Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-О12-40СП от 05.10.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №78-о 12-40 сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 5 октября 2012 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Лизунова В.М. и Матросова В.М.

при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Старостенкова Ю.В. и Некрасова А.В., адвокатов Кузьмина С В . и Киселева Е.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 28 июня 2012 года, которым

СТАРОСТЕНКОВ Ю В ,

несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж», «з» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) на 12 лет с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации, ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации.

НЕКРАСОВ А В,

несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж», «з» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) на 10 лет с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации, ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) на 9 лет с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений не уходить из дома после 22 часов и до 6 часов, не изменять место жительства и работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде в виде ограничения свободы, являться в этот специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации.

Постановлено взыскать в пользу Л в счет компенсации морального вреда с осужденного Старастенкова Ю.В.

рублей, с осужденного Некрасова А.В. рублей.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Старостенкова Ю.В. и Некрасова А.В., адвокатов Семенова Е.В. и Белинской М.А. по доводам кассационных жалоб прокурора Самойлова И.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, осужденные Старостенков и Некрасов признаны виновными в совершении 16 октября 2010 года в период времени с 00 часов 27 минут до 21 часа 02 минуты при отягчающих обстоятельствах разбойного нападения на потерпевшую Ч в ее квартире дома по проспекту города куда незаконно проникли открыв дверь ключами, похищенными у нее 14 октября 2010 года Старостенковым, в процессе чего завладели имуществом на сумму не менее рублей, и убили потерпевшую, которой Некрасов сдавил шею руками, набросил на голову одеяло и удерживал, а Старостенков в это время нанес двумя ножами поочередно не менее 29 ударов, смерть наступила на месте от причиненных колото-резаных ран сопровождавшихся кровопотерей.

В кассационных жалобах с дополнениями:

осужденный Старостенков просит приговор суда изменить смягчить назначенное наказание, которое является несправедливым вследствие строгости, учесть положительные характеристики состояние здоровья, раскаяние в содеянном, благодаря чему были установлены все обстоятельства дела, найдены похищенные вещи;

осужденный Некрасов просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, утверждает о своей невиновности, о совершении преступлений одним Старостенковым Указывает, что председательствующий ограничил права стороны защиты на предоставление доказательств. По ходатайству стороны обвинения в судебном заседании была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза, но в состав комиссии председательствующий в нарушение ст. ст. 70, 198, 207, 283 УПК РФ не включил по ходатайству стороны защиты допрошенного в отсутствие присяжных заседателей специалиста П пояснившего, что выводы экспертов о времени наступления смерти потерпевшей Ч не соответствуют полученным данным. Председательствующий в нарушение ст. ст. 58, 251, 268, 271 УПК РФ отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов в области судебной медицины П иД при обсуждении выводов повторной судебно-медицинской экспертизы о давности смерти потерпевшей, запретил участие этих специалистов в допросе экспертов М и Б при их допросах запретил стороне защиты задавать вопросы о возможности причинения телесных повреждений одним лицом. При допросе 16 января 2012 года Старостенкова председательствующий необоснованно неоднократно снимал вопросы адвоката Кузьмина СВ. по фактическим обстоятельствам дела, в частности, о мотивах и целях действий Старостенкова, об обстоятельствах сдачи в ломбард похищенного имущества, об использовании электрошокера. В ходе судебного следствия любые его показания председательствующий высмеивал, чем у присяжных заседателей формулировалось недоверие к нему и его показаниям. В нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей государственный обвинитель говорил, что у Некрасова было 2 судимости, что он обвинялся в 2-х корыстных преступлениях, В нарушение ст. 338 УПК РФ председательствующий не принял во внимание замечания стороны защиты по постановке вопросов, исключающих его ответственность, не поставил вопрос о доказанности совершения преступлений одним лицом, при этом, в нарушение ст. 122 УПК РФ не вынес никакого постановления, что оставило стороны в неизвестности о мотивах отклонения ходатайства. В вопросе № 2 о доказанности действий Старостенкова была включена фамилия Некрасова, что предрешало ответ на вопрос № 5 о доказанности действий Некрасова. В качестве доказательства вины сторона обвинения использовала признательные показания Старостенкова и его на предварительном следствии, от которых он впоследствии отказался, а других прямых доказательств, свидетельствующих об участии его в совершении инкриминируемых ему преступлений стороной обвинения не представлено, однако в напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что признательные показания Старостенкова могут свидетельствовать только о совершении преступления им самим, но не доказывают причастность Некрасова, в результате этого присяжные заседатели могли сделать неверное представление о доказательной ценности признательных показаний Старостенкова. Также в напутственном слове в нарушение ст. ст. 15, 340 УПК РФ председательствующий принял сторону обвинения, все действия направлял на вынесение обвинительного вердикта, дал оценку противоречивым показаниям Старостенкова, сказал, что противоречия в показаниях возникли потому, что Старостенков так запомнил свои и Некрасова действия что логики в некоторых действиях преступников не бывает, исказил показания Некрасова в части суммы аванса, довел до присяжных заседателей неверную информацию относительно показаний потерпевших Ч и Л свидетеля Н

адвокат Киселев Е.А. в защиту осужденного Некрасова просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что председательствующий в нарушение требований ст. ст. 58, 251, 334, 335 УПК РФ отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов в области судебной медицины П иД по методике проведенной судебно-медицинской экспертизы, чем было нарушено право на защиту. При формулировании вопросов в нарушение ст. 338 УПК РФ, председательствующий отказал подсудимому Некрасову в постановке вопросов о наличии по делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность за содеянное, а именно, по поводу доказанности совершения деяния Старостенковым не с Некрасовым, а с другим лицом, так как согласно позиции Некрасова он разбоя и убийства не совершал однако согласно обвинению убийц было двое Старостенков и Некрасов;

адвокат Кузьмин СВ. в защиту осужденного Некрасова просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. Указывает что в ходе судебного разбирательства председательствующий систематически нарушал право Некрасова на защиту, требования ст. 15 УПК РФ о принципе равенства и состязательности сторон превратился в орган уголовного преследования. Необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты: о допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов в области судебной медицины П П и Д

для разрешения вопроса относительно правильности выводов судебно-медицинских экспертов о давности наступления смерти Ч о назначении повторной комиссионной судебно медицинской экспертизы с учетом позиции специалистов о другой давности наступления смерти; о допросе в присутствии присяжных заседателей специалиста в области психологии Г относительно характера взаимоотношений между осужденными после убийства. В связи с этим до сведения присяжных заседателей была доведена основанная на имеющихся в деле заключениях судебно-медицинских экспертиз позиция стороны обвинения о времени наступления смерти, но позиция стороны защиты о другом времени не была доведена, а также затруднена возможность стороне защиты объяснить присяжным заседателям причины, по которым находящийся в шоке и управляемый Старостенковым Некрасов сбывал по своему паспорту похищенное с места происшествия Старостенковым. Председательствующий нарушил требования ч. 2 ст. 338 УПК РФ, не включил в вопросный лист сформулированный стороной защиты вопрос, в котором излагалась отличная от обвинения версия о том, что убийство Ч было совершено в иное время и при иных обстоятельствах, а именно убийство совершил Старостенков без участия Некрасова с 18 часов 15 октября 2010 года до 01 часа 16 октября 2010 года, нанеся потерпевшей 31 колото-резаную рану. Указанные нарушения закона могли повлиять на выводы присяжных заседателей и вынесение незаконного приговора суда по делу.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Мариинская Н.В. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора суда.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Кузьмина СВ. в кассационной жалобе о необходимости проведения нового предварительного слушания.

В кассационной жалобе не приводится никаких конкретных данных, а из материалов дела следует, что предварительное слушание проведено в порядке, определяемом гл. 34 УПК РФ (т. 8, л.д. 49-67).

Доводы в кассационных жалобах осужденного Некрасова адвокатов Киселева А.В., Кузьмина С В . о том, что председательствующий систематически нарушал право Некрасова на защиту, нарушил принцип равенства и состязательности сторон превратился в орган уголовного преследования, встал на сторону обвинения, ограничил права стороны защиты на предоставление доказательств, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 15, 252, 334, 335 УПК РФ о состязательности сторон, пределах судебного разбирательства, полномочиях судьи и присяжных заседателей и об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. При окончании судебного следствия дополнений участники судебного разбирательства, в том числе осужденный Некрасов, адвокаты Киселев А.В. и Кузьмин СВ.не имели (т. 10, л.д. 30).

Несостоятельными, как противоречащими материалам дела являются также доводы осужденного Некрасова в кассационной жалобе о том, что при допросе 16 января 2012 года председательствующий необоснованно неоднократно снимал вопросы его защитника адвоката Кузьмина СВ. к Старостенкову по фактическим обстоятельствам дела, в частности, о мотивах и целях действий Старостенкова, об обстоятельствах сдачи в ломбард похищенного имущества, об использовании электрошокера.

Из протокола судебного заседания следует, что осужденный Старостенков в судебном заседании был допрошен с соблюдением требований ст. ст. 252, 277, 276, 335 УПК РФ.

Адвокат Кузьмин С В . 16 января 2012 года при допросе задал подсудимому Старостенкову всего 23 вопроса, из них председательствующий обоснованно снял 6 вопросов. Так председательствующий снял вопрос о том, в какое время суток были задержаны, и вопрос о том, давал ли пояснения следователю перед допросом. При этом, председательствующий правильно напомнил защитнику, что с участием присяжных заседателей вопросы процессуального или юридического характера не исследуются, а также обратился с соответствующим разъяснением к присяжным заседателям. Вопрос о том, понимал ли Старостенков, что ограбление и убийство потерпевшей было для него единственным способом отдать долги снят, как заранее содержащий ответ Аналогично снят вопрос о том, понимал ли Старостенков, что сдавая вещи в ломбард, он оставлял следы, ведущие к Некрасову Вопрос о том, проверяли ли действие электрошокера, был снят, как повторяющийся. Вопрос по содержанию показаний на предварительном следствии был снят, так как эти показания в судебном заседании еще не исследовались. При этом, после продолжения судебного заседания и допроса 23 января 2012 года свидетелей Б С и С,

адвокат Кузьмин С В . задал подсудимому Старостенкову еще 37 вопросов, ряд из который в установленном законом порядке председательствующий также правильно снял. Каких-либо возражений сторона защиты не имела (т. 8, л.д. 179-190, 203-206).

Данных, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе осужденного Некрасова о том, что в ходе судебного следствия любые его показания председательствующий высмеивал, чем у присяжных заседателей формулировалось недоверие к нему и его показаниям, нет. Сам осужденный в кассационной жалобе также никаких конкретных данных не указывает.

Несостоятельными являются доводы осужденного Некрасова в кассационной жалобе о том, что в нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей государственный обвинитель говорил, что у Некрасова было 2 судимости, что он обвинялся в 2-х корыстных преступлениях, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что Некрасов первоначально обвинялся не только в совершении убийства и разбоя, но и в совершении мошенничества в отношении потерпевшего Н и кражи у потерпевшей С В соответствии с требованиями п. 3 ч. 3 ст. 328 УПК РФ при произнесении перед кандидатами в присяжные заседатели краткого напутственного слова председательствующий сообщил, какое уголовное дело подлежало рассмотрению, а государственный обвинитель в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 335 УПК РФ во вступительном заявлении изложил в присутствии присяжных заседателей существо предъявленного обвинения, в том числе обвинение Некрасова в совершении мошенничества и кражи В ходе судебного разбирательства уголовное дело в этой части обвинения было прекращено в связи с примирением Некрасова с потерпевшими (т. 7, л.д. 52-61, т. 8, л.д. 89, 115-118, 124-128, 161- 164,167-168,225-226).

Данных о том, что после прекращения дела в этой части государственный обвинитель допускал высказывания относительно обвинения Некрасова в совершении мошенничества и кражи, нет Также нет никаких данных о том, что государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей говорил о наличии судимостей. Кроме этого, согласно данных о личности, указанных в обвинительном заключении, а также в приговоре суда, Некрасов несудимый (т. 7, л.д. 53, т. 10, л.д. 134).

Доводы в кассационных жалобах осужденного Некрасова адвокатов Киселева Е.А. и Кузьмина С В . о нарушении права на защиту при проведении судебно-медицинских экспертиз, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов в области судебной медицины П

и Д поскольку вопросы допустимости доказательств по уголовному делу в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 334 УПК РФ не относятся к полномочиям присяжных заседателей. С учетом требований этого процессуального закона председательствующий правильно постановил сначала допросить специалистов в отсутствие присяжных заседателей для определения возможности допроса в присутствии присяжных заседателей. В ходе допросов установлено, что специалисты поставили под сомнение компетенцию судебно-медицинских экспертов, методику проведения судебно-медицинских экспертиз, фактически дали оценку, хотя сами в проведении экспертиз участия не принимали Выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлении (т. 9, л.д. 145-149, 156-164).

Специалист П на которого имеются ссылки в кассационных жалобах осужденного Некрасова и адвоката Кузьмина СВ.„ был допущен по постановлению председательствующего к участию в деле по ходатайству адвоката Кузьмина СВ. С участием этого специалиста были исследованы имеющиеся в деле заключения судебно-медицинских экспертиз по исследованию трупа, допрошены судебно-медицинские эксперты Л и П По ходатайству государственного обвинителя, с чем была согласна сторона защиты, была назначена повторная комиссионная судебно-медицинская экспертиза сторонам была предоставлена возможность постановки дополнительных вопросов, в том числе стороне защиты с участием специалиста. Председательствующий обоснованно признал, что оснований для включения в комиссию экспертов специалиста П не имелось, были установлены обстоятельства, которые ставили под сомнение его незаинтересованность в исходе дела Выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлении (т. 8, л.д. 147-158, 210-219, 227-236).

Вопреки доводам адвоката Кузьмина СВ. в кассационной жалобе, председательствующий обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства в допросе в присутствии присяжных заседателей специалиста в области психологии Г поскольку в соответствии с ч. 8 ст. 335 УПК РФ не исследуются данные о личности подсудимого при отсутствии необходимости установления отдельных признаков состава преступления.

Из протокола судебного заседания следует, что эти данные правильно были исследованы при обсуждении последствий обвинительного вердикта присяжных заседателей. Специалист Г была допрошена сторонами по вопросам эмоционально-волевой зрелости Некрасова, в частности общительности, доверчивости, добросовестности, повышенной утомляемости и другим, а также межличностным отношениям со Старостенковым, в частности, о формирования зависимости у

II

Некрасова от Старостенкова, самоутверждения последнего за счет Некрасова и других (т. 8, л.д. 165-166, т. 10, л.д. 84-87).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 10, л.д. 77-78, 129-133).

Доводы в кассационных жалобах осужденного Некрасова адвокатов Киселева Е.А. и Кузьмина СВ. о нарушении требований ст. ст. 122, 338 УПК РФ при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Из материалов дела следует, что вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, были сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, поддержанного государственным обвинителем обвинения к моменту постановки вопросов.

В соответствии с предъявленным обвинением Старостенкову и Некрасову в совершении по предварительному сговору разбоя в отношении Ч и ее убийства, председательствующий правильно указал в основном вопросе № 2 о том, доказано ли, что деяние совершил Старостенков совместно с Некрасовым, а в основном вопросе № 5 о том, доказано ли, что деяние совершил Некрасов совместно со Старостенковым.

Доводы осужденного Некрасова о том, что включение в вопрос № 2 его фамилии предрешало ответ на вопрос № 5 о доказанности его действий, несостоятельны.

Присяжные заседатели при ответе на основной вопрос № 5 могли дать отрицательный ответ и признать недоказанным участие Некрасова в совершении деяния, а в случае утвердительного ответа на основной вопрос № 2 исключить его фамилию, что давало бы основание для вывода о совершении деяния Старостенковым не с Некрасовым, а с другим лицом.

Доводы в кассационных жалобах о том, что председательствующий нарушил требования 338 УПК РФ, так как не включил в вопросный лист сформулированный стороной защиты вопрос, в котором излагалась отличная от обвинения версия о том что убийство Ч было совершено в иное время и при иных обстоятельствах, а именно, убийство совершил Старостенков без участия Некрасова с 18 часов 15 октября 2010 года до 01 часа 16 октября 2010 года, нанеся потерпевшей 31 колото-резаную рану противоречат требованиям ч. 6 ст. 339 УПК РФ о том, что формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе из них признания подсудимого виновным в совершении деяния, по которому обвинение не предъявлялось, а также требованиям ст. 252 УПК РФ о том, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, что изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

С учетом изложенного, судебная коллегия находит, что у председательствующего не было оснований для постановки по предложению стороны защиты дополнительных вопросов о доказанности совершении деяния одним Старостенковым или с другим лицом, а не с Некрасовым.

О порядке вынесения вердикта, в том числе о том, когда считается принятым обвинительный или оправдательный вердикт председательствующий разъяснил присяжным заседателям в напутственном слове.

Из вердикта следует, что присяжные заседатели дали утвердительные ответы на основные вопросы в отношении Некрасова, не исключили его участие в совершении разбоя и убийства совместно со Старостенковым.

Что касается доводов осужденного Некрасова о том, что в нарушение ст. 122 УПК РФ председательствующий не вынес никакого постановления, и это оставило стороны в неизвестности о мотивах отклонения ходатайства, то они не могут быть приняты во внимание и служить основанием к отмене приговора суда, так как не основаны на законе.

Согласно требований ч. 4, 5 ст. 338 УПК РФ единственным процессуальным документом, который выносит председательствующий в совещательной комнате при постановке вопросов, подлежащих разрешению коллегии присяжных заседателей, является вопросный лист, в котором окончательно формулируются такие вопросы и который оглашается председательствующим в присутствии присяжных заседателей и передается старшине. Вынесение какого-либо иного процессуального документа, в частности постановления по замечаниям и предложениям сторон по вопросному листу, данный уголовно-процессуальный закон не предусматривает.

Доводы осужденного Некрасова в кассационной жалобе о том, что председательствующий в напутственном слове в нарушение ст. ст. 15, 340 УПК РФ принял сторону обвинения и все свои действия направил на вынесение обвинительного вердикта, дал оценку противоречивым показаниям Старостенкова, в частности сказал, что противоречия в показаниях возникли потому, что Старостенков так запомнил свои и Некрасова действия, что логики в некоторых действиях преступников не бывает, исказил его показания, неправильно довел информацию о показаниях потерпевших Ч и Л свидетеля Н не разъяснил присяжным заседателям порядок оценки показаний подсудимых, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Никаких данных об указанных в кассационной жалобе обстоятельствах нет.

Из текста напутственного слова следует, что в соответствии с п. п. 3, 4, 5, 6 ч. 2 ст. 340 УПК РФ, председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных в суде доказательствах, в том числе о показаниях Старостенкова и Некрасова, данных ими в судебном заседании и на предварительном следствии, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них, изложил позиции сторон, разъяснил правила оценки доказательств, в том числе показаний подсудимых, в их совокупности, обратил внимание присяжных заседателей, что отказ подсудимых от дачи показаний не могут быть истолкованы как свидетельство виновности. Уголовно-процессуальный закон не устанавливает обязанности председательствующего в напутственном слове приводить показания допрошенных лиц в полном объеме, а лишь предусматривает, что председательствующий должен напомнить об исследованных доказательствах. Данных о том, что председательствующий не напомнил присяжным заседателям какое-либо из исследованных доказательств, нет, и это в кассационной жалобе не оспаривается Что касается доводов Некрасова о ссылке на его показания в качестве подозреваемого на предварительном следствии, от которых он отказался, то из протокола судебного заседания следует, что эти показания были исследованы в судебном заседании по ходатайству адвоката Киселева Е.А. в связи с существенными противоречиями с показаниями в судебном заседании, против чего никто из участников судебного разбирательства, в том числе подсудимый Некрасов, не возражали, и эти показания недопустимым доказательством не признавались. Никто из участников судебного разбирательства, в том числе и осужденный Некрасов, не заявляли возражений по содержанию напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности (т. 10, л.д. 12-13, 78, 102-128).

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. Действия каждого из осужденных квалифицированы правильно в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей, выводы подробно мотивированы в приговоре.

При назначении наказания осужденным Старостенкову и Некрасову каждому учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности, все смягчающие обстоятельства, в том числе указанные в кассационной жалобе осужденного Старостенкова, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей Оснований для смягчения наказания, в том числе осужденному Старостенкову по его доводам в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит.

Доводы в кассационных жалобах о невиновности осужденного Некрасова не могут быть приняты во внимание поскольку по этим доводам не может быть отменен в кассационном порядке приговор суда с участием присяжных заседателей, с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства осужденный был ознакомлен (т. 8, л.д. 12, 50-51).

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 28 июня 2012 года в отношении осужденных Старостенкова Ю В и Некрасова Ал В оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 58 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта