Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ15-25 от 02.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-АПУ 15-25

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 2 и ю л я 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Ведерниковой ОН.

при секретаре Смирновой О.П.

с участием прокурора Модестовой А.А., осужденных Малькова М.В и Корчагина М.В., адвокатов Аполь Е.С. и Кротовой СВ., потерпевшего К

рассмотрела в судебном заседании от 2 июля 2015 года дело по апелляционным жалобам осужденных Малькова М.В. и Корчагина М.В адвокатов Аполь Е.С. и Альперт О.А. на приговор Иркутского областного суда от 16 апреля 2015 года, которым

Мальков М В

ранее не

судимый,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, в соответствии со ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения не менять постоянное место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы муниципального образования по месту постоянного жительства и возложением обязанности: являться два раза в месяц в уголовно исполнительную инспекцию на регистрацию.

Корчагин М В

ранее судимый:

15.06.2011 г. Куйбышевским районным судом г.

Иркутска по ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ (в редакции ФЗ от

7.03.2011 г. № 26-ФЗ) к 3 годам лишения свободы,

условно, с испытательным сроком в 3 года,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы в 1 год, в соответствии со ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения: не менять постоянное место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы муниципального образования по месту постоянного жительства и возложена обязанность являться два раза в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию на регистрацию.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ, условное осуждение, назначенное Корчагину М.В. приговором Куйбышевского районного суда г. Иркутска от 15.06.2011 г., отменено.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Куйбышевского районного суда г. Иркутска от 15.06.2011 г. в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, и окончательно Корчагину М.В. назначено наказание в 14 лет 6 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы в 1 год, в соответствии со ст. 53 УК РФ установлены ограничения: не менять постоянное место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы муниципального образования по месту постоянного жительства, и возложена обязанность являться два раза в месяц в уголовно-исполнительную инспекцию на регистрацию.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Малькова М.В. и Корчагина М.В., адвокатов Аполь Е.С. и Кротовой С В . в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Модестовой А.А. и потерпевшего К полагавших приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Мальков М.В. и Корчагин М.В. совершили убийство, то есть группой лиц, умышленно причинили смерть К.

на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено 8 января 2014 года, на берегу р. на расстоянии около 120 метров от дома № по ул. г при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Мальков М.В. и адвокат Аполь Е.С, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного Малькова о непричастности к убийству К его самооговоре и оговоре его на предварительном следствии осужденным Корчагиным, а также А иЗ в результате применения к ним физического и психологического воздействия со стороны оперативных работников. Полагают, что проверка их аналогичных доводов на предварительном следствии и в суде проведена поверхностно, выводы в постановлениях по результатам проверки сомнительны. При этом следствием и судом не дана оценка данным об имевшихся у Малькова телесных повреждениях. Свидетель Б подтвердил в суде, что слышал звуки ударов и крики Малькова из кабинета, видел в приоткрытую дверь, что он пристегнут наручниками к гире. А подозревался в причастности к преступлению в отношении К , был зависим от лиц производивших допрос, ему прочитали показания М в которых тот признавал вину в преступлении и поэтому он оговорил М После прекращения в отношении него - А дела он сказал правду - о непричастности Малькова к преступлению. Протокол допроса А в качестве подозреваемого относят к недопустимому доказательству. З , будучи допрошенным на предварительном следствии давал противоречивые показания, по обстоятельствам происшедшего, отличающиеся от показаний других допрошенных лиц поэтому его показания не заслуживают доверия. Считают, что просмотренная в суде видеозапись проверки показаний на месте А и З не подтверждает вину Малькова, поскольку плохого качества, на ней не слышно слова участников следственного действия. Свидетель Л подтвердил наличие у З телесных повреждений на период времени проведения следственных действий Свидетели М и Б видели следы побоев у А иЗ , с их слов знают о принуждении к даче показаний. Ссылаются на то, что причина смерти потерпевшего не установлена. Считают, что действия Малькова следует квалифицировать по ст.316 УК РФ и смягчить наказание с учетом состояния здоровья, наличия малолетнего ребенка того, что отягчающих обстоятельств судом не установлено, о чем и просят суд.

В апелляционных жалобах осужденный Корчагин М.В. и адвокат Альперт О.А. в его интересах, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного Корчагина о том, что он по неосторожности, в ходе обоюдной борьбы, причинил смерть К Мальков в конфликте между ним и К не участвовал, он, а также А иЗ на предварительном следствии оговорили Малькова в причастности к убийству К из-за применения к ним незаконных методов ведения расследования, что подтверждается показаниями свидетелей М ,Б ,Л и других. Считают, что ни одно из приведенных в приговоре доказательств не подтверждает наличие у Корчагина умысла на убийство К , а также участие в его убийстве Малькова. Относят к недопустимым доказательствам показания осужденных а также А и З на предварительном следствии, видеозапись проверки показаний на месте А иЗ Корчагин ссылается также на то, что после падения К в реку он не мог ему помочь поскольку в этом месте течение реки стремительное, а из-за тумана ничего не было видно. Ссылается на то, что экспертами причина смерти потерпевшего не установлена. Находят назначенное Корчагину наказание чрезмерно суровым, указывают на то что Корчагин воспитывал двоих детей своей сожительницы и одного совместного с ней, у него отсутствует рецидив преступлений. Считают что в качестве смягчающего его наказание обстоятельства следует признать противоправное поведение потерпевшего, полное признание Корчагиным вины по ст. 109 ч. 1 УК РФ. Просят квалифицировать действия Корчагина по ст. 109 ч. 1 УК РФ, снизить наказание, а также размер суммы, взысканной с Корчагина, в счет возмещения морального вреда потерпевшему.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Шкинев А.В. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Осужденный Корчагин М.В. находит доводы, приведенные в возражениях государственного обвинителя несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Малькова и Корчагина в совершенном ими преступлении, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Виновность осужденных в ими содеянном, подтверждается их собственными показаниями в ходе предварительного следствия, в которых они подробно и последовательно пояснили об обстоятельствах совершенных преступлений, в том числе, поясняли, что совместно и согласованно перебросили потерпевшего К через металлический парапет в реку А .

Приведенные показания осужденных Малькова и Корчагина согласуются с показаниями свидетелей А и З о происшедшем, полно и правильно приведенными в приговоре, которым даны надлежащие анализ и оценка.

Показания А и З обоснованно признаны судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой и с показаниями осужденных Малькова и Корчагина, в которых они признавали вину в содеянном, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Свои показания на предварительном следствии А иЗ подтвердили с выходом на место происшествия.

Судом тщательно проверялись утверждения осужденных Малькова и Корчагина о самооговоре и оговоре друг друга, а А иЗ об оговоре Малькова и Корчагина в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия, о нарушении их прав на защиту при проведении следственных действий и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, поскольку опровергаются материалами дела.

В том числе, для проверки доводов осужденных и указанных свидетелей о недопустимости их первоначальных показаний на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с перечисленными лицами, справки из ИВС и СИЗО о наличии у Малькова телесных повреждений при его доставлении, а у Корчагина об отсутствии телесных повреждений, просматривалась видеозапись проверки показаний на месте А иЗ , исследовались также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц вынесенные, органом предварительного следствия по результатам проверки аналогичных доводов перечисленных лиц, допрашивались свидетели М ,Б ,Л и другие.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с осужденными Мальковым и Корчагиным, а также с А иЗ проводились в установленном законом порядке, в том числе в отношении Малькова, Корчагина, а также А с участием адвокатов, против участия которых Мальков, Корчагин, а также А не возражали (о чем имеются их письменные заявления), в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Малькова, Корчагина А иЗ .

При этом Малькову, Корчагину, А и З разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, Мальков, Корчагин А предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при их последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя, своих близких, З предупреждался об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Согласно данным из справок ИВС и СИЗО у Корчагина при доставлении в указанные учреждения телесных повреждений не обнаружено, у Малькова обнаружены, жалоб на состояние здоровья Мальков и Корчагин не предъявляли.

Перечисленным обстоятельствам дана надлежащая оценка в соответствующих постановлениях, вынесенных по результатам проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ доводов Малькова и Корчагина о применении к ним насилия, в целях добиться самооговора и оговора друг друга и проверки доводов А и З о применении к ним насилия в целях добиться оговора Малькова и Корчагина.

Судом проверялись все данные о характере, механизме причинения и давности, обнаруженных у Малькова телесных повреждений, чему дана правильная оценка в приговоре.

Как установил суд при просмотре видеозаписи проверок показаний А и З на месте преступления видимых телесных повреждений у них не усматривается.

Судом обоснованно, с учетом всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, признаны не подтверждающими доводы осужденных и указанных свидетелей о применении к ним насилия в целях понуждения к даче угодных следствию показаний, показания свидетелей М ,К ,Б ,Л и других, как данные в целях облегчения участи осужденных из родственных и дружеских отношений.

С учетом установленных данных, в том числе о характере механизме причинения и давности, обнаруженных у Малькова телесных повреждений, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов осужденных Малькова и Корчагина о самооговоре и оговоре друг друга, а А и З об их оговоре на предварительном следствии из-за применения к ним незаконных методов расследования.

То, что Мальков, Корчагин, а также А иЗ изменили свои показания, свидетельствует лишь о свободе выбора избранной ими позиции по делу.

Приведенные доводы осужденных Малькова, Корчагина, а также свидетелей А и З обоснованно отнесены судом к способу защиты осужденных Малькова и Корчагина от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, в которых они признавали свою вину, стремлению А и З , облегчить участь своих товарищей Малькова и Корчагина.

Судом не установлено оснований у Малькова и Корчагина к самооговору и оговору друг друга, а у А и З к их оговору, в показаниях, признанных судом правдивыми, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

В соответствии с положениями ст. 50 УПК РФ, защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого обвиняемого. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом. Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п.п. 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

При назначении по данному делу Малькову, Корчагину, а также и А адвокатов, приведенные требования закона не нарушены.

В материалах дела не имеется сведений о том, что перечисленными лицами или их родственниками было заключено соглашение с какими либо адвокатом об оказании им юридической помощи на момент производства с ними первоначальных следственных и процессуальных действий.

Более того, в своих заявлениях Мальков, Корчагин, а также и А , после конфиденциальных бесед с адвокатами, указали, что не возражают против того, чтобы их интересы представляли конкретные указанные ими в заявлениях адвокаты, которые и были им назначены следователем, согласно имеющимся в деле постановлениям.

Таким образом, доводы осужденных Малькова и Корчагина о нарушении их права на защиту, и заявление А о том, что ему навязали конкретного, угодного следствию адвоката в то время, как он настаивал на приглашении другого адвоката с которым заключено соглашение, опровергаются материалами дела.

Из показаний осужденных Малькова и Корчагина, признанных судом правдивыми усматривается, что в ходе возникшей ссоры, Корчагин нанес удар кулаком в область лица К . Затем, Мальков и Корчагин вдвоем перетащили К , упавшего на снег от удара Корчагина к парапету набережной реки где перебросили К через металлический парапет в реку Приведенные показания осужденных Малькова и Корчагина, обоснованно признанные судом правдивыми, по существенным обстоятельствам согласуются с показаниями А и З данными ими в ходе предварительного следствия полно и правильно приведенными в приговоре.

Из показаний А признанных судом правдивыми усматривается, что он видел ссору между Корчагиным и Мальковым с одной стороны и К с другой, а также то, как Корчагин ударил К рукой по лицу, как Мальков и Корчагин вдвоем потащили К с лестницы к парапету. Он в это время ушел и сел в машину Мальков и Корчагин вернулись в автомашину без К пояснили, что он в реке. Из разговора Малькова и Корчагина в машине он понял, что в воду К они сбрасывали вдвоем.

Из показаний свидетеля З признанных судом правдивыми следует, что он видел, как Мальков и З вдвоем тащили К вниз по лестнице к реке. Вернулись они в автомашину без К . В дальнейшем Мальков и Корчагин просили его никому ничего не рассказывать о происшедшем.

Из показаний свидетеля Н усматривается, что незадолго до происшедшего из разговора между Мальковым, Корчагиным и К она уяснила, что у Корчагина перед К имеется денежный долг. В ночь на 8 января 2014 года К ушел из дома, как он сказал по приглашению Малькова и Корчагина поехал в кафе за деньгами и больше она его не видела. В июне 2014 года А извинялся перед ней, что не предотвратил смерть К Сказал, что его убили Мальков и Корчагин, бросили его в реку.

Таким образом А вне следственной ситуации, сообщил Н , с которой у него сложились доверительные отношения о том, что К убили Мальков и Корчагин вдвоем - сбросили его в реку.

Из показаний А признанных судом достоверными, также усматривается, что в ночь происшедшего Корчагин неоднократно просил К уменьшить денежный долг, на что К не соглашался.

Судом выяснялись причины наличия некоторых разногласий в показаниях, перечисленных лиц, чему дана правильная оценка в приговоре.

Виновность осужденных подтверждается также показаниями свидетелей Ш ,С и других об известных им обстоятельствах происшедшего, данными, зафиксированными в протоколах осмотра места происшествия, содержащимися в выводах, проведенных по делу судебных экспертиз, в том числе судебных: медицинской, генотипоскопической по исследованию трупа потерпевшего, трасологических дактилоскопической, - оснований сомневаться в правильности которых, у суда не имелось, данными о температуре воды в реке и ее глубине на момент совершения преступления, высоте парапета.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными Мальковым и Корчагиным в свою защиту и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

В том числе судом не установлено со стороны потерпевшего К действий, поставляющих в опасность жизнь и здоровье Малькова, Корчагина и других лиц, не усматривается таких действий и судебной коллегией.

В том числе, судебной коллегией учитывается, что, как это следует из материалов дела, обнаруженный на месте происшествия нож потерпевшего, находился в ножнах.

Из показаний А и З на предварительном следствии усматривается, что они не видели в руках потерпевшего ножа А также пояснил, что Мальков и Корчагин, рассказывая о происшедшем, не упоминали, что у потерпевшего в руках был нож.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

Решение суда о вменяемости Малькова и Корчагина основано на материалах дела, данных о личности каждого из них, принято судом также с учетом выводов изложенных в заключениях комиссионных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Мальковым и Корчагиным преступления, в том числе мотив их действий - из личных неприязненных отношений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этого преступления, а также о квалификации их действий.

В том числе обоснованными являются выводы суда о наличии у Малькова и Корчагина умысла на убийство потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденных Малькова и Корчагина на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась с их собственной, замена адвокатов производилась в порядке установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных.

Осужденные Мальков и Корчагин, а также и А (на предварительном следствии) в полной мере пользовались правом согласовать свою позицию с позицией адвокатов, получать от них необходимые консультации.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные Мальковым, судом рассмотрены в установленном законом порядке, с вынесением мотивированного постановления.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования предусмотренные ст. 260 УПК РФ: замечания рассмотрены председательствующим незамедлительно после их поступления в суд, по результатам их рассмотрения вынесены постановления, в которых приведены доводы Малькова, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об их необоснованности, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемому вопросу.

Поскольку постановления председательствующего судьи соответствует требованиям закона, являются обоснованными по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для его отмены либо изменения не имеется.

При назначении Малькову и Корчагину наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие и все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое им наказание.

Обстоятельств отягчающих наказание Малькова и Корчагина судом не установлено.

Судом не установлено также обстоятельств, свидетельствующих о противоправном поведении потерпевшего.

Выводы суда о назначении Малькову и Корчагину наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Малькову и Корчагину наказания с применением правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ также как и к изменению категории совершенного ими преступления на менее тяжкую судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Малькову и Корчагину наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск потерпевшего разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли полное документальное подтверждение, эти требования, а также требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными, соответствуют принципу разумности и справедливости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении Малькова и Корчагина оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Иркутского областного суда от 16 апреля 2015 года в отношении Малькова М В и Корчагина М В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 50 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта