и основанным на ложных показаниях на предварительном следствии Я об отыскании ими объектов для нападения. Кроме того, ему вручили копию обвинительного заключения плохо читаемую и при отсутствии нескольких листов. По окончанию расследования он не ознакомлен со всеми вещественными доказательствами, а именно, с автомобилями с обрезом ружья ИЖ-81, хотя непосредственно в суде обрез ружья исследовался, чем было нарушено право обвиняемых на защиту. Также по итогам предварительного слушания председательствующий незаконно продлил срок содержания обвиняемых под стражей, а вышестоящая судебная инстанция своим решением от 23 декабря 2015 года отменила это постановления от 1 декабря 2015 года в части продления меры пресечения, и по этому основанию судья Е обязан был заявить самоотвод, однако он рассмотрел их дело по существу. В процессе судебного разбирательства председательствующий систематически ограничивал его в высказываниях по поводу вмененных ему деяний и периодически задавал вопросы, не относящиеся к их уголовному делу Судья Е подлежал отводу еще и потому, что высказывал в его в адрес угрозы, ходатайства подсудимых об его отводе 26.01.2016 и 25.02.2016 разрешил с нарушениями норм УПК РФ, без удаления в совещательную комнату и без вынесения отдельного постановления. При формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий предоставил подсудимым и защитникам право заявить немотивированный отвод только двум кандидатам, чем нарушил требования п. 2 ч. 5 ст. 327 УПК РФ и ограничил подсудимых на заявление немотивированных отводов, так как по смыслу закона каждый из них имел право на два немотивированных отвода. Также судья не предоставил им возможность заявить дополнительно немотивированный отвод кандидатам, несмотря на то, что у него такая возможность была. Присяжные заседатели К.,

З и П подлежали отводу, так как они имели отношение к правоохранительным органам. Присяжный заседатель Б не должен был участвовать в судебном заседании поскольку во время формирования коллегии присяжных заседателей он заявил, что с ним вскоре будет заключен контракт на прохождение воинской службы, и в последующем он выбыл из состава присяжных заседателей, однако по поводу возможности его включения в коллегию не было заслушано мнение сторон. Присяжный заседатель Д не хотела участвовать в судебном разбирательстве, и поэтому исполняла свои обязанности недобросовестно, что также свидетельствует о необъективности коллегии присяжных заседателей, а он (Абдулов) был лишен возможности принимать участие в обсуждении кандидатур в ее состав, так как, хотя и находился в зале суда, но в отгороженном помещении. Полагает, что было нарушено его право на защиту в связи с тем, что государственный обвинитель, перечисляя доказательства к исследованию, не указал, какие конкретно письменные материалы он приготовил к оглашению. Потерпевший Д не мог 15.02.2014 написать заявление о привлечении к уголовной ответственности лиц совершивших нападение на автозаправочную станцию, так как в это время он находился за пределами Российской Федерации, в связи с чем его заявление является недостоверным и недопустимым доказательством Явки с повинной и протоколы допросов Я были получены с нарушением закона, однако председательствующий необоснованно отказал в признании данных документов недопустимыми доказательствами. Судья ошибочно отказал ему (Абдулову М.Н.) в удовлетворении ходатайств об оглашении в присутствии присяжных заседателей его заявления о желании пройти психофизиологическое исследование с использованием полиграфа, и об оглашении заявления Курмангазиева Ж.И. о том, что он не подтверждает свои показания данные в ходе предварительного следствия. Суд незаконно исследовал в качестве доказательства показания Я из протокола судебного заседания по другому уголовному делу, так как Я их дал в качестве подсудимого, не предупреждался об уголовной ответственности и он (Абдулов М.Н.) не был ознакомлен с данным протоколом, не мог задать Я вопросы по его (Я ) уголовному делу Председательствующий при рассмотрении настоящего уголовного дела ошибочно присвоил Я статус свидетеля, и, несмотря на это, не предупредил Я об уголовной ответственности по ст. ст. 306 и 307 УК РФ, не разъяснил ему положения ст. 51 Конституции РФ. В ходе судебного разбирательства суд не оказал содействие защите в вызове предложенных свидетелей, не удовлетворил ходатайство о повторном вызове потерпевших и свидетеля Я Уголовное дело в отношении Я было выделено в отдельное производство, и все протоколы следственных действий, проведенные по делу № с участием Я были приобщены к настоящему делу только в копиях, и поэтому они доказательственного значения для настоящего дела не имеют, так как Я их достоверность в суде опроверг; нет также в деле постановления следователя о признании данных документов допустимыми доказательствами. Не согласен он и с тем, что одни и те же его действия были квалифицированы по разным статьям: ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 209 УК РФ, и в обвинительном заключении по ним приведены одни и те же доказательства. Позиция осужденного Ибрашева Д.Г., который полностью не признал свою вину, противоречила позиции его защитника адвоката Кадырмухамбетова М.Н., который в своей реплики в прениях заявил, что его подзащитный частично признал вину. Также судья допустил нарушения закона при формировании вопросного листа поскольку не учел поданные им (Абдуловым) и защитниками замечания Вступительное и напутственное слова председательствующего имели обвинительный уклон, и присяжные вынесли вердикт под незаконным воздействием председательствующего, который дважды необоснованно и незаконно признавал их решения противоречивыми. Возвращаясь в совещательную комнату для устранения противоречий в вердикте присяжные заседатели должны были находиться там не менее трех часов перед тем, как начинать новое голосование, однако это требование закона ими не выполнено. 19 февраля 2016 года в 12 часов 25 минут присяжные вышли из совещательной комнаты, и судья объявил перерыв, после чего не соглашаясь с ответами на вопросы № № 25 и 26, по собственной инициативе, без учета мнения сторон, вновь вернул коллегию в совещательную комнату. Затем он еще раз возвратил коллегию в совещательную комнату. Полагает, что по первоначальным ответам присяжных он (Абдулов) подлежал оправданию по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Во время прений сторон судья неоднократно прерывал его, делал ему необоснованные замечания и просил присяжных заседателей не учитывать его высказывания по делу. При этом речь государственного обвинителя не прерывалась, и судья ему не делал никаких замечаний, хотя тот ссылался на неисследованные в суде доказательства и давал отрицательные характеристики подсудимым. В последнем слове Алыпин М.Ж. заявил ходатайство о возобновлении судебного следствия и высказал свое пожелание сообщить суду о новых обстоятельствах по делу, однако председательствующий незаконно это ходатайство не удовлетворил Также судья необъективно отказал в ходатайстве о возвращении дела прокурору и тем самым также высказал свою заинтересованность в его исходе. После провозглашения вердикта председательствующий во время прений сторон вновь прервал речь подсудимого Алыпина М.Ж., чем нарушил его право на защиту. Описательная часть приговора по эпизоду от 25 марта 2014 года с использованием автомобиля « (вопрос № 50) противоречит обстоятельствам, установленным в судебном заседании, в том числе и в той части, что в указанное время использовался автомобиль « ». По эпизоду хищения сигарет на АЗС « » Алыпин присяжными заседателями был оправдан, и в приговоре указано, что данное хищение было совершено с новым лицом, однако это обстоятельство им не вменялось. Следовательно, хищение сигарет на сумму 1055 рублей подлежит исключению из приговора. Полагает, что судья обязан был признать вердикт присяжных заседателей в этой части противоречивым и возвратить коллегию для устранения противоречий. Из обвинительного заключения следует, что между осужденными не было договоренности на применение насилия, опасного для жизни и здоровья, а судья в приговоре сослался на этот признак. На предварительном следствии было нарушено его право на защиту, и его опознание проведено без адвоката. Первоначально следователь ему назначил адвоката Халлыеву М.Х., от услуг которой он не отказывался, однако 17.07.2014, вопреки его желанию, ему была назначена адвокат Евсеева Е.С., чем было нарушено его право на защиту. 18 марта 2015 года была проведена очная ставка с Я за которого следователь в протоколе «сам лично от себя написал его показания». Его (Абдулова) замечание по этому поводу необходимо была расценить как заявленный отвод следователю, однако оно было проигнорировано. В ходе предварительного следствия сотрудниками правоохранительных органов были допущены многочисленные нарушения, и об этих фактах он писал обоснованные жалобы в вышестоящие инстанции, однако объективно они не рассматривались. Судья Верховного Суда РФ, назначивший дело к слушанию в суде апелляционной инстанции, ранее выносил постановление об отказе в удовлетворении его кассационной жалобы на решения судов Саратовской области о продлении ему (Абдулову) срока содержания под стражей в период предварительного следствия. Протокол судебного заседания неполно отражает ход процесса и в нем отсутствуют реплики и угрозы председательствующего в его адрес. Весь ход судебного процесса записывался, однако в протоколе секретарь не сделал об этом отметку и не приобщил аудиозапись к делу. В этой связи ходатайствует о запросе из Саратовского областного суда и исследовании в Верховном Суде РФ аудиозаписи к протоколу судебного заседания. Просит приговор отменить, дело направить прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, изменить ему меру пресечения на не связанную с изоляцией от общества и вынести в адрес предварительного следствия частное определение.

Адвокат Евсеева Е.С. в интересах осужденного Абдулова М.Н утверждает, что вина подзащитного в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 223, ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (эпизод от 06.02.2014г.), п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (эпизод от 25.03.2014г.), в процессе судебного заседания не подтвердилась, и в соответствии с положениями ч. 4 ст. 348 УПК РФ судья, несмотря на обвинительный вердикт по данным эпизодам, вправе был вынести по ним оправдательный приговор. Просит приговор в части осуждения Абдулова М.Н. по перечисленным выше преступлениям отменить, и на основании ст. 24 УПК РФ дело в отношении него прекратить. Адвокат не оспаривает осуждения Абдулова М.Н. за кражу от 10.04.2014 г., однако отмечает, что за данное преступление подзащитному назначено чрезмерно суровое наказание, без должного учета его роли признания вины в том, что он оказался невольным свидетелем случившегося. Полагает, что действия Абдулова М.Н. в этой части, с учетом показаний свидетеля Я и потерпевшего М,

необходимо было квалифицировать как пособничество в краже Просит приговор в части осуждения Абдулова М.Н. по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (по эпизоду от 10.04.2014г.) изменить и смягчить ему наказание.

Осужденный Алъшин М.Ж. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что дело рассмотрено судом необъективно, с обвинительным уклоном и с нарушением принципа равенства прав сторон Отмечает, что судья по итогам предварительного слушания дела незаконно продлил срок содержания его под стражей, без должного исследования этого вопроса, в связи с чем данное постановление 25 декабря 2015 года было отменено определением апелляционной инстанцией Саратовского областного суда. Однако после этого решения председательствующий Е не взял самоотвод и рассмотрел их дело по существу, чем нарушил принцип беспристрастности суда. Кроме того, в ходе предварительного слушания было установлено, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, но председательствующий не возвратил уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а объявил перерыв до 1 декабря 2015 года, и 30 ноября 2015 года им было вручено новое обвинительное заключение по личной инициативе председательствующего, что свидетельствует о личной его заинтересованности в исходе дела. Протокол судебного заседания по итогам предварительного слушания содержит неточности и неясности, и является неполным. В данном случае было нарушено требование ч. 2 ст. 233 УПК РФ, поскольку обвиняемым было вручено новое обвинительное заключение менее чем за 7 суток до судебного заседания. Утверждает, что он и другие осужденные полностью не ознакомились с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, однако судья не предоставил им возможности восполнить этот пробел, чем также нарушил их право на защиту Обвинение его в соучастии в краже из магазина « является надуманным, основанным только на предположениях потерпевшего М и свидетеля Я данных им на предварительном следствии под воздействием сотрудников ГСУ, так как в суде свидетель Я опроверг свои прежние показания, а подсудимый Абдулов М.Н. заявил, что он (Алыпин) к этой краже не имеет никакого отношения Присяжные заседатели не учли противоречия в первичных объяснениях потерпевшего М и свидетеля Ч в которых они сообщали о краже денег только двумя лицами, и при этом они называли различные суммы похищенного. Опознание его М от 14.04.14. проведено с нарушением УПК РФ, поскольку его предъявили в наручниках. Суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства об оглашении объяснений Ч протокола его опознания М медицинских документов, а также в вызове и допросе в суде врача-травматолога. По этой причине просит непосредственно в суде апелляционной инстанции исследовать перечисленные выше документы и оправдать его по данному эпизоду. Не согласен с осуждением его по ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку обвинение в этом преступление основано только на показаниях Я данных им в ходе расследования под давлением сотрудников ГСУ, опровергнутых им же в суде. При этом не были учтены показания осужденного Абдулова М.Н. о том, что ему о банде ничего не известно. Также не учтены и медицинские документы согласно которым в 2013 году он три раза ломал ногу, не мог в этот период времени совершать преступлений и приобретать ружье у К Судья незаконно отказал в его ходатайстве об исследовании медицинских документов и допросе эксперта-травматолога Просит восполнить этот пробел, вызвать в суд апелляционной инстанции свидетеля Я эксперта-травматолога и исследовать его медицинские карты от 31 августа и 4 октября 2013 года. Показания свидетеля К о приобретении у него ружья являются недостоверными, поскольку он привлекался к уголовной ответственности за незаконный сбыт оружия, и уголовное дело в отношении него было прекращено специально в целях оговора его (Алынина) в совершении преступления. В связи с тем, что судья Е необъективно рассматривал уголовное дело, то он заявил ему отвод, но председательствующий, в нарушение требований ст. 65 ч. 1 УПК РФ, без удаления в совещательную комнату, вынес решение об отказе в его удовлетворении. 21.01.16 свидетелю Я был предоставлен защитник Соколинская С.Е., которая ранее 25.12.15 в суде апелляционной инстанции защищала его (Алынина) интересы при оспаривании законности протокола допроса Я от 28.10.15. Полагает, что данный протокол незаконно исследовался с участием присяжных заседателей, поскольку он был составлен при участии адвоката Скиба А.А., с которым у него сложились личные неприязненные отношения в связи с ненадлежащей защитой его интересов по другому уголовному делу. Его неполно ознакомили с процессуальными правами, и поэтому он не смог своевременно сделать заявление о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей, поскольку она состояла из лиц славянской национальности и исповедующих христианскую религию Причем, в суде свидетель Ш и подсудимый Курмангазиев озвучили сведения о вероисповедании подсудимых, что могло вызвать предубеждение к ним со стороны присяжных заседателей. Вопросный лист составлен с нарушениями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ, и судьей были проигнорированы замечания и предложения подсудимых и защитников Напутственное слово председательствующего было необъективным, и в нем судья Е выразил свою заинтересованность в исходе дела Государственный обвинитель Иванов А.А. в прениях исказил исследованные в суде доказательства. По этой причине просит исследовать непосредственно в суде апелляционной инстанции диск с видеозаписью из магазина « (т.2 л.д.31), и убедиться, что он у входа в магазин не общался с Абдуловым. Обвинение против него по ст ст. 158 ч. 4 и 209 ч. 2 УК РФ основано на голословных показаниях Я которые тот опроверг в суде, и поэтому судья в соответствии с ч. 4 ст. 348 УПК РФ, несмотря на обвинительный вердикт обязан был в этой части его оправдать, переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 161 УК РФ. В процессе судебного разбирательства судья Е систематически ущемлял права и интересы подсудимых, позволял исследовать с участием присяжных заседателей недопустимые доказательства: заявление Я от 03.06.14 (т.7 л.д.131), так как на момент его написания Я имел статус обвиняемого, ему не разъяснили положения ст. 51 Конституции РФ и заявление написано им в отсутствии адвоката. В суде по этому поводу Я показал, что данное заявление он написал под давлением со стороны ГСУ, и просил исключить его из разбирательства. С целью оказания незаконного воздействия на присяжных заседателей в суде дважды исследовалась видеозапись с показаниями Я данных им на предварительном следствии. Из материалов дела видно, что первоначально защитником Я являлся адвокат Бригадин СМ а во время дачи им показаний от 06.06.14 участвовал адвокат Красильников И.В. без согласия Я С 26.06.14 интересы Я защищал адвокат Скиба А.А., а 30.06.14 он давал показания в присутствии адвоката Дворянчиковой Л.М. без согласия Я , чем было нарушено его право на защиту. Просит эти протоколы допросов Я признать недопустимыми доказательствами, а также показания Я данные им с участием адвоката Скиба, в частности, от 03.07.14, 21-22.07.14; 30.07.14, 15.08.14, 28-29.08.15, 01.10.14, 06.10.14, 13-14.10.14, 21.10.14, 05.11.14, 14.11.14, 26.11.14, 02-03.12.14, 26.12.14, 15.01.15, 19.01.15, 05.03.15, 11.03.15, 18.03.15, 03.04.15, 14.04.15, протокол судебного заседания от 28.10.15, поскольку у него с данным адвокатом сложились личные неприязненные отношения, и он способствовал его оговору со стороны Я о чем Я заявил в суде 26.01.16. Адвокат Скиба А.А недобросовестно защищал его в 2013 году по другому уголовному делу, и по этому поводу он (Алыпин) писал на него жалобу в адвокатскую палату однако эти сведения судья Е проигнорировал. Просит истребовать уголовное дело № огласить документ в т.З л.д.156, свидетельствующий о незаконности действий адвоката Скиба А.А. при защите его интересов. Также указывает, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые, неотносимые и недостоверные доказательства. Так, по заключению эксперта № 1841 от 23.06.14 (т.7 л.д.192-194) на обрезе ружья ИЖ-81 его следов не обнаружено, а по заключению эксперта № 1893 от 10.07.14 (т.7 л.д.205-207) обнаружен след пальца руки лица, который не является фигурантом по настоящему делу Опознание обреза данного ружья не производилось, и по окончанию расследования ему и другим обвиняемым было отказано в ознакомлении с этим вещественным доказательством. При осмотре обреза ружья осужденные в суде заявили, что это оружие при нападении на АЗС « » ими не использовалось, что подтвердили свидетель Я.

и потерпевшая Л однако судья Е не исключил данное вещественное доказательство как недопустимое, чем проявил свою необъективность и заинтересованность в исходе дела. Также незаконно исследовались с участием присяжных заседателей вещи и предметы изъятые из автомашины « 18.04.14 (т.2 л.д.61-85), поскольку они к уголовному делу никакого отношения не имеют Показания свидетеля Я по этим обстоятельствам были даны под давлением сотрудников ГСУ, и поэтому они подлежали исключению из разбирательства. Просит исследовать эти доказательства в суде апелляционной инстанции и признать их недопустимыми Председательствующий незаконно отказал в ходатайстве об исключении из разбирательства заявления потерпевшего Д от 15.02.14 (т.З л.д.6), поскольку тот в суде показал, что с 08.02.14 по 21.02.14 он находился в Кроме того, уголовное дело по этому эпизоду было возбуждено по заявлению Д (т.З л.д.1), однако в деле отсутствуют сведения о таком лице, что свидетельствует об его фальсификации. Адвокат Погосян А.В. ненадлежащим образом осуществлял защиту его интересов, «досконально» не ознакомился с обвинением, поскольку потерпевшей Л задавал вопросы по обстоятельствам, которые ему не вменялись, чем создал у присяжных заседателей предвзятое мнение о нем (об Альшине). Также адвокат Погосян А.В. не истребовал из ГКБ медицинскую карту свидетельствующую о том, что он с 10 по 20 августа 2013 года попал в больницу с переломом ноги и не мог выполнять вмененные ему действия в составе банды. Адвокат Погосян не оказал ему должную помощь при ознакомлении с материалами дела и не написал в его защиту квалифицированную апелляционную жалобу, что свидетельствует о нарушении его права на защиту. Описательная часть приговора по эпизоду от 25 марта 2014 года с использованием автомобиля « » (вопрос № 50) противоречит обстоятельствам, установленным в судебном заседании, в том числе и в той части, что в указанное время использовался автомобиль « ». С учетом всех этих обстоятельств, просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, или возвратить его прокурору.

Адвокат Погосян А.В. в интересах осужденного Алынина М.Ж указывает, что в ходе судебного разбирательства председательствующий судья нарушал принцип состязательности сторон и систематически прерывал Алынина М.Ж. во время дачи им показаний, не позволяя ему «подробно рассказать об обстоятельствах дела», и незаконно отклонял вопросы подзащитного к свидетелям. Кроме того, председательствующий неоднократно давал свидетелям со стороны обвинения рекомендации по поводу их показаний и не делал замечаний государственному обвинителю который систематически задавал свидетелям наводящие вопросы Неправомерно было отказано в ходатайстве подсудимых о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с вручением обвинительного заключения ненадлежащего качества, в котором отсутствовало часть листов. Однако судом было принято решение о вручении 30 ноября 2015 года подсудимым нового обвинительного заключения, а 1 декабря 2015 году было продолжено судебное разбирательство, чем было нарушено право обвиняемых на защиту. В присутствии присяжных заседателей свидетелю К и потерпевшей Л был представлен для обозрения обрез ружья ИЖ, но потерпевшая его не опознала, следовательно, свидетель К лжесвидетельствовал в отношении Алынина, а ружье необходимо было признать недопустимым и неотносимым доказательством. Судья незаконно отказал Альшину и защите в исследовании в присутствии присяжных заседателей справок из ГКБ гор. о наличии у него заболевания - перелом ноги, исключающего его участие во вмененных ему деяниях, а также в ходатайстве о проведении по делу повторных и дополнительных экспертиз. Кроме того, государственный обвинитель в ходе судебного заседания огласил сведения о судимости подсудимых и их религиозных убеждениях, что вызвало к ним предубеждение со стороны коллегии присяжных заседателей. 15 февраля 2014 года было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по факту разбойного нападения на АЗС « по заявлению Д Однако такое заявление в материалах дела отсутствует, а заявление от имени Д не могло быть составлено 15 февраля 2014 года (т.З л.д.6), поскольку он в это время находился за пределами Российской Федерации. Показания Я данные им с участием адвоката Скиба, не имеют юридической силы, поскольку ранее этот же адвокат по другому уголовному делу защищал Алынина, и после этого между ними сложились личные неприязненные отношения Вступительное слово председательствующего судьи было односторонним и необъективным, что повлияло на мнение присяжных заседателей о виновности Алынина. Полагает, что действиям подзащитного дана неверная юридическая оценка. Протокол судебного заседания является неполным и недостоверным, что подтверждается длительностью его изготовления. Просит приговор отменить, и вынести в отношении Алынина оправдательный приговор, либо дело направить на новое рассмотрение, а Альшину М.Ж. изменить меру пресечения на не связанную с изоляцией от общества.

Осужденный Курмангазиев Ж.И. утверждает, что уголовное дело рассмотрено судом с нарушением принципа состязательности сторон односторонне и с обвинительным уклоном. Подсудимый Алыпин заявлял ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей по мотиву ее тенденциозности, так как в ее состав входили лица славянской национальности и христианского вероисповедания, а на скамье подсудимых находились лица азиатской национальности и мусульманского вероисповедания, однако судья незаконно отказал в удовлетворении этого ходатайство. Прокурор систематически задавал наводящие вопросы свидетелям Я Л и их ответы вызвали предубеждения у присяжных заседателей и повлияли на их вердикт. Также указывает, что в ходе предварительного слушания подсудимый Алыпин отказался от своего ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей и сделал заявление о суде из трех профессиональных судей, против которого другие подсудимые не возражали. Однако председательствующий судья, вопреки мнению всех подсудимых, вынес решение о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Кроме того, судья проигнорировал ходатайство подсудимого Абдулова об истребовании медицинских документов из следственного изолятора о состоянии его здоровья, которые нужны были для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Также судья незаконно отказал в ходатайстве подсудимого Абдулова о возвращении уголовного дела прокурору в связи с вручением ему обвинительного заключения в неполном объеме и без подписи прокурора. После этого ходатайства председательствующий незаконно объявил перерыв, и 30.11.2015 года обвиняемым были вручены новые копии обвинительного заключения, а 1 декабря 2015 года судья продолжил предварительное слушание, в ходе которого Алыпин вновь заявил ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, и государственный обвинитель заявил ходатайство о продлении им срока содержания под стражей, которые были судьей незаконно удовлетворены. Изложенные обстоятельства свидетельствуют о заинтересованности судьи Е в исходе дела Утверждает, что осужден незаконно и необоснованно, поскольку совершить нападение на АЗС ему никто не предлагал, об этих планах он не знал, и оружия у него не было. В помещение АЗС не проникал, а просто находился в автомобиле и выполнял свой очередной заказ, а о нападении узнал только по дороге в г. , и денег от преступления он не получал. Потерпевшие его не уличали, и в деле нет доказательств его виновности во вмененном ему деянии. Об этом же в суде свидетельствовали Я и все осужденные. Просит приговор отменить и оправдать его.

Адвокат Морозова О. В. в защиту интересов осужденного Курмангазиева Ж.И. указывает, что приговор является незаконным поскольку обвинением не представлены бесспорные доказательства свидетельствующие о виновности Курмангазиева Ж.И. в инкриминированных ему деяниях. В ходе судебного разбирательства обвинение Курмангазиева Ж.И. в том, что 15.02.2014г. ему предлагали совершить нападение на АЗС « », не подтвердилось, о таких планах он не слышал, о наличии оружия ничего не знал, в помещение АЗС « не проникал, потерпевшие и свидетели его не видели, никто его не уличал, и он просто сидел в машине, выполняя свой заказ в качестве таксиста. Утверждает, что Курмангазиев Ж.И. узнал о совершенном нападении только по дороге в г. , и от похищенных денег отказался, что свидетельствует о его неучастии в разбойном нападении на АЗС. Присяжные заседатели и суд по этому эпизоду не дали должной оценки показаниям свидетеля Я подсудимых Абдулова, Алынина Ибрашева, данных ими в суде. Кроме того, обвинение не доказало участие Курмангазиева Ж.И. в краже из магазина « » в гор. . Согласно ст. 14 УПК РФ, все неустранимые сомнения суд обязан истолковать в пользу подсудимых. Просит приговор отменить и оправдать Курмангазиева Ж.И. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162 и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Адвокат Кадырмухамбетов М.Н. в интересах осужденного Ибрашева Д.Г. указывает, что суд при назначении подзащитному наказания в достаточной степени не учел его личность, признание им своей вины раскаяние в содеянном, активную помощь в расследовании уголовного дела и изобличению других соучастников преступления, а также отсутствие у него отягчающих наказание обстоятельств. Кроме того вердиктом присяжных заседателей Ибрашев Д.Г. был признан по всем эпизодам заслуживающим снисхождения, в связи с чем суд вправе был назначить ему наказание ниже низшего предела санкции соответствующих статей Уголовного кодекса РФ. Просит приговор изменить и смягчить Ибрашеву Д.Г. наказание с применением к нему ст. 64 УК РФ.

В возражениях государственный обвинитель Иванов А.А. и потерпевший Д указывают о своем несогласии с доводами апелляционных жалоб и просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, предварительное слушание по настоящему делу было проведено в соответствии с положениями ст. 325 УПК РФ.

В подготовительной части предварительного слушания всем обвиняемым были разъяснены их процессуальные права, в том числе и особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей (т.24 л.д.99).

Учитывая, что отдельное производство уголовного дела в отношении Алынина М.Ж., заявившего ходатайство о судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей, препятствовало бы всестороннему и объективному его разрешению, то председательствующий судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Абдулова М.Н. о выделении материалов уголовного дела в отношении Алынина М.Ж. в отдельное производство.

Ссылки осужденных на то, что в процессе предварительного слушания обвиняемый Альшин М.Ж. отказался от своего ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, не соответствуют действительности, поскольку Альшин М.Ж., как это следует из протокола судебного заседания, изменив свое мнение по данному вопросу, затем в письменном виде окончательно поддержал ранее заявленное ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей (т.24 л.д.93, 116). При таких обстоятельствах, председательствующий судья лишен был возможности назначить данное дело к слушанию в иной форме судопроизводства, то есть без участия присяжных заседателей.

Юридических поводов для возвращения уголовного дела прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд первой инстанции не установил, и выводы об этом подробно мотивировал в своем постановлении о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания (т.24 л.д. 122-131). Оснований сомневаться в правильности такого решения у судебной коллегии не имеется.

Что касается копий обвинительного заключения, то они были вручены обвиняемым в установленном законом порядке (т.24 л.д. 86-89), и, вопреки доводам жалоб, требования ст.ст.222,228 ч.1 п.2 УПК РФ, в рассматриваемом случае не нарушались. Причем, в подготовительной части судебного разбирательства все подсудимые заявили, что они получили копию обвинительного заключения 18 ноября 2015 года, и замечаний по этому поводу они не высказывали (т.25 л.д. 169-170).

По окончанию расследования обвиняемым, в том числе Абдулову и Альшину, была предоставлена реальная возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела в полном объеме, и при этом их процессуальные права не нарушались.

Многочисленные ходатайства осужденных, в том числе о назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении Абдулова, об отводе председательствующего судьи, об исключении недопустимых доказательств, были разрешены председательствующим судьей в установленном законом порядке, и выводы об этом он подробно мотивировал в своем итоговом постановлении.

Что касается отмены в апелляционном порядке итогового постановления суда в части продления срока содержания обвиняемого под стражей (т.25 л.д.23-24), то это обстоятельство не являлось препятствием к рассмотрению данного уголовного дела по существу с участием судьи Е

По этому поводу в Постановлении от 2 июля 1998 года N 20-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, «что беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д. К числу решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу может быть отнесено определение (постановление) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия, поскольку фактическую основу для такого рода решений составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения конкретной меры пресечения, но никак не виновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления, подлежащая установлению в приговоре суда».

В подготовительной части судебного разбирательства председательствующий судья подробно разъяснил всем подсудимым их права во время рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в том числе и право на роспуск коллегии присяжных по мотиву тенденциозности ее состава (т.25 л.д. 171).

Формирование коллегии присяжных заседателей осуществлялось судом в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и на данной стадии судебного разбирательства права подсудимых и их защитников не ущемлялись.

Вступительное слово председательствующего отвечало положениям ч.2 ст. 328 УПК РФ, и в нем судья не высказывал своего мнения по рассматриваемому уголовному делу.

Согласно ч. 15 ст. 328 УПК РФ, если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то немотивированный отвод производится по их взаимному согласию, а в случае его недостижения - путем разделения между ними количества отводимых присяжных заседателей поровну. Если такое разделение невозможно, то подсудимые реализуют свое право на немотивированный отвод по большинству голосов или по жребию.

Таким образом, по смыслу закона, обвиняемые, все вместе, имели право только на два немотивированных отвода.

Из представленных материалов следует, что подсудимые заявили о своем желании реализовать данное право путем производства немотивированных отводов защитниками, после чего их адвокаты согласовав между собой и подзащитными единую позицию, вычеркнули из списка двух кандидатов в присяжные заседатели, и тем самым они воспользовались своим правом на немотивированные отводы (т.25 л.д.191).

С учетом количества кандидатов в присяжные заседатели, оставшихся после удовлетворения немотивированных отводов, у суда не было оснований для предоставления сторонам возможности еще заявлять дополнительные немотивированные отводы.

Обстоятельства, предусмотренные ст.ст. 3, 7 ФЗ от 20.08.2004 N 113- ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», препятствующие участию К З П Б в рассмотрении настоящего уголовного дела в качестве присяжных заседателей отсутствовали, их не усматривает и судебная коллегия. Вопреки доводам жалоб, кандидат в присяжные заседатели Д не делала заявлений о нежелании участвовать в рассмотрении данного уголовного дела (т.25 л.д. 181).

Из протокола судебного заседания также следует, что подсудимые, в том числе и Абдулов М.Н., принимали активное участие в формировании коллегии присяжных, и их права при этом не нарушались (т.25 л.д. 188- 189).

Заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей до приведения ее к присяге участники судебного заседания, в том числе и осужденные, не делали (т.25 л.д. 192).

Ходатайство о тенденциозности состава коллегии, заявленное осужденными уже в ходе судебного следствия, председательствующим обоснованно было оставлено без удовлетворения, и правомерность данного постановления не вызывает сомнений у судебной коллегии (т.25 л.д. 196-197).

Вопреки доводам жалоб, судебное разбирательство по настоящему делу было проведено с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Против предложенного государственным обвинителем порядка исследования доказательств участники процесса не возражали (т.25 л.д. 198-199).

Как следует из протокола судебного заседания, сведения характеризующие личность подсудимых, которые могли бы вызвать предубеждение у присяжных заседателей, в их присутствии не исследовались. Допросы потерпевших и свидетелей в ходе судебного заседания проводились в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ, и наводящие вопросы им со стороны обвинения или председательствующего судьи не задавались. Обстоятельств, свидетельствующих о том, что государственный обвинитель неправильно формулировал вопросы или оказывал давление на свидетелей или потерпевших, судебной коллегией не установлено.

В ходе судебного разбирательства председательствующий судья по ходатайству государственного обвинителя исключил из обвинения Абдулова М.Н. по ч. 2 ст. 209 УК РФ сведения о приготовлении его к совершению разбойных нападений на ООО « », АЗС « »и на домовладение в с. однако они никак не препятствовали вынесению итогового судебного решения и не являлись основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

Вещественные доказательства, в том числе и обрез ружья ИЖ-81, непосредственно исследовались в судебном заседании с участием подсудимых и их защитников, и в ходатайстве осужденного Абдулова М.Н. о повторном осмотре оружия председательствующий судья обоснованно отказал (т.26 л.д.82). Вопреки доводам жалоб, оснований для признания данного доказательства недопустимым не имеется (т.26 л.д. 142).

Что касается автомобилей « », государственный знак

и « », государственный знак то они, по причине их громоздкости, действительно, не исследовались в судебном заседании и не предъявлялись обвиняемым в качестве вещественных доказательств, однако эти обстоятельства также не могли повлиять на вердикт присяжных заседателей.

С учетом того, что при окончании предварительного следствия Абдулов М.Н. был ознакомлен с уголовным делом, то предоставленное судом дополнительное время для его повторного ознакомления являлось достаточным в целях восполнения имеющихся у подсудимого в этой части пробелов (т.26 л.д.85, 90).

Предусмотренные законом основания для отвода председательствующего Е не установлены, и все заявленные по этому поводу ходатайства, в которых содержались новые доводы разрешались судьей только в совещательной комнате и в строгом соответствии с положениями ч. 2 ст. 256 УПК РФ.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела, получении явок с повинной Я изъятии предметов из автомашины « не установлено Многочисленные ходатайства осужденных и их защитников о допущенных в ходе предварительного следствия нарушений УПК РФ были тщательно рассмотрены председательствующим судьей и отклонены его мотивированными постановлениями, законность и обоснованность которых не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Согласно ч. 7 ст. 335 УПК РФ, в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, и поэтому председательствующий правомерно отказал подсудимому Абдулову М.Н в исследовании в присутствии присяжных заседателей его заявления о желании пройти психофизиологическое исследование с использованием полиграфа.

Юридических препятствий для допроса в присутствии присяжных заседателей Я в качестве свидетеля, в оглашении протоколов с его показаниями на предварительном следствии и в судебном заседании от 28 октября 2015 года из выделенного уголовного дела председательствующим судьей не установлено, и он обоснованно оставил без удовлетворения многочисленные ходатайства осужденных и их защитников об исключении этих доказательств из судебного разбирательства (т.25 л.д.201, 203, т.26 л.д.41-48,57,62,99, 100).

Причем, ходатайство об оглашении протокола судебного заседания в отношении Я (т.25 л.д.29-35) было рассмотрено с участием подсудимых, но они и их защитники не делали заявлений о том, чтобы им было предварительно предоставлено время для ознакомления с данным документом (т.26 л.д.61-62). Сам свидетель Я был непосредственно допрошен в процессе судебного разбирательства (т.26 л.д.21-81), и его показания были оценены присяжными заседателями в совокупности с другими представленными суду доказательствами.

Оснований для повторного вызова и допроса потерпевших Л К М и свидетеля Я у суда не имелось, и поэтому заявленное ходатайство осужденного Абдулова М.Н. в этой части обоснованно было оставлено без удовлетворения (т.26 л.д.85-89).

Правомерно были допущены к исследованию с участием присяжных заседателей и протоколы допросов осужденного Курмангазиева Ж.И. на предварительном следствии, поскольку они проводились с участием защитника, и заявлений о недозволенных методах, либо о других процессуальных нарушениях, участники данных следственных действий не делали (т.25 л.д.206, т.26 л.д.88).

Потерпевшая Л подробно допрашивалась в присутствии присяжных заседателей по обстоятельствам дела и с ее участием правомерно исследовались фотографии с оружием, приложенным к заключению эксперта № 2235 от 01.08.2014 (т.8 л.д.175-177, т.25 л.д.212- 215).

Председательствующий судья обоснованно допустил к исследованию заявление потерпевшего Д от 15 февраля 2014 года (т.З л.д.6), о чем он подробно мотивировал свои выводы в этой части в соответствующих постановлениях (т.25 л.д.222-223, т.26 л.д.68).

Что касается постановления о возбуждении уголовного дела от 15 февраля 2014 года, в котором имеется ссылка на заявление от имени Д (т.З л.д.1), а также доводов о выезде потерпевшего Д с 8 по 22 февраля 2014 года за пределы Российской Федерации, то в представленных материалах имеется сообщение начальника смены отдела МВД РФ по району о регистрации сообщения, поступившего от старшего сержанта Ш,

по поводу вооруженного нападения на оператора АЗС « и похищения денежной выручки, с приложенными документами, в том числе и с объяснением потерпевшей Л (т.З л.д.5,17-19).

Из имеющихся в деле материалов усматривается, что устное заявление Д который, как это следует из показаний потерпевшего Д на предварительном следствии, также является соучредителем АЗС « », явилось лишь поводом для проведения проверки, по результатам которой и было возбуждено настоящее уголовное дело.

При таких обстоятельствах оснований для признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела по факту нападения на АЗС « » и проведенных следственных действий судебная коллегия не усматривает.

С участием потерпевшего М в суде присяжных просматривалась видеозапись осмотра места происшествия от 10.04.2014 в помещении магазина « (т.25 л.д.229), и полученные результаты были оценены присяжными заседателями наряду с другими исследованными доказательствами.

Суд правомерно возложил на сторону защиты обязанность по обеспечению явки предложенного ею свидетеля Ч Причем председательствующий судья принимал меры для вызова указанного лица однако обеспечить его участие не представилось возможным, после чего подсудимые Абдулов М.Н. и Альшин М.Ж. отказались от его допроса и не возражали закончить судебное следствие в его отсутствие (т.26 л.д.89,106,124,149).

Правомерно суд оставил без удовлетворения ходатайство осужденного Алынина М.Ж. об оглашении объяснений Ч и М поскольку в силу ст. ст. 73 и 74 УПК РФ такие документы не являются надлежащими доказательствами по настоящему уголовному делу (т.26 л.д. 143).

Отказывая в ходатайстве осужденного Алынина М.Ж. о приобщении к делу медицинской справки из ГКБ г. от 31.08.2013 и в вызове врача-травматолога, председательствующий судья в своем постановлении обоснованно сослался на неотносимость предлагаемых к исследованию сведений к фактическим обстоятельствам дела (т.26 л.д. 104, 115, 149).

Поскольку судебное следствие было окончено и суд перешел к следующей стадии судебного разбирательства - к прениям, то председательствующий не усмотрел новых обстоятельств для возобновления судебного следствия, и правомерно отказал подсудимому Альшину М.Ж. в ходатайстве о приобщении его медицинской карты (т.26 л.д. 150, 204).

Вопреки утверждениям осужденного Абдулова М.Н., осужденный Ибрашев Д.Г. и его защитник Кадырмухамбетов М.Н. в процессе судебного разбирательства занимали согласованную позицию, и сам Ибрашев Д.Г. в суде первой инстанции по этому поводу никаких заявлений не делал и не обжаловал приговор в апелляционном порядке.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона которые могли бы повлиять на принятое по делу решение, судебной коллегией не установлено.

Доводы осужденных Абдулова М.Н. и Алынина М.Ж. о нарушении их прав на защиту и о ненадлежащим исполнении функций защитников со стороны адвокатов, назначенных им в ходе предварительного следствия, в суде первой инстанции и во время подготовки к судебному разбирательству в суде апелляционной инстанции, были тщательно проверены, но они не подтвердились, и признаются судебной коллегией несостоятельными.

Судебные прения проходили с соблюдением принципа равенства и состязательности сторон. Попытки осветить обстоятельства и доказательства, которые не рассматривались с участием присяжных заседателей, председательствующим судьей пресекались, и присяжные заседатели предупреждались о необходимости не принимать во внимание недопустимые сведения (т.26 л.д. 152-199).

Вопросный лист и напутственное слово председательствующего соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 340 УПК РФ, и представителям обеих сторон процесса была предоставлена реальная возможность представить суду свои замечания и варианты вопросного листа для присяжных заседателей (т.26 л.д.204-210).

Какого-либо давления со стороны председательствующего судьи на коллегию присяжных заседателей в ходе всего судебного разбирательства в том числе и на стадии вынесения вердикта не оказывалось (т.26 л.д.213- 216).

Положения ст. 345 УПК РФ не содержат требований о том, что, если председательствующий найдет вердикт неясным или противоречивым и предложит присяжным возвратиться в совещательную комнату, то они должны находиться там не менее трех часов перед тем, как вновь приступят к голосованию. Вопреки доводам жалоб, нарушений требований уголовно-процессуального закона при вынесении присяжными заседателями вердикта не допущено.

Вина осужденных в инкриминированных им деяниях определена вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является ясным, и к обстоятельствам, как они были им установлены, уголовный закон применен правильно. Противоречий между вердиктом присяжных заседателей и описательной частью приговора не имеется.

Из ответов присяжных заседателей на вопросы № № 25-27, 29-30 следует, что Альшин и Абдулов принимали участии в объединенной вооруженной группе, созданной другим лицом для нападения на граждан и организации на территории г. и области для завладения деньгами и имуществом, и что в составе этой группы они совершили вооруженное нападение на АЗС « ».

При таких обстоятельствах действия Алынина и Абдулова обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 209 и п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

В соответствии с положениями ст. 389.27 и пп. 2-4 ст.389.15 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение материального закона и несправедливость приговора.

Следовательно, приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и поэтому доводы осужденных об ошибочности вердикта, о неполноте предварительного и судебного следствий признаются судебной коллегией безосновательными.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст ст. 6, 60-62 УК РФ, с учетом их личности, обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность, и является справедливым.

При этом суд учел и вердикт коллегии присяжных заседателей, не признавший Абдулова М.Н., Альшина М.Ж. и Курмангазиева Ж.И заслуживающими снисхождения.

Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей Ибрашев Д.Г признан заслуживающим снисхождения по всем преступлениям, то суд назначил ему наказание с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ, и оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Принимая решение о неприменении к осужденным положений ст. ст. 64, 73 УК РФ и о невнесении изменений в категории совершенных ими преступлений, суд достаточно полно мотивировал свои выводы об этом, и оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Психическое состояние осужденных проверено полно, и они обоснованно признаны вменяемыми.

В частности, согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Абдулов М.Н. хроническим расстройством в настоящее время не страдает. Результаты психопатологического исследования свидетельствуют о сохранности у него основных психических функций и исключают у него хронический психопатологический процесс, слабоумие Во время совершения инкриминируемых ему деяний Абдулов М.Н. не находился в состоянии какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности и мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы Альшин М.Ж обнаруживает синдром зависимости, вызванный сочетанием употребления ПАВ. Однако степень психических нарушений незначительна и не лишает его критических способностей. Во время совершения инкриминируемых ему деяний Альшин М.Ж. не находился в состоянии какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности и мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259, 353 УПК РФ, и поданные на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т. 2 7 л.д.167-168, 224-226, 239-240).

Таким образом, основания для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 ,389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 марта 2016 года в отношении Абдулова М Н , Альшина М Ж , Ибрашева Д Г Курмангазиева Ж И оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 65 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта