Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ17-5 от 29.03.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ17-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 марта 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Ивановой А.А с участием представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурора Шаруевой М.В., осужденного Фалилеева А.Г. и его защитника - адвоката Зояркина А.Д. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Фалилеева А.Г. и адвоката Зояркина А.Д. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 6 октября 2016 года которым

Фалилеев А Г

ранее судимый:

06.05.2013г. Мировым судьей Судебного участка Би-

чурского района Республики Бурятия по ч. 1 ст. 112 УК

РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы осужден по пункту «д» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на срок 18 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев. На основании ст. 53 УК РФ Фали лееву А.Г. установлены следующие ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время, не выезжать за пределы муниципального образования по месту жительства, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия уголовно исполнительной инспекции, а также на него возложена обязанность являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Срок наказания Фалилееву А.Г. исчислен с 6 октября 2016 года. Время за держания и содержания под стражей в период предварительного следствия и судебного разбирательства с 2 января 2015 года по 5 октября 2016 года включи тельно Фалилееву А.Г. зачтено в срок наказания.

Гражданский иск потерпевшей К удовлетворен частично взыскано с Фалилеева А.Г. в пользу К в счет возмещения материального ущерба 52338 рублей 80 копеек, и денежная компенсация морального вреда в сумме 1 000 000 (один миллион) рублей.

В приговоре разрешены вопросы о мере пресечения осужденного, процессуальных издержках и о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., а также объяснения осужденного Фалилеева А.Г. и его защитника адвоката Зояркина А.Д., поддержавших апелляционные жалобы, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В возражавшей против доводов жалоб и просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Фалилеев А.Г. осужден за убийство своей жены - Ф со вершенное с особой жестокостью.

Как установлено судом, убийство Фалилеевым совершено 1 января 2015 года в доме № по ул. в с. района Республики при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней защитник осужденного Фалилеева А.Г. адвокат Зояркин А.Д. выражает несогласие с приговором суда считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Не оспаривая фак та наступления смерти Ф от полученных телесных повреждений защитник, вместе с тем утверждает, что действия Фалилеева А.Г. неправильно квалифицированы судом как убийство, совершенное с особой жестокостью Защитник заявляет, что насильственные действия в отношении жены осужденный Фалилеев совершил в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противоправным и аморальным поведением самой потерпевшей - Ф

поводом для преступления послужило ее агрессивное поведение, вы разившееся в том, что Ф находясь в состоянии алкогольного опьянения, подойдя к Фалилееву А.Г., высказала оскорбления в его адрес и толкнула его, от чего он коснулся спиной раскаленной печной дверки и сильно об жегся, при этом в руках у нее был предмет, похожий на вилку или нож. Эти действия Ф вызвали у Фалилеева А.Г. сильное душевное волнение, в результате чего он, потеряв контроль над собой и своими действиями нанес Ф побои и иные телесные повреждения, приведшие к ее смерти. Как считает защитник, часть телесных повреждений, от которых насту пила смерть потерпевшей, могла быть получена ею не от умышленных действий Фалилеева А.Г., а в результате падений потерпевшей на какие-либо твердые предметы, поскольку она находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения. Как заявляет защитник, Ф вела аморальный образ жизни, злоупотребляла спиртными напитками, допускала супружескую неверность, что также сказалось на поведении Фалилеева А.Г. в момент совершения преступления; аморальное и противоправное поведение погибшей Ф.

подлежало учету судом при квалификации действий Фалилеева А.Г. по ч. 1 ст. 107 УК РФ, либо в качестве обстоятельства, смягчающего наказание в соответствии с п. «з» ч.1 ст.61 УК РФ. По мнению защитника, судом не приведено достоверных и неопровержимых доказательств, свидетельствующих о том, что все опасные для жизни и здоровья повреждения потерпевшей были причинены именно в результате умышленных действий Фалилеева А.Г.; также не доказано что причиной смерти Ф явился травматический шок. Как утверждает защитник, суд незаконно признал недопустимыми доказательством заключение специалиста П представленное стороной защиты, и безосновательно отклонил показания данного специалиста об ином механизме причинения повреждений потерпевшей. Защитник ставит под сомнение выводы комиссионной судебной экспертизы за №44 от 24.05.2016, ссылаясь на то что она была проведена без эксгумации и непосредственного исследования трупа погибшей; выводы экспертов, проводивших повторные экспертизы, по мнению защитника, основаны не на собственных исследованиях трупа потер певшей, а на медицинских документах и заключении другого эксперта - Д -,

а также заключении врача-хирурга Б , не являющегося судебным экспертом; обращает внимание на то, что экспертное заключение Б

судом в приговоре признано недопустимым доказательством заявляет, что при проведении судебно-медицинских экспертиз по трупу потер певшей, выводы которых положены в основу приговора, экспертами был нарушен пункт 28 Порядка организации и проведения судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях, утвержденного Минздравсоцразвития 12.05.2010 за №346н. Защитник высказывает несогласие с заключением эксперта - психолога №2272 от 01.09.2016 об отсутствии у Фа лилеева А.Г. признаков аффекта, считая данное заключение необоснованным и необъективным; утверждает, что возможность аномального аффекта в состоя нии легкого алкогольного опьянения экспертом не исследовалась; при проведении назначенной судом комплексной стационарной судебной психолого психиатрической экспертизы в отношении Фалилеева А.Г. экспертами не ис следовались медицинские документы, в которых содержались сведения о полученной ранее Фалилеевым черепно-мозговой травме, а также не проводились специальные исследования о состоянии головного мозга Фалилеева и его умственной деятельности. В обоснование своих доводов защитник ссылается на ис следованные в судебном заседании доказательства: показания подсудимого Фалилеева, протокол и видеозапись проверки его показаний на месте, показания свидетелей С П А Ф,

М М Г Л показания несовершеннолетних потерпевших Ф А. и Ф видеозапись проверки показаний потерпевшего Ф на месте, показания судебно-медицинского эксперта З заключения экспертов №91-15 от 01.04.2015, №7-15 от 16.03.2015, №71р от 18.02.2015, №44 от 24.05.2016, №10 от 18.03.2015 и дает им собственную оценку. Кроме того, как утверждает защитник, в основу приговора положены недопустимые доказательства: заключение эксперта Д №7-15 от 16.03.2015; показания несовершеннолетнего потерпевшего Ф которые защитник считает недостоверными в силу умственной отсталости потерпевшего; протокол проверки показаний потерпевшего Ф на месте от 17.02.2015; протоколы осмотра места происшествия от 01.01.2015, 03.01.2015, 17.02.2015 - дома, в котором проживали Фалилеев с погибшей женой и несовершеннолетними детьми. Как указывает защитник, в ходе судебного разбирательства дела судом были нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, бес пристрастности суда; суд стал на сторону обвинения, создав государственному обвинителю преимущества в представлении доказательств обвинения, и нару шил право на защиту подсудимого Фалилеева, безосновательно отклонив ряд ходатайств стороны защиты, указанных в жалобе, в том числе о признании доказательств недопустимыми, о вызове для допроса эксперта-психолога К.,

о назначении комплексной судебной психолого-наркологической экспертизы в отношении Фалилеева А.Г. для определения состояния алкогольного опьянения и наличия у него состояния «аномального аффекта», о назначении почерковедческой экспертизы для проверки подлинности подписи Ф.

в документах, составленных участковым полиции Б Ряд по становлений об отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты, в частности - о вызове экспертов, о назначении экспертиз, о признании доказательств недопустимыми - судом вынесено по формальным основаниям и без удаления в совещательную комнату. Защитник высказывает несогласие с выводами суда первой инстанции о получении Фалилеевым А.Г. ожогов не от действий Ф

а также о нахождении Фалилеева А.Г. в состоянии опьянения в момент совершения преступления; считает, что для объективного определения нахождения Фалилеева А.Г. в состоянии опьянения необходимо было получить заключение или показания врача психиатра-нарколога; полагает, что су дом неправильно квалифицированы действия подсудимого; нанесение Фали леевым побоев потерпевшей до первого вызова участкового полиции Б

по мнению адвоката, является самостоятельным деянием, которое могло быть квалифицировано по ч. 1 ст. 116 УК РФ, и не охватывается составом более тяжкого преступления. Как указывает защитник, при разрешении гражданского иска суд не привел данных о степени физических и нравственных страданий потерпевшей К и необоснованно взыскал с Фалилеева А.Г. де нежную компенсацию морального вреда в явно завышенном размере - 1000000 рублей. По мнению защитника, суд необоснованно не признал в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие у Фалилеева А.Г. малолетних де тей. Защитник также утверждает, что время содержания под стражей Фалилеева А.Г. должно исчисляться с момента фактического задержания по подозрению в

совершении преступления, т.е. с 01.01.2015, а не с 02.01.2015, как об этом ука­

зано в приговоре; во вводной части приговора незаконно указана судимость

Фалилеева по ч.1 ст. 112 УК РФ, которая на момент постановления обжалуемо- го приговора была погашена; суд необоснованно не допустил к участию в деле в качестве потерпевшей мать подсудимого Фалилеева А.Г. - А являющуюся опекуном несовершеннолетних детей Фалилеева А.Г. и погибшей Ф Сестра погибшей - К по мнению защитника, не могла быть признана потерпевшей, поскольку скрыла от следствия и суда, что не является законным представителем несовершеннолетних потерпевших. В итоге защитник просит приговор отменить, а уголовное дело направить на но вое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Адвокатом Зояр киным А.Д. также подана апелляционная жалоба на постановление председательствующего судьи Ц от 08.11.2016 об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, вынесенное после постановления приговора которая подлежит рассмотрению одновременно и в одном производстве с апелляционными жалобами на приговор. Адвокат утверждает, что правильность его замечаний удостоверена лишь в той части, которая «выгодна суду что, по его мнению, свидетельствует о необъективности суда, «предвзятом от ношении к стороне защиты и предпочтительном отношении к стороне обвинения». Адвокат Зояркин полагает, что судья не вправе был рассматривать замечания на протокол судебного заседания в его отсутствие, поскольку им было заявлено ходатайство о рассмотрении замечаний на протокол с его участием посредством видеоконференцсвязи через Бичурский районный суд; утверждает что в постановлении об отклонении замечаний на протокол судебного заседания судья обязан был привести данные, опровергающие его доводы, изложенные в замечаниях на протокол. Протокол судебного заседания, как считает адвокат, не соответствует требованиям закона, поскольку в нем неполно отражены действия председательствующего судьи, участников процесса и содержатся другие неточности, о которых указано в жалобе. Адвокат просит отменить указанное постановление судьи и принять новое решение об удостоверении правильности его замечаний на протокол судебного заседания.

Осужденным Фалилеевым на приговор суда подана апелляционная жало ба и дополнения к ней, в которых он выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Утверждает, что суд неверно квалифицировал его действия по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку умысла на убийство потерпевшей у него не было; судом нарушены его права предусмотренные уголовно-процессуальным законом и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод; комплексная стационарная экспертиза была проведена не тем экспертным учреждением, которое было указано в постановлении Верховного Суда Республики Бурятия от 01.06.2016 г.; в заключении не указано о разъяснении экспертам положений ст. 307 УК РФ, ст. 57 УПК РФ экспертиза была проведена «с грубыми нарушениями норм УПК РФ», при про ведении экспертизы не были использованы необходимые «методы исследования личности, памяти, восприятия формы предметов». По мнению осужденного, заключение экспертов за № 2272 является недопустимым доказательством и подлежит исключению; полагает, что по делу должна быть проведена повторная комплексная психолого-психиатрическая экспертизы в «ФМИЦПН имени В.Л. Сербского». Как считает осужденный Фалилеев, суд неверно квалифицировал его действия по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ; полагает, что его действия необходимо квалифицировать по ч.1 ст. 107 УК РФ, поскольку преступление он со вершил в состоянии аффекта; при назначении наказания, суд не учел смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ. В итоге осужденный про сит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рас смотрение.

Государственным обвинителем - прокурором прокуратуры Республики Бурятия Мархандаевой ИВ. поданы письменные возражения на апелляционные жалобы осужденного и его защитника, доводы которых прокурор считает не обоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Судом первой инстанции правильно установлено, что Фалилеев А.Г., 1 ян варя 2015 г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры со своей супругой Ф на почве ревности, имея умысел на ее убийство, в присутствии малолетних детей: Ф Ф и Ф - жестоко избил Ф нанеся ей кулаками и обутыми ногами, а также табуретом и деревянными палками множественные удары по голове и телу, затем схватил руками шею Ф и сдавил ее. В результате действий Фалилеева А.Г. Ф были причинены множественные телесные повреждения, указанные в приговоре, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью человека и состоят в причинно следственной связи с ее смертью. Ф испытывая особые страдания, скончалась через непродолжительное время на месте происшествия от причиненной ей тяжелой тупой сочетанной травмы с множественными переломами костей скелета, повреждениями внутренних органов (черепно-мозговая травма, травма органов грудной полости и забрюшинного пространства), осложнившихся травматическим шоком. Кроме того, своими преступными действиями Фалилеев А.Г. причинил особые душевные страдания малолетним по терпевшим Ф г.р., Ф г.р. и Ф г.р.

Выводы суда об обстоятельствах совершенного Фалилеевым А.Г. преступления и о его виновности подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, содержание которых приведено в приговоре.

При этом суд правильно принял во внимание показания очевидцев преступления: несовершеннолетних потерпевших Ф и Ф

данные ими на стадии предварительного следствия; протокол проверки показаний Ф на месте преступления от 17.02.2015; протокол предъявления предмета для опознания от 08.05.2015, согласно которому Ф опознал палку, которой отец - Фалилеев А.Г- в ходе избиения наносил удары матери - Ф

У суда не было оснований не доверять показаниям малолетних потерпевших, поскольку их показания не содержат существенных противоречий и подтверждены другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей, протоколами следственных действий, в частности - протоколами осмотра места происшествия - дома № по ул. с. где Фалилее вым было совершено убийство потерпевшей, протоколом осмотра трупа потер певшей Ф заключениями экспертиз.

Давая оценку показаниям потерпевшего Ф и признавая их допустимыми и достоверными доказательствами, суд в приговоре обоснованно отметил, что все следственные действия с участием несовершеннолетнего по терпевшего проведены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, в присутствии законного представителя и педагога.

Кроме того, показания Ф . согласуются с исследованными в суде доказательствами.

Так, его показания о том, что во время избиения отцом (Фалилеевым А.Г матери (Ф пришли бабушка, сестра Д и тетя О , отец кричал на них и выгнал, а перед их приходом утащил мать в комнату - подтверждаются показаниями К пояснившей, что они заходили в дом Фалилеев вел себя агрессивно и не пустил их, (Ф вид но не было, а внук Р был напуган. Уже после, Р (Ф .) рассказал что папа стащил маму с кровати, бил палкой и прогнал его, когда он пытался заступиться за мать.

Кроме того эти показания Ф подтверждаются аналогичными по содержанию показаниями несовершеннолетней потерпевшей Ф

и свидетеля С

Показания Ф об обстоятельствах причинения телесных повреждений его матери (Ф отцом (Ф об используемых Фалилеевым А.Г. орудиях преступления объективно подтверждаются данными протоколов осмотра места происшествия о наличии в доме тумбы с разбитой стеклянной дверцей и осколков стекла, следов вещества, похожего на кровь, на полу, на различных предметах, следов их замывания и окровавленной тряпки, палки, фрагментов палок, табурета, предметов одежды малолетнего Ф со следами крови.

По заключению биологической экспертизы на вышеуказанных палках смывах с пола, фрагментах стекла, тряпке, предметах одежды Ф

обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от

Показания Ф о локализации, механизме, количестве при чиненных потерпевшей повреждений, полностью соответствуют выводам как первичных судебно-медицинских экспертиз от 16 марта и 16 апреля 2015 года так и заключению повторной комиссионной экспертизы. При этом эксперты пришли к выводу, что ряд обнаруженных на теле потерпевшей кровоподтеков могли быть причинены изъятыми в ходе осмотра места происшествия палками.

Показания Ф о том, что отец таскал мать за волосы из дома и обратно, а также из комнаты в комнату в доме, соответствуют заключениям экспертиз, установившим наличие у потерпевшей многочисленных ссадин образовавшихся в результате волочения.

Показания Ф и описание им палок, табурета, которыми отец наносил удары матери, соответствуют протоколам осмотра указанных предметов и самим вещественным доказательствам, осмотренным в суде.

Суд правильно отверг доводы стороны защиты о том, что показания Ф ­

в силу его умственной отсталости не могли быть использованы в качестве доказательств.

При этом суд в приговоре обоснованно указал, что способность несовершеннолетнего потерпевшего правильно воспринимать события преступления и давать по ним правдивые показания, подтверждена и заключением комиссионной психолого-психиатрической экспертизы, сомневаться в выводах которой оснований не имеется.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании потерпевшая К.,

свидетели К С педагог Б также подтвердили, что несовершеннолетний потерпевший может правильно рассказать о событиях, очевидцем которых он являлся. При одном из допросов несовершеннолетний Ф нарисовал палку, которой отец наносил удары маме. Данный рисунок, как установлено судом, соответствует изъятому при осмотре места происшествия предмету, что также подтверждает способность несовершеннолетнего потерпевшего запоминать произошедшие события и давать о них правильные показания.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу, что, несмотря на наличие заболевания, несовершеннолетний потерпевший Ф способен правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и воспроизводить произошедшие события. Его показания судом обоснованно признаны достоверными доказательствами.

Суд также исследовал показания потерпевшей К и свидетеля С (родных сестер погибшей Ф свидетеля К

(брата погибшей), свидетелей С иС (двоюродных сестер погибшей), свидетеля К (матери погибшей С (подруги погибшей), свидетеля Е (фельдшера скорой помощи), Ш (фельдшера-нарколога районной больницы), М (врача-хирурга районной больницы), свидетелей Б

иЗ (участковых уполномоченных полиции), свидетеля Б

(сотрудника вневедомственной охраны), свидетеля А (оперативного дежурного отдела полиции), свидетеля Б (учителя начальных классов школы, в которой обучались несовершеннолетние Ф

и ), свидетелей Л П Г З М (знакомых и односельчан подсудимого Фали леева А.Г. и погибшей Ф - и дал их показаниям надлежащую оценку в приговоре, не согласиться с которой нет оснований.

Оснований для оговора Фалилеева А.Г. малолетними детьми, явившимися очевидцами преступления, а также допрошенными в суде свидетелями судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Судом в приговоре дана оценка показаниям свидетелей защиты: А.

(матери подсудимого), Ф (сестры подсудимого), М

(врача-терапевта районной больницы), а также показаниям Фалилеева А.Г. на предварительном следствии, в которых он рассказывал о своей версии причинения телесных повреждений Ф

Мотивы, по которым суд отверг показания Фалилеева А.Г. и указанных лиц в той части, в которой они опровергаются другими исследованными в суде доказательствами, в приговоре приведены.

Доказательства судом первой инстанции оценены в соответствии с требованиями ст. 17 УПК РФ и с соблюдением правил, предусмотренных ст. 8 8 УПК РФ.

Несогласие осужденного и защитника с оценкой доказательств, данной в приговоре суда, не может служить основанием для отмены или изменения при говора.

Судом в качестве доказательства обоснованно принято во внимание заключение комиссионной судебной экспертизы за №44 от 24.05.2016, проведен ной экспертами ГБУЗ «Республиканского Бюро судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Республики на основании вы несенного в ходе судебного заседания постановления, поскольку данное заключение получено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального за кона. Выводы экспертов в заключении мотивированы и не противоречат другим исследованным судом доказательствам, положенным в основу приговора.

То обстоятельство, что экспертиза была проведена по материалам дела без эксгумации и непосредственного исследования трупа погибшей Ф.,

на что обращает внимание защитник в апелляционной жалобе, не является нарушением закона и не свидетельствует о неполноте или необоснованности заключения экспертов.

Вопреки утверждению стороны защиты, эксперты, проводившие указанную экспертизу, сделали свои выводы в результате изучения материалов дела и медицинских документов, а не исходя из выводов других экспертов, в том числе эксперта Б заключение которого судом в приговоре при знано недопустимым доказательством.

В заключение экспертов за №44 указаны методики (методы исследования), которыми руководствовались эксперты при проведении экспертизы и да чи заключения.

Как следует из указанного заключения, судебно-медицинские эксперты при производстве данной экспертизы руководствовались также положениями Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; приказа №346н от 12.05.2010 «Об утверждении по рядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государ­

ственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации», а также «Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденными Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007.

Утверждение стороны защиты о том, что часть телесных повреждений явившихся причиной смерти потерпевшей, могла быть получена ею не от умышленных действий Фалилеева А.Г., а в результате падений на какие-либо твердые предметы по причине нахождения ее в состоянии сильного алкогольного опьянения, неосновательно, поскольку исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что опасные для жизни и здоровья повреждения, от которых наступила смерть потерпевшей Ф были причинены именно в результате умышленных действий Ф

Доводы жалоб осужденного и защитника о том, что насильственные действия в отношении жены, приведшие к ее смерти, Фалилеев А.Г. совершил в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противоправным и аморальным поведением самой потерпевшей, несостоятельны, поскольку таких обстоятельств из материалов дела не усматривается.

Не могут быть признаны обоснованными доводы апелляционных жалоб о том, что причина смерти потерпевшей не установлена.

Судом, с учетом имеющихся в деле выводов экспертов, правильно установлено, что причиненные Фалилеевым А.Г. Ф множественные телесные повреждения взаимно отягощали друг друга и привели к развитию угрожающего жизни состояния - травматического шока, и в совокупности расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью человека. Между выше указанными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинно следственная связь.

Суд в приговоре правильно установил, что потерпевшая скончалась в результате причиненных ей Фалилеевым А.Г. телесных повреждений, через не продолжительное время на месте происшествия от тяжелой тупой сочетанной травмы с множественными переломами костей скелета, повреждениями внутренних органов (черепно-мозговая травма, травма органов грудной полости и забрюшинного пространства), осложнившихся травматическим шоком.

Доводы осужденного Фалилеева А.Г. о причинении потерпевшей Ф

телесных повреждений при обстоятельствах, указанных в апелляционных жалобах, были предметом проверки при рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции и обоснованно отвернуты в приговоре как не на шедшие своего подтверждения.

Суд в приговоре обоснованно отверг показания Фалилеева А.Г. о получении им ожога от печи в результате толчка потерпевшей. При этом суд пришел к правильному выводу о том, что имеющийся у Фалилеева ожог был получен им при иных обстоятельствах.

Судом правильно установлено, что мотивом преступления явилась воз­

никшая у Фалилеева ревность, на почве чего у него произошла ссора с Ф

в ходе которой он избил ее, причинив смерть.

Аморального и (или) противоправного поведения потерпевшей Ф

судом не установлено. Доводы защиты в этой части ничем не под­

тверждены и опровергаются исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями несовершеннолетнего потерпевшего Ф а также показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей (родствен ников и знакомых погибшей), содержание которых приведено в приговоре.

Версия подсудимого и его защитника о злоупотреблении потерпевшей спиртными напитками, ее супружеской неверности, что, по утверждению защиты, явилось поводом к совершению преступления, опровергнута судом в приговоре со ссылкой на доказательства. При этом судом были учтены показания по терпевшей К свидетелей - родственников погибшей (К,

С С и иных лиц (С Б ­

С М П длительное время близко знавших погибшую Ф которые охарактеризовали ее с положительной стороны, как хорошую мать и домохозяйку, не злоупотреблявшую спиртным и не имевшую связей с другими мужчинами.

Судом первой инстанции проверено психическое состояние Фалилеева А.Г. В ходе судебного следствия были исследованы заключения амбулаторной и стационарной судебных психолого-психиатрических экспертиз в отношении подсудимого Фалилеева.

В соответствии с заключением амбулаторной психолого-психиатрической судебной экспертизы № И от 18.03.2015г, проведенной экспертами ГБУЗ «Республиканский психоневрологический диспансер» Министерства здравоохранения Республики Фалилеев хроническим психическим расстройством слабоумием не страдал и не страдает. Обнаруживает признаки эмоционально неустойчивого расстройства личности, что не лишало его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения инкриминируемого ему деяния. По своему психическому состоянию на момент проведения экспертизы он также мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается (т.1 л.д. 200-202).

Из заключения стационарной психолого-психиатрической судебной

экспертизы № 2272 от 01.09.2016г., проведенной на основании постановления

суда, следует, что Фалилеев А.Г. хроническим психическим расстройством,

слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает и не

страдал, в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, он мог в

полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность

своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к

инкриминируемому ему деянию, у него также не было какого-либо временного

психического расстройства, в том числе и патологического аффекта, он

правильно ориентировался в окружающей обстановке, совершал

последовательные и целенаправленные действия, мог в полной мере осознавать

фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить

ими. В применении каких-либо принудительных мер медицинского характера

он не нуждается. Перенесенная в 2012 году черепно-мозговая травма

расстройств со стороны психики у подэкспертного не повлекла. Признаков состояния физиологического аффекта, либо иного эксклюзивного эмоционального состояния у него экспертами не выявлено.

Данные заключения экспертов судом обоснованно признаны допустимы ми и достоверными доказательствами, поскольку экспертизы проведены высококвалифицированными специалистами в области психиатрии и психологии заключения экспертов были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, они мотивированны, научно обоснованны, согласуются с имеющимися в материалах уголовного дела данными о личности под судимого, в том числе сведениями о его здоровье.

С учетом заключения экспертов, а также поведения Фалилеева в ходе судебного заседания суд пришел к обоснованному выводу о его вменяемости.

Доводы жалобы осужденного Фалилеева о том, что комплексная стационарная судебная психолого-психиатрическая экспертиза проведена не тем экспертным учреждением, которое было указано в постановлении Верховного Су да Республики Бурятия от 01.06.2016 г., а также о том, что в заключении экс пертов не указано о разъяснении им положений ст. 307 УК РФ, ст. 57 УПК РФ не основаны на материалах дела.

Как следует из постановления от 01.06.2016, вынесенного председательствующим по делу судьей Ц проведение данной экспертизы в отношении Фалилеева А.Г. судом было поручено экспертам межрегионального центра судебной психиатрии ГБУЗ «Краевая психиатрическая больница» г.

(т.7 л.д. 1-4).

Из заключения комиссии экспертов за №2272 от 01.09.2016 следует, что она проведена в г. экспертами указанного в постановлении суда центра судебной психиатрии. При этом в экспертном заключении указано о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и права и обязанности, предусмотренные ст.57 УПК РФ, им разъяснены (т.7 л.д. 30-34).

Данное заключение экспертов научно обоснованно, в нем указаны методы клинико-психопатологического исследования, которые использовались экс пертами при проведении экспертизы.

Доводы жалобы защитника о том, что эксперты не располагали сведениями о полученной ранее Фалилеевым черепно-мозговой травме, неосновательны, поскольку опровергаются заключением экспертов за №2272, из которого следует, что такими сведениями эксперты располагали.

Доводы стороны защиты, утверждавшей о необоснованности заключений экспертов по причине отсутствия специального исследования головного мозга Фалилеева А.Г., судом в приговоре обоснованно признаны несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайство защитника-

адвоката Зояркина А.Д. о вызове в судебное заседание одного из членов комис­

сии, проводивших экспертизу: медицинского психолога стационарного отделе­

ния судебно-психиатрических экспертиз «Краевой психиатрической больни­

цы» г. К председательствующим судьей

было поставлено на обсуждение сторон. Выслушав мнение участников процес­

са, судья вынес законное и обоснованное постановление об отказе в удовлетво- рении данного ходатайства, поскольку заключение экспертов (в т.ч. и эксперта К не содержало неясностей, в нем имелись все ответы экспертов на поставленные перед ними вопросы (т.7 л.д. 106).

Каких-либо аргументированных доводов, свидетельствующих о необходимости вызова эксперта К в суд для допроса, осужденным Фалилеевым и его защитником-адвокатом Зояркиным в заседании судов первой и апелляционной инстанций не приведено.

Вопреки утверждению стороны защиты, у суда первой инстанции не имелось также необходимости в назначении и проведении дополнительных, повторных или новых экспертиз, заявленных защитником, в том числе: почерко ведческой экспертизы для выяснения вопросов об авторстве подписей, выполненных в протоколе принятия устного заявления от Ф и протоколе ее опроса; дополнительной или повторной комплексной судебной психо лого-наркологической экспертизы в отношении Фалилеева А.Г. для ответов на вопросы, касающиеся степени его алкогольного опьянения и влияния алкоголя на состояние аномального аффекта; дополнительной комиссионной судебно медицинской экспертизы по трупу Ф судебной комиссионной психологической экспертизы в отношении несовершеннолетнего потерпевшего Ф

Заявленное стороной защиты ходатайство о назначении указанных экспертиз в суде апелляционной инстанции не подлежит удовлетворению, по скольку является необоснованным. Необходимости в проведении дополнительных, повторных или новых экспертиз не имеется, поскольку все вопросы, которые осужденный Фалилеев и его защитник-адвокат Зояркин предлагают выяснить с помощью экспертов, судом первой инстанции выяснены и разрешены на основании исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе заключений экспертов, полученных как на предварительном следствии, так и в ходе судебного разбирательства дела по существу.

Судом проверялись также доводы стороны защиты о том, что Фалилеев мог находиться в «состоянии аномального аффекта». Эти доводы обоснованно отвергнуты в приговоре со ссылкой на доказательства, исследованные в судеб ном заседании.

Приговор постановлен на допустимых доказательствах.

Все доказательства, положенные в основу приговора, в том числе протокол проверки показаний потерпевшего Ф на месте от 17.02.2015, протоколы осмотров места происшествия - домовладения № по ул.

ная в с. района Республики от 01.01.2015,

03.01.2015, 17.02.2015, составленные следователем МСО СУ СК России по Республике М на которые обращается вни­

мание в апелляционной жалобе стороны защиты, получены в соответствии с

требованиями уголовно-процессуального закона и оснований для признания их

недопустимыми доказательствами не имеется.

Что касается заключения специалиста П представленного

стороной защиты, а также пояснений данного лица в суде, то в приговоре при­

ведены мотивы, на основании которых суд признал их недопустимыми и недос- товерными доказательствами. Оснований не согласиться с выводами суда пер вой инстанции судебная коллегия не усматривает.

Давая оценку медицинскому свидетельству о смерти потерпевшей, в кото ром в качестве причины смерти указана механическая асфиксия, суд в приговоре обоснованно указал о том, что поскольку в данном документе указан предварительный судебно-медицинский диагноз, то он не опровергает выводы вышеуказанных экспертиз по вопросу о причинах смерти потерпевшей Ф

Как видно из протокола судебного заседания, дело было рассмотрено су дом беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон.

Председательствующий по делу судья создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия и возможности для исполнения ими их процессуальных прав и обязанностей.

Все ходатайства, на которые обращается внимание подсудимым Фали леевым и его защитником-адвокатом Зояркиным в апелляционных жалобах председательствующим ставились на обсуждение сторон, и по результатам их рассмотрения судьей были вынесены законные, обоснованные и мотивированные постановления.

Предусмотренный ст.256 УПК РФ порядок вынесения постановлений председательствующим судьей не нарушен.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона в том числе ст.307 УПК РФ; в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимого Фалилеева А.Г., и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы стороны защиты.

Доводы защитника о том, что во вводной части приговора суд незаконно указал судимость Фалилеева по предыдущему приговору по ч.1 ст.112 УК РФ которая на момент постановления обжалуемого приговора уже была погашена не могут быть признаны обоснованными.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в частности наличие у лица судимости, устанавливаются на момент совершения преступления, а не на момент вынесения приговора.

Как установлено судом, Фалилеев А.Г. ранее был осужден 06.05.2013 по приговору мирового судьи судебного участка Бичурского района Республики Бурятия по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году 6 месяцам ограничения свободы. Срок погашения данной судимости согласно п. «б» ч.З ст.86 УК РФ составляет один год после отбытия или исполнения наказания.

Как видно из материалов дела, данное наказание в виде ограничения свободы Фалилеевым А.Г. отбыто 07.12.2014 (т.З л.д.72-73).

Следовательно, на момент совершения нового преступления - убийства потерпевшей, 01.01.2015, указанная судимость у Фалилеева А.Г. не была погашена, и суд правильно указал ее во вводной части приговора.

Действия Фалилеева А.Г. по пункту «д» части 2 статьи 105 УК РФ, как убийство, совершенное с особой жестокостью, юридически судом квалифици- рованы правильно. Обоснование такой квалификации действий осужденного в приговоре приведено.

Мнение стороны защиты о квалификации действий Фалилеева А.Г., связанных с нанесением им побоев потерпевшей до первого вызова участкового полиции Бурцева А.И., как самостоятельного деяния, предусмотренного ч.1 ст.Иб УК РФ, является ошибочным и не основано на законе.

Судом в приговоре правильно установлено, что, избивая потерпевшую и причиняя ей телесные повреждения, Фалилеев А.Г. действовал с умыслом на ее убийство. Все его действия, несмотря на то, что они были растянуты во времени, правильно расценены судом как единое преступление, предусмотренное п. «д»ч.2ст.105УКРФ.

Доводы жалобы защитника о том, что суд необоснованно отказал в ходатайстве о допуске к участию в деле в качестве потерпевшей матери подсудимого Фалилеева А.Г. - А являющейся опекуном несовершеннолетних детей Фалилеева А.Г. и погибшей Ф неосновательны.

Отказывая в допуске к участию в деле в качестве потерпевшей матери подсудимого Фалилеева А.Г. - А суд обоснованно указал, что А является свидетелем защиты и в силу своего процессуального статуса не может быть признана потерпевшей, она не сможет в полной мере осуществлять защиту прав и интересов несовершеннолетних потерпевших, являющихся участниками судопроизводства по делу со стороны обвинения. Наличие опекунства над несовершеннолетними в данном случае не имеет правового значения (т. 5 л.д. 240).

Сестра погибшей Ф К обоснованно признана потерпевшей, поскольку согласно ч.8 ст.42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве к одному из родственников.

Поскольку, как установлено судом, потерпевшей К действиями Фалилеева А.Г. был причинен моральный вред, то в соответствии со ст. 151 ГК РФ судом принято правильное решение о выплате ей осужденным денежной компенсации морального вреда.

При этом судом были учтены характер причиненных потерпевшей К

нравственных страданий, связанных с совершенным подсудимым убийством ее сестры, а также степень вины подсудимого Фалилеева и его материальное положение.

Установленный судом размер компенсации морального вреда является соразмерным и справедливым.

Судом также правильно разрешен гражданский иск К о взыскании с Фалилеева А.Г. материального ущерба, поскольку в связи с убийством Ф она понесла расходы на погребение и похороны сестры.

Назначенное Фалилееву А.Г. наказание является справедливым, оно соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личности осужденного.

При назначении Фалилееву наказания судом были учтены имеющиеся в деле сведения, характеризующие его личность, а также все обстоятельства смягчающие его наказание.

При этом суд правильно не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у Фалилеева малолетних детей, поскольку, как обоснованно указано в приговоре, в результате его преступных действий дети остались без попечения матери, убийство которой Фалилеев совершил с особой жестокостью, в присутствии детей, чем причинил им особые душевные страдания. В связи с этими обстоятельствами Ф Д иТ признаны потерпевшими по настоящему уголовному делу.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ суд обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание Фалилеева А.Г., совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

Суд в приговоре пришел к обоснованному выводу, что в момент совершения убийства Фалилеев находился в состоянии алкогольного опьянения. При этом судом учтены показания свидетелей К Е Б из которых следует, что после первого конфликта, примерно в 18 часов, Фалилеев находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно по отношению к жене и участковому уполномоченному полиции, а также показания несовершеннолетней Ф о том, что утром отец (Фалилеев А.Г.) употреблял шампанское и у него было вино.

Сам подсудимый в ходе допроса показывал, что в день убийства, перед первым конфликтом, употреблял коньяк.

Свидетели З иБ пояснили, что в 21-22 часа, т.е. после обнаружения трупа Ф , от Фалилеева ощущался запах алкоголя.

Показания указанных свидетелей подтверждаются показаниями фельдшера нарколога Ш проводившей с помощью алкотестера 2 января 2015 года около 2 часов освидетельствование Фалилеева, у которого было за фиксировано состояние алкогольного опьянения, а также соответствующим актом медицинского освидетельствования, в соответствии с которым в ночь на 2 января 2015г. у Фалилеева установлено состояние алкогольного опьянения.

Доводы защиты о проведении освидетельствования Фалилеева с нарушением существующих правил судом были проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Пояснения свидетелей защиты А иФ о том, что подсудимый был трезв, суд правильно расценил, как их стремление облегчить ответственность Фалилеева в силу близких, родственных связей с ним.

Наказание осужденному Фалилееву назначено судом в соответствии с требованиями статей 6, 60 УК РФ и оснований для его смягчения не имеется.

Необоснованными являются доводы жалобы адвоката Зояркина А.Д. о не законности постановления председательствующего судьи Ц от

08.11.2016 об отклонении замечаний на протокол судебного заседания.

Из протокола судебного заседания видно, что он соответствует требованиям ст.259 УПК РФ.

Замечания адвоката Зояркина А.Д. на протокол судебного заседания председательствующим по делу судьей Ц рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и частично удовлетворены.

В остальной части замечания адвоката отклонены с приведением соответствующих мотивов, изложенных в постановлении судьи.

Доводы жалобы адвоката о том, что правильность его замечаний удостоверена лишь в той части, которая «выгодна суду», ничем не подтверждены.

Утверждение адвоката о том, что судья не вправе был рассматривать замечания на протокол судебного заседания в его отсутствие, не основано на за коне.

Согласно ст.260 УПК РФ замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

Данные требования закона судом не нарушены.

Каких-либо оснований для вызова в суд защитника Фалилеева А.Г. - адвоката Зояркина А.Д. судья не усмотрел, поскольку не было необходимости уточнения у защитника поданных им замечаний на протокол судебного заседания.

Таким образом, оснований для признания постановления судьи от 08.11.2016 незаконным или необоснованным судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем приговор подлежит изменению, поскольку судом неправильно исчислен срок содержания под стражей Фалилеева А.Г. до постановления приговора.

Так, в приговоре указано, что в срок наказания Фалилееву следует зачесть время его задержания и содержания под стражей в период предварительного следствия и судебного разбирательства с 2 января 2015 года по 5 октября 2016 года включительно.

Однако, как следует из материалов уголовного дела, Фалилеев А.Г. по подозрению в совершении преступления фактически был задержан сотрудниками полиции в день совершения преступления, т.е. 1 января 2015 г. Следовательно, в срок наказания ему должно быть зачтено время содержания под стражей до постановления приговора, т.е. с 1 января 2015 г. по 5 октября 2016 г.

13 20 28 33

Руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 , 389 УПК РФ, судебная колле гия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 6 октября 2016 года в отношении Фалилеева А Г изменить: зачесть в срок наказания время содержания Фалилеева А.Г. под стражей с 1 января 2015 г. по 5 октября 2016 г. включительно.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 57 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта