Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ16-27 от 05.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-АПУ 16-27

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 5 июля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.

судей Зателепина О.К. и Земскова Е.Ю.,

при секретаре Миняевой В.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Сарыева Х.М. и адвокатов Лукьянова Г.Ю., Мирзоева Г.Б., Лукмановой О С , Подгорного Р.А., Батяева СВ., Еруслановой Н.В. и Павлова Р.Д. на приговор Московского городского суда от 13 января 2016 года, по которому

Сарыев Х М,

несудимый,

осужден по ст.317 УК РФ к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденного Сарыева Х.М. и его защитников адвокатов Мирзоева Г.Б., Лукмановой О С Сидорина О С , Гаджиева А.З., поддержавших доводы апелляционных жалоб потерпевших Жадобкина А.М. и Жадобкиной Е.Н., мнение прокурора Локтионова Б.Г., полагавших приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Сарыев Х.М. признан виновным и осужден за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов Ж в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, совершенное 6 апреля 2014 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Сарыев Х.М. считает приговор незаконным необоснованным и подлежащим отмене, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применен уголовный закон существенно нарушены требования уголовно-процессуального закона и назначенное наказание не соответствует тяжести преступления. Указывает, что ворвавшихся в его жилище мужчин он принял за бандитов и в целях самообороны стрелял в их сторону; причинить смерть работнику полиции он не желал. Потерпевший Ж ночью, не в форменном обмундировании, в течение получаса стучал, звонил, кричал, что он их сосед и его квартиру якобы затопили, требовал открыть дверь, попав в квартиру, не заявлял, что он сотрудник полиции, удостоверение не показывал, а сразу начал стрелять. Он Сарыев, хотел защитить свою беременную жену, стрелял не целясь, хаотично Ссылается на отсутствие доказательств того, что он знал о том, что Х совершил преступление. Суд не дал оценки тому, что он психически не здоров с детства и всю жизнь лечился. Полагает, что действия сотрудников полиции являлись незаконными, нарушающими его гражданские права. Отмечает, что показания свидетелей Л и Е противоречат как протоколу осмотра места происшествия, так и заключению судебно-медицинского эксперта. Оспаривает гражданский иск, указывая, что поскольку потерпевший Ж являлся сотрудником полиции, то его жизнь застрахована государством, в связи чем возложение на него выплат считает незаконным, тем более обращение взыскания в счет погашения исков на принадлежащий ему автомобиль. Просит приговор отменить и оправдать его за отсутствием в его действиях состава преступления;

- адвокат Лукьянов Г.Ю. указывает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в проведении комиссионной судебно-медицинской и судебно криминалистической экспертиз, которые могли бы подтвердить, что Ж стрелял первым, а Сарыев защищался и действовал в состоянии необходимой обороны, что исключает наличие состава преступления. Полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, Указывает, что Х не являлся подозреваемым, и суд необоснованно сослался в приговоре на это обстоятельство. Утверждает, что сотрудник полиции Ж незаконно проник в квартиру Сарыева против его воли и без судебного решения, не назвал свою должность, фамилию, не предъявил служебное удостоверение, первый применил оружие и произвел два выстрела в Сарыева. А мог заведомо оказывать помощь Ж и провоцировал Сарыева на совершение преступления, который считал свои действия правомерными. Просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный;

- адвокат Батяев С В . в защиту Сарыева Х.М. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает, что операция по задержанию Х производилась с нарушениями и при отсутствии мер предосторожности. Ж первым открыл огонь из пистолета. Суд дал неправильную оценку показаниям об этом свидетелей Е и Л Выводы судебно-психиатрической экспертизы сделаны без учета особенностей личности Сарыева, при этом суд необоснованно отказал в назначении повторной экспертизы. Дело рассмотрено с обвинительным уклоном, а приговор вынесен с грубыми нарушениями процессуального закона. Просит его отменить;

- адвокат Подгорный Р.А. указывает, что участие в качестве защитника адвоката Еруслановой в нарушение разъяснений Совета Адвокатской Палаты г. Москвы и против воли самого осужденного (л.п.44,684) являлось незаконным. Указанные разъяснения подлежат обязательному исполнению всеми адвокатами согласно ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката и нормам международного права, а также разъяснениям Конституционного Суда РФ (от 27.03.1996 года №8-П, от 28.01.1997 года №2-П, 21.102008 года № 488- О-О). Суд необоснованно отказал в исследовании заключения профессора Б о необоснованности судебных психолого-психиатрических экспертиз, не дал правовой оценки действиям работников полиции, незаконно проникавшим в квартиру осужденного, не исследовал для этого материалы служебной проверки по факту гибели Ж , не выяснил вопрос о возможности Ж к совершению активных действий после получения ранений. По делу были допущены нарушения уголовно-процессуального закона: так подсудимому не разъяснялась ст.82-1 УК РФ, защитникам Козинец, Подгорному и Вознесенской председательствующий не разъяснил положения ст.257-258 УПК РФ, свидетелям Е , Л , П Х , О С А , М не разъяснялись положения ст.51 Конституции РФ и они не предупреждались об уголовной ответственности по ст.308 УК РФ. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе эксперта, производившего осмотр трупа, отвод был разрешен без ухода в совещательную комнату (л.п.685,705,748,749, 752, 754,776). Суд не рассмотрел более 20 ходатайств защиты, в том числе отказал в допросе сотрудников БСТМ, являвшихся очевидцами происшедшего. Просит приговор отменить и осужденного оправдать;

- адвокат Ерусланова Н.В. приводит свою версию обстоятельств содеянного Сарыевым, указывает о нарушении судом права обвиняемого на защиту от необоснованного обвинения. Указывает, что Сарыев имел все основания защищаться от действии Ж о том, что он является работником полиции не знал. Удостоверение Ж не предъявлял, именно поэтому оно не было изъято с места происшествия и не приобщалось к материалам дела. Важная информация содержалась в телефоне Ж однако телефон судом не исследовался. Следственный эксперимент о возможности Сарыевым слышать слова Ж не может являться доказательством по делу. При задержании Сарыева, избрании меры пресечения и ее продлении переводчик Сарыеву не предоставлялся, копии судебных решений на азербайджанском языке ему не вручались. Эксперты при производстве психолого - психиатрической экспертизы с Сарыевым общались также без переводчика. Просит приговор отменить, Сарыева оправдать;

- адвокат Павлов Р.Д. указывает, что суд необоснованно отказал в

назначении ряда судебных экспертиз, которые бы могли подтвердить

показания осужденного о том, что он действовал, находясь в состоянии

необходимой обороны, а Ж стрелял первым. Полагает, что в действиях

Сарыева отсутствует состав преступления. Указывает, что

председательствующим были нарушены требования уголовно-

процессуального закона о презумпции невиновности, праве на защиту, языке

уголовного судопроизводства. Суд отказал в осмотре телефона Ж ,

который содержал информацию о невиновности Сарыева. Важнейшее

доказательство по делу - служебное удостоверение Ж было

уничтожено намеренно. При задержании Сарыева, избрании меры пресечения

и ее продлении переводчик Сарыеву не предоставлялся, копии судебных

решений на азербайджанском языке ему не вручались. Следственный

эксперимент о возможности Сарыевым слышать слова Ж не может

являться доказательством по делу. Просит приговор отменить и вынести

оправдательный приговор;

- адвокаты Мирзоев Г.Б. и Лукманова ОС. указывают, что сотрудники

полиции действовали неправомерно, они не имели право применять оружие не учли, что при задержании могут пострадать другие лица. А мог оказывать Ж негласную помощь и этим спровоцировал Сарыева считавшего свои действия правомерной защитой, не зная, что Ж является работником полиции. Также суд не проверил доводы Сарыева о том что Ж ранее высказывал ему угрозы. Просят приговор отменить Сарыева оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Львович А.С. просит оставить приговор без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его защитников - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы суда о виновности осужденного Сарыева в совершении указанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном разбирательстве доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, судом исследовались показания осужденного Сарыева, который, не отрицая факта причинения смерти потерпевшему Ж давал противоречивые показания, первоначально о том, что звонивших в квартиру людей вызвал А в последующем, что в дверь их квартиры звонил неизвестный мужчина, представившийся соседом с третьего этажа. Он Сарыев, увидел в «глазок» еще одного мужчину, вспомнил, что ранее ему угрожали, предположил, что за дверью находятся бандиты, после чего взял карабин «Сайга-12К», А передал травматический пистолет, а Х - пистолет «Оса». После того, как А открыл дверь и убежал в одну из комнат, в квартиру зашел ранее незнакомый мужчина кавказской национальности и произвел два выстрела, он перестал себя контролировать но помнил, что ему надо было выстрелить. Когда он пришел в себя, увидел в коридоре лежавшего на полу человека. При этом он не знал, что вошедший в его квартиру Ж являлся сотрудником полиции, так как тот не представился, умысла на убийство сотрудника полиции у него не было.

В судебном заседании Сарыев давал противоречивые показания относительно количества вошедших в квартиру людей, момента появления в квартире Ж , а также личности погибшего.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона при допросах Сарыева судом не установлено, осужденному разъяснялись соответствующие положения уголовно-процессуального закона, в том числе давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться переводчиком бесплатно, его право не свидетельствовать против себя, а также то, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Сарыев сообщил, что владеет русским языком, о чем собственноручно написал заявление, тем не менее следователем ему был предоставлен переводчик. Допросы Сарыева проводились в присутствии адвокатов. Каких либо замечаний по ходу и содержанию допросов, а также о том, что при проведении следственного эксперимента и очной ставки с Л Сарыеву требуется переводчик ни осужденный, ни его защитники не подавали. О применении недозволенных методов ведения следствия осужденный также не заявлял.

Доводы стороны защиты о нарушении требований закона о языке уголовного судопроизводства и права на защиту Сарыева тщательно проверялись судом и обоснованно отвергнуты. Мотивы такого решения подробно изложены в приговоре. Не согласиться с выводами суда оснований не имеется.

Показания осужденного о его невиновности в совершении указанного преступления и о том, что в момент производства выстрелов в Ж он находился в состоянии необходимой обороны и не знал, что тот являлся сотрудником полиции, проанализированы судом и обоснованно признаны недостоверными, данные Сарыевым с целью избежать уголовной ответственности за содеянное, поскольку они опровергаются материалами дела, а его виновность в совершении указанного преступления подтверждена совокупностью собранных по делу доказательств, в том числе показаниями свидетелей, заключениями экспертов и другими доказательствами.

Так, свидетели Л иЕ подтвердили, что 6 апреля 2014 года Ж исполнял свои служебные обязанности и по поручению следователя проводил оперативно-розыскные мероприятия в рамках возбужденного уголовного дела по факту убийства М

Кроме того, свидетель Е показал, что 6 апреля 2014 года он совместно с Ж , Л и двумя сотрудниками Бюро специальных технических мероприятий прибыли к дому, в котором, как было установлено, находился подозреваемый в убийстве М Х Они были в гражданской одежде, зайдя в подъезд, предъявили консьержу свои служебные удостоверения. Ж , сняв куртку, взял в левую руку свое служебное удостоверение и подошел к квартире № при этом его табельный пистолет находился сзади за поясным ремнем. На протяжении нескольких минут Ж вел диалог с лицами, находившимися внутри квартиры. Он - Е спустился на первый этаж, чтобы вызвать сотрудников полиции для оказания помощи в задержании подозреваемого Х поднимаясь вверх по лестнице, он услышал несколько выстрелов, после чего побежал наверх, увидел лежавшего на полу Ж Он и Л кричали, что являются сотрудниками полиции и что только что был убит сотрудник полиции, а человек, находившийся на кухне, кричал, что ему все равно, кто они такие, и что он убьет каждого, кто попробует зайти в квартиру После приезда сотрудников местного отделения полиции находившиеся в квартире мужчины сдались. При этом из квартиры прозвучал еще один выстрел, как позднее выяснилось, Сарыев выстрелил себе в ногу. Со слов задержанного А ,вЖ стрелял Сарыев.

Свидетель Л дал аналогичные показания, дополнив, что когда дверь квартиры открыли, Ж зашел в квартиру, держа в левой руке в развернутом виде служебное удостоверение, а в правой - пистолет. Ж зашел в квартиру со словами: «Стоять, полиция! Уголовный розыск!» Из кухни раздались выстрелы, Ж присел на колено, бросив служебное удостоверение, и произвел два выстрела в сторону кухни, но от выстрелов со стороны кухни Ж упал и не подавал признаков жизни.

Показания свидетелей Е и Л об обстоятельствах произошедших 6 апреля 2014 года, подтвердили жильцы дома - свидетели Б иС

Из показаний свидетели Ан и С следует, что Е Л иЖ в ночь на 6 апреля 2014 года выполняли свои служебные обязанности по установлению местонахождения подозреваемого в убийстве М - Х в целях его последующего задержания.

Свидетель А пояснял также, что Ж зашел в открытую жильцами дверь квартиры, представился им сотрудником полиции, а Сарыев зная о том, что перед ним находится сотрудник полиции, произвел в него выстрелы, от чего наступила смерть Ж . Первым стрелял Сарыев потерпевший после этого успел выстрелить два раза, а затем Сарыев убил его.

Из показаний свидетеля П усматривается, что он, получив сообщение об убийстве сотрудника полиции, выехал на место происшествия Зайдя в квартиру, увидел лежавшего на полу потерпевшего с пулевыми ранениями головы и туловища, возле его головы находился пистолет ПМ, под ногой - фрагмент служебного удостоверения сотрудника правоохранительных органов. Он взял это удостоверение на имя Ж и передал в дежурную часть отдела полиции.

Из показаний свидетеля М усматривается, что ночью 6 апреля 2014 года она пропустила в подъезд пятерых молодых людей представившихся сотрудниками полиции и предъявивших ей свои служебные удостоверения. Через некоторое время она услышала звуки нескольких выстрелов, доносившихся сверху, после этого прибежали сотрудники полиции чтобы вызвать скорую помощь.

При просмотре в судебном заседании компакт-диска с записью камер видеонаблюдения установлено, что Ж и другие оперативные сотрудники предъявляют консьержу М свои служебные удостоверения.

Как следует из заключения служебной проверки, действия Ж по задержанию Х , совершившего убийство М признаны соответствующими требованиям Федерального закона от 7 февраля 2011 года «О полиции», табельное оружие было выдано Ж для выезда на задержание.

Вышеуказанные показания свидетелей судом проверены и признаны достоверными, так как они получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и подтверждены совокупностью других доказательств анализ и оценка которых содержится в приговоре. Не доверять показаниям свидетелей у суда оснований не было, поскольку они были последовательными, согласующимися между собой и с другими доказательствами, каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осужденного, судом не установлено.

Согласно резолюции, поручение следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий, направленных на задержание Х расписано для исполнения Ж

То обстоятельство, что Х проживал в квартире, арендуемой Сарыевым, установлено показаниями последнего, а также свидетелей АХ ,Ш ,А

Свидетель А пояснял, что он хотел открыть дверь, но Сарыев иХ запретили ему это сделать. Он - А все же открыл дверь квартиры и убежал в комнату, расположенную ближе к кухне. За спиной со стороны входной двери он услышал два выстрела, полагает, что стреляли в него, затем услышал еще выстрелы, доносившиеся со стороны кухни, где в это время находились Сарыев и Х После его задержания в коридоре квартиры видел труп неизвестного ему человека.

В ходе предварительного следствия свидетель А пояснял, что когда он открыл дверь, в квартиру вошел неизвестный мужчина со словами: «Стоять! Полиция!», эту фразу он произнес достаточно громко.

Из показаний свидетеля Х следует, что 12 февраля 2014 года он совершил убийство М за которое в настоящее время отбывает наказание по приговору суда. 6 апреля 2014 года в дверь их квартиры стали настойчиво стучать, требуя открыть дверь, он сказал Сарыеву, чтобы тот не открывал дверь, так как подумал, что там бандиты. Сарыев достал из-под кровати ружье «Сайга-12К» и начал его заряжать, а ему А передал травматический пистолет и пистолет «Оса». А открыл входную дверь после чего в квартиру кто-то ворвался с требованием «всем лежать и не двигаться», и он - Х услышал выстрел вверх. Затем он увидел, как Сарыев отходит в сторону кухни и производит несколько выстрелов из ружья в этот момент кто-то упал на пол. Сарыев начал кричать незнакомым людям которые ломились к ним в дверь, что если кто-нибудь еще зайдет в квартиру то он всех перестреляет. После того как он направился к выходу из квартиры услышал выстрел, повернулся и увидел, что Сарыев выстрелил себе в ногу.

Свидетель О пояснил, что А иХ свои показания давали добровольно, с участием переводчиков и в присутствии защитников Доводы А и Х о применении к ним недозволенных методов ведения следствия проверялись судом и обоснованно отвергнуты.

Вопреки доводам жалобы адвоката Подгорного РА. всем свидетелям, в том числе и Е , Л П , Х О Сарыеву А М перед началом допроса разъяснялись положения ст. 5 6 УПК РФ и они предупреждались об уголовной ответственности по статьям 307-308 УК РФ (т.9 л.д.98-101, 166-250).

По делу проведены необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ж наступила от кровопотери, развившейся в результате огнестрельных повреждений головы и туловища. Обнаруженные на трупе телесные повреждения образовались в результате двух выстрелов из огнестрельного оружия патроном, снаряженным пулей. В области входных ран обнаружены признаки, характерные для близкой дистанции.

По заключению эксперта, на пуле 12 калибра обнаружен пот, который произошел от Сарыева и человека, от которого произошли кровь и пот обнаруженные на пистолете «ПМ», двух пыжах и гильзе 12 калибра.

Из заключения эксперта следует, что на смывах с рук Сарыева обнаружены частицы, имеющие четко выраженные диагностические признаки частиц продуктов выстрела.

Выводами экспертиз подтверждены показания свидетелей и самого осужденного о том, что смерть потерпевшего Ж наступила в результате выстрелов из охотничьего карабина «Сайга-12К». О принадлежности данного оружия Сарыеву свидетельствует соответствующее разрешение, а также показания Сарыева и его родственников.

Доводы стороны защиты о недостоверности и недопустимости заключений экспертов были проверены судом и отвергнуты как несостоятельные. С заключениями всех экспертиз Сарыев был ознакомлен в присутствии защитника и при помощи переводчика, отводов экспертам, а также ходатайств о проведении экспертиз в других экспертных учреждениях либо другими экспертами ни осужденным, ни его защитниками не заявлялись.

Все заключения экспертов были исследованы и оценены судом, выводы экспертов суду были ясны и понятны, каких-либо противоречий они не содержали. Доводы защитника Лукьянова о необходимости проведения комиссионной судебно-медицинской экспертизы трупа были проверены и отвергнуты судом.

Таким образом, выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осужденным Сарыевым, включая время, место, способ, мотивы и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст.73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

При этом суд в соответствии со ст.87-88, 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе показания осужденного Сарыева о том, что он не знал, что потерпевший являлся сотрудником полиции, и что он защищался от действий Ж

Обстоятельств, которые могли бы вызвать у Сарыева состояние необходимой обороны, указанных в ст.37 УК РФ, не имеется.

Судом исследовалось психическое состояние Сарыева и установлено на основании заключений экспертов, что в период, относящийся к инкриминированному деянию, у Сарыева отсутствовали признаки какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Оснований для проведения повторной судебной психолого психиатрической экспертизы в отношении Сарыева судом не установлено Сарыев в период времени, относящийся к совершению преступления, в состоянии физиологического аффекта не находился и мог сознавать общественную опасность своих действии и руководить ими.

Довод жалоб об опровержении этих выводов суда заключением профессора Б является безосновательным.

Данный вывод специалиста был сделан без проведения специального исследования, проводимого в порядке, предусмотренном статьями 58 и 270 УПК РФ, следовательно, он не может быть признан в качестве допустимого доказательства. Согласно ст. 5 8 УПК РФ специалист, выполняя процессуальные функции, может быть допрошен по обстоятельствам проведения соответствующего процессуального действия и его показания не являются самостоятельным источником доказательств. Как лицо обладающее специальными знаниями, специалист может быть привлечен для содействия в исследовании материалов дела, постановки вопросов эксперту а также для разъяснения суду и сторонам вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, при этом он может дать необходимые пояснения по специальным, относящимся к его компетенции вопросам науки, техники, искусства или ремесла, но не вправе проводить какое-либо исследование, составляющее содержание иного процессуального самостоятельного действия - судебной экспертизы, назначаемой в установленном законом порядке и давать по результатам этого исследования свое заключение.

В связи с этим Судебной коллегией не могут быть признаны состоятельными доводы жалоб осужденного и его защитников о невиновности Сарыева в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов и о неправильном применении судом уголовного закона, поскольку эти доводы проверялись судом и мотивированно отвергнуты по основаниям, изложенным в приговоре.

Вопреки доводам жалоб оснований для признания действий Ж

неправомерными не имеется. В судебном заседании установлено, что работник полиции Ж с целью обеспечения общественной безопасности проникал в жилое помещение для задержания Х обоснованно подозреваемого в совершении особо тяжкого преступления убийства. В соответствии с ч.2 ст. 15 Федерального закона от 07.02.2011 N 3- ФЗ "О полиции" работник полиции вправе проникать в жилые помещения граждан для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, а в случае если промедление создает непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан и сотрудников полиции или может повлечь иные тяжкие последствия то и без уведомления находящихся там граждан об основаниях вхождения.

При установлении и оценке обстоятельств содеянного суд в приговоре подробно проанализировал совокупность исследованных доказательств и мотивированно признал доказанным факт совершения указанного преступления осужденным Сарыевым.

При таких обстоятельствах суд, с учетом характера действий осужденного Сарыева до, во время и после совершения преступления, пришел к мотивированным выводам о доказанности его виновности в содеянном и о квалификации его действий, которые следует признать обоснованными Действия Сарыева правильно квалифицированы по ст.317 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Все ходатайства стороны защиты председательствующим были рассмотрены в судебном заседании с принятием по каждому из них процессуального решения. Каких-либо ограничений осужденному в реализации его прав, предусмотренных уголовно процессуальным законом, не допускалось. По смыслу закона положения ст. 82- 1 УК РФ разъясняются лицам, впервые совершившим преступления предусмотренные ч.1 ст.228, ч.1 ст.231 и ст.233 УК РФ. Вопреки доводам жалоб оснований для признания участия в качестве защитника осужденного адвоката Еруслановой незаконным не имеется. Как видно из материалов дела адвокат Ерусланова Н.В. участвовала в качестве защитника осужденного Сарыева на основании ст. 51 УПК РФ по назначению суда после согласования с ним его позиции, которую поддерживала в ходе судебного следствия и в прениях, заявляла самостоятельные ходатайства, направленные на ее поддержку. При таких обстоятельствах непринятие судом в соответствии с ч.2 ст.52 УПК РФ отказа Сарыева Х.М. от адвоката Еруслановой Н.В. не повлекло нарушение его права на защиту. Заявленные в судебном заседании отводы разрешались председательствующим в соответствии с требованиями главы 9 УПК РФ с вынесением мотивированного решения в совещательной комнате

(т.7 л.д.74,155-157, 211-212, т.8 л.д.114-115), в том числе и отвод

председательствующему в связи с его заинтересованностью в исходе дела,

заявленный адвокатом Подгорным. Все последующие аналогичные заявления адвоката Подгорного председательствующим были обоснованно оставлены без рассмотрения.

Наказание осужденному Сарыеву назначено в соответствии с требованиями ст.6,43,60,61,63 УК РФ, соразмерно содеянному, и потому не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

При определении наказания Сарыеву суд, наряду с характером и степенью общественной опасности, подробно учел конкретные обстоятельства содеянного, данные о личности осужденного, его роль в совершении преступных действий, наличие смягчающих наказание обстоятельств состояние здоровья Сарыева и его родителей, наличие двоих несовершеннолетних детей, отягчающего обстоятельства в виде совершения преступления с использованием оружия - охотничьего карабина «Сайга-12К а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и достижение иных целей наказания.

Выводы суда о назначении Сарыеву наказания в виде пожизненного лишения свободы мотивированы в приговоре.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о том, что данные о личности осужденного, влияющие на наказание, судом учтены всесторонне и объективно, с учетом положений уголовного закона о его индивидуализации и справедливости. Оснований для смягчения осужденному Сарыеву наказания не имеется.

Решение суда по гражданскому иску потерпевших о компенсации морального вреда принято в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона. Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины самого причинителя вреда, индивидуальных особенностей потерпевших и характера причиненных им нравственных страданий, что в полной мере соответствует положениям ст.ст. 151,1101 ГК РФ.

Наличие предусмотренных законом государственных гарантии социальной защиты работников полиции не является основанием для освобождения причинителя вреда от обязанности его возместить.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 января 2016 года в отношении Сарыева Х М оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитников - без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 58 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта