Информация

Решение Верховного суда: Определение N 50-АПУ14-20 от 26.09.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 50-АПУ14-20

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ситникова Ю.В.,

судей Колышницына АС. и ЗателепинаОК.

при секретаре Воронине М.А.,

с участием осужденных Скрипченко М.А., Чугунова ВВ. и Сатонина ВО., адвокатов Коробкова А.В., Шевченко ЕМ. и Шаповаловой Н.Ю прокурора Савинова Н.В.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Сатонина В.О., Чугунова ВВ. и Скрипченко М.А защитников Гридина В.М., Коробкова А.В. и Фитина В.Н. на приговор Омского областного суда от 4 июня 2014 года, которым

Сатонин В О ,

судимый 03.04.2013 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 115, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору суда от 03.04.2013 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

Чугунов В В

судимый 17.04.2008 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158, ст.73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 03.07.2009 г. по ч. 1 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, освободившийся 02.03.12 г. по отбытию наказания; 06.06.2013 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору суда от 06.06.2013 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

Скрипченко М А

судимый 16.07.2009 г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освободившийся 03.12.2012 г. на основании постановления суда от 20.11.12 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 25 дней,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

При назначении осужденным дополнительного наказания в виде ограничения свободы установлены ограничения и обязанность из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать с Сатонина ВО., Чугунова В В . и Скрипченко М.А. солидарно в пользу М возмещение материального вреда в размере рублей, а также в пользу М компенсацию морального вреда с Сатонина В О . в размере рублей, с Чугунова ВВ в размере рублей, со Скрипченко М.А. в размере рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденных Сатонина ВО., Чугунова ВВ. и Скрипченко М.А., защитников Шаповаловой Н.Ю., Шевченко Е.М. и Коробкова А.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Савинова Н.В. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Сатонин, Чугунов и Скрипченко признаны виновными и осуждены за убийство М группой лиц, а Чугунов также за грабеж, то есть открытое хищение имущества М . Преступления совершены 16 июня 2013 года в г. области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах:

осужденный Сатонин утверждает, что в приговоре не указаны его показания об оскорблении его М как повод к драке, данное обстоятельство, по мнению осужденного, является смягчающим наказание в соответствии с п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ; ссылается на полное признание своей вины и раскаяние, считает неправильной квалификацию его действий, а назначенное наказание несправедливым; осужденным отмечается неправильная оценка исследованных доказательств, недопустимость его показаний в ходе предварительного расследования, от которых он отказался Сатонин просит проверить законность приговора;

защитник Коробков просит переквалифицировать действия Сатонина с п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и назначить справедливое наказание, так как действия Сатонина в отношении М были направлены лишь на причинение телесных повреждений, умысел на его убийство группой лиц отсутствовал, Сатонину назначено чрезмерно суровое наказание; по мнению защитника в приговоре неправильно указана хронология событий преступления, следовало указать, что вначале Сатонин нанес потерпевшему не менее восьми ударов, а затем Чугунов нанес не менее четырех ударов по голове потерпевшего М с целью привести его в бессознательное состояние, после чего открыто похитил золотое обручальное кольцо; в приговоре неправильно изложены показания свидетеля Б о состоянии потерпевшего после совершенных преступлений; в приговоре суда не указаны основания, по которым отвергнуты показания свидетеля Б в судебном заседании, данный свидетель заявил, что в ходе предварительного расследования оговорил осужденных по просьбе следователя, он не мог быть допрошен 16 октября 2013 года, так как находился в г. ; отказ в удовлетворении устных ходатайств судом не мотивирован; по мнению адвоката, государственный обвинитель необоснованно ссылался на показания свидетелей и осужденных в ранее состоявшемся судебном заседании, по итогам которого уголовное дело направлялось прокурору, суд также сослался на указанные показания осужденных и свидетеля Б , признав их законными; суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании из ИВС г. сведений о выводе осужденных для производства следственных действий;

осужденный Чугунов просит переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 161, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, утверждает, что первоначальные показания осужденных в ходе предварительного расследования относительно обстоятельств совершения преступлений получены без участия адвокатов, показания свидетеля Б были сфальсифицированы, при нанесении ударов потерпевшему он (Чугунов) не преследовал цель его убийства, после того как забрал кольцо потерпевшего тот подавал признаки жизни, в дальнейшем он не избивал потерпевшего; ему назначено чрезмерно суровое наказание, в достаточной степени не учтены явка с повинной, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка и его роль в преступлении;

защитник Гридин просит отменить приговор в отношении Чугунова с передачей дела на новое судебное разбирательство, приводит свой анализ доказательств и отмечает, что предварительный сговор и умысел на совершение убийства М у осужденных отсутствовал; ссылаясь на показания осужденного Чугунова, адвокат считает, что с целью хищения кольца потерпевшего Чугунов наносил ему удары ключом, чтобы подавить сопротивление, от этого не могла наступить смерть потерпевшего дальнейшие действия в отношении М совершались не по инициативе Чугунова; суду не представлено доказательств, которые изобличали бы его в совершении убийства; отмечается, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании из ИВС г сведений о выводе осужденных для производства следственных действий 21 мая 2014 года для проверки утверждений осужденных о том, что их допрос не осуществлялся; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; адвокат считает чрезмерно суровым назначенное Чугунову наказание без должного учета смягчающих наказание обстоятельств - явки с повинной, наличия малолетнего ребенка, активного способствования раскрытию и расследованию преступления, раскаяния;

осужденный Скрипченко просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо дать иную оценку доказательствам и снизить наказание, мотивирует это неправильной квалификацией его действий, полагая, что он совершил преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, в подтверждение этого ссылается на показания всех осужденных в судебном заседании, а также на показания свидетелей Б иЧ о том, что после нанесения потерпевшему телесных повреждений ключом тот подавал признаки жизни; отмечает, что его показания в качестве обвиняемого от 21 июня 2013 года были даны в отсутствие адвоката следователь корректировал некоторые моменты в протоколе допроса, эти показания были перепечатаны из протокола допроса от 20 июня 2013 года аналогичные нарушения допущены в протоколах допроса других осужденных, протокол допроса свидетеля Б сфальсифицирован; суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о признании данных доказательств недопустимыми, не истребовал данные о посещении ИВС следователем и адвокатами; в приговоре не указано, почему суд отверг одни доказательства и принял другие; отмечает, что он не принимал участие в избиении М в пер. В г. а и в лесном массиве а нанес ключом лишь один удар потерпевшему небольшой силы; по мнению осужденного, было незаконным вынесение постановлений по рассмотренным ходатайствам в зале судебного заседания; ссылается на полное признание исковых требований, раскаяние, награждение грамотой в период прохождения службы в Российской Армии, оспаривает назначение более сурового наказания, чем просил государственный обвинитель; ссылаясь на полученные сведения из ИВС МО МВД РФ « », осужденный считает недопустимыми доказательствами протокол его допроса в качестве подозреваемого от 20.06.2013 года, протокол допроса в качестве обвиняемого от 21 июня 2013 года; осужденный оспаривает законность постановления об отклонении замечаний на протокол судебного заседания;

защитник Фитин просит отменить приговор в отношении Скрипченко и передать дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что суд неправильно квалифицировал его действия и определил его роль в преступлении, не принял во внимание данные, характеризующие осужденного как спокойного и уравновешенного человека; Скрипченко не участвовал в драке с М в пер. и в лесном массиве оспаривается вывод суда о том, что М скончался непосредственно в момент нанесения ему черепно-мозговой травмы; в материалах дела отсутствуют доказательства предварительного сговора и умысла осужденных на совершение убийства, поэтому действия Скрипченко выразившиеся в нанесении М лишь одного удара небольшой силы подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть; по мнению адвоката, в качестве смягчающих наказание обстоятельств суд не учел признание вины Скрипченко, его раскаяние, его способствование расследованию преступления.

Государственным обвинителем Масловым и потерпевшей М представлены возражения на доводы апелляционных жалоб, в которых они просят оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам стороны защиты, выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений основаны на совокупности исследованных в судебном разбирательстве допустимых доказательств которые правильно изложены в приговоре.

Данные доказательства в приговоре получили оценку в соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ.

При допросах в качестве подозреваемых Скрипченко, Сатонин и Чугунов показывали, что в ходе конфликта они совместно причинили потерпевшему М телесные повреждения, которые повлекли его смерть.

Из показаний Сатонина следует, что у него возник конфликт с М из-за того, что тот отказался покупать пиво, за это он ударил М локтем в грудь. Когда они двигались на автомашине под управлением Б по переулку возник конфликт между Чугуновым и М . Остановив автомашину, Чугунов ударил М головой в область лица. Затем они втроем наносили удары кулаками в область лица М , поместили его в багажник автомашины и вывезли в лес, где также втроем подвергли избиению. Он (Сатонин) нанес М около трех-четырех ударов кулаками в область лица и не менее одного удара ногой по телу. Когда он (Сатонин) искал барсетку в автомашине, Чугунов передал ему ключ-балонник, запачканный кровью и сказал бить. Он нанес потерпевшему около пяти-семи ударов по голове и в область шеи Скрипченко нанес потерпевшему этим же ключом один очень сильный удар от которого ключ вошел в голову. После этого М уже не подавал признаков жизни. Они вывезли труп в сторону р. п. и спрятали в лесу.

Чугунов и Скрипченко также подтвердили обстоятельства избиения М в городе, а также в лесу. Чугунов показал, что в ходе избиения он увидел на руке М кольцо и похитил его. После этого Сатонин нанес М не менее восьми ударов ногой в лицо, по голове и груди. Он (Чугунов) достал из багажника автомашины крестообразный ключ и нанес им М не менее четырех ударов по голове, этим же ключом по голове потерпевшего наносили удары Сатонин и Скрипченко. Сатонин нанес не менее четырех-пяти ударов, а Скрипченко - не менее трех-четырех ударов.

Из показаний Скрипченко следует, в частности, что ключом в область головы потерпевшего он и Чугунов нанесли по одному удару, Сатонин семь-девять ударов.

Непосредственные очевидцы совершенных преступлений Ч иБ так же изобличали осужденных.

Свидетель Ч пояснил, что в лесном массиве Чугунов взял в багажнике автомобиля ключ-балонник крестообразной формы и нанес М около трех-четырех ударов по голове, а затем передал ключ Сатонину, который данным ключом нанес потерпевшему около семи-восьми ударов по голове. Затем ключ был передан Скрипченко М.А., который данным предметом нанес потерпевшему один удар по голове.

Аналогичные показания были даны свидетелем Б в ходе его первоначального допроса.

Кроме того вина всех осужденных подтверждается также протоколами осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, протоколами проверки показаний на месте и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 14/55 смерть потерпевшего наступила от открытой черепно-мозговой травмы в виде вдавленных переломов правой теменной кости, затылочной кости субдурального кровоизлияния в правое полушарие головного мозга, ушиба и размозжения вещества головного мозга с внутримозговым кровоизлиянием в вещество головного мозга правой теменно-височной области, кровоизлияний в мягкие ткани, перелома костей спинки носа, разрыва правой ушной раковины, множественных ран, кровоподтеков и ушибов. Силовые воздействия в область головы были мощными и многократными, не менее десяти, сопровождались обильным наружным кровотечением. Смерть М наступила во время причинения повреждений или сразу после получения травмы. При этом обнаруженные на голове потерпевшего раны характерные переломы костей черепа могли быть причинены гаечным ключом. Кроме того на теле потерпевшего обнаружены множественные кровоподтеки, перелом грудины на уровне вторых ребер, перелом восьмого и девятого ребер по правой передней подмышечной линии, перелом шестого ребра по среднеключичной линии, которые не состоят в причинной связи с наступлением смерти.

Характер причиненных телесных повреждений, их локализация предмет, использованный для причинения телесных повреждений в области головы, последующее перемещение потерпевшего в безлюдное место действия осужденных, дополняющих друг друга в преступном результате подтверждают прямой умысел осужденных на лишение жизни потерпевшего осознание каждым из них таких последствий своих действий и желание их наступления. В данном случае не имеет правового значения момент наступления смерти потерпевшего. Поэтому версия осужденных о том, что они причинили лишь тяжкий вред здоровью потерпевшего, который повлек смерть по неосторожности, безосновательна.

Действиям осужденных дана правильная правовая оценка. Оснований для их переквалификации, как ставится вопрос в апелляционных жалобах, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые служили бы основанием отмены либо изменения приговора, по делу не допущено.

Настоящее уголовное дело возбуждено в 10 часов 00 минут 20 июня 2013 года по факту обнаружения трупа М с признаками насильственной смерти на участке местности, расположенном в лесном массиве вблизи четвертого километра восточнее трассы.

Чугунов, Сатонин и Скрипченко были задержаны по подозрению в совершении преступления 20 июня 2013 года в 19 часов 45 минут.

В соответствии с протоколами допроса в качестве подозреваемых Сатонин был допрошен следователем К в период с 21 часа 10 минут до 22 часов 10 минут в присутствии защитника Коргополова М.И Чугунов был допрошен тем же следователем в период с 22 часов 30 минут до 22 часов 58 минут в присутствии защитника Фатьяновой Л.Н.; Скрипченко допрошен старшим следователем А в период с 20 часа 00 минут до 22 часов 45 минут в присутствии защитника Неделько ПН.

21 июня 2013 года Сатонину, Чугунову и Скрипченко в присутствии защитников предъявлено обвинение, они допрошены в качестве обвиняемых следователем К в помещении ИВС. Допросы осуществлялись: в отношении Скрипченко с 11 часов 10 минут, в отношении Чугунова с 12 часов 10 минут до 12 часов 52 минут, в отношении Сатонина с 13 часов 15 минут до 13 часов 58 минут.

В соответствии с представленными суду апелляционной инстанции справками начальника МО МВД России « », Скрипченко был водворен в ИВС 20.06.2013 г. в 20 часа 20 минут, а Сатонин в 23 часа 35 минут; 21.06.2013 года следователь с адвокатами посещал Сатонина с 13 часов 40 минут до 13 часов 55 минут, а Скрипченко с 14 часов 00 минут до 14 часов 30 минут.

Судебная коллегия критически относится к справочной информации о том, что Скрипченко по причине водворения в ИВС не мог допрашиваться после 20 часов 20 минут, а также о том, что допрос Сатонина и Скрипченко осуществлялся 21.06.2013 г. в иное время, чем указано в протоколах следственных действий. Объективность такой информации, основанной, как правило, на записях журнала дежурного по ИВС вызывает сомнения. В справках не указан более достоверный источник информации.

Довод осужденных о том, что они допрашивались без адвокатов опровергается не только содержанием соответствующих протоколов, но и представленными адвокатами ордерами.

Первоначальные показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного расследования, правильно признаны достоверными и допустимыми доказательствами, поскольку они согласуются с другими доказательствами, в том числе с показаниями свидетелей, данными осмотра места происшествия, заключениями судебных экспертиз. Сатонин, Чугунов и Скрипченко были допрошены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона в присутствии защитников. Свои показания они подтверждали при проверке на месте происшествия в присутствии понятых Осужденные и другие участники следственных действий были ознакомлены с содержанием протоколов допроса, замечаний не высказали.

Утверждения стороны защиты о незаконном воздействии оперативных работников полиции на осужденных при получении их первоначальных показаний проверены и признаны несостоятельными, так как содержание протоколов подтверждает, что они не были связаны в выборе своей позиции и в ряде случаев меняли показания.

Обоснованно признаны достоверными и допустимыми доказательствами показания свидетелей Б и Ч в ходе предварительного расследования. Согласно протоколам, свидетель Б был допрошен 21 июня 2013 года, а также 30 июля 2013 года в соответствии с требованиями ст. 189, 190 УПК РФ. Ему были разъяснены права предусмотренные ст. 56 УПК РФ, свои показания он лично прочитал замечаний не имел. Данные показания согласуются с другими доказательствами. При таких обстоятельствах имелись основания для критической оценки утверждений Б в судебном заседании, что он оговорил осужденных по просьбе следователя, который самостоятельно дополнял его показания фразами.

Суд отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Б от 16.10.2013 года, хотя были представлены сведения о том, что в это время он находился в служебной командировке. Однако данные показания не были использованы в качестве доказательств, подтверждающих вывод суда о виновности осужденных.

Свидетель Ч подтвердил в судебном заседании свои показания которые он давал в период предварительного расследования в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Показания Сатонина, Чугунова и Скрипченко, свидетеля Б об иной версии преступлений в отношении М , чем они указывали в первоначальных показаниях, обоснованно получили критическую оценку как противоречащие фактическим обстоятельствам дела. Данные показания были обусловлены целью защиты осужденных и уменьшения степени их ответственности за содеянное.

Все заявленные ходатайства сторон были рассмотрены Обоснованность принятых решений по ходатайствам о признании недопустимыми доказательств не вызывает сомнений. В приговоре получили оценку данные доказательства с приведением мотивов необоснованности позиции защиты.

Положения ст. 281 УПК РФ допускают возможность оглашения показаний свидетелей, которые были даны ранее в судебном заседании по рассматриваемому делу.

В соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ приговор суда содержит, в частности, описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины и мотива. Утверждение авторов апелляционных жалоб об иной хронологии событий преступлений несостоятельно.

Наказание Сатонину, Чугунову и Скрипченко назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ. Оно является справедливым и снижению не подлежит. Судом учтены все установленные по делу обстоятельства, в том числе смягчающие наказание каждого их осужденных Оснований для признания смягчающими наказание иных обстоятельств Судебная коллегия не находит.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ. Оснований для отмены постановления по данному вопросу нет.

В связи с изложенным апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению ввиду необоснованности приведенных в них доводов.

Руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Омского областного суда от 4 июня 2014 года в отношении Сатонина В О , Чугунова В В и Скрипченко М А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 56 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта