Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ14-3СП от 03.03.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ14-Зсп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 3 марта 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.,

судей Истоминой Г.Н. и Шалумова М.С.,

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденной Качаловой Л.А., ее защитника Миряха ВВ., и апелляционной жалобе защитника Кожемякина А.Б. в интересах осужденного Четвертного Е.О., на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 22 октября 2013 года.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., выступления осужденных Качаловой Л.А. и Четвертного Е.О. в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Миряха ВВ. в защиту Качаловой Л.А., Кожемякина А.Б. и Сабурова С.А. в защиту Четвертного Е.О., поддержавших доводы апелляционных жалоб возражения потерпевшей П государственного обвинителя Генеральной прокуратуры РФ Митюшова В.П., полагавших оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Указанным приговором

Четвертной Е О,

ранее не судимый осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и установлением осужденному на этот срок конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре;

Качалова Л А,

ранее не

судимая осуждена по ч.ч. 4, 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 2 года и установлением осужденной на этот срок конкретных ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре.

Обоим осужденным зачтено в срок наказания время содержания под стражей до дня постановления приговора.

В счет компенсации морального вреда взыскано в пользу П:

с Четвертного рублей, с Качаловой рублей.

Качалова Л.А. и Четвертной Е.О. на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными в том, что Качалова в период с 28 июня по 30 июня 2011 года за денежное вознаграждение склонила Четвертного к совершению убийства М к которой испытывала неприязнь на почве возникших противоречий в совместной деятельности, и оказала Четвертному пособничество в убийстве, предоставив необходимую для этого информацию и дав соответствующие указания, а Четвертной согласившись на предложение Качаловой, 2 июля 2011 года в г. при ее пособничестве совершил убийство М по найму.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденная Качалова Л.А высказывает несогласие с приговором, ссылаясь на то, что в ходе предварительного слушания суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору и назначил судебное заседание, несмотря на то, что копия обвинительного заключения Качаловой вручена не была, а акт об отказе в получении ею данного документа составлен с нарушениями закона. Поручение прокурора администрации места содержания под стражей на вручение ей копии обвинительного заключения отсутствует Утверждает, что помощник следователя, пытавшийся вручить ей копию обвинительного заключения, соответствующими полномочиями не обладал и пытался принудить ее к расписке в получении указанного документа неверной датой, что повлекло ухудшение состояния ее здоровья, подтверждающееся соответствующими медицинскими справками. В материалах дела имеются 3 варианта сопроводительного письма о направлении прокурором дела в суд содержание которых свидетельствует, по ее мнению, о невыполнении прокурором требований ст. 222 УПК РФ. В связи с допущенными нарушениями она была вынуждена принимать решение о составе суда в условиях отсутствия у нее необходимых сведений о содержании обвинения, совокупности доказательств обвинения и защиты.

Кроме того, осужденная ссылается на то, что при рассмотрении дела были нарушены принципы состязательности и равноправия сторон. В предъявленном ей обвинении отсутствует указание на цель, которую она преследовала при совершении преступления. В ходе судебного заседания государственный обвинитель вопреки положениям ст. 252, 334 и 335 УПК РФ доводила до сведения присяжных информацию относительно подготовки проведения конференции, на которой она была избрана президентом ассоциации, при этом необоснованно ссылалась на нарушения процедуры выборов, что сформировало у коллегии негативное отношение к подсудимой Несмотря на данные обстоятельства и неотносимость указанных сведений к предмету рассмотрения по делу, председательствующий не остановил гособвинителя и не указал присяжным заседателям, что доводы обвинителя не следует принимать во внимание.

При изложении напутственного слова председательствующим были фрагментарно и неполно изложены доказательства защиты, в то время как доказательства обвинения, в частности, показания Четвертного, в которых тот признавал свою вину, были изложены в полном объеме. Кроме того председательствующий акцентировал внимание на то, что она отказалась от дачи образцов подписи для проведения почерковедческой экспертизы. Кроме того, в напутственном слове не нашли отражение неустраненные противоречия между признательными показаниями Четвертного и выводами эксперта относительно механизма, локализации и количества телесных повреждений причиненных потерпевшей.

Далее осужденная указывает, что в ходе судебного следствия суд необоснованно отказал стороне защиты в приобщении к делу заключения специалиста Б , содержание которого частично излагается в жалобах и допросе указанного лица в судебном заседании. При проведении экспертизы в период предварительного расследования эксперт не ответил на поставленный вопрос о возможности образования телесных повреждений у потерпевшей при обстоятельствах, указанных Четвертным. Более того, видеозапись проверки показаний Четвертного на месте и орудие преступления эксперту представлены не были. Вид гаечного ключа, которым было совершено преступление, не установлен. Исследовательская часть в обоснование вывода о возможности причинения повреждений гаечным ключом в заключении эксперта отсутствуют. Однако ходатайство защиты о проведении повторной судебно криминалистической экспертизы было судом необоснованно отклонено без удаления в совещательную комнату.

Полагает, что судом незаконно отказано в допросе свидетеля М которая могла бы опровергнуть показания свидетелей обвинения о вывозе ею в свой личный офис ряда документов ассоциации, а также об отсутствии на счетах ассоциации денежных средств. Судом незаконно отказано в приобщении к делу письма, составленного в 2009 году от имени потерпевшей с представлением кандидатуры Качаловой на получение премии им К что свидетельствует об отсутствии между потерпевшей и ею неприязненных отношений.

Также считает приговор несправедливым, поскольку судом было отказано в приобщении положительной характеристики на нее от председателя общественной наблюдательной комиссии г. .

С учетом изложенного просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней в интересах осужденной Качаловой защитник Миряха В.В. приводит полностью аналогичные доводы о нарушениях прав стороны защиты и процедуры рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, и высказывает аналогичную просьбу. Кроме того ссылается на то, что председательствующим было незаконно отказано в исследовании дисков, содержащих результаты прослушивания телефонных переговоров Качаловой, и допросе свидетеля К . Указывает, что в ходе судебного разбирательства была незаконно отстранена от участия в деле присяжный заседатель, которая, отвечая на вопрос секретаря суда, сообщила о наличии у коллегии разногласий, не конкретизируя при этом суть данных разногласий. Кроме того, в нарушение положений ст. 333 УПК РФ в ходе судебного заседания 16.10.2013 года председательствующим не были озвучены вопросы, поступившие от присяжных заседателей и не выяснялись обстоятельства, о которых шла речь в этих вопросах.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней в интересах осужденного Четвертного защитник Кожемякин А.Б. высказывает несогласие с приговором ссылаясь на допущенные председательствующим нарушения уголовно процессуального закона. Указывает, что судом было незаконно отказано в исследовании вещественного доказательства - видеозаписи камеры наружного наблюдения, установленной на подъезде дома, где совершено преступление, в допросе свидетеля М (несмотря на то, что ее упоминали другие свидетели, а также сам председательствующий в напутственном слове свидетелей П ,Б , специалиста Б , Также полагает, что судом было незаконно отказано в назначении повторной медико криминалистической экспертизы, а постановление об этом в нарушение положений ст. 256 УПК РФ вынесено без удаления в совещательную комнату По мнению защитника, показания свидетеля М содержали сведения которые могли вызвать у присяжных заседателей предубеждение против Качаловой, однако председательствующий этот факт проигнорировал, не остановил свидетеля и не обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать данные сведения. В напутственном слове председательствующий выразил свое мнение по вопросам, относящимся к компетенции присяжных заседателей, нарушил принципы объективности и беспристрастности. Кроме того, 3 октября 2013 года судебное заседание было проведено в отсутствие адвоката Сабурова, чем было нарушено право Четверного на защиту. С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшая Г. и государственный обвинитель прокуратуры г. Москвы Карпова Г.В. указывают на несостоятельность приведенных в них доводов и просят оставить жалобы без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и справедливым, а апелляционные жалобы осужденной и защитников не подлежащими удовлетворению.

Согласно ст. 38927 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 статьи 38915 Кодекса существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Исходя из данной нормы уголовно-процессуального закона, судебные решения, вынесенные с участием присяжных заседателей, не могут быть обжалованы сторонами в апелляционном порядке и не подлежат проверке судом апелляционной инстанции по мотивам несоответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции.

В этой связи доводы осужденных и их защитников об оспаривании фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом присяжных заседателей, недоказанности вины осужденных, противоречивости или недостоверности доказательств, положенных в основу их обвинения, не могут быть Судебной коллегией приняты во внимание и рассмотрены.

Также не могут быть рассмотрены в качестве доводов жалоб и проверены в апелляционном порядке предположения участников процесса о допущенных судом нарушениях закона, не подтвержденные протоколом судебного заседания или какими-либо иными объективными данными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (ст. 389 УПК РФ по делу не установлено.

Предварительное слушание проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Доводы защиты о том, что суд обязан был возвратить дело прокурору в связи с невручением обвиняемой Качаловой копии обвинительного заключения, и по этой причине постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания является незаконным, Судебная коллегия находит несостоятельными. Как следует из материалов дела, обвиняемая отказалась от получения копии обвинительного заключения, о чем был составлен акт. Ссылки защиты на отсутствие в деле письменного поручения прокурора администрации следственного изолятора о вручении копии обвинительного заключения Качаловой, равно как и доводы о наличии нескольких вариантов сопроводительного письма о направлении дела в суд, являющиеся лишь предположениями защитника Миряха, не могут рассматриваться как свидетельствующие о том, что по делу допущены нарушения, ставящие под сомнение законность постановленных судебных решений.

С утверждениями стороны защиты о том, что Качалова была лишена возможности принять решение о составе суда, согласиться нельзя, так как обвинение ей было предъявлено в установленном законом порядке, она ознакомлена с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ с разъяснением ей соответствующих процессуальных прав, в том числе права на выбор состава суда, после чего Качалова имела достаточное время для консультаций с защитником и принятия окончательного решения о составе суда.

Выбор Качаловой и ее защитника в качестве формы судопроизводства для рассмотрения дела суда с участием присяжных заседателей предусматривающего наиболее высокую степень процессуальных гарантий участников процесса, и, прежде всего, стороны защиты, являлся добровольным и осознанным, о чем свидетельствует заявление защитника Миряха в суде апелляционной инстанции о том, что при этом они не надеялись на объективность суда в составе профессиональных судей. Само по себе недовольство Качаловой и ее защитника обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей не может служить основанием для утверждений о нарушении процессуальных прав осужденной при назначении судебного заседания.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Качаловой Л.А. и Четвертного Е.О. в вышеуказанных преступлениях, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ Замечаний по поводу процесса формирования коллегии присяжных заседателей и заявлений о ее роспуске ввиду тенденциозности состава коллегии от сторон не поступало (т. 11 л.д. 189).

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

Решение об отстранение от участия в деле присяжного заседателя № 9 принято судом в соответствии с требованиями ст. 333 УПК РФ, учитывая информацию, содержащуюся в докладной записке секретаря суда, а также пояснения присяжного заседателя № 9, подтвердившей в ходе судебного заседания факт сообщения ею лицу, не входящему в состав суда, информации относительно обстоятельств рассматриваемого дела (т. 11, л.д. 129, т. 12, л.д. 231).

Судебное разбирательство по делу проведено в предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуре с учетом особенностей установленных главой 42 УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в ходе судебного разбирательства исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов сторонам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на вынесение вердикта коллегией присяжных заседателей и постановление судом законного обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Так, судом были рассмотрены ходатайства стороны защиты о допросе в присутствии присяжных заседателей в качестве свидетелей ряда лиц, на которых имеются ссылки в апелляционных жалобах и выступлениях участников со стороны защиты в заседании суда апелляционной инстанции, в том числе Б ,К иМ , а также о допросе в качестве специалиста Б и приобщении к делу его письменного мнения Предварительно эти были лица допрошены в отсутствие присяжных заседателей, по результатам допросов приняты обоснованные и мотивированные решения об отказе в удовлетворении ходатайств, поскольку указанные лица не располагали сведениями, имеющими отношение к предмету доказывания по данному делу, либо сообщали сведения, не подлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей (в частности, показания П о том, что Четвертной сообщил ей о неправомерных действиях совершенных в отношении него сотрудниками правоохранительных органов Оснований не соглашаться с выводами суда в этой части у Судебной коллегии нет.

Кроме того, судом было обоснованно отказано в приобщении к материалам дела заключения специалиста Б и допросе указанного лица в присутствии коллегии присяжных заседателей. Данное решение также принято в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом показаний Б в судебном заседании в отсутствие присяжных заседателей, из которых видно, что Б не является специалистом в соответствии со ст. 58 УПК РФ, явно вышел за пределы своей профессиональной компетенции, в том числе дает оценку показаниям свидетелей по делу.

Также вопреки доводам апелляционных жалоб судом обоснованно, в соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ, отказано в удовлетворении ходатайств защиты об исследовании документов и иных доказательств, на которые указывается в жалобах. В то же время, председательствующим удовлетворен целый ряд ходатайств защиты об исследовании доказательств, в том числе о просмотре видеозаписи с камеры наблюдения в части, касающейся действий Четвертного (т. 12 л.д. 50-51); допроса свидетеля К (т. 12 л.д. 59-60, 71-80); прослушивании телефонных переговоров и других. При этом видеозапись камеры наружного наблюдения, установленной на подъезде дома где было совершено преступление, и материалы прослушивания телефонных переговоров были исследованы судом в той части, в которой данные доказательства имеют отношение к предмету доказывания по данному делу.

Суд правильно, в форме протокольного решения, отказал в удовлетворении ходатайства защитника Миряха ВВ. о назначении повторной медико-криминалистической экспертизы ввиду отсутствия оснований предусмотренных ст. 207 УПК РФ (т. 12 л.д. 159-160). Доводы апелляционных жалоб о том, что эксперт, проводивший первичную экспертизу, не ответил ни на один из поставленных следователем вопросов, не соответствуют действительному содержанию данного заключения, по существу эти доводы сводятся к несогласию с выводами эксперта. Согласно ч. 2 ст. 256 УПК РФ судом в совещательной комнате выносится постановление или определение суда о назначении экспертизы, а не постановление или определение об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, относящееся к иным решениям, которые по усмотрению суда могут выноситься непосредственно в зале судебного заседания и в этом случае лишь заносятся в протокол судебного заседания. Ошибочное указание председательствующим на то, что им отказано в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной экспертизы (вместо повторной), не влияет на оценку принятого им решения, поскольку судом рассматривались и оценивались доводы защиты о наличии оснований для назначения именно повторной экспертизы.

Из протокола судебного заседания следует, что при представлении доказательств стороной обвинения и в выступлениях государственных обвинителей в прениях нарушений положений ст. 252, 335 УПК РФ допущено не было. Сведения, сообщенные государственным обвинителем относительно процедуры избрания Качаловой президентом ассоциации, имели отношение к предмету судебного разбирательства. Показания свидетеля М не содержат информации, которая посредством создания у присяжных заседателей негативного отношения к Качаловой могла повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Кроме того, сторона защиты в ходе судебного следствия не высказывала никаких возражений относительно содержания данных показаний.

Как следует из представленных материалов, защиту подсудимого Четвертного в суде первой инстанции осуществляли на основании соглашений адвокаты Кожемякин А.Б. и Сабуров С.А. При отсутствии одного из указанных защитников председательствующий в каждом случае выяснял у подсудимого второго адвоката и других участников процесса, не возражают ли они против проведения судебного заседания при данной явке. Возражений от подсудимого и других участников процесса не поступало, в связи с чем председательствующий принимал решения о продолжении судебного разбирательства. Данные обстоятельства подтверждаются как протоколом судебного заседания, так и постановлением об удовлетворении замечаний государственного обвинителя на протокол судебного заседания.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ, а содержание напутственного слова председательствующего - требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ.

Все замечания сторон по поводу формулировки вопросов для присяжных в проекте вопросного листа были рассмотрены председательствующим в установленном порядке. После вручения вопросного листа и обращения к ним председательствующего с напутственным словом присяжные заседатели не сообщали о наличии неясностей по поставленным вопросам.

Возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего были правильно отклонены как не основанные на законе (т. 12 л.д. 248). При этом основная часть возражений сводилась к необходимости более подробного изложения доказательств по делу. Между тем, как следует из напутственного слова, председательствующий сообщил присяжным заседателям, что в соответствии с требованиями закона напоминает им содержание исследованных доказательств и просит учесть, что если он не назвал какие-то детали, то это не значит, что они не имеют значения для присяжных заседателей (т. 12 л.д. 236).

Процедура вынесения присяжными заседателями обвинительного вердикта и обсуждения судом последствий вердикта, не нарушена.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были приняты исчерпывающие меры по созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, ограждению присяжных заседателей от какого-либо незаконного воздействия и обеспечению объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей и вынесенного ими вердикта.

Замечания государственного обвинителя Карповой Г.В., осужденной Качаловой Л.А., защитника Миряха ВВ. на протокол судебного заседания, в том числе замечания, содержащиеся в апелляционных жалобах, рассмотрены председательствующим в установленные законом порядке и сроки (т. 13 л.д. 68, 72, 82-83, 123-124). Оснований сомневаться в обоснованности данных решений и полагать, что в протоколе неправильно отражены ход судебного разбирательства, действия председательствующего и сторон, у Судебной коллегии не имеется.

Квалификация действий осужденных является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельствах дела.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, характера и степени фактического участия осужденных в совершенном преступлении, значения этого участия для достижения цели преступления, других обстоятельств дела, сведений о личности виновных, смягчающих наказание обстоятельств.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 12 л.д. 253), судом было обоснованно отказано в приобщении к материалам уголовного дела характеристики на Качалову Л.А. из общественной наблюдательной комиссии г. , поскольку в ней содержался довод о непричастности подсудимой к совершению преступления.

Таким образом, назначенное осужденным наказание полностью отвечает требованиям ст. 6, 60 УК РФ, а наказание Четвертному также требованиям ст. 65 УК РФ, и потому является справедливым, а доводы осужденной Качаловой Л.А. и ее защитника о чрезмерной суровости наказания - несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 22 октября 2013 года в отношении Четверного Е О и Качаловой Л А оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденной Качаловой Л.А., ее защитника Миряха ВВ., и апелляционную жалобу защитника Кожемякина А.Б. в интересах осужденного Четвертного Е.О. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 481 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года с момента его провозглашения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 58 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта