Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ15-14 от 17.06.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №73-АПУ 15-14

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 17 и ю н я 2015 г

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Фроловой Л.Г. и Шамова А.В.

при секретаре Щукиной Ю.В.

с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденного Доржиева Ч.В адвоката Зубовского А.Г.,

рассмотрела в судебном заседании от 17 июня 2015 года дело по апелляционной жалобе осужденного Доржиева Ч.В. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 26 февраля 2015 года, которым

Доржиев Ч В , родившийся

года в с. района ,

гражданин , , не судимый осужден:

- по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года) - к 14 годам лишения свободы; - по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) - к 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Доржиеву Ч.В. 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Доржиева Ч.В., адвоката Зубовского А.Г», в поддержание доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения апелляционную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Доржиев Ч.В. совершил разбойное нападение на М с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также совершил умышленное убийство М сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 16 февраля 2007 года, в г Республики , при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Доржиев Ч.В., не соглашаясь с приговором, утверждает, что не совершал убийство М Полагает, что ранее осужденные за грабеж в отношении М и Б оговорили его в убийстве М для того, чтобы избежать Б уголовной ответственности за убийство М которое он и совершил. В дальнейшем Б покончил жизнь самоубийством, поскольку переживал, что убил человека. А в судебном заседании по данному делу рассказал правду, но суд без оснований к тому признал эти его показания недостоверными. Ссылается на самооговор на предварительном следствии из-за применения к нему физического и психологического воздействия со стороны сотрудников полиции и нарушения права на защиту. Его интересы 26 и 27 марта 2014 года представлял адвокат Н , с которым он не имел конфиденциальной беседы, тогда как он заявлял следователю, что его брат заключил соглашение с адвокатом Б . Считает, что допрошенный по процедуре следственных действий адвокат Н сказал в суде неправду. Будучи допрошенным в суде второй раз, свидетель Ч опроверг свои же показания о том, что Б не рассказывал ему, что убил , заявил, что первоначально дал показания в болезненном состоянии. Эти доводы свидетеля ничем не опровергнуты, его показаниям суд дал неверную оценку. Утверждает также, что не доказан корыстный мотив его действий, ссылается на то, что у него на момент происшедшего имелись значительные суммы денег Считает, что приговор постановлен на предположениях. Суд при рассмотрении дела проявлял необъективность. Просит об отмене приговора. Не соглашается также с решением судьи отклонившего его замечания на протокол судебного заседания.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Телешев А.А. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы судебная коллегия находит выводы суда о виновности Доржиева в совершенных им преступлениях, основанными на доказательствах полученных в порядке, установленном законом, надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Виновность осужденного Доржиева в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого от 26 марта 2014 года, в которых он подробно и последовательно пояснил об обстоятельствах совершенных преступлений в том числе, пояснял, что для достижения цели завладения деньгами потерпевшего М он нанес множественные удары по голове потерпевшего молотком, а также колуном.

Приведенные показания Доржиев подтвердил 27 марта 2014 года с выходом на место происшествия, конкретизировал и дополнил показания продемонстрировал свои действия с использованием манекена, макетов молотка и топора-колуна.

Судом тщательно проверялись утверждения Доржиева о самооговоре в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия, о нарушении права Доржиева на защиту при проведении следственных действий 26 и 27 марта 2014 года, нарушении его права давать показания на родном языке и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, поскольку опровергаются материалами дела.

В том числе, для проверки доводов осужденного о недопустимости его первоначальных показаний на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденным, заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Доржиева от 26 марта 2014 года, допрашивались сотрудник уголовного розыска П , следователь Т , по процедуре проведения следственных действий допрашивался также адвокат Н .

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Доржиевым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвоката, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Доржиева.

При этом Доржиеву разъяснялись предусмотренные уголовно процессуальным законом права в соответствии с его процессуальным положением, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя.

Утверждения Доржиева о том, что перед доставлением к следователю он был избит оперативными сотрудниками опровергается, в том числе, выводами, содержащимися в заключении судебно-медицинской экспертизы из которых следует, что телесных повреждений у Доржиева после дачи им показаний, в которых он признавал свою вину, не имелось сам он на вопросы эксперта пояснил, что при задержании сотрудники полиции силу не применяли, жалоб нет (т. 1 л.д. 148-149).

Как видно из протокола задержания Доржиева от 26 марта 2014 года, Доржиев с задержанием согласен.

В соответствии с положениями ст. 50 УПК РФ, защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого обвиняемого. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом. Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п.п. 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

При назначении Доржиеву адвоката, приведенные требования закона не нарушены.

Как правильно указано в приговоре, в материалах дела не имеется сведений о том, что Доржиевым или его родственниками было заключено соглашение с каким-либо адвокатом об оказании юридической помощи Доржиеву на момент производства следственных и процессуальных действий 26 и 27 марта 2014 года.

Более того, заявление Доржиева о назначении ему в качестве защитника адвоката Н (т. 2 л.д. 92) было рассмотрено и удовлетворено, о чем 26.03.2014 года следователем Т в производстве которого находилось уголовное дело, вынесено соответствующее постановление (т. 2 л.д. 93-94).

Лишь 28.03.2014 г. Доржиев в письменном виде отказался от услуг адвоката Н и лишь в связи с заключением соглашения с адвокатом Б (т.2 л.д. 120). Жалоб на качество предоставленной ему адвокатом Н защиты Доржиев не предъявлял. В тот же день на основании ордера от 28.03.2014 г. адвокат Б был допущен к делу в качестве защитника Доржиева (т. 2 л.д. 121).

Таким образом, доводы осужденного о том, что ему навязали адвоката Н , хотя он настаивал на приглашении адвоката Б с которым заключено соглашение, опровергаются материалами дела.

В соответствии с положениями ст. 49 УПК РФ защитник - лицо осуществляющее в установленном уголовно-процессуальным кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников допускаются адвокаты.

Доводы стороны защиты о том, что адвокат может быть допущен к участию в деле только в соответствии с графиком, утвержденным Адвокатской палатой РБ, не основаны на нормах закона.

С учетом изложенного, доводы стороны защиты о недопустимости участия в деле адвоката Н суд обоснованно признал несостоятельными.

Не нашли своего подтверждения и доводы стороны защиты о том что Доржиеву фактически не было предоставлено время для конфиденциальной беседы с защитником, о чем, якобы, свидетельствует тот факт, что между составлением протокола задержания и предъявлением Доржиеву обвинения прошло 5 минут. Из показаний следователя Т и адвоката Н установлено, что Доржиев без ограничения во времени беседовал с адвокатом Н затем написал заявление о назначении ему в качестве защитника адвоката Н , которое было удовлетворено, после чего с участием защитника были составлены протоколы задержания и допроса.

Вопреки утверждениям в апелляционной жалобе, нарушений закона при допросе в судебном заседании адвоката Н не допущено Адвокат допрашивался лишь по процедуре проведения следственных действий, о существе показаний Доржиева, а также о сведениях, ставших ему известными из конфиденциальной беседы с Доржиевым, адвокат не допрашивался.

Доводы стороны защиты о нарушении конституционного права обвиняемого давать показания на родном языке, также несостоятельны. Из протокола задержания (т. 2 л.д. 155-158), протокола допроса в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 101-105) и проверки показаний на месте (т. 2 л.д. 106-119) усматривается, что Доржиеву разъяснялся весь объем процессуальных прав, в том числе право давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, а также право пользоваться помощью переводчика бесплатно. Разъяснение указанных правил Доржиев удостоверил своей подписью. В протоколе задержания Доржиев собственноручно сделал запись на русском языке; в протоколе допроса собственноручно указал, что желает давать показания на русском языке Из показаний следователя Т и адвоката Н , установлено, что Доржиев не заявлял ходатайств о предоставлении ему переводчика, не изъявлял желание давать показания на родном языке. Таким образом доводы стороны защиты о том, что Доржиеву не была предоставлена возможность давать показания на родном языке, опровергаются приведенными выше доказательствами. Кроме того, в судебном заседании суда первой и апелляционной инстанции установлено, что Доржиев хорошо владеет русским языком, имеет 2 высших образования.

В дальнейшем с момента вступления в дело другого адвоката Доржиев стал отрицать совершение преступлений.

Проанализировав приведенные данные, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Доржиева о самооговоре на предварительном следствии из-за применения к нему незаконных методов расследования и нарушения его права на защиту.

То, что Доржиев, изменил свои показания, свидетельствует лишь о свободе выбора им позиции защиты по делу, по согласованию с адвокатом.

Таким образом, доводы Доржиева о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и нарушения его права на защиту судом обоснованно отнесены к способу защиты Доржиева от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, в которых он признавал свою вину.

С учетом изложенного следует признать, что судом при наличии к тому законных оснований протокол допроса Доржиева в качестве обвиняемого от 26 марта 2014 года и протокол проверки его показаний на месте от 27 марта 2014 года признаны допустимыми и достоверными доказательствами.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что Доржиева следователь обманул, предложил продемонстрировать под фотосъемку действия Б направленные на причинение смерти потерпевшему, а в протоколе неверно отразил, что Доржиев демонстрирует свои собственные действия с учетом приведенных данных, признаются судебной коллегией явно надуманными, тем более, что согласно избранной Доржиевым позиции защиты, он отсутствовал на месте происшествия «во время убийства Б потерпевшего».

Из показаний осужденного Доржиева, признанных судом правдивыми усматривается, что он предложил А и Б ограбить , на что получил их согласие, после чего они вместе с

приехали в ДНТ « », зашли в дом, принадлежащий Г , где он нанес М не менее 6 ударов молотком по голове, а когда отдал деньги и выбежал на улицу, А иБ по его указанию догнали и остановили М и он (Доржиев) нанес 2 удара колуном по голове, отчего тот умер; они завернули тело в палас положили в багажник машины, которую оставили в заброшенном гараже.

Показания Доржиева, признанные судом правдивыми, в полной мере согласуются с показаниями А и Б , осужденных ранее за участие в преступлении в отношении М данными ими в ходе предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства по делу в отношении них, полно и правильно приведенными в приговоре.

При этом показания Б были оглашены в судебном заседании по настоящему делу в связи с его смертью.

Анализ указанных показаний А и Б , позволил суду прийти к правильному выводу о том, что они согласуются между собой и с показаниями Доржиева в которых он признавал вину в содеянном по всем существенным обстоятельствам происшедшего, уточняют и дополняют показания Доржиева.

Судом выяснялись причины наличия некоторых разногласий в показаниях перечисленных лиц, чему дана правильная оценка в приговоре.

Судом обоснованно признаны несостоятельными утверждения А в судебном заседании по настоящему делу о том, что убийство М совершил Б который в дальнейшем из-за угрызений совести покончил с собой, а Доржиева он и Б оговорили в совершении этого преступления.

К этому выводу суду позволили прийти тщательный анализ и надлежащая оценка показаний свидетелей А А Ш , Ч ,Б ,М ,Д и других.

В том числе свидетель Ш в суде показал, что Ч ему говорил, что Б при жизни ему рассказывал, что убил и тот приходит к нему во сне.

В то же время свидетель Ч пояснил суду, что Б ему никогда такого не говорил. После самоубийства Б он сам предположил, что тот может быть причастным к убийству М

При повторном допросе Ч в суде заявил, что Б рассказывал ему о том, что убил , изменение показаний объяснил тем, что плохо себя чувствовал в предыдущем судебном заседании, и не хотел говорить плохого о Б , с которым дружил.

С учетом поведения Ч в судебном заседании отсутствии подтвержденных данных о его плохом самочувствии, выявления судом данных, свидетельствующих об уговорах ранее осужденным по делу А свидетелей, в том числе М , дать не правдивые показания в суде о причинах суицида Б , суд обоснованно отнес изменение Ч показаний к стремлению помочь своему знакомому Доржиеву избежать уголовной ответственности за содеянное.

Из показаний свидетеля М , сожительницы Б усматривается, что Б был склонен к суициду и ранее пытался покончить с собой из-за смерти первой жены, повторял неоднократно такие попытки. О том, что ему снится - жертва преступления Б никогда не говорил. А (ранее осужденный по данному делу приходил к ней и просил, чтобы она рассказала в суде о том, что Б повесился из-за того, что убил человека, говорил, что на него самого оказывается давление.

Утверждение Доржиева о том, что в момент убийства М он в месте убийства не находился, был занят беседой с соседом А помимо приведенных доказательств, опровергаются показаниями свидетеля А о том, что 16 февраля 2007 года он с Доржиевым не встречался.

Виновность Доржиева в совершенных им преступлениях подтверждается также данными, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, автомашины, выводами, содержащимися в заключениях, проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Утверждение Доржиева и свидетелей о том, что у Доржиева на момент совершения преступлений имелись денежные средства, как правильно указано в приговоре, не могут свидетельствовать об отсутствии у Доржиева корыстного мотива при совершении преступлений.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Доржиевым в свою защиту и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Решение суда о вменяемости Доржиева основано на материалах дела данных о его личности, принято судом также с учетом выводов изложенных в заключении комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Доржиевым преступлений прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

В том числе обоснованными являются выводы суда о наличии у Доржиева умысла на убийство потерпевшего.

Как правильно указано в приговоре, о наличии у Доржиева прямого умысла на разбой и убийство потерпевшего сопряженного с разбоем свидетельствуют его действия, которые были непосредственно направлены на причинение смерти потерпевшему и завладение его имуществом. В судебном заседании достоверно установлено, что Доржиев под предлогом продажи товара привез потерпевшего в дом, в котором никто не проживал где с силой нанес М 6 ударов по голове предметом, похожим на молоток, пытался удушить его веревкой, нанес 10 ударов кулаком и 5 ударов ногами по голове и телу потерпевшего, после чего похитил его деньги в сумме рублей, а затем нанес 7 ударов топором-колуном по голове, причинив ему смерть.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденного Доржиева на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной, профессиональной направленной на защиту интересов осужденного, не расходилась с его собственной, замена адвокатов производилась в порядке, установленном законом, с учетом волеизъявления осужденного.

Осужденный Доржиев, в полной мере пользовался правом согласовать свою позицию с позицией адвокатов, получать от них необходимые консультации.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные Доржиевым судом рассмотрены в установленном законом порядке, с вынесением мотивированного постановления.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования предусмотренные ст. 260 УПК РФ: замечания рассмотрены председательствующим незамедлительно после их поступления в суд, по результатам их рассмотрения вынесено постановление, в котором приведены доводы Доржиева, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об их необоснованности, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемому вопросу.

Поскольку постановление председательствующего судьи соответствует требованиям закона, является обоснованным по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для его отмены либо изменения не имеется.

При назначении Доржиеву наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие и все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое ему наказание.

Выводы суда о назначении Доржиеву наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией его от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Доржиеву наказания с применением правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных им преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

При наличии к тому законных оснований наказание Доржиеву за совершенный им разбой, назначено с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Назначенное Доржиеву наказание соответствует требованиям закона является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Доржиева оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 26 февраля 2015 года в отношении Доржиева Ч В оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 50 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта